Диссонанс небес. Цикл 1, Глава 7

Сегодня в Хоссингере движения куда больше, чем было вчера. Правда сейчас я ощущаю больше волну недовольства, нежели желание торопиться. Еще в город въехала довольно большая группа чужаков, они, скорее всего, и вызвали это волнение. Не знаю точно, что происходит. Отсюда я почти ничего не вижу.
Хм… Какой сегодня день? Год? Я так давно не слежу за временем, в нем для меня уже давно нет смысла. Оно застыло для меня в этой комнате. В комнате, в которой я закрыла себя сама, чтобы уберечься от внешнего мира. Чтобы уберечь его от меня. Но сегодня он должен прийти. У меня хорошее предчувствие, интуиция не так часто меня подводит. Так что я просто лягу и подожду.
Через какое-то время раздался стук в дверь.
– Я вхожу.
Я тотчас подскочила и села на кровать.
– Привет. Давно ты ко мне не заходил.
Его обеспокоенный взгляд сменился каким-то жалостливым.
– Как ты тут?
Он опять забыл. Ну я же просила, столько раз просила!..
– Ты не принес ножницы.
Аурум вздохнул.
– Ну прости, прости, я был… Сейчас не до этого.
Надоел.
– Прямо сейчас возьми и принеси ножницы.
– Да тут важное дело. Давай после.
– Ножницы!
– Гр-р-р-р! – прорычал он, вытащив из сапога миниатюрный кинжал и бросив на кровать около меня. Я рассмеялась.
– Серьезно? Ножик в сапоге? Ты им что, бреешься? – спросила я, вытащив его из ножен.
– Да, серьезно, им я хотя бы могу не убить. Пойдет?
– А что делать? – вздохнула я, встав, и направилась к зеркалу.
– А зачем ты все просишь ножницы?
Да ладно. Спустя полгода ты все-таки решил поинтересоваться?
– Не могу избавиться от волос. Пыталась зажечь искорку, чтобы просто прожечь их по прямой, но в итоге долбануло в потолок. – ответила я, кивнув головой в сторону черного пятна.
– Помочь?
– Да, давай.
Я взяла нож за лезвие, протянув через плечо рукоятку. Немного порезалась.
– Насколько коротко?
– Давай чуть ниже плеч. Чтобы завязать проще было.
Он ничего не ответил. Взяв одну прядь, он прицелился и рассек ее. Это не слишком сложная процедура, с учетом того, что я не стригла волос где-то с десяток лет, так что Аурум быстро закончил.
– Все. Пойдет?
Я покрутилась около зеркала.
– Давай покороче в следующий раз. Спасибо. И это…
– М?
– Еще бы рога.
С рогами он был куда осторожнее, нежели с волосами. Он почти не пользовался кинжалом, по большей части он применял одно из наших расовых боевых огненных заклинаний, а потом просто соскребал пепел. Как только я пыталась начать разговор, он шикал на меня, словно мы сидим в библиотеке. Смирившись с тем, что он не станет со мной разговаривать, пока не закончит, я просто стала залипать на небольшую ранку, которая осталась у меня от неудачной передачи кинжала.
Нет, мне не больно. В смысле, у меня совершенно другое отношение к боли. Я воспринимаю ее, как ощущение, такое же ощущение, как прикосновение к дереву или горячей воде. Это малоприятное ощущение, само собой, но мое тело не воспринимает его как нечто такое, от причины чего нужно как можно скорее избавиться. Если человек случайно сунет руку в костер, рефлекс заставит его немедленно отдернуть руку. У меня такого нет. Мне просто все равно.
– Больше кромсать тебя я не буду, тут дальше они еще растут. Не слишком?
Я повернула голову в сторону зеркала, посмотрев на свое отражение.
– Нет, в самый раз. Спасибо. Так и что у тебя за дело такое важное, что ты даже сточил мне рога?
– Ты и сама все знаешь.
– Сегодня вечером?
Аурум кивнул.
– Ладно, поняла. Я готова хоть сейчас, так что…
– Хорошо. Передам тогда ассасинам, что ты уже готова. Увидимся вечером? – встал он.
– Погоди. – ухватила я его за рукав накидки.
– Чего?
– Посиди со мной немного. Я не хочу сейчас оставаться одна.
– Хмх... Может, наполнить тебе ванну в крыле Советников? Перекроем его до вечера, только не…
– Ванна!
– Да, ванна. – его взгляд стал добрее. – Только не подходи к комнате с шаром, а то треснет, как в прошлый раз. Его не будут перевозить сегодня.

