Часть 1. мвпкку, я и поэзия высоцкого

Часть 1. МВПККУ, я и поэзия Высоцкого.

 
 
«В те времена укромные,
Теперь – почти  былинные, …»             В. Высоцкий.
               
      1965 – 1966 годы. Город Багратионовск, Калининградской области.
Первый курс Высшего Пограничного командного училища. 18 летние пацаны, с разных деревень, посёлков, городов огромной страны на занятиях, учёбе, службе…
      С разной степенью подготовленности к самостоятельной жизни…
Немного не так,  родителей заменили воспитатели – офицеры.
Индивидуальный подход к каждому, тактичность, вежливость. Выдержка, участие. В то же время строгость и требовательность – армейский порядок и дисциплина…
В короткое время  солдат, курсант – пограничник!
Армейская жизнь трудная, насыщенная, интересная. Не все выдерживали, вдруг понимали – это не его, отчисляли и это было.
 
     С трудом привыкали,  через,  не могу. Кому – то нагрузки не по плечу, физподготовка не на высоте, преодолевали через слёзы. Одним всё легко давалось, другим трудно. На глазах друг друга мужали, не опозорится, не дать слабину, не выглядеть хуже других.
Росли в собственных глазах, уже не пацан,  парень! Руку к фуражке - козырьку, шапке – отдать правильно честь офицеру, правой рукой… забывали, когда автомат на плече, левую вскидывали. Смеялись по – доброму, учились военным наукам, военной жизни, быть офицером.
Мы были в начале пути, профессию, какую выбрали, посвятить себя службе в Пограничных войсках.

     Занятия в любую погоду, в  «вечно»  моросящий дождь. В грязь и слякоть, стены мороси с Балтики. Холод, пронизывающий ветер, мы учились воевать, если придётся, рыли окопы в чистом поле в полный рост. Наступать и обороняться.
Жижа из глины и воды, промокшие насквозь, бедные, несчастные, хлюпающие носом уже непонятно от чего. От бессилия ползающие, выгребающие месиво из окопа… и радостное, в норматив уложились, доклад  преподавателю.
… Звучит команда: «Закопать!» Обидно? Ещё как! 
Свой труд, полюбоваться. Проникнуться сделанным, прочувствовать. Опять же, хоть бы не пригодился. Не надо! Окоп по  настоящему, война, стрельба, пули… Солдатская лопатка это не хозяйственная, совковая. Учились так владеть, на норматив. Через несколько минут поле, наши окопы,  замытые водой, как и не было. Коротко, подведение итогов, оценки почти всем «отлично». Строем в расположение пограничного городка, в тёплые казармы.

     За 200 метров до главных ворот звучит команда: «Запевай!» Мы, забывшие эти самые полевые занятия, бодрые, готовые дурачится, «рвём» глотки строевой песни! 
За 50 метров до ворот, зычно звучит команда: «Вспышка слева!» Это значит, ядерное нападение, разорвавшийся ядерный заряд, атомная бомба, вспышка и лучи, гриб и заражение местности отравляющими веществами. Нужно быстро, в норматив, одеть противогаз и правильно по отношению к вспышке упасть, плюхнуться, занять положение на земле. Не думали, если жахнет, мы «на небесах» не мы, пока учёба, как игра…
… Огромная глубокая лужа, свободно взвод помещается (специально для учебных целей подготовлена). Мы, с автоматами, амуницией, только что весёлые поющие, дружно выстилаемся в этой заводи. Кто притопился, кому – то повезло, мелко. Нельзя ни шевелиться, ни поправить.
Надо выдержать! Уже появились придушенные звуки, бульканье, неестественное подёргивание частями тела. Только тогда сквозь притуманенное сознание доносится долгожданное: «Отбой!»

     Ошарашенные неожиданным купанием, вскакиваем. Для некоторых громко сказано…
Про себя матерясь, вспоминается очень многое… Вслух нельзя, порицание преподавателя, влияет на оценку. Опять же, плохо плюхнулся, мелочно словчил,  молчаливый укор товарищей. Терпеть, сдюжить.
Нависшие тучи, непрекращающийся дождь. Мокрые, грязные, угрюмые в ворота училища.
И уже смех, подтрунивания друг над другом. Взбодрившиеся, отошедшие от происшедшего, принимаемся приводить себя в порядок. Сушилка с повышенной температурой, настроение спокойствия, молодость. Все временные приключения забываются.
Письмо из дома, от невесты, друзей. Шуршат бумагой, уединяются мои товарищи по учёбе.
Кому нечем заняться, пошёл спортом позаниматься, кто иностранным языком, кто подготовиться к завтрашним занятиям.

     Нас учили серьёзно, готовили к взрослой жизни и быть военным. Готовыми ко всему! Был 1965 год, за ним 66-ой. «Холодная» война. Программа, предметы обучения. Занятия, воспитательная работа. Разговоры, беседы. Быть военным, есть такая профессия, страну, дом защищать. Обмен мнением среди товарищей. Общий настрой и  НАДЕЖДА,  лишь бы не было войны! В среде военных, членов их семей, на гражданке, среди мирного населения.
Обучение нас в экстремальных условиях, «носом в лужу, грязь, дерьмо», наступательно –агрессивное и результат. В короткие сроки формировались бойцы, окрепшие физически, духом. Подготовлены теоретически, способные выполнять боевые задачи.

