Холодные размышления

Холод, дикий холод… проклятая зима. В январе дошло до 53 градусов... Студено мне здесь... Впрочем, и лето не лучше в этих краях, забытых Богом, но заселенных людьми. В прошлом июле перевалило за 36… Занес же меня черт под стражей в эту дыру. А кто, кто  отправил? Те, кто в глаза заглядывал, с руки ел, спину гнул, если бровью пошевелю! У-у... иудино отродье...
Да, воровал, а кто же не ворует? Только дураки! Зато пожил с роскошью… дворцы и виллы десятками можно было считать, золото-серебро пудами… Фарфуровый кабинет в Ораниебауме на всю Империю единственный… да прочих порцелиных  вещей собрано по заграницам слишком две тысячи… А бриллианты, какие бриллианты были! Всё имел за голодное и холодное детство свое. Пол-Европы кланялось... Россия, почитай, уже в кармане была...
Да, тяжек был путь наверх, к славе и богатству. Но власть над Империей того стоила. Не получилось… Все прахом пошло, всё, иуды, отняли. На весь мир ославили, преступником сделали. Оставили только думы тяжкие... да и мои ли это думы-то?   
… Ничего уже не радует. Покоя  бы… Но нет его, покоя, нет… последние годы совсем плохо стало. Люди, они ведь что… хотят как лучше, а получается как всегда.  Теперь вот нет-нет, да и придут к истукану моему с почестями, цветы принесут… Недавно вот парни какие-то пиво рядом пили, да один слова молвил непонятные, но уважительные, мол, олигарх был крутой, да посадили… Холодно мне, холодно…
... А может и не надо было красть, мздоимствовать, бедных да казну обирать? Прожил бы век свой, как жили деды и прадеды… без дворцов… от трудов кормясь… Глядишь, и не было бы сейчас таких дум холодных… Да, за грехи родительские дети расплатились… Доченька вот, вместо венца царского, во сыру землю здесь, в Берёзово, легла…
Порыв ветра смахнул снежную шапку с памятника светлейшему князю и фельдмаршалу Александру Меншикову, выдул холодные думы, и, просвистев по стылым березовским улицам, унес их куда-то далеко… то ли в  будущее, то ли в прошлое…


Рецензии