Приключенческий рассказ Змеиная западня

         Наконец-то наступило первое августа. Алексей Соколов ждал этот день с большим нетерпением. Это было начало его отпуска.
         - Господи, какое это счастье, идти на заслуженный отпуск, - прошептал Алексей, - не  буду рано вставать на работу, отосплюсь, порыбачу. С женой и дочкой к её родным съездим в Нижнюю Туру. Тестю помогу сено заготовить.  По грибы сходим, засолим их на зиму впрок.
         Помечтав, отправился в геологическое управление и получил отпускные. Попрощался со всеми друзьями из родной геологической партии. Получил их многочисленные напутствия по проведению свободного времени:
         - Ты, Алёха,  в отпуске не скучай, оторвись по полной.  Про нас незабудь, пригласи попить пивка, а, может, и чего-нибудь покрепче...
         - Не забуду я вас, черти вы этакие, ведёрко жигулевского так и будь поставлю, - уходя домой, сказал Соколов друзьям.
          Знал, что на пороге квартиры его встретят жена и дочь - две любимые женщины. Дочь кинется в его обьятия с вопросом:
- Папуленька, что ты нам вкусненького принёс? Надеюсь, не забыл мне купить мою любимую шоколадку " Алёнку"?
Встретит и маленький сынишка, которого беременная жена носит под сердцем. Муж радовался будущему прибавлению в их семье:
         - Хорошо, что сынишка родится, он продолжит моё дело... По семейной традиции станет геологом,  и мне будет кому передать родовую реликвию - большой серебряный отцовский крест.
         Идя домой, подумал:" Как в этом году Ирина предложит проводить отпуск. Ведь ей уже скоро рожать, одну не оставишь". Ирине шла беременность, делала её более женственной, неотразимой. В девичестве не было на курсе среди подруг никого, кто бы мог потягаться с ней в красоте. Черные глаза, обрамленные длинными пушистыми ресницами, завораживали и притягивали взгляды его институтских друзей. Алексей однажды спросил друга Костю:
        - Слушай, Костян, ты не скажешь за что меня полюбила моя Ирина? Ведь парни за ней табунами ходили. Почему черноглазая красавица отдала предпочтение мне, а не кому-то другому?
       Костя, посмеиваясь, отвечал:
        - Как такую каланчу не полюбить, ты ведь среди её ухажёров за километр был виден, куда ни глянь, всюду твоя голова торчит. Вот и заприметила тебя и даже кличку дала - Дивногор, сравнила со сказочным героем Уральских гор, рост которого был с высокую гору.
   Алексей, задавая другу такой вопрос, лукавил: его внешности мог позавидовать любой молодой человек. Рост у него, и правда, был внушительным - два метра и пять сатиметров. Плечи, как говорят в народе, – «косая сажень». Особенно нравились девчонкам его большие небесного цвета глаза. Чёрные волосы завивались в многочисленные колечки. Будучи русским, сильно смахивал на красавца цыгана. Именно, незаурядные внешние данные и пленили Ирину. С женой ему повезло: слыла хорошей хозяйкой, готовила вкусные блюда, просто пальчики оближешь.  Любил ездить с ней в отпуск, обнимая жену, спрашивал:
        - Вот всё раздумываю: брать мне с собой одну черноглазую девицу в отпуск, или одному по Уральским горам полазить?
        Ирина, притворяясь маленьким ребенком, обиженно восклицала:
        - Брать её, обязательно брать, а то останется одна дома и, как Ярославна, все глаза выплачет, станет старой и некрасивой.
        - Ну, тогда, конечно, надо брать... Зачем мне, молоденькому парнишке, старая Баба Яга?
        Поднимал Иришку на руки и, нежно целуя, кружил по залу.  В отпуск обычно ездили весёлой компанией, состоявшей из четырёх человек : друга Кости, его девушки Лиды Зориной и их пары. С Костей учились в местной школе. После окончания поступили в один институт. Вместе работали в геологической партии, открыли месторождение мрамора.
Жаль, но в этом году не получится провести совместный отпуск. Не потащишь беременную жену в горы. Да и Костя отходил по горам. Два года назад на Медной горе искал золото и нашёл. При непонятных обстоятельствах, повредил в экспедиции ноги, стал инвалидом, а на костылях по скалам не полазаешь.
