Четыре двери. Пролог

Петербургская полумистическая история(14+), возможно – быль.
*  *  *  *  *

Странный город!..
«Сапсан» мягко подкатил к крытому перрону, и заспанные пассажиры вяло, озираясь по сторонам – не забыто ли что-нибудь, зевая и потягиваясь, а кто-то и наощупь – после «весёлой» поездки, тягуче выбрались на морозный, остро пахнущий отсутствующим снегом, воздух. Моя говорливая попутчица закрутилась, взвизгивая, бессмысленно призывая носильщиков… Они, видимо, в такую погоду да ещё и в четыре часа ночи, спали где-нибудь в тёплом пыльном уголке вокзала. И я, чтобы не пришлось «проявлять доброту», не прощаясь с навязчивой толстухой, торопливо зацокала каблучками в гущу редкого потока. Боялась, что укрыться от неё не успею, но повезло! Мужик-шкаф с двумя тюками под мышками (интересно – что в них?) замешкался перед парой супругов, раскладывающих детскую коляску, и я их – обогнала! Чуть не обломила колёсико своего чемодана, на колдобинах обледенелого перрона, и, переходя гулкий зал полупустого вокзала, материлась про себя: то ли на трусость – можно было попутчице просто сказать «нет!», то ли на чёрствость – как же бедняга справится со множеством сумочек-коробочек – ведь рассыплет и растеряет! А скорее всего – просто потому, что холодно, ветрено, и чемодана новенького, купленного лишь ради этой поездки, – жаль…

А город и впрямь – странный! Мало того, что в отличие от «угодливой» Москвы, экспресс не встретила ватага крикливых носильщиков-туркменов, так у вокзала и такси нет! Пришлось, с риском обломать шпильки в щелях гранитных плит тротуара, ковылять за угол на стоянку, а там – очередь... Ну прям, прошлый век! Хорошо, хоть машина приличная попалась, а то ведь можно от этой «столицы» ждать чего угодно! Вот например: дома роскошные – а в окнах темно, проспект ярко освещён – а тротуары практически пусты, и машин в центре города – как у нас где-нибудь на окраине... Странный город, и проспект у них, Невский, странный – узенький и коротенький: не успела согреться – как уже и приехали. Водитель всего лишь покружил вокруг пары кварталов, по запорошенным мостикам переехал несколько раз, кажется через одну и ту же, речку и остановился на углу улицы и набережной, в видимости «открыточного» храма, непременного во всех туристических буклетах.

Меня так никто и не встретил! На вокзале, это ещё можно было понять, – мы не договаривались, но на квартире! Вот вам и гарантийное письмо, с подписью и печатью, в конверте с ключом. А если бы ключа не было? Чёрт!.. Пришлось бы ютиться под крыльями колоннады… И телефон не отвечает.
Я еле дотащила по стёртым «за века эксплуатации» мраморным ступеням свой раненый чемодан, колёсико всё же крутиться перестало, и теперь стояла перед дубовой дверью со знаком бесконечность, отливающим медной «позолотой»…
Пять утра – предутренье, время таинственных потусторонних сил… Вот и за моей спиной… прошуршал по ступеням шёлк кринолина, дохнул аромат лаванды, кто-то хихикнул над самым ухом, и я – вздрогнула!.. Уронила ключ, только что вынутый из сумочки, его конверт скользнул в пролёт, словно белый голубь махнул крылом… Спуститься за уже ненужным конвертом было лень, а вернее – не терпелось открыть дверь с восьмёркой номера, опрокинутой на одном гвоздике и ставшей знаком «бесконечности». Вот как останусь здесь навечно!.. На этой гулкой лестнице, под лепниной потолка которой топали, стремясь вверх и вниз, судьбы сотен людей сотни лет… Ура! Ключ подошёл!!! А мог быть вариант ночёвки и на пыльном подоконнике у витража.

В прихожей – то ли аромат лаванды, то ли  запах кошки… Выключатель – непривычно высоко, свет резанул по глазам; скинув шубку на пол рядом с чемоданом, я шагнула вглубь квартиры, ища где бы присесть, чтобы снять сапоги, и оказалась в спальне…
Старинное бюро с зеркалом в резной деревянной раме, мягкое кресло на гнутых ножках, между окном и просторной кроватью – узорчатый ковёр на полу… Рисунка не разобрать – свет лишь из прихожей и от окна. Жёсткий голубоватый и мягкий золотистый! Было так удивительно, что я, подойдя к кружевной шторе, отвела её и посмотрела на улицу. Фонарь! Золотистый свет – от фонаря. В нём кружит конфетти крупных снежинок и ложится на спины львов, смотрящих в чёрную воду канала. Штора скользнула обратно, и лев… Мне показалось, что повернул голову! Я торопливо отдёрнула штору и… тихонько засмеялась… Спать, срочно спать!

В комнате вместо платяного шкафа – дверь в гардеробную; не включая дополнительного света, я потянулась к ручке… Вот те раз… Дверь – нарисована!.. Зачем – в спальне фотообои двери? А, чёрт с ними! С этим странным городом, странным домом, квартирой странной, с «живыми» львами и дверями в никуда!.. Стянула наконец-то сапоги и, не раздеваясь, забралась на высокую кровать. Бельё пахло свежестью прачечной, и мне стало совестно – вот бы мама сказала!.. Но, к радости, её здесь нет… нет и сил раздеться. В твидовом дорожном платье, не снимая колготок, всё – завтра, я зарылась в пухлое одеяло и пуховую подушку, и со звоном в ушах скользнула…
Успела уснуть?.. Нет… Ещё нет! Как это возможно?! От напечатанной двери – чёткая, на подлокотнике кресла, и размытая, на рисунке ковра, ниточка света… Дверь приоткрыта?.. Полежав ещё немного и поняв, что лучик странного света не даст мне уснуть, я встала и подошла к креслу… Протянула руку – лучик, словно стрелка-направление, лёг на мою ладонь и повёл… Не упуская его с сомкнутых пальцев, я шагнула… и ещё шагнула… к ручке двери… Но её же не было! Вот только что не было!!! Но щель у дверного косяка светилась-то по-настоящему!.. И я, словно наблюдая за собою со стороны, взялась за ледяной металлический шар…

*  *  *  *  *
Продолжение рассказа – http://www.proza.ru/2019/03/24/138


Рецензии
С удовольствием прочитала...
Очень интересно:-):-):-):-):-)

Лариса Чибис   26.03.2019 08:46     Заявить о нарушении
Да, любопытно... Атмосфера передана.

Геннадий Атаманов   07.04.2019 11:19   Заявить о нарушении