Беспокойные соседи

Марии Семёновне не спалось. Просто наказание какое-то. Только сладкая дремота окутает её тело, как тут же какой-нибудь резкий звук вырывает её из объятий Морфея. Да и как иначе, если окно её спальни выходит как раз к подъездной двери, да еще на первом этаже.
Сигнал домофона. И хоть звонят не ей, а в двадцатую квартиру, что на втором этаже, Марии Семёновне всё прекрасно слышно.
« Вер, это я. Ключи в сумке, искать долго». Сосед Василий. Хороший мужик, порядочный. Даже если выпьет – не скандалит. Тихонечко по стенке поднимется к себе на второй этаж и покорно выслушивает ворчание жены, за то, что опять выпил. А вот работа за городом у него, добираться и туда и обратно не ближний свет. А что делать? Это молодым везде у нас дорога. А если за сорок пять перевалило – держись за свое место, другого может и не быть.
Свет фар ярко осветил окно Марии Семёновны.
И что за люди? Как можно в одиннадцатом часу светить в окно? Неужто не понимают, что спать мешают?
Хлопок автомобильной дверцы, пиликанье домофона и стук каблучков по лестнице.
Наташку с работы привезли. Хорошая девчонка. На технолога учится. А вечерами вон в кафе официанткой подрабатывает. А куда деваться? Мать у неё пенсию по инвалидности получает, копейки. Попробуй, проживи. А отец ушел в другую семью, его и не волнуют проблемы дочери. А в официантки не от хорошей жизни идут. Охота просто так на пьяные рожи любоваться да тарелки разносить.
Мария Семёновна повернулась на другой бок. Вот как тут уснешь?
За стеной послышалось мужское бормотание.
Вот, Мишка проснулся. Теперь точно спать не даст. Сейчас начнет кастрюлями греметь, да отношения с сожительницей выяснять. И точно:
- Катюха, чё порубать есть?
Горластый. Кто же по ночам ест? Сейчас всю ночь колобродить будет, под утро заснет. Как на пенсию вышел, так живет по своему собственному распорядку. И как Катерина его терпит?
Женщина повернулась на спину, глядя в светлеющий проем окна. На карниз что-то шлепнулось. Темная тень медленно трансформировалась в кошачью фигурку. Это Кролик. Вообще-то он кот, самый обычный. Но зовут его Кролик. Это с третьего этажа. Соседи чудные, это надо же такую кличку коту придумать – Кролик!
Наступившую тишину нарушили женские стоны. Ну вот, опять у Никитичны приступ. Сейчас пока её дочка Тамарка укол ей не сделает, так и будет стонать. Вот ведь мучается как человек. И сама мучается и дочь свою мучает – второй год ухаживает за лежачей матерью. А Никитична и здоровая-то была бабой вредной да на язык ехидной. А как слегла – так вообще, слова доброго не услышишь от нее. На прошлой вот неделе заходила к Никитичне, проведать надо, все же соседи. А вернулась – будто все силы из неё выкачали. И как Тамарка еще сама не слегла от жизни от такой?
Под мысли о несчастной Тамарке Мария Семёновна все же уснула. А утром, болтая по телефону с сестрой, пожаловалась, что уснуть ей не дают её беспокойные соседи. Вот сестра Марию и пригласила к себе в гости. Она как овдовела одна век коротает. Дети выросли да разъехались. А она одна в трехкомнатной квартире кукует. Мария Семёновна с радостью приняла приглашение и ближе к вечеру поехала на другой конец города к сестре.
После долгих разговоров на кухне о житье – бытье, сестры стали укладываться. Марии хозяйка постелила в большой комнате, как она называла зал. На широком раскладном диване Мария Семеновна почувствовала себя королевой. Хоть так ложись, хоть эдак, хоть вдоль, хоть поперек, а хочешь – звездой раскинься посередке. Красота. А главное – тишина. Квартира сестры на пятом этаже, окно большой комнаты на зеленую зону выходит. По утрам там собачники гуляют, да бегуны мельтешат. А вот по ночам – там тихо и спокойно. Спи сном младенца.
Мария Семеновна с улыбкой закрыла глаза, предвкушая, как сейчас её унесет в страну снов Морфей. Но Морфей не спешил. Мария прислушалась – спит ли сестра. Но в трехкомнатной квартире стояла тишина. Даже часы не тикали. Как в склепе. Отогнав дурные мысли, Мария повернулась на бок и положила под щеки сложенные ладони, как в детстве. Матушка её всегда так засыпать приучала. В детстве всегда работало. Да и потом, в девичестве сладко ей спалось в родительском доме. А как замуж вышла – только коснешься головой подушки, проваливалась в темноту. Да и как иначе: на работе натаскаешься ящики с рассадой. Домой придешь – полный таз детских колготок. Да ужин приготовь, да уроки проверь, да выслушай сетования мужа на начальника самодура. А потом на кухню – полы от жирных пятен отмывать, потому что свекровь на старости лет  подслеповатой стала – у нее все мимо сковородки да мимо тарелки лилось. А потом еще дочь кота с улицы приволокла. У кота ухо порвано, хвост в лишаях, глаза гноем сочатся. Но выходили, ничего. Только кот пакостником оказался – повсюду метить территорию начал. Вот и приходилось еще и кошачий запах вымывать повсюду. А утром будильник как кара небесная. Все ждала – вот выйду на пенсию – высплюсь. А как пенсия пришла  - так и сна не в одном глазу. А все из-за соседей. Вот интересно, Василий-то добрался сегодня до дома? Такой снегопад – наверняка все дороги загородом занесло. И Никитична поди сильнее прежнего кричит – метеочувствительность у неё появилась с возрастом. Как перепад давления, ветер или снег – крик на весь подъезд. А Катерина-то поди Мишку сейчас холодцом потчует – сегодня запах на весь подъезд стоял.
Мария Семеновна перевернулась на спину. Да что же такое-то! Ушла от соседей, а они за ней в мысли её пришли! Теперь вот думай о них, переживай. И как сестра живет в такой тишине? Как будто вымерли все. Жуть-то какая! Нет, завтра домой. Надо только рыбьи головы у сестры забрать – Кролика угостить. Он большой любитель рыбьих голов.


Рецензии
Дома всегда спится комфортнее, чем в гостях...

Анатолий Бешенцев   04.03.2019 23:49     Заявить о нарушении
Это верно:)

Татьяна Бегоулова   05.03.2019 13:36   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.