        В ближнем супер маркете отпускник  накупил домочадцам заказанные подарки и любимые вкусные сладости. Родные встретили его с шумом и гамом. Ирина спекла свой шедевр - пирог с морским окунем, она знала, что муж обожает её стряпню. Супруг, увидев пирог, расцеловал любимую в пышущие румянцем щеки. Во время обеда жена спросила:
        - Алёша, как ты собираешься в этом году проводить отпуск? Не будешь же  всё время дома сидеть, баклуши бить. Давай поступим так: неделю ты проведешь в любимых горах, отдохнешь в родной стихии. Потом, когда вернешься, съездим к моим родителям в Нижнюю Туру.
        Алексей удивился и обрадовался предложению жены:
        - Как ты, Иришка, сама добровольно отпускаешь меня одного в горы?  А вдруг я там с Хозяйкой Медной горы любовь закручу?
        - Я тебе закручу, цыганёнок мой, кудри то состригу, будешь лысым ходить. Вот тогда тебя любить никто, кроме меня, не станет,- шутила жена.
        - Перечить вам, моё Величество, не смею. Все твои желания для меня закон! Завтра же отправлюсь в одиночную экспедицию, - ответил, улыбаясь, муж.
Долго не раздумывая, на второй день отпуска купил билеты на поезд. Собрал всё, что нужно путешественнику-геологу, и отправился в Уральские горы. Подумал:" А вдруг, в этом году мне повезет,  и я осуществлю в жизнь заветную мечту - найду серебряную жилу.
        Начитавшись в детстве книг про Демидовых, известных заводчиков на Урале, очень хотел отыскать заветное серебро. Когда-то его прадед тоже искал в горах и золото, и серебро. С компанией крепких мужиков-старателей частенько обнаруживали ценные металлы. В их семье из поколения в поколение передавалась реликвия - старинный серебряный крест. Крест был символом в их роду. Григорий Соколов, отец Алеши, поручил его сыну, когда тот учился в пятом классе. Торжественно вручая, наказал ему:
        - Алеха, отдаю тебе наш символ на хранение, береги крест, как зеницу ока. Потом передай по наследству своему сыну, чтобы и он продолжил фамильное старательское дело.
      Отец рано ушёл из жизни из-за чахотки, которую подхватил в сорок лет при разработке ртутного месторождения Хпек в Дагестане. Алексея растила и воспитывала его мать -  учительница Степанида Сергеевна.
Алексей всем сердцем любил горы-самоцветы. Седой Урал казался ему огромной страной. Часто его называли каменным поясом великой Русской земли. Соколов соглашался с коренными уральцами, которые место их рождения, за древность, кликали добрым Батюшкой Уралом. Для него самого не было интересней и значимей места. Всему миру известны его сказочные богатства.
         В детстве Алёша зачитывался сказом Павла Петровича Бажова «Хозяйка Медной горы». Любимым героем мальчика был мастер Данила. Посмотрев кинофильм, снятый по содержанию сказа, сын сказал отцу:
         - Отец, знай, когда вырасту, обязательно стану геологом, как  ты и дедушка. Продолжу старательский поиск: буду разыскивать несметные сокровища Хозяйки Медной горы. Исполню твою и свою мечту:  найду залежи серебряной руды.
         Серебро Соколов уважал больше, чем золото. Считал золото коварным, забирающим многие человеческие жизни, а серебро весьма полезным для здоровья людей, более надёжным. Всегда опускал серебряный литой кусочек в воду, чтобы её обеззаразить. Крылатую мечту пронёс через всё детство и юность. Окончив институт, стал геологом.
Приехав на поезде в нужное место, отправился пешком к подножию западного склона знаменитой Медной горы.
        - Поднимусь-ка, я метра на четыре вверх, - решил мужчина, - там должна быть осыпь мелких скальных пород.  Их обычно наносят талые потоки воды с ледников. Может, в ней найду что-нибудь ценное.
Его предположение сбылось: действительно, на верху, на пологом склоне, была осыпь. Породу в большом количестве нанесло весной шумным, бушующим потоком.  Геолог с интересом приступил к исследованию найденного участка. Разложил около себя нужные инструменты и начал поиск драгоценностей. Как и раньше его, уже взрослого мужчину, охватил мальчишеский азарт. Мастер своего дела, он умело разбивал молотком куски породы. Внимательно, при помощи лупы, рассматривал узоры и прожилочки каждой находки. Вскоре, отыскал несколько образцов горного хрусталя, небольшой зеленый изумруд и немного яшмы.
