Младшие дети

После смерти жены Теофил Богард сильно изменился. Замкнулся в себе, забросил работу на ферме и стал целыми днями пропадать в саванне. Слава Богу, работать на ферме, было кому. Двое здоровяков – сыновей Клаас и Базиль, тридцати трёх и двадцати девяти лет, давно справлялись со всеми делами самостоятельно. Богарды держали полсотни дойных коров и сдавали молоко на ближайший завод. Большинство операций было механизировано, но добрый хозяин, как говорится, всегда работу найдёт. Словом, ферма не заметила потери бойца, но парней угнетало состояние отца; рано хоронить себя, когда тебе нет и шестидесяти. Для бура это возраст зрелости, а не старости. Они старательно пытались втянуть отца в повседневные заботы, но он молча заводил старенький «Лендровер» и уезжал на природу за одиночеством.

Отчего умерла жена Тео? По большому счёту, от Нельсона Манделы. Раз в год она должна была ездить в Преторию на приём к офтальмологу. Обычно её возил кто-нибудь из мужчин, но тут все оказались заняты, и Кристиана отправилась в поликлинику одна. На обратном пути её остановила пьяная не только от свободы толпа местной молодёжи. Сначала отобрали деньги и машину, потом изнасиловали и зарезали. Автомобиль полиция быстро обнаружила и вернула владельцу, а вот чёрные лица преступников в темноте на кадрах с видеокамер распознать не смогла.

 На следующий день после похорон братья сложили в машину свои охотничьи карабины и собрались в столицу по срочному делу.  Отец встал у них на пути, большой и сильный.

- Не надо, парни. Себя погубите, и правды не добьётесь. Месть  –  это такое блюдо, которое подают холодным или вовсе не подают. Я отменяю гражданскую войну. Будем привыкать жить без мамы.

Он развернулся резко и ушёл к себе в комнату. А назавтра в первый раз уехал в саванну. Так они и стали жить втроём. Оба сына были влюблены в дочку хозяина соседней фермы Эдвина Ван Хаага,  Элизабет. Её свадьба с одним из младших Богардов давно считалась делом решённым, но хрупкой очаровательной блондинке стукнуло уже тридцать два, а она всё не могла определиться с кандидатурой. Девушка относилась к ним, скорее, как к братьям, нежели кандидатам в мужья. Лиззи вполне хватало работы и на своей ферме, но она ежедневно прибегала к Богардам, чтобы приготовить еду, постирать и выгладить одежду. Возможно, буры и выжили в борьбе с суровой природой южной Африки, благодаря взаимовыручке. Братья, в свою очередь, как могли, помогали соседям. Один Тео безучастно взирал на эту суету, полностью от неё отстранившись. Лиззи, как могла, успокаивала парней.

- Оставьте его, будем надеяться,  произойдёт что-нибудь, что вернёт его к жизни.
Но дни шли, а Тео чах на глазах.

Однажды, вернувшись из очередной поездки, он достал из багажника спортивную сумку, занёс её в дом и раскрыл.  К изумлению домочадцев, на дне сумки мирно спали два крошечных гепарда. Им было всего несколько дней отроду.
- Вот, нашёл в саванне, - извиняющимся тоном пробормотал Богард-старший – думал, мать где-то поблизости, но она так и не вернулась. Пожалел, им, похоже, и недели отроду нет.

Так как мужчины тупо смотрели на нежданный подарок, Элизабет взяла руководство на себя.
- Клаас, лети к Брокхорстам, попроси бутылочки и соски, у них ребёнок маленький, должен быть запас, а мы поищем для котят мягкую подстилочку. 
Дом пришёл в движение, все искали вещи, подходящие для ухода за малышами, причём, Тео принимал самое активное участие в процессе. Клаас привёз бутылочки, Базиль пошёл в коровник за свежим молоком, Лиззи вскипятила соски. Котята проснулись и запищали. Бутылки с молоком немедленно проследовали к месту назначения. Малыши пили жадно, захлёбывались, срыгивали и уснули,  так и не добравшись до дна. Их уложили на мягкий коврик, и попытались определить пол. Они оказались братом и сестрой.