– И вам привет, коллеги. – салютовала я удивленным Коджи и Райто. – Наконец-то знакомы лично.
Явно удивленная Райто протянула руку.
– Рада познакомиться.
Немного не так я их обоих представляла. Думала, Коджи будет выглядеть более опрятно, а Райто в моей голове была куда больше похоже на эльфа. Аурум же был какой-то раздраженный, готова поклясться, что у него на лбу пульсирует жилка. А то и две.
– Ладно, надо двигаться. Ассасины не в настроении что-либо делать, так что просто сделаем это быстро.
Аурум цапнул меня за руку и поволок за собой. Во всей Академии, видимо, предварительно погасили весь свет, кроме нас тут никого не было. Довольно темно.
Я рада выбраться наконец из этой комнатушки. Это здание Академии не выделяется размерами, но, после стольких лет в одной комнате, она кажется здоровенной. Еще и прохладно так. Если бы не приходилось бегом бежать за Аурумом, который скорее руку мне оторвет, чем отпустит, было бы лучше. Было бы очень здорово побродить здесь в одиночестве. Не боясь никого убить или что-то сломать.
Двоих юных помощников явно гнетет атмосфера, которую создал Аурум. Когда он настолько серьезен, воздух буквально тяжелеет вокруг него. Но мне все равно нравится.
Мы не очень долго шли. Стоило нам выйти на мороз, Аурум остановил нас жестом и, прислушиваясь, осмотрелся. Быстрым движением он вцепился своей рукой в плечо Райто и проскрипел сквозь зубы:
– Если хоть один волосок с ее головы упадет, я с тебя шкуру спущу. Поняла?
Эльфийка закатила глаза.
– Вряд ли тебе представится такая возможность, если ты, конечно, не утрировал о ее… Взрывоопасности.
Он ничего не ответил. Но так и не отпустил ее.
– Ладно, ладно, я поняла. Все будет нормально.
Она подошла ко мне и взяла меня за руку.
– Ну, вперед? – спросила она меня и слегка потянула вперед.
И я пошла за ней.
Надо сказать, я знаю только ближайшие пару кварталов, на них открывался вид из окна в моей комнате.
– И как далеко нам надо будет идти?
– Сейчас поднимемся на четыре улицы, потом влево еще на несколько. Не знаю, далеко ли это для тебя.
– Да нет, не очень.
Замедлю шаг. Интересно, как она отреагирует? Быстро заметила.
– Быстрее.
– Я хочу подольше погулять. У нас есть ограничение по времени?
– Оно довольно абстрактное. Надо все закончить до рассвета, но сейчас только вечер. Хм… Ладно, давай просто пойдем быстрым шагом, ассасины следят за нами.
Я почти сразу заметила их, скользящих по крышам, словно тени. Их всего человек двадцать, может даже двадцать пять. Но они будто бы повсюду. Со всех сторон постоянно доносятся разнообразные звуки; то щелчки, то свист, то стук. Удивительный способ общаться.
Райто шла впереди, держа меня за руку. Но она не тянула меня за собой, как тянул Аурум. Кажется, ей страшно. Не знаю, почему. Ну, вряд ли Аурум действительно убьет ее, если что-то случится.  Не знаю, почему я могу ощущать эмоции других. Это странное чувство. Оно похоже на смесь обоняния и осязания. А еще с ней что-то не так.
– Ты хочешь убить себя? – решила прямо спросить я. У нее на секунду перехватило дыхание, но она не остановилась.
– А что? – спросила она, пытаясь сохранить голос спокойным.
– Мне просто кажется, ты не можешь использовать магию света.
– Это не критично. Даже без магии света я могу себя защитить.
– Только физически. Тебе страшно сейчас, потому что при тебе нет всей твоей силы.
Я остановилась. Она тоже. Общение ассасинов стало более однотонным.
– Если есть идеи, как это исправить – просто скажи. – ответила она, снова нерешительно зашагав вперед.
– Кто-то отдал тебе сущность тьмы. Это явно была плохая шутка, правда?
– Это было давно.
– Но ведь проблема появилась недавно, так? Как давно ты хочешь убить себя?
– И как это связано?
Я догнала ее и пошла с ней вровень, чтобы видеть ее лицо.
– Но ты ведь хочешь?
Не хочет отвечать.
– Почему тогда ты еще жива?
– Потому что я не могу, ясно?
Теперь она злится. Но не на меня, скорее всего, на себя.