Становилось жарче, солнце  зависло прямо над ним и стало нещадно палить голову.
         - Надо надеть кепку, - прошептал, обливаясь потом старатель, а то получу тепловой удар.- Как барышня, грохнусь без сознания, вот смеху-то будет, коли жене расскажу.
Полез в рюкзак, достал лёгкую кепку, её подарила перед поездкой Ирина. Надел головной убор и вспомнил слова, которые жена произнесла, провожая его ранним утром в устроенную ей одиночную поездку:
         - Дорогой, смотри внимательно под ноги, не наступи на змею. Не попади под обвал. Да, Хозяйке Медной горы на глаза не попадайся. Она любит встречать молодых мужчин. Я от многих пожилых геологов разные истории слышала. Может позабавиться, иногда даже зло пошутить. Особенно ей нравится коварные метки оставлять, когда решает кого-нибудь наказать за излишнее разорение сокровищ в её горе. Помнишь, в сказе говорилось, что многие старатели уходили молодыми, а возвращались домой от неё - седыми старцами. Будь предельно осторожен. Помни, что ты муж и отец - наша защита и опора, скоро у нас будет двое детей.
         Алексей принял напутствие любимой, как шутку, решил подыграть ей.     Обнял ласково беременную жену и ответил:
       - Не бойся, милая, ей молодые парни нужны, а мне уже тридцать семь. Я ей не нужен. Жди меня, береги Маришку и наследника, я вас очень люблю.

         Поработал на горной осыпи еще с полчаса. Ничего значимого не обнаружил, потерял интерес к найденному месту. Ему  не нужны были мелкие, случайные находки, он не забывал о давней мечте: найти серебро. То, что хотел отыскать, не нашёл, только сильно устал. Остановился и тихо произнёс:
        - Ладно, уже вечереет, пора отправляться к палатке и готовиться к ночёвке, а завтра снова займусь поисками.
        Спускаясь вниз, на минуту остановился на скалистой узенькой тропинке. Залюбовался сказочной красотой закатных гор. Закаты на Урале необычайно красивы. Лощины окрашиваются в разные причудливые цвета. В тенистой стороне кажутся фиолетовыми, а под лучами заходящего солнца – оранжевыми. Лучи, скользившие по горам, превращали их в сказочных великанов. Мелкие пороги становились причудливыми гномами, а высохшие коряги – троллями. К такому зрелищу невозможно привыкнуть. Как моряка тянет в море, так его манили к себе  горы. Закатные чудеса вызывали в его душе неописуемый восторг. Увидев их заново, воскликнул:
        - О, Боже, какая дивная красота! Смотрел бы и смотрел, не переставая,  на это чудо!
        Полюбовавшись на малиновый закат, хотел идти дальше. И вдруг, заметил на соседней скале небольшую пещеру. Внезапно последний лучик осветил её, и Алексею показалось, что внутри что-то ярко блеснуло. Он остановился и пошёл к углублению, рассуждая вслух:
         - А вдруг это блестит серебро?.. Неужели, повезло?..
С замиранием сердца подошел к отверстию. То, что увидел, не просто удивило, а ошеломило геолога. Это было не серебро, но не менее ценный минерал – кварц. Почти год их экспедиция искала редкий минерал, но бузуспешно. Управление поставило перед геологами немедленно найти кварцевую жилу. На него пришёл секретный заказ свыше. А такие заказы нужно выполнять быстро. Алексей проговорил вслух:
       - Ну и пусть, что там не серебро, но данная находка бесценна для нашей геологической партии. Здорово, что, именно, я обнаружил её здесь. Уже отпуск не напрасно проходит... 
        Действительно, на правой, освещённой лучами стене пещеры, начиналась довольно широкая кварцевая жила.
       - Мне нужно отметить границы жилы, - решил геолог, - нанести найденное место на карту и по приезду домой доложить начальству о долгожданном месторождении.
       От  радостного волнения у него затряслись руки. Но ему не повезло: лучи солнца погасли, внутри небольшой пещеры стало темно. Начатое дело осталось незавершённым.
        - Снаружи  мне ничего  не видно, а хотелось бы узнать, как далеко вглубь горы протянулась залежь кварца. Нужно все-таки получше осмотреть, таинственную кроху-пещерку при помощи шахтерского фонаря, - произнёс задумчиво мужчина.