     Было и очень тяжело, не передать словами. Утром подъём и бегом 1-3 км, физзарядка в любую погоду, голый по пояс. Вечером отбой по нормативу. Не уложился, небрежно заправил гимнастёрку, брюки: «Подъём!» по… нормативу.
Более сноровисто, всё соблюдено, отбой и упал, провалился в сон. Глубокий, солдатский, без снов. «Пушкой не разбудишь!»
Утром, один человек, (самый, самый…, в глаза бы не видел), сержант так гаркнет! «в ухо», сдувает со сна к боевым будням, учёбе, к распорядку дня, где всё предусмотрено. Чтобы мы мужали, закалялись, взрослели.
Марш – броски, с полной выправкой, с оружием. Перед этим команда: «В ружьё!», сразу напрягающая, обязывающая, где – то тревожная. Внезапная, ещё непонятная учебная или боевая. Учения, марш – бросок и сходу взять высоту, гору! В Новогоднюю ночь. Похвастать, что был на вершине, могли не все. Не было сил. Желания, стремления, энтузиазма, сколько угодно… Падали, поднимались и только могли глазами мерить эту непокорённую вершину.
«Вершина…
Которую ты так и не покорил».                В. Высоцкий.

Пока не покорил…

     Разная подготовленность со школы, физические данные. Городской житель или деревенский, сразу показывали разницу, способность к преодолению трудностей. Тяготы и лишения армейской службы. А ещё, были «тепличные» ребята из очень уж интеллигентных семей. Которые, например, перед тем, как шлёпнуться в лужу, выбирали место. Но сила норматива на выполнение упражнения в том, что хочешь или не хочешь, а через пару повторений плюхаешься, вспоминая не печатные слова. И командирское назидание, как в бою - вовремя спрячешь голову, живой останешься!

     Армейская полоса препятствий не всем давалась. Упражнения по преодолению её на время, просто не покорялась не ловким, не быстрым… Поначалу.
Сдавалась и она, стремлению, напору, желанию. Спортивные соревнования, результаты росли. Мы возвышались в собственных глазах. Стрельба из автомата, упражнения на меткость, нормативы днём и ночью. Для нас, парней, АКМ стал родным. Это было наше личное оружие. Метание боевой гранаты, взрыв… И взрыв изнутри себя скрытых возможностей.

     Три часа ночи и подъём на чистку картошки на сутки для всего дивизиона. Умельцы рассказывать анекдоты развлекают, время летит незаметно. Не выспавшиеся, хмурые – временно. Молодой организм, «на ходу спит», не для нас.
Утро, короткая раскачка,  насыщенные будни, взбодрённые строевой подготовкой не оставляют время на уныние, пессимизм. Сапоги начищенные, «выглаженные». Бархоткой любовно отполированные, лёгкая «гармошка». Галифе со стрелочкой. Бляха на ремне блестит зеркальным блеском. Фуражка чуть задорно набекрень. Форсили больше перед собой. С увольнением была напряжёнка. Откровенно мало было по разным причинам. Небольшой город Багратионовск, военные городки, рядом граница с ПНР, девушек не много, нарасхват.
Были отчаянные, срывались в Калининград, любовь-морковь. Командиры разбирались с первым и последним предупреждением, когда – то сами были молодыми…

     Отдых – спорт, соревнования, личные привязанности. Кинофильмы в клубе. Творческие встречи с известными людьми. Концерты артистов.
Учебная пограничная застава, познавали пограничную службу, её будни. Выезды на настоящую границу, проникались духом границы. Знакомились с обозначением границы, пограничные красивые столбы СССР и Польши. Помощники пограничников,  умные розыскные и сторожевые собаки, инструкторы показывали их работу по следу.

     Последние из «баграта». Это мы, первый «полевой» боевой курс высшего училища, после нас было училище связи, средне - техническое.   
Училище располагалось на берегу довольно большого озера. После напряжённого дня учёбы, с берега вид воды предполагал помолчать. Успокоится, сбросить лишнюю негативную энергию. Восстановиться, где – то помечтать. Выкурить папиросу, сигарету для внутреннего примирения сознания и подсознания, всё ли хорошо, всё ли так, как надо. Мысленно сказать себе, подбодрить что ли, фразой древних классиков: «Ещё не вечер», то есть, « - всё лучшее у нас впереди!»
 
     К концу учебного года, нас не узнать. Не сформировавшиеся  до каких – то величин, значений, но вполне, ничего себе. Кому 18 – 19 лет, были и старше. Молодые, полные сил  курсанты – пограничники.  Прошедшие первый, самый трудный этап жизни. Первый год армии. Вне родительской опеки, первый шаг к самостоятельной жизни. Преодолевая себя, трудности, сомнения, внутреннюю  борьбу. К мечте, без неё нельзя, в будущем стать кадровым военным. Сомнений ни у кого не было.

     С Владимиром Высоцким мне повезёт встретиться через год, а у него слова,
«Но нам сказал спокойно капитан:
 - Еще не вечер, еще не вечер!»

Меня и моих товарищей к военной жизни на первом курсе готовили офицеры и были среди них в воинском звании – капитан.  Их жизненный девиз для нас…, «Ещё не вечер!».               

     Мы понимали опасность службы пограничника, «подводные течения» на пути, об этом рассказывали преподаватели не запугивая, а предупреждая. Будут удачи, но и разочарования. Тогда мы были оптимистами. Все! Целеустремлённые, энергичные.
     Апрель 1966 года.  К нам в гости, с творческой встречей приехал необычный человек. Легенда Пограничных войск, полковник Петров Иван Михайлович.
В 1964 году расконспирирован (статья в газете «Калининградский комсомолец»), Тойво Юхонпойка Вяхя.

«       … прошлое заговорит
О походах, боях и победах».   В.Высоцкий.

     Рассказывал на встрече с курсантами о своём жизненном пути, отвечал на вопросы. Гражданская война, Советско  – финская, Отечественная. Был по ложным обвинениям репрессирован. Тяжело ранен. Многократно награждён высшими орденами, многими медалями. После войны руководил предприятиями г.Чуднов, Украина. Перед выходом на пенсию, директор спиртзавода. В этом красивейшем старинном городе выросли дети.
Переехал с семьёй в г. Калининград, поближе к родным северным местам, в дальнейшем в г. Петрозаводск. Написал несколько книг. И мы его видели, наслышаны тогда были о событиях 1925 года. … О книге Л.Никулина «Мёртвая зыбь».