– Я хотела. У меня нет ни родни, ни наследников. У меня нет близких друзей. Я потеряла любимого человека. Но теперь у меня есть Вильен, которую я не могу бросить. Есть обещание Айвении, отомстить за ее сына. Есть…
Она запнулась. Но улыбнулась.
– Есть Аурум. Как ни странно, работа помогает мне не уходить с головой в себя.
– Это правильно.
– И ты все еще не ответила на мой вопрос. Как связаны магия света и желание жить?
Вообще магия света произошла как раз от желания жить, причем жить вечно. Магия тьмы произошла из желания убивать и подчинять то, что убить не получается или нет нужды. Эти две сущности хоть и с большим трудом, но уживаются в людях. Именно в людях. Они удивительны. С сутью эльфов все предельно ясно, эльфы – пацифисты. Что угодно, лишь бы не смерти, лишь бы все были здоровы, лишь бы не война. Люди вот, напротив. Им необходим прогресс. Но, так или иначе, самым сильным двигателем прогресса является не просто соперничество, а вражда. Обыкновенная ненависть, которая заставляет пахать до пота и кровавых соплей. Но они не хотят ненавидеть себе подобных, поэтому они ненавидят то, что сеет смерть среди них.
Люди хотят жить, чтобы убивать то, что сеет смерть.
Именно поэтому они способны не просто рождаться с силами света и тьмы, но и удерживать их в себе. Но люди морально не способны жить вечно. Их психика хрупкая, их легко свести с ума. Я знаю. Эльфы же прекрасно выдерживают время. И когда они теряют эту способность, они меркнут. Их глаза гаснут, а магия слабеет.
Сила людей – это желание жить. Сила эльфов – это их вера.
Я не знаю, почему мне захотелось помочь ей. Я знаю, что не смогу переубедить ее, но я смогу заставить ее встать. Может, потому что мы в какой-то мере коллеги. Может, потому что нас ждет схожая судьба. Но я попробую.
Я теперь прекрасно понимаю, что имел в виду Аурум, когда сказал, что одни ее речи могут свести с ума. Чудовищная энергия, даже несмотря на то, что мантия Советника поглощает огромную часть ее маны.
Утерянное волшебство принятия. Именно волшебство, это даже не магия. Его не постичь, не изучить, не понять, даже упоминания о нем встречаются в одной книге на миллион. Это волшебство способно свести с ума любое существо, которому не чужды хотя бы элементарные инстинкты самосохранения, в плохих руках такая сила способна натворить огромное количество бед. Оно способно заставить забыть страхи или напротив – заставить бояться собственной тени. Оно способно заставить принять смерть мужа, способно заставить возненавидеть жену. Я могу объяснить принцип его действия только на том уровне, который понимаю; оно усиливает чувства по отношению к тому или иному субъекту, который есть в памяти существа. Именно в этот день я ощутила всю его мощь на себе.
Диада отпустила мою руку и сбросила с себя мантию. Воздух стал густым, словно ртуть, и тяжелым, словно меня завалило целой тонной снега. Ужасающая мощь, которая всего за несколько секунд поставила меня на колени перед Советницей.
Уши закладывает, а в глазах темнеет. Все, что я слышу, это сердце, которое бешено колотится в моей груди. Все, что я вижу, это Диаду, кожа которой начинает светиться красным. Неужели ассасины не сделают?.. Хоть что-нибудь?.. Она положила мне руку на голову и начала что-то говорить. Я слышу ее голос, но не могу разобрать его. В моей памяти это слишком смутно и по сей день.
Кровь будто начала закипать. И, кажется, я отключилась.
– Ты все неправильно делаешь. – упер кулаки в бока Хаяо.
– Слушай, шел бы ты отсюда, а. Ты мне мешаешь.
– Да просто дай я тебе помогу. – улыбнулся тот.
Это уже мои воспоминания. Об относительно счастливой молодости. Я почему-то четко понимаю, что это сон, но уже забыла позабыть нашу первую с ним встречу.
– Уйди. Не нужны мне проблемы с вашим кланом.
– Каким кланом? Мы не клан, а семья.
– Без разницы.
Я свернула со вздохом свиток с заклинанием и, положив в свою сумку, пошла к своей обуви. Но Хаяо опередил меня.
– Отдай мои туфли.
– Дай покажу, как правильно, потом отдам.

Я очнулась на снегу в окружении пятерых ассасинов. В мантии Советника.
– О, очнулась!