       Геолог быстро снял с себя рюкзак, стянул с головы кепку, чтобы не замарать, и положил в рюкзак. Достал фонарь, надел на голову и зажёг свет. Затем ногой отодвинул подальше рюкзак, чтобы не мешался, и стал протискиваться  в отверстие пещеры.
       - Вот черт, какой узкий вход, пожалуй, влезть весь не смогу, а только голова и плечи, ну ничего, попробую.
       Соколов поднатужился и протиснулся в горловину узкого отверстия. Ноги остались снаружи. Осветил тёмные, сырые стены тесной выемки и несказанно обрадовался.
       - Вот это везение, так везение! Кварцевое месторождение значительно больше, чем я предполагал. Оно далеко уходит в глубину пещеры. Спасибо тебе, жёнушка, что отпустила в горы, будто предчувствовала, что я сделаю здесь важное открытие.
      Исследовав найденную жилу, решил вернуться наружу, на воздух. Стал протискиваться назад, но освободиться не смог. Могучие плечи застряли намертво. На душе стало тревожно. Геолог твёрдым голосом произнёс:
      -  Алёха, не надо сразу расстраиваться, ты же не пацан, а взрослый мужик... Давай, лучше соберись с мыслями и придумай способ, как избавиться от плена.  А ну-ка, попробуй  развернуться боком, потом  пригнись и вылези на желанную свободу.
      Но все его усилия по освобождению, были напрасны. Он занервничал: стал пробовать все способы подряд. И вдруг, несмотря на устроенную им возню, услышал рядом с собой шипение:
       - Боже мой, во что я ещё вляпался, что это за жуткие звуки?
       На миг замер и посмотрел вперед... От того, что увидел, волосы на голове стали дыбом. В ярком свете, подняв маленькую головку, раскачивалась гибкая, чёрная змея. Смотрела на нарушителя покоя холодными, немигающими глазами, готовая в любую секунду броситься в атаку.  По телу мужчины пробежал озноб, он мысленно задал себе вопрос:
       - Как эта ядовитая тварь могла здесь оказаться?
       Сам себе, содрогаясь от подступившего удушья, ответил:
       - По-видимому, змея выползла на свет фонаря. Появилась из убежища, чтобы защитить законное место. Мне надо выбираться наружу...
       Пленник снова попытался  возвратиться на волю, но гадюка сделала бросок в его сторону. Сантиметров двадцать ей не хватило, чтобы нанести смертельный удар в лицо человека.
       - Так, и правда,  может ужалить прямо в лицо. Нужно срочно чем-то от неё отгородиться.
        Стараясь не делать резких движений, снял с головы фонарь и незаметно продвинул вперед, на длину вытянутой руки. Но это не обезопасило его от нападения змеи. Теперь поисковик окончательно понял, что попал в двойную ловушку: в плен пещеры и в змеиную западню.
      - Соколов,- обратился снова сам к себе, - не смей больше шевелиться, измени позу. Опустись тихо на локти, упрись коленями в небольшую выемку в скале, так ты не будешь раздражать ползучую змеюку.
      Действительно, данная поза была более устойчивая.
      - Главное, старайся не шевелиться. Дыши тише, почти незаметно, тогда, возможно, она вернётся в облюбованный ею раньше - другой угол.
      Но змея и не думала покидать новое место, наоборот, подползла ближе к фонарю. Ей понравились тепло, которое исходило от него. Свернулась клубочком рядом с ним и заснула. Время тянулось черепашьими шажками, Алексей изнемогал от ноющей боли во всем теле. По лицу, шее струйками стекал солёный пот. Попадал в глаза и разъедал их. 
      - Только не потеряй сознание, - шептал он, - иначе, получишь порцию  смертельного яда  в глаза, и придёт конец.
      Сознание всё-таки начинало мутиться, чтобы не потерять его, геолог стал кусать губы до крови. Боль не давала ему окончательно отключиться. Губы от ранок распухли и саднили от едкого пота. Мужчина стоял уже без малейшего движения, примерно, четыре часа, опираясь коленями на наружный выступ в скале.  Стоял от самого заката и до глубокой ночи. Вся жизнь промелькнула перед его глазами. Вспомнил, как просила его не уезжать из дома восьмилетняя дочка Маришка. Непоседа и говорунья спрашивала отца:
      - Папа, зачем тебе нужно серебро? Неужели нельзя без него обойтись?
