Фоккеров по осени считают

     Существует весьма устойчивое мнение, что советская авиация несла большие потери в начале Великой Отечественной войны из-за того, что уступала врагу в количестве самолетов. Однако, как это не покажется кому-то странным, подобное мнение совершенно не соответствует действительности. Мало того, наша авиация не только не уступала авиации противника, но и на протяжении всей войны, начиная с 22 июня 1941 года, имела численное превосходство над Люфтваффе, особенно многократное с 1943 года, а в 1945 году — вообще на порядок.

     Почему же немецкая истребительная авиация действовала эффективнее, а немецкие летчики-истребители сбивали на Восточном фронте больше русских самолетов и несли меньше потерь, чем сталинская авиация? Судя по всему, историки-профессионалы и любители истории военной авиации будут ещё долго заниматься поиском ответа на этот болезненный вопрос, и выдвигать свои версии этого феномена.   

     Например, встречается утверждение, что вражеские летчики-истребители имели больше благоприятных возможностей увеличивать количество своих воздушных побед потому, видите ли, что им… встречалось гораздо больше самолетов противника, нежели «Сталинским соколам»! Не правда ли, парадоксальное утверждение?

     Однако в действительности наши летчики, особенно с 1943 года, находились в гораздо лучшем положении, чем противник, и провели множество воздушных боев, в которых по их заявлениям, одержали огромное количество воздушных побед. Другое дело, что советские летчики слишком завышали свои успехи, которые на практике оказывались гораздо ниже. К сожалению, этот существенный недостаток отмечался у наших соколов на протяжении всего периода войны.   

     Один из таких особенно характерных случаев произошел 14 сентября 1944 года, во время Рижской наступательной операции, когда, по существу, война уже близилась к концу.    
     Прежде всего, разъясним план этой операции. Замысел советского командования заключался в следующем: войска 3-го, 2-го и 1-го Прибалтийских фронтов ударами по сходящимся направлениям на Ригу должны были рассечь рижскую группировку противника, и уничтожить её по частям (главные силы 18-й и 16-й армий). Для того, чтобы перерезать пути отхода силам группы армий «Север» в Восточную Пруссию, войска 1-го Прибалтийского фронта должны были выйти на побережье Рижского залива.
     В первый же день наступления на Ригу со стороны советской авиации были задействованы огромные силы: 3-я Воздушная армия (1-й Прибалтийский фронт), 14-я Воздушная армия (3-й Прибалтийский фронт), 15-я Воздушная армия (2-й Прибалтийский фронт), а также часть ВВС Краснознаменного Балтийского флота.

     На протяжении всей линии фронта разгорелись ожесточенные воздушные бои, особенно в полосе действий 3-й Воздушной армии. Жаловаться на отсутствие целей в воздухе «Сталинским соколам» не приходилось, напротив, судя по их многочисленным победным рапортам, вражеские «Фоккеры», валились на землю один за другим, словно опавшие листья. В качестве примера, приведем описание всего лишь двух воздушных боев, проведенных летчиками 5-й гвардейской истребительной авиационной дивизии (в составе которой были 28-й, 68-й и 72-й гвардейские истребительные авиаполки).

     Итак, перед нами выписка из «Журнала боевых действий» 5-й дивизии:

     В период 16.57 – 18.10 30 самолетов «Аэрокобра» 72-го гвардейского истребительного авиационного полка под командованием подполковника П. Ф. Заварухина сопровождали 27 бомбардировщиков Пе-2, действующих по аэродрому Рига-центральный. Бомбардировщики заход на цель произвели вдоль ж. д. линии Тукумс – Рига. На всем протяжении от Тукумса до Риги самолеты были обстреляны сильным огнем зенитной артиллерии.

     17.30 – 17.45 на высоте 5500 – 5700 метров бомбардировщики, встретив сильный огонь зенитной артиллерии и подход двух групп по 8 ФВ-190 в парах и четверках, эшелонированных по высоте, выше которых были ещё группы по 4 – 6 ФВ-190, сразу же рассыпались по звеньям и отдельным экипажам. Над целью разворотом схода сбросили бомбы. Результатов наши самолеты не наблюдали, из-за начавшегося воздушного боя.