- Назовем их Микки и Минни, - торжественно провозгласил Тео.
Базиль почесал затылок.
- Папа, если не секрет, что ты собираешься с ними делать?
- Вырастить и отпустить обратно в дикую природу.
- Хорошо, но даже, если мы их вырастим, чтобы выжить в саванне, они должны уметь охотиться, не надеясь на людей. Обычно котят этому учит мать,  вряд ли мы сможем её заменить, а растут они быстро. Представляешь, во что превратят ферму два взрослых гепарда? Нас, может быть, и не съедят, а вот скотине придётся не сладко.
- Да, матери у них нет, но однозначно есть отец, и я сумею справиться с этой функцией. Вы тоже не были паиньками, но стали настоящими людьми. Они будут настоящими гепардами, чего бы мне это ни стоило, - огрызнулся Тео.
- Сказал, как отрезал, - усмехнулась Лиззи – можешь  рассчитывать на нашу помощь.

Вечером дети устроили показательный плач. Молоко не помогало, видимо, дело было не в голоде. Казалось невероятным, как два крошечных существа производят столько шума. Тео не выдержал и затащил обоих к себе на постель. Котята, невзирая на слепоту, легко проникли под одеяло и немедленно затихли. Они мирно проспали всю ночь, чего нельзя сказать об отце семейства. Мысль о том, что он может задавить крошек, так и не дала ему заснуть до утра.

Через пару дней у малышей открылись глаза, и они принялись активно исследовать своё жилище. Казалось, что они находятся везде, причем одновременно. И поэтому, на них постоянно кто-нибудь наступал. То и дело слышались испуганные взвизгивания котят и отборная брань старших детей. Тео был невозмутим. Через неделю он изгнал парочку из своей спальни. Сколотил во дворе небольшой, похожий на песочницу загон и переместил туда беспокойное хозяйство вместе с подстилкой. Молодёжь немного поорала для проформы, но, испив молока, быстро успокоилась.

Больше Богард-старший никуда не ездил; дома забот хватало. Он целый день возился с малышнёй, а вечером падал без сил вместе с ними в загон, и вся компания засыпала на одной подстилке. Расставались они только на время приёма пищи, Лиззи настояла, чтобы хозяин фермы питался за столом, как и подобает человеку. Тео очень быстро уплетал всё предложенное меню и немедленно возвращался к детям. Сыновья вертели пальцем у виска, но отцу претензий в том, что он не работает на ферме наравне с ними, не высказывали.

Никаких пособий по выращиванию гепардов в зоопарках Тео в интернете не нашел, поэтому действовал исключительно по наитию.  Через  месяц он решил, что пора начинать приучение котят к мясу, хищники всё- таки. Да и размером они уже превосходили взрослую кошку. Принес им по небольшому шарику фарша. Гепарды, занятые в это время попытками отгрызть друг другу уши, не обратили на них ни малейшего внимания. Пришлось вставать на четвереньки, обнюхивать и облизывать сырое мясо, демонстрируя всем своим видом, какая это вкуснятина. Звери с интересом следили за действиями отца и вскоре присоединились к новой игре. Они сначала попытались укатить шарики в сторону лапами, но те просто развалились на части, и тогда, возмущённые котята просто съели их в наказание. Назавтра котлетки исчезли в их пастях, едва оказавшись на земле. Дети немедленно потребовали добавки. «Желудок у котёнка не больше напёрстка», - Тео вспомнил рекламу кошачьего корма и в продолжении банкета решительно отказал.

Хотя гепарды и относятся к семейству кошачьих,  вели они себя, скорее, как собаки: лаяли, когда были чем-нибудь недовольны и хвостом ходили за хозяином. Вернее, не ходили, а бегали. Казалось, что перемещаться шагом они просто не способны. Первое время Теофилу удавалось поддерживать требуемый темп, но вскоре он сдался и пересел на велосипед. Теперь эту троицу дома было не застать. Каждый день они наматывали круг за кругом по окрестным полям. На ферме только ели и спали. Тео похудел, мышцы ног постоянно ныли, но наливались силой.

- Тебя на Тур де Франс отправлять можно, - подшучивала Лиззи, ставя перед ним тарелку с жарким. Но натуралист думал о своём.
- Придётся заводить кроликов, - бормотал он, не отрываясь от еды.
- Что, не поняла?
- Они много бегают, это – хорошо. Но главное оружие гепарда – мощный рывок с места, как у спортивного болида. Вот чему их нужно как-то научить. Буду выпускать кроликов, пусть за ними гоняются.
- Господи, Тео, ты только о них и думаешь. У тебя и сыновья есть и ферма, ты всё забросил.
- Ничего, - он рассеянно похлопал девушку по руке – через полгода они уйдут, и всё вернётся на круги своя.
Элизабет только покачала головой.