     Об операции «Трест». О провале разведок капиталистических стран при рождении государства СССР. Историческая международная мемуаристика списала на одну, Великобритании.
О последнем шансе военной эмиграции, используя события 1924 года, смерти вождя, неразберихи правления в стране Советов. Организация восстания, крупномасштабной диверсии, в итоге которой предполагалось свержение Советской власти, (официальная версия, до сегодняшних дней проще, выявить антисоветское подполье, выманить руководителей из – за рубежа, дискредитировать страны, враждебно настроенные, выявить агентуру разведок).

     До этого вялое, медленное признание Союза республик капиталистическими странами. После, даже, соревнование, чтобы не опоздать, не быть последним.
Страницы истории, в которых человек,  пограничник, начальник пограничной заставы, по легенде изменник и предатель, изменил ход истории, отношение к его стране правительств стран капитала.
По фамилии от рождения Вяхя Тойво, волнуясь, говорящий с забавным акцентом. С 1925 г. до 1964 г., 40 лет, живший под чужой фамилией. Мнимо убитый  в перестрелке на границе вместе с Начальником восточно – европейского отдела Королевской разведки Великобритании, Сиднеем Рейли.  (С. Рейли, с большей долей вероятности, рождённый в Одессе, Сигизмунд Розенблюм).

     Наверное, больше всего удивления  испытали жители Чуднова, посёлка городского типа. Партизанского края, района блестящих фронтовых операций и по сей день молвы, слухов о загадочных явлениях в тамошних лесах во время войны. Поселение, где каждый друг друга знал в лицо. С жителем их края, с кем многие годы им приходилось общаться.
После рассекречивания Т. Вяхя, его дом, семья, районный центр, место паломничества журналистов своих и зарубежных. И отзывы местных жителей о скромности, порядочности ветерана Великой Отечественной войны, полковника запаса. Не раз выступавший перед жителями, молодёжью, перед учениками в школах с рассказом о войне.

     О подвигах  не своих, друзей – товарищах, солдат и офицеров его полка. О потерях, ранениях в боях,  как сам выкарабкался после тяжёлого ранения. О Победе! Бойне, страданиях, унижениях при гитлеризме, возомнивших себя сверхчеловеками, провозгласив себя высшей расой, править, низвести другие народы до положения к вымиранию, не способных к сопротивлению роботов – рабов…
О другой стороне жизни, до военной, сверхсекретной, овеянной легендой -  ни слова.  Что он, вообщем – то  пограничник, когда – то повлиял, естественно не он один, в результате виртуозно проведённой операции, на утверждение страны, отношение к ней стран мира, становление независимого государственного образования.

     Для него лично, участие в этом, смертельно опасное, пожизненном преследовании монархистов – месть,  вплоть  до преклонного возраста.
Когда закончилась беседа с курсантами, его окружили и ещё долго просили что – нибудь рассказать. Он говорил, в следующий раз, на сегодня хватит. Напоследок, кто – то: « А оружие у Вас есть?»  Имея ввиду повороты судьбы, постоянно быть осторожным, начеку в биографии. Ответил, есть, наградной.
Моим товарищам команда на выход. Мне сделать несколько снимков фотоаппаратом для стенной газеты о беседе Петрова И.М. с офицерами нашего училища, пограничного отряда. Слышу просьбу от своих однокурсников, спроси, какое наградное оружие?
После небольшого перерыва началась беседа Легенды Пограничных войск Петрова И.М. – Тойво Вяхя с офицерами. О том, о чём курсантам рассказывал отдельными эпизодами, сюжетами, не детализируя.

     Пристроившись в задних рядах, скамеек летнего клуба,  с мыслью фотографировать чуть позже, настроился послушать рассказ ещё раз.
Но беседа пошла в другом русле,  с вопросов и ответов. О деталях событий 40 летней давности, об операции «Трест». Я замер, лишь бы не выгнали… Похоже, не интересовал никого.
Иван Михайлович рассказывал подробности. В книге Никулина этого не было, фильм полностью вышел в 1967 г.
Как на его пограничной заставе было организовано «окно», через которое в абсолютной тайне, он лично проводил, перетаскивал, сопровождал представителей штаба генерала Кутепова, связных монархических организаций, членов подполья бывшей Белой армии. Иногда сам не понимая для чего это всё, приказ есть приказ.

     С иронией, немного с юмором, воодушевлённо о Захарченко -  Шульц, бесстрашной женщине Первой мировой. Представителе Кутепова в России. Ротмистр Белой армии. Награждена четырьмя Георгиевскими крестами – полный Кавалер!
«Чутьё, что ли её? Я ей не понравился. Переносил через речку несколько раз туда и обратно. И каждый раз, маленьким пистолетом размахивая, приговаривая:
«Попробуешь утопить, стрельну первой». С чего она взяла? Если бы мог, …
Красивая, вздорная».   
               
Характеристика ОГПУ: «Идейная, умная, хитрая, коварная, истеричная баба. Стреляет навскидку в «яблочко».
Примечание. Историки … о женщинах – патриотах, добровольцах. Награждённых Георгиевскими крестами. Упоминая кавалерист – девицу Н.Дурову, М.Бочкарёву, Р.Иванову, других. Михно – Захарченко …  участников войн, готовых не задумываясь пожертвовать собой, встав на защиту Родины. Отважных, смелых, решительных женщин Российского государства!