     Майор И. Д. Лихобабин, отбивая атаки 6 ФВ-190, на высоте 5000 – 5500 метров сзади сверху с дистанции 100 – 75 метров сбил 1 ФВ-190, который упал в 8 – 10 км юго-западнее Рига.
     Младшие лейтенанты В. П. Афонин и Б. А. Князев сзади с дистанции 100 метров сбили по одному ФВ-190, которые упали в 10 – 12 км юго-восточнее Рига.
     На подходе к цели капитан П. И. Горбунов в 17.45 на высоте 5000 заметил до 15 ФВ-190, пытавшихся атаковать Пе-2. Прикрывая двух отставших Пе-2, которых сзади атаковали 2 ФВ-190, с дистанции 100 – 150 метров сзади сверху сбил ведущего ФВ-190, который упал в 12 – 15 км юго-западнее Рига.
     В момент разворота бомбардировщиков, справа снизу к одному звену подходило 2 ФВ-190 и справа выше ещё 2 ФВ-190. Старший лейтенант И. В. Пискунов слева сверху атаковал нижнюю пару и сбил ведущего ФВ-190, который упал в 6 – 8 км юго-восточнее Рига.
     В это время младший лейтенант В. С. Иванов увидел снизу 1 ФВ-190, атаковавшего 1 Пе-2, который загорелся. Падения не наблюдал. Иванов сверху сзади атаковал ФВ-190 и с дистанции 100 – 50 метров сбил его. ФВ-190 упал в 6 – 8 км северо-западнее Рига.
     Майор И. Д. Лихобабин на высоте 4000 метров сверху сзади с дистанции 100 – 80 метров сбил 1 ФВ-190, который упал в 8 – 10 км юго-западнее Рига.
     Одновременно во второй группе лейтенант Максимов, отбивая атаки 2 ФВ-190 от Пе-2, сверху слева сзади зажег ведомого ФВ-190, который упал в 6 – 8 км южнее Рига. Выйдя из атаки на левом развороте, атаковал ведущего и с дистанции 10 – 75 метров сбил его. ФВ-190 упал в 8 км южнее Рига.
     Старший лейтенант А. С. Буланов на высоте 4000 метров, ведя бой с 2 ФВ-190, на правом боевом развороте с дистанции 50 – 75 метров сверху сбил ФВ-190, который упал в районе в 20 – 22 км северо-восточнее Митава.
     Младший лейтенант П. Ф. Кощевец на лобовых атаках с дистанции 10 – 75 метров сбил 1 ФВ-190, который упал в районе в 10 – 12 км юго-западнее Рига.
     Одновременно старший лейтенант В. М. Зиборов атаковал 1 ФВ-190 и с дистанции 50 – 40 метров сбоку сверху сбил его. ФВ-190 упал в 10 – 12 км юго-западнее Рига.
     Второго ФВ-190 атаковал младший лейтенант Н. И. Голубев и сзади сверху зажег его. ФВ-190 упал в 12 – 15 км юго-западнее Рига. Выйдя из атаки Голубев в паре с Зиборовым увидели 4 ФВ-190, пытавшиеся атаковать самолет младшего лейтенанта Кощевец. Голубев, отбивая атаку, с дистанции 80-60 метров сбил 1 ФВ-190, который упал в районе в 4 – 8 км западнее Рига.   
     Находясь на высоте полета Пе-2, капитан С. Е. Житенев над целью встретил 8 ФВ-190, которых, со своей группой, атаковал безрезультатно. После атаки выйдя вверх, обнаружил 2 Ме-109, которых сзади сверху атаковал. В результате атаки Житенев подбил 1 Ме-109, который вошел в штопор, затем вышел из него и с дымом пошел вниз и стал планировать. В дальнейшем его не наблюдал.   
 
     А вот описание второго боя из того же «Журнала»:
 
     В период 17.00 – 18.30 28 самолетов «Аэрокобра» 68-го гвардейского истребительного авиационного полка (ведущий подполковник Н. И. Магерин), совместно с 12 самолетами «Аэрокобра» 28-го гвардейского истребительного авиационного полка (ведущий Герой Советского Союза майор А. С. Смирнов), непосредственным сопровождением прикрывали 27 самолетов Пе-2, действующих по аэродрому противника Румбула, расположенному в 11 км к юго-востоку от центра Риги.

     В 17.30 на высоте 5000 метров на пути к цели от Митава начались встречи с малыми группами ФВ-190 (пары и четверки). По приближению к цели противник всё больше наращивал силы, и над целью было уже до 35 – 40 ФВ-190.