Хотя Микки явно объедал сестру, им выдавали один кусок мяса на двоих, пусть привыкают драться за свою долю. После трапезы перепачканные кровью  мордочки отправлялись вылизывать хозяина и только потом друг друга. Все попытки изменить очерёдность натыкались на полное непонимание и глухой ропот. Поняв, что инстинкт ему не победить, Тео смирился. В один прекрасный день, вместо куска мяса, в обеденное время на полянке перед  домом оказался живой кролик. Вся семья собралась посмотреть на охоту. Котята стали осторожно обнюхивать странного зверька, но тот быстро пришёл в себя и бросился прочь со всех ног, но разве кто-то сможет убежать от гепардов?! Казалось, их лапы не касаются земли, они просто летели над двором, повторяя извилистую траекторию движения жертвы. Кролик был пойман за несколько секунд, но есть его, явно, никто не собирался. Ушастый был водворен на прежнее место в центре двора, и  изучение удивительного объекта продолжилось. Так повторялось, раз пять, пока Микки случайно не придушил зверька во время очередной погони. Он ещё долго теребил тушку, призывая её к продолжению игры, но стоило кроличьей шкурке треснуть в одном месте, всё изменилось. Кровь разбудила в кошках диких зверей. Кролик был разорван и съеден в мгновение ока, и довольные, перепачканные кровью  дети потрусили облизывать отца.

- Ты собираешься заселить окрестности кроликами, чтобы твоим драгоценным питомцам было кого ловить? – съехидничал Клаас.
- Без сопливых, - огрызнулся Тео. Впрочем, в душе он понимал, естественная добыча гепардов – газели Томпсона, самые быстрые травоядные в Африке, и близнецы должны как-то об этом узнать. Везти их в поле – не вариант, газели – твари очень пугливые, к машине близко не подойдут, а долго находиться на открытом месте опасно, саванна – не двор фермы, желающих сожрать молодого гепарда найдётся в избытке. Значит, газелей надо ловить и доставлять на свою территорию. Да, проблема.

Когда, сложив передние лапы на плечи, котята стали доставать ему до лица, Богард забросил в джип косу и длинную верёвку, и впервые за долгое время выехал в саванну. Он накосил травы, сделал на конце веревки петлю, положил её на землю, сверху наметал целый стог и, отойдя на почтительное расстояние, стал поджидать посетителей. Первыми явились несколько зебр. Пришлось швырнуть в них большой камень, чтобы отогнать. Такая добыча не всякому льву по зубам. Просидел до самой темноты, но больше никто его подарком не заинтересовался. Охотник свернул веревку и отправился восвояси. С рассветом Тео снова был на месте. За ночь от его стога не осталось и следа, но он терпеливо повторил всю процедуру. И награда нашла героя: к стогу, постоянно оглядываясь, подошла пара импал. Эта газель покрупнее Томпсона, но также входит в рацион гепардов.

Копна стала быстро таять. И, когда одна из импал сделала шаг вперед, чтобы дотянуться до особо привлекательной травинки, Богард рванул веревку. На удачу, петля охватила обе передние ноги животного, но с перепуга  газель рванулась назад с такой силой, что сбила охотника с ног. Но и оказавшись на земле, охотник  верёвку не выпустил. Он сел и стал потихоньку подтягивать  добычу к себе. Метр за метром. Через двадцать минут импала уже слабо билась в кузове джипа. Все четыре её ноги были связаны крепкими прочными узлами.

Сыновья выгрузили стреноженную газель из кузова машины и положили на траву. Гепарды крутились вокруг, проявляя неподдельный интерес к происходящим событиям. Тео перекрестился и осторожно перерезал веревки. Импала, сперва робко пошевелила затекшими ногами, а потом резко вскочила и бросилась наутек. Вслед, движимые инстинктом, метнулись две рыжие молнии. Охота гепарда скоротечна, у него хватает сил только на одну атаку. За ней, затаив дыхание, наблюдали все обитатели фермы. Минни умело повторяла замысловатую траекторию движения газели, а Микки, сломя голову, мчался наперерез. Прыжок, и он повис на бедре импалы, вцепившись в него зубами и когтями. Но Минни не успела ему помочь, перепуганное животное совершило головокружительный прыжок в сторону, освободилось от тяжкой ноши и понеслось ещё быстрее. Охотники остановились. Они тяжело дышали, а после и вовсе повалились на землю, чтобы прийти в себя.