     Дальше беседа пошла о том, что со временем не забывается, воспоминания обостряются,
анализируются. Иван Михайлович, тогда, в свои 65 лет, выглядел здоровяком, немного тучным и… старше своих лет (не мудрено). Физически сильным, угадывалось. В  гражданском костюме, на груди не симметрично прикреплён орден Красной Звезды. Спокойный, рассудительный, проживший, повидавший и прошедший несколько жизней. И его участие в Операции «Трест», которая внесена в учебники спецслужб мира. Учебники истории, правда и мифы, «дезы», в которые искренне верил противник. Участники смертельной игры с той и другой стороны, защищающие интересы своих стран. Идеи борьбы, классовую непримиримость. 

     Когда рассказывал о Сиднее Рейли, которого перетаскивал на себе через речку,  сопровождал, оберегал до поры, до времени, он не знал о последствиях для себя. Рейли и разыгранный спектакль на участке заставы, о якобы, застреленными в стычке и его -  начальника заставы Тойво Вяхя. Для местных жителей, ужасная легенда о нём, он… изменник, предатель или версия раненого и арестованного, как преступника для своих. Мнение жителей о нём, какое будет? А пограничников заставы, товарищей…
Жестокое испытание психики на пользу интересам дела. Молвы людей, внутреннего состояния, вины перед народом. Им пожертвовали на конечный результат, использовали в интересах страны.

     Истязали в служении Отечеству! Сидней Рейли, когда ему показали газеты нескольких стран, где чёрным по – белому написано, он убит, его нет. Всё понял и выдал «мировой» заговор в деталях. Участие стран, всех перечислил, цепляясь за свою жизнь, чего опасались власти, разведки, прежде всего Великобритании. Провал повлиял на взаимоотношения двух стран. Угрозы, обвинения, в том числе, эти события и в 1927 году произошёл разрыв дипломатических отношений. Народ СССР заговорил о скорой войне.

     Последствия для  пограничника Тойво Вяхя головокружительны…
Годы службы пограничником приказано было забыть, вычеркнуть из своей биографии.
Новая легенда жизненного пути, другая фамилия, другой район службы, проживания. Превратности судьбы. Служил, геройски воевал.
Рассказал офицерам о своих наградах, за что. О встречах его с известными людьми в двадцатые, тридцатые годы. Что помнится, о чём можно рассказывать по прошествии десятков лет, что нельзя,  выхватываются детали.

     Сделал паузу, среди слушателей офицеров ни шевеления. На лице выражение, начать повествование, … задумался. Вдруг напряжение лица, взгляд, глаза в сторону, как – то обмяк, осунулся и из левого глаза наполнилась, медленно покатилась по щеке, не оставляя следа, крупная слеза…  Несколько секунд и вторая.
Я думаю, эмоционально, на всех присутствовавших, это произвело незабываемое  впечатление.  На меня, ни до того, ни после не видевшего ничего подобного, удручающаяся картина стоит перед глазами, когда вспоминается.
Кто – то опустив голову, кто – то отрешённо отвернувшись, офицеры и в возрасте были. Открытый летний зал чувствовал, ждал, пережидал продолжения повествования необычного человека. Таинственность, загадочность, героичность мистикой предугадывались.

     Собрался…  «Вы не представляете, как трудно жить под охраной, с чужой фамилией! Главное, привыкнуть. Меня приговорили, найти и уничтожить за Рейли, приплюсовали Савинкова, боевиков – монархистов, за эту Шульц, за весь провал. Не поверили, что меня застрелили или расстреляли. Где – то произошла утечка сведений. Много лет чувствовал, подбираются. После войны поспокойней, но и то, … в напряжении. Так и воевали, не ты, так тебя…»
Встреча закончилась, окружив Петрова, офицеры молча большой группой пошли в столовую.

     Наспех щёлкнул пару кадров. Вдогонку громко (потом сам себе удивлялся, напору беспардонности), а какой у Вас наградной пистолет? Все остановились, офицеры, всем видом, откуда взялся такой шустрый?
Пауза… Петров: «Какой?  … БОЛЬШОЙ,  ЧЁРНЫЙ». Пауза… и все «грохнули» хохотом!
Кто – то из старших офицеров, похлопав меня по плечу: «А какой ещё, конечно,  большой и чёрный». Иван Михайлович внимательно посмотрел на меня улыбаясь: «Был не один по разным причинам, так сложилось».
Помчался поделиться с однокурсниками услышанным. Обсудили.

     Позже всплывали слова Высоцкого о доме,… домом было училище и студенческие годы,

«Помнишь ли, товарищ, этот дом,
Нет, не забываешь ты о нём.
…..
Ещё бы, ведь...

Где твои семнадцать лет?
-----
А где твой чёрный пистолет?»


     Для нас, курсантов – пограничников, общение с легендой Пограничных войск, заменяло многие часы учёбы. Видеть, разговаривать, задавать вопросы, получать ответы от  Человека…  С годами, кому рассказывал, …  не верили.
Революция, гражданская война. Револьвер, маузер. Орден Красной Звезды, тех лет, один из первых, первых номеров, учреждён, как награда в 1930-ом году… Дзержинский, Артузов – внешняя разведка, Тойво Вяхя – Петров. Операции «Синдикат», «Трест». Рейли, Савинков, Кутепов, Захарченко - Шульц… На меня странно смотрели… По возрасту молодой, а как вживую и я вот так запросто общался со всеми ими…
Наверное, это из другой жизни. В лучшем случае, усомниться  …  Связать всё с человеком – легендой, временем, эпохой. Рассказать в наше время и чтобы поверили… Какое же надо красноречие! Владеть убеждением… Скажу без ложной скромности, когда рассказывал, верили.