     При отражении атак противника младший лейтенант В. М. Дубровин с дистанции 50 метров сверху сзади сбил 1 ФВ-190, который упал в 10 км юго-восточнее аэродрома Румбула.
     Лейтенант Г. А. Заривчацкий сверху сбоку с дистанции 100 метров сбил 1 ФВ-190, который горящим упал в 8 км западнее аэродрома Румбула.
     В это время старший лейтенант П. А. Смирнов внезапной атакой сверху сзади с дистанции 50 – 70 метров сбил 1 ФВ-190, который упал в 2 км восточнее Румбула.
     Младший лейтенант В. Н. Пластинин, имея преимущество в высоте, сверху сзади с дистанции 100 метров зажег 1 ФВ-190, который упал в 20 км южнее Румбула.
     Старший лейтенант Зайцев заметил 2 ФВ-190, которые пытались атаковать Пе-2, завязал с ними бой и с дистанции 100 метров сверху сзади сбил ведущего ФВ-190, который упал в 2,5 км юго-восточнее Румбула.
     Капитан М. Я. Заболотнов сверху сзади и в лоб с дистанции 50 – 100 метров сбил 2 ФВ-190. Один упал в 12 км восточнее Румбула, второй – в 7 км южнее станции Огре.
     Старший лейтенант В. И. Колядин со своим ведомым старшим лейтенантом Н. Я. Подопригора вели бой с 2 ФВ-190, которые всё время пытались атаковать бомбардировщиков. Сверху сзади с дистанции 50 – 100 метров Колядин сбил ведущего ФВ-190. Подопригора, преследуя ведомого ФВ-190, сверху сзади зажег его. ФВ-190 упал в 5 км западнее Текава.
     Лейтенант Мотов сверху сзади с дистанции 100 метров сбил 1 ФВ-190, который горящим упал в 5 км южнее Текава.
     Младшие лейтенанты В. Т. Михайлюк и В. Д. Малюх при отражении атак 4 ФВ-190 от бомбардировщиков сбили по одному ФВ-190, которые упали в 2 – 4 км юго-восточнее аэродрома Румбула.
     Капитан Ф. Л. Милаев, заметив ниже себя 2 ФВ-190, пытавшихся снизу атаковать бомбардировщик Пе-2, внезапной атакой сверху сзади с дистанции 100 метров сбил 1 ФВ-190, который упал в 2 км юго-восточнее Текава.
     При отражении атак от второй девятки Пе-2 группы ФВ-190 подполковник Н. И. Магерин с пикирования с дистанции 30 метров сзади сверху сбил 1 ФВ-190, который горящим упал в 3 – 4 км юго-западнее Румбула. В этом же бою подполковник Н. И. Магерин подбил 1 ФВ-190, который с дымящим мотором с резким снижением ушел в направлении Рига.
     В это время старший лейтенант Н. К. Нелюбин, ведя боя с 2 ФВ-190, зашел одному из них в хвост и с короткой дистанции 150 – 30 метров длинной очередью пушечно-пулеметным огнем сбил его. ФВ-190 упал в 15 км северо-восточнее Румбула.

     Нетрудно подсчитать, что только за два этих боя советские летчики-истребители записали на свой счет почти 30 воздушных побед над «Фоккерами». Что и говорить – результат впечатляет!

     Общие результаты действий летчиков 5-й гвардейской истребительной авиационной дивизии за день выглядят следующим образом:
     Летало 85 самолетов «Аэрокобра». Произведено 170 самолетовылетов, проведено 6 групповых воздушных боев, в которых участвовало 45-50 ФВ-190. В результате воздушных боев сбито 36 ФВ-190, подбито – 1 ФВ-190 и 1 Ме-109.
     Расход боекомплекта составил: снарядов 37-мм – 571, патронов 12,7-мм – 4.933, патронов 7,6-мм – 350 штук.

     Примерно так же описываются и другие бои того дня. Рассказывать обо всех них мы не будем, лучше от описания воздушных боев и многочисленных побед наших асов перейдем к краткому перечислению общих успехов, изложенных лаконичным языком документов.