      Алексей заверял дочь:
      - Нет, солнышко, никак нельзя. Серебро - полезное природное ископаемое. Убивает микробов, делает целебной воду. Из него мастера отливают красивые ювелирные изделия.
      Маринка посмотрела на отца с уважением и тихонько промолвила:
      - Ты, папа, правда, делаешь нужное дело. Я вырасту и тоже стану геологом.
Находясь в пещере, в трудной жизненной ситуации, отец принял решение насчёт дочери:
      - Нет, не будешь ты, милая дочка, геологом. Слишком для женщины опасная профессия. Лучше будь археологом. Искать скребком кувшины, украшения и горшки в матушке-земле интересно, но не так рискованно.
      От недостатка кислорода и смертельной усталости стала  ещё сильнее кружиться голова. Состояние Алексея было полубредовое, участился сердечный ритм. Единственное, что спасало пленника от забытья – холод ночи. В горах, несмотря на август, по ночам холодно. Прохладный ветер обдувал ноги. Нижняя часть тела начала быстро замерзать, а верхняя пылала, как печь.
       И вдруг случилось беда – помигав, погас спасительный фонарь. Наступила тягучая чёрная темнота.
       - Этого ещё не хватало, теперь непременно жди беды!
       Прислушавшись, Соколов услышал какое-то шевеление рядом с собой. Понял: змея проснулась и мгновенно вспотел с головы до ног. Гадюка,  больше не чувствовала тепла от фонаря, уловила энергию человека и подползла к нему. Геолог почувствовал, как что-то мерзкое, холодное заползло к нему под рубашку. Потом обвилось вокруг его шеи кольцом, удобно устроившись, мирно затихло.       Мужчина с ужасом прикинул:
      - На моей шее опасная, мерзкая гадюка! Немедленно сбрось с себя холодное липкое чудовище!..
      Машинально напрягся всем телом и тут же почувствовал, как змея сдавила ему горло. Не хватало воздуха, подступила тошнота, усилием воли подавил её.
      - Ладно, Сокол, попробуй расслабиться, - приказал себе, - а то ядовитая тварь задушит.
      - Господи,- обратился он слёзно к Всевышнему,- вызволи меня из пещерного плена, я с раннего детства верил в тебя и любил, помоги вернуться к жене и детям.
      Расслабил мышцы, как мог, тело обмякло и сразу почувствовал, как хозяйка места прекратила мёртвую хватку.
      - Вот теперь собери оставшуюся волю в кулак,- уговаривал он себя, - не шевелись совсем. Стоит тебе чуть сдвинуться или придавить змею, как она сразу укусит.  Тогда наступит страшная одинокая смерть. Ведь никто не знает о случившейся беде и не придёт на помощь. Туристов и геологов здесь нет - на дворе стоит глубокая ночь.  Если не возьмешь сейчас себя в руки, то никогда не увидишь  ещё неродившегося сына, а он отца.
      От страшной мысли сердце пронзила острая боль. Он с ужасом представил заплаканые, убитые горем лица близких людей и сжал до скрежета зубы:
      - Не смей думать о смерти, борись за жизнь, не раскисай! Нужно продержаться во что бы то ни стало до рассвета! Змея не станет днём спать на шее, отправится наружу. Думаю: спасение возможно. Держись! Ведь ты муж и отец!
      Снаружи подул сильный ветер. Откуда-то из пещеры просочилась тоненькая струйка воздуха, стало легче дышать. Послышалось первое щебетанье ранней пичужки.
      - Господи, спасибо тебе за то, что услышал мои просьбы о помощи, - запели птицы, значит, начинается долгожданный рассвет. Теперь я сделаю всё возможное, чтобы выбратья из плена пещеры и опасной змеиной западни...
      На рассвете выспавшаяся змея развернулась и сползла с его смертельно уставшей шеи. В благодарность за подаренное человеком тепло, не тронула его. Спокойно выползла из пещерки в небольшую щель на дневной свет и отправилась по неотложным змеиным делам.
      Почти теряя сознание, Соколов собрал последние силы: подпрыгнул, а затем, резко ударив локтями в стену, опустился вниз. Произошло чудо: сверху отвалилась большая глыба рыхлой породы и пролетела мимо его головы. В пещеру хлынул свет и воздух. Он снова напрягся, рванулся и оказался на свободе.