     В 80-х, в Одессе, Леонид Филатов, актёр, писатель, когда просил рассказать ему о встречах с необычными, известными людьми, очень заинтересовался. Где – то он слышал, читал сценарий помимо телевизионного сериала и книги. Вслух рассуждал, как много надо собрать, записать. Сколько тем можно найти. Выбрать и создать. Планы у него были далёкие.  Связать «большой чёрный пистолет» друга Высоцкого, со временем актрисы немого кино в Одессе, Веры Холодной с Сиднеем Рейли, бурным временем 20-х.

     1966 год. МВПККУ. Вот и окончен первый курс, «солдатский». Дальше, один дивизион в Москву, другой  в  Алма – Ату.  От того и аббревиатура такая моего курса,
Московское высшее пограничное Краснознаменное командное училище имени Моссовета

«… разошлись пути – дороги вдруг:
Один на север, другой – на запад,-…»                В.Высоцкий.

Перед этим из Багратионовска путь, как и моих товарищей, в Ленинград. В Пограничный округ на стажировку по заставам Северо-Западного округа.

«От границы мы Землю вертели…»
                В.Высоцкий.

     Красоты северной Пальмиры, памятные места города. Памятники, величие старины. Северо - Западная граница, белые ночи, короткая месячная стажировка. Красоты природы, сохатые, рвущие в клочья систему заграждения границы в гон, озёра с огромными окунями и щуками и комары, величиной с «воробья». Препротивнейшее насекомое тех мест, пикирует, как бомбардировщик, болюче жалит. Успевает хлебнуть крови, после чего образуется пузырь, который раздираешь в рану.
Всплывающие, как подводная лодка, бобры в тёмной, чёрно -  скальной жутковатого цвета воды. Наша молодая беспечность и энтузиазм, самонадеянность и показательная взрослость. Пограничник и романтика.

     Воспоминания, рассказы. Пограничная застава, я на стажировке в роли командира отделения. Раннее утро. Кроме дежурного, часового и повара все отдыхают. Проще, «спят без задних ног». Вдруг, эта сирена, звуки тревоги подбрасывают, сбрасывают с кровати.
Я командир, дублирую, кричу: «В ружьё!» Всё отработано, мы не «салаги» -  солдаты – пограничники, форма, сапоги, снаряжение на себя в секунды! Похватали автоматы, магазины с патронами… Построение. Коротко боевая задача, откуда сигнал, сработка «системы» и кто на машине по рубежам, кто на своих двоих – в очень короткие сроки обнаружить, найти причину. Или это животные шалят, техническая ошибка системы заграждения, или
… всё по – настоящему. 60 – е годы, Северо - Западная граница, пограничный поиск, преследование, задержание нарушителя границы. В те годы граница была в полной боевой готовности.

     Я и группа пограничников в пешем строю – бегом «вылетаем» за ворота заставы. Наш путь к линии границы на перехват, упредить возможное движение нарушителя. Слева отвесная гора, справа двухметровая система сигнализации, заграждения из колючей проволоки. Между, тропа и ширина прохода  до одного метра.
Только мы разогнались, я впереди… на нас несётся это чудовище – лось! Более полтонны мяса, ветвистых рогов шире, чем проход. Почему – то не почуяв, увидев нас, как вкопанный, копыта в тропу с кусками земли полетели. Испуган, тяжело и часто дышит голову опустив, рога угрожающе выставил на нас… Да не на нас, а на меня, я первый.

     Как мы «затормозили»…, я как вкопанный, трава с комочками земли ему в морду полетели. Сзади пограничники - бойцы, начиная с меня, в меня «втыкаются» друг в друга, впереди бегущего огревая автоматом. Увидели, все в немом ступоре. Тяжёлое дыхание всех живых.
Что делать, что будет? Потом вспоминали, кто – то что – то соображал, ещё и думал. Нет, конечно, в мыслях ничего не проносилось, мгновений, тех самых, что пишут классики, не пролетало. Было противостояние живых организмов, без мыслей, испуга, растерянности. В прострации, на сработку инстинктов. На мгновения оценки обстановки сильного зверя и слабого в той ситуации человека. Подсознания на автомате или здравого смысла.

     У лося сработало, нас много, всех не победишь, по всем не пройдёшь, не собьёшь, не перескочишь. Мы, кто, напрочь, забыл про автомат, это мощное оружие АКМ, зашевелили, наконец – то мозгами и частями тела, могли уже применить против явной угрозы жизни.
Это могучее животное, наверное, тоже на подсознании, поняло, тяжело всхрапнув, вскинув гордую, красивую голову. Глядя на меня, злые, наливающееся кровью глаза, всем видом презрения к нам, встало «на дыбы», сделало «полусвечку», передние копыта ног просвистели перед носом. Я даже не отшатнулся, просто не успел. «Вмазал» бы, как так и надо…
Развернулся с хрустом в воздухе, зацепил забор, от чего он затрясся. Зверь тяжело, мощно опустился, задними копытами ног обдав нас вырванной травой с росой и припустил вдоль забора, по узкой пограничной тропинке между «системой» и горой.

     Ошарашенная  пауза и вперёд на выполнение боевой задачи.
Лось метров через сто остановился, обернулся на нас всхрапывая, мы же резво «подхватились» и нас было не догнать. Приключения, каких было не мало, но это, на первый взгляд даже смешное, веяло смертельно опасным происшествием. Встреча с дикой природой чревата самыми неожиданными последствиями.    