     Так, скрупулезно подсчитав все действия своих летчиков, в штабе 11-го истребительного авиационного корпуса (в составе которого, кроме 5-й гвардейской, была и 190-я истребительная авиационная дивизия, летчики которой доложили о пяти сбитых «Фоккерах») подвели такие итоги боев 14 сентября:
     Летало 177 самолетов «Аэрокобра», произведено 328 самолетовылетов.
     В течение дня проведено 8 воздушных групповых боев, в которых участвовало 60-70 ФВ-190, с нашей стороны – 80 «Аэрокобр».
     В результате сбито 42 ФВ-190.
     Расход боеприпасов: снарядов 37-мм – 750, патронов 12,7-мм – 5928 штук.

     Обратим, кстати, внимание на соотношение участвующих в воздушных боях «Фоккеров» и их потерях. Если вдуматься, итоги боев, в которых уничтожалось более половины вражеских самолетов зараз, должны вызывать не только чувство гордости за сталинских асов, но и некоторые сомнения. Но это так, к месту…

     Довольно скромные успехи оказались у 259-й истребительной авиадивизии – всего два сбитых ФВ-190.

     К сожалению, информация о результатах действий 1-го гвардейского истребительного авиационного корпуса, состоящего из 3-й и 4-й гвардейских истребительных авиационных дивизий, пока не совсем полная.

     В частности, это относится к гвардейцам 3-й дивизии. Так, известно, что летчики 137-го полка заявили о 4 победах над «Фоккерами», 63-й полк занимался в этот день штурмовками и воздушных побед не одерживал, а в отношении 32-го полка никаких сведений пока не найдено.

     Зато есть исчерпывающие данные о деятельности 4-й гвардейской истребительной авиационной дивизии:
     Всего летало 63 самолета, произведено 130 самолетовылетов.
     Проведено 5 воздушных боев, в результате которых сбито 6 самолетов противника (все ФВ-190).
     Расход боекомплекта составил: снарядов НС – 41, снарядов БС – 905, снарядов ШВАК – 540 штук.
   
     Итоговые результаты действий авиационных частей 3-й Воздушной армии следующие:
     Только истребители произвели 845 боевых вылетов, в том числе «Аэрокобры» – 328, «Лавочкины» – 195, «Яки» – 322.
     В воздушных боях (с участием не только истребителей) израсходовано: 37-мм снарядов – 740, снарядов ШВАК – 2340, патронов УБ и БС – 14755, 12,7 –мм патронов – 5928, патронов ШКАС – 3200, авиационных гранат АГ-2 – 49 штук.
     В течение дня проведено 32 воздушных боя, в которых с нашей стороны участвовало 80 «Аэрокобр», 44 Ла-5, 6 Як-7, 18 Як-3, 6 Як-9, 40 Ил-2, и 50 Пе-2, а со стороны противника – 152 ФВ-190 и 2 Ю-87.
     В результате проведенных воздушных боев, по докладам экипажей, сбито 67 ФВ-190, которые упали в районах проводимых воздушных боев.

     Подводя итоги действий 14-й Воздушной армии в «Журнале боевых действий 3-го Прибалтийского фронта» было сказано, что в воздушных боях было сбито 5 самолетов ФВ-190.

     Число «Фоккеров», уничтоженных летчиками 15-й Воздушной армии составляет 19 штук: 11-й смешанный авиационный корпус отчитался о 8 сбитых ФВ-190, такое же количество самолетов этого типа записали летчикам 315-й истребительной авиационной дивизии, экипажи Ил-2 214-й штурмовой авиационной дивизии сбили 1 «Фоккер», а экипажи 225-й штурмовой авиационной дивизии – 2 ФВ-190.

     Таким образом, общее количество сбитых в воздушных боях немецких самолетов составило почти 100 штук (причем, исключительно все Фокке-Вульф-190), что составляет более половины самолетов этого типа, находящихся тогда в Прибалтике! Поистине феноменальный результат «Сталинских соколов»!

     В принципе, для достижения больших успехов имелись все основания. Ведь это был уже не 1941, не 1942 и даже не 1943 год – шел конец 1944 года. Советская авиация к тому времени имела подавляющее превосходство в силах над Люфтваффе, и полное господство в воздухе было за краснозвездными самолетами. Летный состав приобрел богатый боевой опыт и мастерство, во всяком случае, почти все летчики-истребители, заявившие о победах 14 сентября, имели на своем счету уже по нескольку сбитых самолетов противника. Самолеты у «Сталинских соколов» были сплошь современные, с отличными тактико-техническими данными и мощным вооружением, особенно у знаменитого истребителя «Аэрокобра» – огневая мощь этого самолета являлась настолько большой, что одного точного попадания 37-мм снаряда вполне хватало для уничтожения любого истребителя противника. Поэтому, чисто теоретически, ведя огонь с короткой дистанции из мощного вооружения, советские асы имели все шансы на успех. Правда, на практике, фактические результаты действий наших летчиков-истребителей, почему-то, оказывались гораздо ниже заявленных ими успехов.   