 Люди разочаровано вздохнули.
- Первый блин комом, - грустно констатировал Базиль.
- Они делали всё правильно, но импала пока слишком велика для них. Надо добыть газель Томпсона, - Тео сдвинул шляпу себе на лицо – Задачка.
На следующий день, получив от Лиззи очередной пакет с пирожками, Богард снова отправился на охоту. К тому времени, когда он с победоносным видом выгрузил из багажника стреноженную добычу, домашние уже начали забывать, как выглядит хозяин фермы. Вся процедура повторилась, с той разницей, что на сей раз, гепарды вернулись очень не скоро перепачканные в крови и принялись лизаться, как обычно делали после еды.

Тео осознал, что пришла пора расставания. Целую неделю он морально готовился, и, наконец, уселся в джип, чтобы увезти кошек в саванну. Они, как всегда, поднялись проводить отца, но с удивлением обнаружили, что пассажирская дверь призывно открыта. Нещадно толкаясь и мешая друг другу, гепарды устремились в узкий проем. Сделав несколько кругов внутри машины, парочка успокоилась и заняла места, согласно купленным билетам: Микки, сидя на пассажирском сидении, Минни лёжа на заднем диване. Лиззи смахнула слезу и долго махала вслед машине с веранды.
Отъехав километров на сорок, Тео остановился и открыл пассажирскую дверь. Дети не спеша выпрыгнули из машины и стали грациозно потягиваться, гадая, какое развлечение придумали для них на этот раз. Каково было их удивление, когда дверь за ними захлопнулась, а машина стала быстро удаляться. Гепарды бросились в погоню, догнали джип и долго бежали за ним, а потом резко остановились. Они всё поняли.

Грусть-тоску Тео глушил безостановочной работой в гараже. Он решил запустить в работу старенький трактор, который уже лет пять простоял в углу, накрытый  куском брезента. За столом Богард-старший изображал напускное веселье, пускался в пространные воспоминания молодости и неожиданно замолкал на полу-фразе. Все понимали, как он переживает, и не требовали продолжения.

Тут как раз у него случился день рождения. Учитывая печальное настроение у виновника торжества, гостей звать не стали.  Лиззи наготовила кучу вкусностей, побаловать Богардов. Мужчины уже устроились за праздничным столом, а она всё никак не отходила от плиты.
- Хозяюшка, - позвал Клаас, - тебя ждём.
- Минуточку, - девушка внесла блюдо с дымящимся ароматным пирогом, пристроила его на столе и села справа от именинника.
Все сказали свои тосты, вручили маленькие подарки. Пришла пора сказать ответную речь. Тео поднял бокал.
- Элизабет, ты давно де-факто стала членом нашей семьи. Мне кажется, что тебе пора уже определиться, кто из парней тебе более люб, чтобы закрепить этот статус юридически.

За столом повисла тишина, три пары глаз напряженно смотрели на Лиззи.
- Простите меня, ребята, - начала она тихо, уперев взгляд  в собственные ладони – вы оба - родные мне люди, но я давно и безнадежно влюблена в вашего отца.
Снова стало тихо. Тео осторожно вернул полный бокал на стол.
- А что, отличный вариант, - нервно хохотнул Базиль – и Лиззи в семье останется, и мы с братом завидовать друг другу не будем. Богард-старший с грохотом отодвинул стул, вышел на веранду, закурил и уселся на верхнюю ступеньку. Элизабет подошла неслышно, села рядом.
- Ну, что делать будем?
Он долго молчал, потом осторожно взял её ладони в свои.
- Что делать будем? Жить будем! Место младших детей абсолютно вакантно!

На следующий день после полудня в открытую дверь гаража грациозно вошли два гепарда. Тео обернулся на шорох, и они с лаем навалились на него. Когда бывший хозяин был в достаточной степени вылизан, кошки вдруг рванулись прочь. Богард выбежал во двор. Здесь к нему присоединилась привлеченная шумом  Лиззи.
- Они живы! Они вернулись! – в возбуждении она обняла Тео за шею и чмокнула в щеку.
Через несколько минут дети вернулись. Они тащили половину только что убитой импалы. Его отцовскую долю.


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.