     Видел холодное Балтийское море, попробовал рукой ледяную воду.
Низкие тёмно – серые облака – тучи над ним. Необычное движение в небе, перестраиваются, догоняют друг друга, преобразуются в фигуры. Явление завораживает, наблюдать интересно. Если бы не ощутимое холодное, неприятное, волнообразное движение воздуха.
Не обращая внимания на погоду взрослые и дети у кромки воды копают, собирают янтарь. Не надо специальных знаний, приспособлений, чтобы найти камень. Ковырнул ногой и собирай…
Поднимаю невзрачный камешек. Лёгкий, грязно – серый.
О край своей ремённой солдатской бляхи надломил и впервые увидел настоящий янтарь.
Когда прогуливался в Калининграде, зашёл в магазин, где янтарь в каких только изделиях не был. Тогда было время, продавец, молодая женщина и я, единственный покупатель. Даже совсем не покупатель, а просто посмотреть красоту этого природного явления камня из смолы.


     Город Калининград. До середины 1946г., Кёнигсберг. В 1966г., видны последствия сокрушительных боёв для города. Скелеты зданий, построек. Пространства из фундамента, где были дома. Ещё мало заселён, статус полузакрытого города. Наличие войск. Много военных моряков. Военная техника…
Непривычное ощущение, холодные остатки некогда красивых строений. На солнце и в тени домов, перепад, до озноба. Влияние воздушных потоков с Балтики.

     Городок Багратионовск. До 1946г., Прейсиш – Эйлау. Следы войны, сохранившиеся здания, пригодные для жилья и непригодные, разрушенные. С них жители используют уцелевший стройматериал. Бывшие немецкие постройки по старинной технологии. Красно – бордовый кирпич один к одному. Стены внушительной толщины. Стиль сохранился в некоторых, ещё тех постройках рыцарских времён. Окна – бойницы, запасные входы – выходы, лабиринты. Пограничный городок, казармы из того же, красного, полированного кирпича, ниша для оружия, всё предусмотрено военной национальной педантичностью.
Конечно же, брусчатка. Немецкая, из прочных пород камня. Тротуары и дороги, кое -  где с узорами, выложены довольно узкие улицы. Часть трассы до Калининграда, на автомобиле едешь, явственно чувствуется лёгкое подрагивание. Тех авто, 60-х, с жёсткой подвеской.
Учёба на авто права, сдавал, практическая езда на грузовых ГАЗ-63 или ГАЗ-51.

     Побывал в  советском городе Таллине, столице Эстонии. Можно просто сказать, вообщем – то ничего особенного, воспринимал в свои года, очень молодые, не обременённые.
Необычность строений, мрачноватость зданий, что – то из древних времён. Нужен возраст и годы это воспринимать, историю города, страны.
В то время лукавая молчаливость и скромность эстоночек – одногодок напрягала много больше. Загадочные, белокурые, манящие и завлекающие отвлекали и увлекали. Несмотря на тяжёлые, осуждающие взгляды старших женщин, строго следящие за моралью чад.
С не говорящими по эстонски, не водиться!?
С «предрассудками» родителей, молодёжь боролась своими методами, с этим трудно было сладить. Как в песне,
«Мы по палубе бегали,
Целовались с тобой…».

     В середине 60-х молодёжь Прибалтики всё больше впитывала даже не западное, а американское. «Хиппи – стиль» или разновидность с начала 60-х, почти одновременно с Европой возник, проявления, в том числе в Эстонии, хотя в меньшей степени.  Близость Швеции, Финляндии немаловажно. Пассажирские и грузовые суда мира, рейсовый «Таллин», бывший «Сванетия» в Финляндию.
Литература  «оттуда». Шмотки, рассказы побывавших  там. Навязывание специальными людьми ихней идеологии. Портовый город. Иностранные моряки, клубы, бары, женщины, доллары, рубли.
Советские моряки не отставали. Мода и подражание, плюс национальное. Вроде бы был в Таллине, но как один миг и только в памяти – красивое, необычное, впечатляющее, незабываемое приключение молодости.
Проездом.
«Бросим на минувшее мы взгляд
С улыбкой, с улыбкой».                В.Высоцкий.

       В отпуск – каникулы, к родным. Всего один месяц перед учёбой, август. Показаться родителям. Им посмотреть на своё произведение, что получилось.
Похвастаться, повыхваляться перед бывшими друзьями – товарищами. А уж рассказать об увиденном, прочувствованным с картинками, прибавленном на грани подвига или ужаса «настоящего» пограничника. Видеть, какое производишь впечатление, особенно на девчонок.
Не пацан безусый, солдат – курсант, правда, после первого курса, но это не в счёт.
То да сё, не нагулявшись, много чего запланированного не сделав. Не заметил, как пролетело время, пора в путь дорогу, грызть военные науки в училище. В Москву, в «бабушкинское» Пограничное училище. (Бабушкинский район Москвы).

«То  валился  в  лицо  мне  земной  горизонт,
То шарахались вниз облака».                В.Высоцкий.

     В то время самолёт ТУ – 104 на дальних маршрутах был единственным и незаменимым. Гордость Аэрофлота, зависть всех капиталистических авиакомпаний. Скорость на уровне и сейчас, современных. Стоимость билета в любой конец Союза доступна студенту. Родители без ущерба для семейного бюджета выделяли. Если честно, не всем было доступно, но ради детей, выучить, вывести в люди, напрягались и раз в год их ребёнок покорял воздушное пространство огромной страны.

«Я стою, как перед вечною загадкою,
 Пред великою да сказочной страною…».                В. Высоцкий.

     Учёба, занятия в Москве, как небо и земля от первого года обучения. Столица огромной «сказочной» страны по Высоцкому. Величественность, золотые купола. Высотные здания с индивидуальной архитектурой. Метро, мы ещё не в том взрослом возрасте,… просто покататься. Увольнение в субботу, воскресение, не занятым по необходимым обязанностям, как правило, дежурства. Слов не было, не подобрать. Всё надо охватить, погрузиться, использовать с умом. Насладиться  жизнью  лет, которые подарила судьба, учиться в столице. Чётко понимали, через три года служба на границе, место, будет очень далеко, в том числе и от мест цивилизации.

