Про чердак и пиво

               

          Если бы Антон знал, что Никита ждёт его за углом школы, то выбрал бы другой маршрут. Но столкнувшись с приятелем нос к носу, отступать было поздно. Никита выбросил окурок сигареты и протянул ему руку:

          - Тоха, здорово! Тема есть.

          - Знаю я твои темы. Я на вписки больше не хожу.

          - Какая вписка? Это развлечение для малолеток. Бандерас вернулся. В гости зовёт.

          - Кто это?

          - Да, неважно. Один крутой чел из 38 дома. Пошли, Бандерас мужик щедрый. Пивасика на халяву выпьем.

          - Не знаю. Я не помню никакого Бандераса.

          - Не будь занудой. Помню, не помню. Какая тебе разница. Я его знаю. Говорю же, все свои будут. Посидим по-взрослому. Давай до связи, часов в семь позвоню. Лады?

          - Хорошо.

          Кампания и в этот раз подобралась разношерстная, но Бандерас действительно оказался человеком щедрым и весёлым. Паспорт никто не спрашивал, а упаковки с пивом появлялись на столе, словно по щелчку. Ребята и девушки с удовольствием потягивала недорогое угощение и терпеливо слушала песни Виктора Цоя в исполнении хозяина квартиры. Бандерас довольно прилично играл на гитаре.

          Антон подошёл к симпатичной девушке, которая сидела на подоконнике, и протянул банку пива. Познакомились. Олеся пододвинулась и он сел рядом. Болтали о том, о сём. Антон даже вспомнил пару анекдотов. Девушка мило смеялась, обнажая красивые молочного оттенка зубы.
 
            Бандерас раскурил кальян и предложил перекинуться в подкидного дурака. Кампания оживилась. Олеся отмахнулась от дыма: «Фу! Терпеть не могу», - и, сморщив носик, добавила: «Ты, как хочешь, а я домой». Антон хотел выйти за ней следом, но Никита удержал его за рукав:

            - Антоха, садись за меня, я плохо играю.

           Не чувствуя подвоха Антон плюхнулся на стул. Перед тем как раздать карты, Бандерас сказал:

           - Проигравший исполнит желание победителя.

           Никто не возражал. Желание, так желание. Веселее будет.

           Антон остался в дураках и приготовился исполнить любую глупость на потеху публике. Выглядеть смешным он не боялся. Олеся ушла, а все другие были по барабану.

           Приторный запах восточных пряностей расплывался по комнате. Бандерас вернулся к кальяну и несколько раз затянулся. После модного бутика, он посетил барбершоп и салон красоты, чтобы быстрее выветрился тюремный дух. Долгие четыре года Бандерас мечтал о том, что вернётся и всё будет по-другому. Но сейчас глядя на беззаботные лица гостей, вдруг понял, что ничего нельзя изменить. Не вернуть то время, когда можно болтать со своими друзьями. Потягивать пиво, рассуждая о какой-то мифической свободе. У него не будет выпускного бала. Приступ внезапно нахлынувшей агрессии исказил его лицо. Он повернулся к Антону и зловеще прошипел:

           - Тебе задание. Вынести из школы компьютер.

           Сидевший на диване парень, в жёлтой толстовке, услышав эти слова присвистнул. Никита передёрнул плечами и убрал руки со спинки стула, на котором сидел Антон. Ребята перестал улыбаться. Девчонки, спрыгнули с подоконника, поспешили к выходу. Антон судорожно сглотнул горький комок  и уставился в расширенные зрачки Бандераса, пытаясь понять, шутит тот или нет. Затем поискал глазами Никиту, содержимое выпитой банки пива отчаянно запросилось наружу. А ещё подумал, что маму не проведёшь: придётся объяснять, чем это таким подозрительным от него пахнет.
 
            Все догадались, из какой «загранкомандировки» вернулся Бандерас. Хозяин квартиры обвёл гостей тяжёлым взглядом:

           - За всё в жизни надо платить, друзья мои! А как вы хотели? Что слабо!? - Бандерас наклонился к Антону и повысил голос, - Пацан сказал, пацан сделал! Разве не так? Может я слишком долго не был на Родине и что-то упустил?

           Гости решили не ждать продолжения «банкета» и заторопились по домам. Бандерас неестественно рассмеялся и вернулся к роли добродушного хозяина: «Куда же вы, друзья! Не будем омрачать такой прекрасный вечер». Но маска своего парня уже не ложилась на его лицо.