      Изнемогая от усталости, исследователь пещеры опустился на скальный валун. Просидел около получаса с закрытыми глазами. Нервы были на пределе. От солнечных ярких лучей глазам было больно, но на душе стало легче:
      
      - Радуйся жизни, папаша, принудительный плен закончился... Снова видишь свет, а это признак того, что ты жив, и страшное позади.
      Вдруг, ему показалось, что совсем рядом с ним, раздался звонкий женский смех, похожий на журчание ручья. Алексею стало как-то не по себе, по спине опять пробежали мурашки:
      - Кто это мог сюда прийти в такую рань? - прошептал он вслух. - Ведь поблизости нет никаких экспедиций, ни туристов. Не трясись, скорее всего, по соседнему ручью, пронесся небольшой сель. Двигаясь со скоростью по воде, он может издавать звуки, похожие на человеческие.
      Вспомнив про ручей, решил отправиться к нему, чтобы напиться. А главное, скорее смыть с шеи и груди гадкое ощущение от прикосновения змеи. У источника снял с себя соленую от пота рубаху и брюки. Наклонился над чистой, прозрачной водой. И здесь призошло что-то странное: он увидел в водной глади, как в зеркале, страшное отражение. Из воды на него смотрел старик с глубокими морщинами на лбу, красными, налитыми кровью глазами.
Старик был сед. «Белый, как лунь», - подумал Соколов, - кто же прячется за моей спиной?  Почему  в его волосах необыкновенная, никогда мною не виденная седина? Она отливает цветом чистого серебра. Таких чудес в жизни я ещё не встречал!
Мужчина машинально обернулся назад, но там никого не было. Посмотрел  в ручей, и вновь увидел в нём седого старца. На голой груди у него висел до боли знакомый, древний серебряный крест.
      - Странно, когда он успел выкрасть у меня подарок моего отца - наследственный серебряный крест?  Сейчас я с ним разберусь и накажу подлого вора.
Оглянулся снова, но никого не обнаружил. Наконец понял, что видит собственное отражение. И тут над его головой снова послышался женский смех. Кто-то то ли прошелестел, то ли прошептал:
      - Как тебе, старатель, мой серебряный подарок? Понравился?
Алексей помотал головой, чтобы стряхнуть с себя наваждение и стал старательно убеждать себя:
      - Не паникуй, Сокол, звуковые галлюцинации происходят сейчас  с тобой из-за пережитого ночью стресса. Лучше смой ледяной водой липкую мерзость с тела и души.
      Наклонился к ручью и лихорадочно заплескал на лицо, шею и грудь чистую, прозрачную влагу. Освежившись, присел на корточки. В душе творилось что-то жуткое... Не хотелось мириться с тем, что с ним произошло, но все факты были на лицо.  Алексей тихо прошептал:
      - Да, Ирина, твои слова стали явью. Домой вернусь с серебряной меткой Хозяйки Медной горы.  А ни сама ли Хозяйка змеёй повисла на моей шее? Если это так, то, и правда, коварную, злую шутку со мной сыграла Владелица тайных богатств. Не отдала мне ни серебра, ни залежей кварца. Вообщем, наказала за стойкое желание: добыть серебро из Медной горы, которым владеет столетия.
      - Что теперь делать? Узнают ли меня любимая жена и дочурка? Буду ли я  им нужен  седым стариком?
      Размышляя о случившемся, стал спускаться в долину.  Решил  немного поработать над внешностью:
      - Запрячу серебряные волосы под кепку, натяну её на самые глаза. Надену чёрные очки.  Может, знакомые не узнают меня и не будут докучать распросами.
Сев в поезд, сразу поднялся на верхнюю полку и уснул мёртвым сном. Не слезал с полки до родного города Белорецка. С вокзала отправился не к себе домой, а к верному другу - Косте Морозову. Хотел проверить: узнает ли его он.

      Перед дверью в квартиру снял кепку, достал расческу и хорошенько расчесал серебристые кудри, еще два дня назад отливавшие вороньим крылом. Затем стал громко барабанить по двери костяшками пальцев. Услышал стук костылей, понял: друг идёт ему открывать. Дверь открылась, Костя посмотрел на Алексея и строго спросил:
     - Отец! Вам кого?
     - Он все-таки не узнал меня!..