     Немаловажно настроение, желание, стремление покорить всё, что на пути. Полевые занятия не то чтобы в радость, но весело, без уныния. Охотно, несмотря на капризы погоды.
В классах, аудиториях с вниманием, которого от себя не ожидал. Бывало «клевали» носом, но мы студенты не гражданские. Сержант  «поднимет, как…», то есть взбодрит, одёрнет, цыкнет… Были любимые предметы, нелюбимые, вообще не любимые. Кому что легче давалось. Теория и практика от природы, с трудом одним, с натягом другим, лихо не напрягаясь третьим.
Конная подготовка, особенно важна на службе на труднопроходимых участках границы. И нас учили этому в… Москве.

     В специально оборудованном конном манеже и за пределами. Я умел, притом вполне прилично обращаться с лошадью. Волокуши в деревне возил ещё в шестилетнем возрасте.
Сразу был отмечен преподавателем и помогал своим товарищам или меня отпускали с занятий в спортзал. Кто раньше не общался с лошадью, надо было видеть представление задаром!
От неумения, от незнания, взбираясь на неё, забывали теорию. Умная лошадь чувствовала «седока» и сама включалась в обучение. Хохотом взрывались друг над другом и подбодряли за ушибы, вывихи… С занятий с ног до головы в опилках манежа, с распухшими носами, разбитыми коленками, но с надеждой, ещё не всё потеряно.

     В следующий раз слетали с коня, дальше, чем в первый, но день ото дня всё увереннее управляясь. Помня великие слова, «тяжело в учении -  легко в бою». Свой опыт первого года обучения в Багратионовске, «носом в грязь» - быстрее в люди!
И вот уже, кое -  кто участвует в массовке художественного фильма, уверенно гарцуя, забыв те приключения и неудачи в начале. Называют – артист. Снисходителен, получил несколько рублей за съёмку. Сам ещё долго перед сном мечтает, может, возьмут, дадут посущественнее роль, чем проскакать, помахать бутафорской шашкой.
Первая и последняя съёмка, осталась в памяти, прикосновение к кино.
Более практичное, жизненно важнее умение владеть навыками управления животным на границе, где неумение может угрожать жизни. Подружиться, «рулить» лошадью, подчинить, она в ответ вывезет, вытащит из передряги, спасёт. Нас и этому учили.

     Служебные животные, верные друзья пограничника. В век компьютеров и скоростей, хитроумных технологий, сверхоружия … Чутьё, нюх, верность четвероногих ещё очень долго будут служить людям.  При выполнении специальных задач.
«Чуть помедленнее кони,…
Умоляю вас вскачь не лететь!    В.Высоцкий.

     Умение чертить, рисовать со школы. Школьные тетрадки, альбомы, учебники и дневники были изрисованы хаотичными фигурами, схемками, чертежами самолётов, танков.
В то время увлекались в старших классах, песнями, стихами. Девчонки и мальчишки, девчачья любимая, «А у нас во дворе». Парни, «ЛЭП – 500», типа того. Переписывали в толстую тетрадь, разрисовывали. Нравилось себе, оформление совершенствовали. Приобретались какие – то навыки самодеятельного художника. В 60-е г. самообразованием занимались активно, в себе находили изюминку и развивали её. Бумом не назвать, но было повальное увлечение, поиск самого себя. Призыв старших к молодёжи.
Юношеский энтузиазм, приключения и романтика. Задор. Пробы и ошибки. 

     Найти себя, создать себя обществу полезным. Делать дело, нужное окружению. Увлечение на пользу, в учёбе, на отдыхе. Искать себя -  становление, возмужание, будущее! Занятость, спокойствие родителей, школы. Идеологически, одно без другого, воспитание и предмет воспитания не предполагалось вообще.
Символичны слова  Высоцкого,
«Стих без гитары-…
И мысль без соли…» 

     В русле призывов к поиску себя, я научился неплохо рисовать, понимал композицию. Развивал пространственное воображение. Чертил почти профессионально. И всё сам, никто меня не учил. Освоил и полюбил фотоаппарат. Художественную фотографию. Несколько раз посылал фото с разными темами в редакцию «Вечерней Москвы». Газету училище не выписывало, результаты не известны, не рецензировались. Да не так уж важно было, раз насмелился послать, значит, чувствовал результат.

     Конец осени 1966г..  Откомандирован заместителем командира дивизиона оформить по безналичному расчёту канцелярские товары. По согласованному списку, мной отобранные.
Два внушительных пакета, с которыми тащился после в метро, автобусе.
Магазин находился в здании  ГУМа, с торца. Тогда ул. Куйбышева, сейчас и до того, Ильинка, (Китай – город). Оформление затянулось и магазин закрылся на обед. Надо было  как – то переждать. Пошёл прогуляться на Красную площадь.
День был солнечный, но не грело, сухо, холодно, неприятные внезапные порывы ветра, скоро зима. На площади никого, только две небольшие группы с экскурсоводами.
Одна из групп, молодые девушки моего возраста, их руководитель женщина, эмоционально рассказывающая об истории Собора Василия Блаженного, памятнике Минину и Пожарскому, находилась метрах в сорока  от начала улицы.

     Я остановился метрах в десяти от группы, ближе к началу улицы. Слушал экскурсовода, смотрел на красоту Храма. Совершенно естественно на каждую девушку из группы. Они тоже периодически зыркали и не по историческим местам. Закрываясь от ветра, не услышал, больше почувствовал за спиной движение, шуршание…
Оборачиваюсь, сзади медленно, в сторону группы, они в это время не видели, смотрели в сторону Спасской башни, не едет, движется огромный чёрный лимузин. Руководитель группы увидела, замахала руками, девушки начали в сторону отходить, оглядываться.
Заминка, любопытство, лёгкая неразбериха, машина останавливается. Переднее пассажирское окно на две трети открыто, я перед ним.