           Антон долго не мог заснуть. В голове звучали слова: «Карточный долг - долг чести». Внутренний голос запоздало возражал: «При чём здесь честь!?».  Антон злился, сплёвывал и переворачивался на другой бок, но сон как ветром сдуло. Тогда стал думать про Олесю. Усомнился, что она учится в десятом классе, вспомнив едва заметный золотистый пушок над верхней губой. Что-то детское было в её открытом взгляде.

           На следующий день, во время большой перемены его разыскал Никита:

           - Привет. Слушай, мне Бандерас звонил, спрашивал про тебя.

           - Да, пошёл ты, вместе со своим Бандерасом.

           - Антоха, он не отстанет.

           - Ты знал, какой он механик? Крутой чел! Три года в загранку ходил.

           - Честное слово, Антоха. Не знал. Я дурак у него денег занял. Теперь грозится на счётчик поставить.

           - Ну, ты идиот.

           - Идиот. Но я знаю, как всё провернуть. У нас сегодня информатики не было. Николаша в запой ушёл. Держи ключ. Это запасной от его кабинета. Один раз случайно увидел, где Николаша его прячет. У него в каптёрке стоит старый комп, его и возьмешь.
 
           - И как я его вынесу?

           - В мусорном мешке. А я на вахте отвлеку. Делать это надо сейчас. После уроков не получится. В суматохе легче проскочить. Пошли ещё десять минут до звонка.

           Как нестранно план сработал. Они сделали это. Бездумно, на автомате. Как играют в компьютерную игру. Добычу Антон решил спрятать у себя на чердаке. Чёрные мешки с монитором и системным блоком лежал у его ног, но никакой радости он не испытывал:

            - Что теперь будет? Зачем!? Зачем!?

            Ни на один вопрос ответа не было. Антона накрыло запоздалое раскаяние.  От напряжения дрожали колени, он сел на какой-то ящик и уставился в пустоту. Слова кража и вор старательно обходил, мысли мерцали, как мерцает свет фонарика при потерявшей заряд батарейке. Пахло чем-то отвратительным. Его стошнило. Антон вытер губы, встал во весь рост, ударился головой о деревянную балку и со злостью пнул кирпичную кладку вентиляционной трубы. Затаившиеся по углам чердака голуби, испугались шума, взлетели и подняли клубы пыли. Это разозлило Антона ещё больше. Он никогда не любил этих тупых, бестолковых созданий. Заметил что-то странное. Поднял телефон над головой и включил подсветку, чердак был усеян птичьими тушками. Ах, вот откуда такая вонь. Вспомнил, что на том месте, куда обычно слеталась многочисленная стая, голубей заметно поубавилось. Аномальные холода держались в регионе довольно долго. И пока сердобольные старушки, кормившие пернатых, пережидали тридцатиградусные морозы в тёплых квартирах, большая часть питомцев погибла. Антон содрогнулся и заторопился к выходу, рассматривать полуразложившиеся трупики желания не было.
 
            Никита звонил ему несколько раз, но Антон заблокировал телефон. Его весь вечер мутило от запах дохлых голубей, чтобы отвлечься пришёл в гостиную. Сел рядом с матерью и уставился в телевизор. Шли новости. Показали, как двое подростков спрыгнули с крыши. Стало не по-детски страшно. Он отвернулся к стене и сделал вид, что уснул. Мама укрыла его пледом.

             Утром приятель поджидал его во дворе школы:

              - Здорово.

             Антон не пожал протянутую руку, прошёл мимо. Все мысли теперь крутились вокруг того, что будет дальше. Сосредоточиться на уроках не получалось. Несколько дней он ходил как зомби, но ничего не происходило. Вскоре Антон подхватил вирус и слёг с температурой.

             Учитель информатики вышел на работу, обнаружил пропажу, и сообщил о неприятном инциденте директору. Администрация школы решила избавиться от проблемного коллеги. Николаю Николаевичу предложили уволиться без лишнего шума, удержав из зарплаты причинённый ущерб.

             Когда Антон оправился после болезни, то первым делом забрался на чердак. Он обследовал каждый уголок, но никаких посторонних предметов обнаружить не удалось. Мешки с награбленным добром словно испарились. Как бы ему хотелось, чтобы всё было только игрой. Но валявшиеся под ногами мумифицированные трупики голубей были слишком реальны.


Рецензии