      И действительно, как это ни странно, реальные безвозвратные потери немцев составили всего 5 ФВ-190. Три из этих самолетов потеряла 54-я истребительная эскадра (JG.54) «Зеленое сердце». В том числе, один «Фоккер» был сбит в бою с четырьмя Як-9, пилот лейтенант Карл Бытомски был ранен. Два летчика эскадры погибли: унтер-офицер Бруно Теззеле в воздушном бою сбил три русских истребителя, но и сам не вернулся из боя, а обер-фенрих Дитер Бонинг из-за недостатка горючего вынужден был покинуть на парашюте свой ФВ-190 и пропал без вести.

     Два ФВ-190 потеряла 4-я штурмовая эскадра (SG.4): один из них был сбит зенитным огнем, а другой, хотя и выполнял боевое задание, был потерян не по боевой причине, по какой именно – неизвестно. О пилотах этих штурмовиков и их судьбе никаких сведений нет.

     Как нетрудно убедиться, фактические потери немецкой авиации в воздушных боях, несмотря на громкие заявления «Сталинских соколов» о почти сотне воздушных побед, составили всего два «Фоккера»! Такая вот, картина маслом…
 
     И это при том, что, как уже говорилось, наша авиация имела подавляющее превосходство над немецкой: общее количество самолетов в 3-й, 14-й и 15-й Воздушных армиях превышало 2500, против примерно 250 немецких самолетов (в том числе всего около 65 истребителей и около 80 штурмовиков ФВ-190). 

     Мало того, что количество заявленных побед советской стороной оказалось в разы больше реальных потерь противника, так большими оказались и собственные потери: по некоторым данным, безвозвратные потери советской авиации в боях за Прибалтику 14 сентября 1944 года составили 37 самолетов:

     Погибли командир эскадрильи 28-го гвардейского истребительного авиационного полка Герой Советского Союза майор И. П. Грачев, летчик 65-го гвардейского истребительного авиаполка старший лейтенант А. И. Борисов, младший лейтенант П. А. Вершинин (148-й истребительный авиационный полк), пропал без вести младший лейтенант А. И. Кирьянов из 28-го гвардейского истребительного авиаполка...

     Тяжелейшие потери понес 124-й гвардейский бомбардировочный авиационный полк. Погиб командир полка полковник Г. А. Николаев вместе со своим штурманом Героем Советского Союза капитаном С. М. Люлиным. Попал в плен командир эскадрильи майор Н. Г. Борисов, погибли экипажи лейтенанта В. И. Дудина, младшего лейтенанта Д. И. Ахтырского, младшего лейтенанта В. Н. Фадина,  младшего лейтенанта Л. П. Кондратенко…

     Много экипажей потеряли летчики-штурмовики…

     Впрочем, не будем перечислять всех не вернувшихся из боя наших соколов. Лучше задумаемся, почему же заявленные успехи наших лётчиков значительно отличаются от реальных потерь противника? Разумеется, явление, так называемого, оверклейма (анг. overclaim — «завышение заявок»), было отмечено среди летчиков всех стран, участников боевых действий до и во время второй мировой войны. Однако масштаб оверклейма в авиации разных стран существенно различается, и дать исчерпывающий ответ на причины этого явления практически невозможно. Можно лишь предположить, что в основном фактор оверклейма зависит в первую очередь от личности самого пилота, его общей культуры и профессионализма, способности адекватно оценивать свои действия...


Рецензии
Олег вы интересуетесь историей авиации.
Может быть и это вам будет интересно
http://www.proza.ru/2018/12/25/619

Виктор Коннов   13.04.2019 19:06     Заявить о нарушении
Спасибо, Виктор!
Прочитал с интересом Вашу статью и написал небольшое уточнение...

Олег Каминский   14.04.2019 08:45   Заявить о нарушении
Олег, почитайте и мою статью на эту тему
http://www.proza.ru/2018/12/25/619

Виктор Коннов   22.07.2019 11:11   Заявить о нарушении
Виктор, я уже читал Вашу статью и написал рецензию...

Олег Каминский   22.07.2019 17:50   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.