Плохорошо Гл. 14

                Ничего тайного…
      
                « Не раскрывай людям объятья  - не
                помогай им распять себя…»
 
  Юрий стал депутатом городской думы, и теперь у него появилось больше поводов, чтобы задерживаться на заседаниях, иногда даже «внеочередных».
   Одна из «мамочек», гуляющая с дочкой, познакомившись с ней, видевшая её мужа, случайно рассказала, что видела Юрия, с какой-то женщиной в машине, и описала её.
И Ксения поняла, что её любимый муж, снова встречается со Светланой Кондратьевой, а потом и она сама  унюхала незнакомый запах женских духов, на его рубашке.
 Всё это время, после её восстановления после аварии, она по совету Венеры Рахимовны, продолжала делать упражнения на растяжку, и нагружала позвоночник. Может, поэтому родила сына легко и без последствий.
  Так что уже через год, она уже нормально ходила, и даже могла держать ребёнка на руках.
   Когда Марина Николаевна узнала, что Ксения беременна, она тут же примчалась к ним, и начала давать ей советы, как себя сейчас вести: больше гулять, есть больше фруктов и печени, больше двигаться и не нервничать.
  - Ну, этим всем я тебя моя дорогая невестка обеспечу, - пообещала она, и с тех пор их холодильник всегда был полон разными продуктами, и фруктами в любое время года.
  А когда родился Егор, его назвали так, в честь прадеда Юрия, она сразу по при-бытию невестки из роддома домой, подарила ей серёжки с бриллиантами из белого золота.
  - Это тебе, за моего первого внука, - сказала она, торжественно вручив ей се-рёжки в присутствии мужа и сына. Поцеловала её и даже прослезилась.
    Первые месяцы после рождения сына, Юрий окружил её вниманием и заботой. Чтобы дать ей немного поспать ночью, он сам вставал к плачущему сыну, брал на руки, пел ему песни, в основном блатные, и укачивал.
  Они часто втроём, гуляли по парку в выходные дни, и Ксения, глядя на него, не могла нарадоваться.
 А бабушка с дедушкой, накупили малышу разных красивых вещей,  большое количество игрушек на будущее и души не чаяли во внуке.
 В два года, у Егора неожиданно был обнаружен гнойный плеврит, и Ксения легла с ним в больницу.
  После тщательного обследования и консультаций, врач порекомендовал сделать ребёнку переливание крови.
   Она, конечно же, согласилась, и Юрий тоже.
 Ксения знала, что у Егора –II-я группа крови, а у неё - I-я. Когда Юрий начал сдавать кровь, определили, что у него тоже - I-я группа. И медсестра, тут же объяснила ему, что так быть не может.
  - Понимаете, если у обоих родителей первая группа крови с положительным резус-фактором, то и у ребёнка может быть только первая группа, и никак иначе. А у Вашего сына вторая группа, значит…
  И она многозначительно посмотрела на Юрия.
   - Значит, что я не его отец? Так?
   - Ну, на сто процентов этот ответ может дать анализ ДНК.
  Юрия, как- будто по голове молотком ударили, но он решил, никому ничего не говорить, а дождаться когда Егор, которого он до безумия любил, выздоровеет, вернётся с Ксенией домой и тогда, он всё узнает.
  Переливание крови и лечение помогли, и через десять дней, Ксения с сыном вернулась домой, не подозревая о том, что творится сейчас в голове у мужа.
  Если бы она знала группу крови Никиты и Юрия, она могла бы уже тогда сообразить от кого у неё ребёнок, а так она даже ни о чём не догадывалась, считая, что ребёнок у неё от Юрия.
   Почему она так считала? Да потому что после того, как Юрий, после отъезда Никиты, забрал её домой, в тот же вечер, у них был бурный секс с ним, да ещё и не один раз и Ксения считала, что Егорка у неё зародился именно в ту ночь.
  На другой день, утром, пока Ксения мылась в душе, Юрий осторожно срезал у сына клочок волос, положил его в конверт, и сунул в карман брюк.
   В обед, созвонившись с лабораторией, он отнёс туда волосы Егорки, и там же они сделали соскобы с полости его рта.
   А через две недели, заплатив за анализ приличную сумму денег, получил на руки документ,о том,что степень его отцовства с Колесовым Егором Юрьевичем, составляет ноль процентов.
  И этот факт, его страшно взбесил.
  С этой справкой он тут же побежал к матери, всё ей рассказал, и та тут же рванула к невестке, чтобы изобличить её в неверности своему сыну.
  Прямо с порога, обозвав невестку  неблагодарной шлюхой и проституткой, где-то нагулявшей ребёнка, а потом, подсунув его её сыну, и заставившую его два года воспитывать чужого ребёнка, она сунула ей под нос справку с анализом ДНК.
   Пока Ксения, ничего не понимая, читала справку, Юрий,  молча, стоял позади матери и с презрением смотрел на неё.
   Прочитав документ, Ксения мгновенно поняла, кто на самом деле является, отцом её ребёнка, молча, отдала свекрови справку, потом подошла к комоду, достала  её подарок, который  надевала всего три раза за это время, вернула ей и подошла к кроватке только что проснувшегося от крика бабушки – сына.   
    Этот её поступок, вызвал бурную реакцию со стороны Марины Николаевны, и она громким, менторским голосом проговорила:
  - Так, Ксения! Мы сейчас с Юрой вместе уйдём, потому что не хотим тебя и твоего сына больше видеть. Но завтра, чтобы ни тебя, ни твоего  выб…ка в этой квартире не было! Поняла?
 Ксения, молча, кивнула головой ей в ответ и, прижав к себе сына, отвернулась к окну, на глаза её набежали слёзы.
 - Пойдём Юра, больше нам не о чем  говорить с этой непорядочной женщиной, обманным образом пробравшейся в нашу порядочную, кристально честную семью!  - и она буквально вытащив своего великовозрастного сына за рукав, быстро вышла из квартиры, громко хлопнув на прощанье дверью.
 Когда Ксения в больнице узнала, что у Юрия,  первая, как и у неё, группа крови, а у Егора вторая, она сразу всё поняла, и ужаснулась, представив себе, какой скандал устроит муж и его мама, когда узнают об этом.
  Потому что, если у отца и матери, первая группа крови, то у ребёнка, тоже должна быть первая.
   Время шло, все молчали, и она думала, что пронесло…
  Оказалось, что нет. И теперь, на её руках сидел улыбающийся карапуз – сын Никиты и, кстати, очень похожий на него.         
   Ксения дала сыну попить, снова положила в кровать, спела несколько купле-тов колыбельной, а потом, когда сынишка снова уснул, села рядом на стул и задумалась.
   Идти ей, да ещё и с маленьким ребёнком было абсолютно некуда. На душе стало так горько и тоскливо, что она заплакала.
 А потом, понимая,что слезами тут не поможешь, и безвыходность своего положения,  набралась смелости, позвонила Семёновой Лене, и всё ей рассказала.
 И уже через два часа, Лена приехала к ней на такси и забрала её вместе с сыном и с их вещами к себе домой.
   Поселили её с Егоркой в комнату Никиты, где до сих пор стоял тренажёр, на котором  он поставил её на ноги.
    Родители Никиты, встретили её как родную, и она сразу успокоилась, попав в  семью, где ей все были рады.         


Рецензии