     Алексей печально ответил:
     - Тебя надо, мой старый друг, Костян!
     У Морозова округлились от изумления глаза. Только по голосу  он узнал своего одноклассника, друга детства и юности. Радостно воскликнул:
     - Сокол, ты что ли?
     Сгрёб его в охапку, обнимая, повис на нём, так как плохо держался на больных ногах.
     - Заходи, дружище! Скорей рассказывай, что за метаморфозы произошли с твоей внешностью.
     Алексей подробно поведал ему ночную историю со змеёй.
Костя помолчал и вдруг, тихо проговорил:
     - Не только мне, Алеха, но и тебе, дружище, оставила метку Хозяйка Уральских гор. На всю жизнь хромым сделала после открытия  мной залежей золота. Наложила строгий запрет, а, чтобы больше его не искал, обвал в месте находки совершила. Хорошо ещё, что только ноги повредила, а то бы и жизнь отняла.
     Знаешь, я сам не очень-то верю в эти побаски. Но вот такие случаи подтверждают, что в природе есть какие-то высшие силы. Они защищают земные богатства от расточительного человека, чтобы раскрыть их местонахождение перед новым поколением людей. Теперь серебряная метка будет на тебе всегда. Своё серебро ты уже нашёл, оставь его запасы для будущих поколений. Пусть твой малыш появится на свет, вырастет и ищет серебро. Ведь Ирина совсем скоро подарит тебе сына.
     Алексей в знак согласия кивнул головой.
     - Не горюй, друг!- продолжил разговор Костя, - запомни, любящая жена и дети дороже всякого серебра и золота на свете. Ира тебя сердцем узнает, я видел, как она крепко умеет любить. А дочка Маринка будет гордиться таким  седовласым представительным отцом. Иди скорей к семье, там отца давно заждались.
     Успокоенный другом, Алексей ответил:
     -  Да, Костя, ты прав, сильнее и дороже любви во всём мире нет! Спасибо, дружище, тебе за добрые слова. Скоро ещё увидимся. Поспешу к своим.
Улыбнулся товарищу и отправился домой.
     Двери ему открыла жена Ирина. Пристально посмотрела на мужа, вскрикнула и бросилась на шею. Стала неистово покрывать его лицо поцелуями. Затем отодвинулась и прошептала:
     - Алешенька, родной мой! Все-таки Хозяйка посеребрила твою голову. Я предчувствовала беду. Знаешь, любимый, серебристый цвет идет к твоим голубым глазам. Они стали голубее и нежнее. Я обожаю их ещё больше.
     На шум выбежала дочь Маришка, мать перехватила её рукой и тихонько шепнула:
     - Посмотри, доченька, в какой красивый, серебристо-синий цвет, покрасил  наш папа волосы, ему он очень идёт.
     Марина посмотрела на голову отца с удивлением, но потом подошла и обняла его. Алексей протянул ей изумруд:
     - Вот тебе, дочурка, подарок от Хозяйки Медной горы.
Дочь взвизгнула от радости и произнесла:
     - Ух, ты! Я люблю тебя, папочка!- и убежала к себе в  комнату.
     Алексей обнял жену, крепко поцеловал и шепнул на ухо:
     - Спасибо тебе, Иришка, моя милая жёнушка, за то, что  не отвергла:  приняла меня в новом, странном облике. Всю оставшуюся жизнь, до самого конца, буду тебе за это благодарен!  А теперь вместе с будущим наследником кормите меня. Я голодный, как волк!..







 
    


Рецензии
Спасибо, Людмила, за приглашение прочитать именно этот рассказ. Он произвел на меня огромное впечатление. Написано очень увлекательно, образно, эмоционально, а главное, убедительно. На Урале никогда не была, но Бажова очень любила читать. 40 лет прожила в Туве. Тувинцы считают, что у каждого природного места есть свой Хозяин или Хозяйка. Так они называют Духов земли и ублажают их, преподнося продукты или вино, чтобы те позволили им быть в сокровенных местах.
Очень понравилось мне Ваше произведение.
Творческих Вам успехов.
С благодарностью. Галина.

Галина Гостева   07.04.2019 16:58     Заявить о нарушении
Спасибо, Галина, за понимание сути рассказа. Люблю писать о простой и даже сложной жизни людей. Радости и света.

Людмила Лукьянцева   11.04.2019 12:58   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.