     Вижу в двух метрах от себя, смеющегося Леонида Ильича Брежнева, недавно избранного руководителя государства, партии.  Он о чём -  то разговаривает с водителем, громко смеётся. Поворачивает голову в мою сторону, короткий взгляд. Я про всё забыл, что военнослужащий, надо поприветствовать, правую руку к козырьку фуражки. Отдать честь! Всё это было секунд 20. Группа отошла, автомобиль двинулся, только тогда, вслед вскинул руку.
Машина медленно поехала к Спасским воротам, которые при приближении лимузина уже открывались.

     В середине 60-х моложавый, энергичный, ещё не обременённый в полной мере проблемами в государстве, Брежнев выглядел моложе своих лет. Время, когда ездил без охраны, кратковременно исчезал по личным делам.
Наверное, от наглости по молодости, сообразил и задал бы вопрос, например, какая у Вас марка автомобиля? И я уверен, ответил, приостановился бы.  Двадцати секунд, вполне  хватило. Потому что настоящий любитель автомобиля всегда откликнется, невзирая на статусы, что ему очень близко. А я, действительно не распознал, что за модель. Предположительно, правительственный опытный образец  ЗИЛа или первый из серийных.

     Из истории  известно, Спасские ворота – главные с момента создания ансамбля крепостных башен. Святые врата Спасской башни из старины. От них в боевые походы, на войну уходили воины. Государь, при прохождении через них, обнажал голову.

«И колёса время стачивались в трении,
Всё на свете портится от трения».                В.Высоцкий.

     Лимузин остановился, Брежнев вышел, к нему подошли, кто был у ворот. Было видно, совещаются, осматривают въезд, проём, огромные ворота, что – то решают. Предположение, нужен был какой – то объёмный ремонт. Через некоторое время ворота закрылись…
«Ворота открываются в особых случаях…», можно встретить пояснение в путеводителях. Но в 60-х, слышал, сам был в районе Красной площади, Васильевского спуска, не менее двадцати раз и видел граждан входящих, выходящих, изредка автомобили проезжали.
В то время, у кого был автомобиль, считали просто необходимым, престижным проехать по Красной площади. А что не проехать, если движение автомобилей, кроме  особых  случаев, было запрещено только в середине 70-х! Интенсивным оно было, особенно в будние дни. Довольно часто, ворота просто были открыты, подходили посмотреть.

     Приехал в училище, доставил пакеты, не терпелось же рассказать, кого видел. Первым доложил о прибытии курсовому офицеру в их комнате, радостно сообщил, видел Брежнева Л.И… Напрасно сделал, кто был там, посоветовали, не надо однокурсникам рассказывать, разные слухи распространять, быть скромнее, сдержаннее, мудрее… 
Не тогда, немного позже популярная песенка Высоцкого была известна во всём Союзе, о слухах и слова из неё.
«Закалённые во многих заварухах
Слухи ширятся, не ведая преград…»

     Впрочем, что было бы такого, если бы рассказал? Может быть заведение, где учился, предполагало…, профессия…  Время, требования, дисциплина. Безусловно, всё вместе и идеологическая основа военного строительства в армии, которыми руководствовались и Пограничные войска.

     Такое жизненное приключение, дальнейшие то тут, то там события в стране. Позднее рассказывал своему  окружению, товарищам, подчинённым по службе.
Как историческое, было время, особенно интересное. Когда руководитель страны, без  охраны  катается на автомобиле с водителем или сам, за рулём на правительственной машине, или на одной из своих  «игрушках», был заядлым коллекционером авто. Ведь после покушения на кортёж космонавтов в 1969г., Брежнев с охраной обязан был ездить во время каких – то официальных встреч, мероприятий.
Продолжал «выбираться», исчезать, гонять на авто и не по территории прилегающей к площади.

     Совсем не выдумки, версии на основе действительности. Что – то было…
Высоцкий «вышивал» на синем «Мерседесе» по улицам Москвы, а по другим, Брежнев на «Мерседесе»! (Не сам, с водителем, с 1976г. здоровье не позволяло). И не из ниоткуда байка про постовых гаишников, которые брали под козырёк, путали «Мерсы» обоих, как и мифы…
У Высоцкого был синий «мерс», у Брежнева красный. Народ и не такое придумывал…
Синее иноземное авто ВВ в «высоцковедении» было почему – то сначала серым, после стального цвета и…, наконец, голубым, это тема другого рассказа.

     «Документальные» воспоминания окружения, версии исследователей – одно. Составить портрет – лицо эпохи. Другое,  тайны  особо доверенных лиц. Лицо страны, его быт, будни, личная жизнь, предпочтения, привычки… Без всякого сомнения, у него они были и далеко не факт, начальник охраны, охрана, личные водители, другие. Тем более, у начальников охраны таких лиц в мире – обязательства о неразглашении до смертного одра и это на контроле государства.
Дозированные, «фильтрованные» лёгкие воспоминания возможны. На них пишут приключенческие романы, строят гипотезы. Выдумывают варианты  жизни известных людей. В странах «не демократических», зачастую, «уходили вместе с хозяевами, их тайнами». Говорят, идёт это от древних, «повелитель умирал, должна умереть жена (жёны), много знала (и), все, особенно доверенные». За этим строго следили. Спецслужбы тех, древних лет отличались жестокостью, непреклонностью, неподкупностью!

«Лежат без пользы тайны, как в копилке».        В.Высоцкий.



Продолжение следует.

ПК абревиатуру и фамилию пишет с маленькой, не я...


Рецензии
Интересно и увлекательно с праздником Вас!!

Югория Погранёнок   21.02.2019 12:23     Заявить о нарушении