Диада растолкала толпившихся ассасинов и помогла мне подняться.
– Что произошло?
Стоило задать мне этот вопрос, как я тут же вспомнила последние события. Диада ничего не ответила, она забрала свою мантию и надела на себя.
– Боялась, что замерзнешь. Ну, как ты себя чувствуешь?
– Да как обычно…
Но я ощущаю изменения. Будто внутри появилось маленькое солнце, которое помогает мне видеть мое прошлое.
– А что тогда там за-а-а… Хаяо, который украл твои туфли?
– Мне, кажется, сон приснился. Это старый… Друг… Долго я валялась в отключке?
– Не знаю.
– Пятнадцать минут. – коротко ответил один из ассасинов.
– Псевдо-конвой должно быть уже добрался. Надо бы и нам поторопиться. – сказала я, поднимаясь.
Ассасины снова забрались на крыши, а мы двинулись вперед. Диада сама взяла меня за руку, улыбаясь.
– Почему ты улыбаешься? – спросила я.
– Потому что тебе стало лучше. Я просто рада, что хоть кому-то помогла.
Я ничего не ответила. Она куда больше понимает то, что сейчас со мной будет происходить, но я должна пройти через это сама. Воспоминания мечутся по моей памяти, будто хотят что-то сказать, но сейчас не время слушать эту историю. Сначала нужно закончить дело.

– Аурум! Аурум! Мы здесь!
Старший Советник метнулся к нам за сотню метров всего за долю секунды.
– Ну как?
Диада оглянулась на ассасинов, которые шли за нами, а после – на меня.
– Да, все как по маслу. Хорошо погуляли, но лучше бы заскочили за булочками. Там так вкусно пахнет!
Наверное, это маленькое происшествие останется между нами. Наверняка Аурум как минимум заподозрил неладное, он посмотрел на меня так, будто действительно спустит с меня шкуру через пару минут.
– Я как-нибудь принесу тебе булочек. – отозвалась я. Диада похлопала в ладоши, и с них посыпались маленькие желтые искры.
Не вижу Виру. Она была главной в псевдоконвое и пошла с Коджи и Греем. Рост у нее примерно такой же, как и у Диады, а Советники дали ей свою фирменную мантию со здоровенным капюшоном, чтобы ее лицо не было столь заметно.
– А остальные еще не подошли?
Аурум повернулся в сторону улицы, по которой должны были пройти Вира и ребята. Их даже не было на горизонте.
– Там что-то происходит.
– Я иду.
Я плохо помню маршрут подставной группы, так что шла почти наобум.
– Фоксис! Грей! Вы где? – крикнула я.
– Райто! – отозвался Грей.
Таки перепутала улицы. В два маха я перебралась через самый невысокий дом на своем пути и обнаружила их; конвой ассасинов уже не сновал по крышам, так как Диаду мы уже привели. Вира сидела, загнувшись на снегу, вся ее мантия была в крови.
– Черт возьми, что случилось? – спросила я.
– На нас напали, как и полагалось, – ответил Коджи. – Ассасина подстрелили, я ее уже подлечил, только вот…
– Снаряд была отравлен. С фамильярами мы уже справились, и…
Я присмотрелась тем временем к Вире. Она была в сознании и плакала.
– Что мне теперь делать? – прокричала она, подняв голову.
– Ох…
Вира держала в руках собственное порубленное глазное яблоко с ошметками мяса.
– Пойдем к Ауруму. Он обязательно подскажет, как тебе помочь. – сказала я, поднимая ее.
Вира лучница. Ей будет очень непросто приспособиться с такой травмой. К тому же, она красивая. Жаль, что с ней так получилось, хотя, вряд ли ее сейчас огорчает подпорченная мордашка.
Грей поднял ее на руки, и понес в сторону здания Академии. Вира даже не сопротивлялась, пытаясь перестать плакать. Коджи незаметно усыпил ее.
– Пусть поспит, пока не доберемся. Очень уж досадное увечье для ассасина-лучника, ничего не скажешь.
– Угу. – пробубнила я. – Значит, на вас напали фамильяры?
– Ядовитые фамильяры. – кивнул Коджи.
Существа, созданные магией, контакт с которыми отравляет скверной из магии тьмы. Повезло, что Коджи как раз темный маг. В противном случае Виру и Грея бы уже убили. Судя по покромсанной ткани на снаряжении Грея, это были фамильяры самого Дэзила, обычно прочие фамильяры не могут нанести ему ни зги урона.
– Надо отдать тебе должное, вампир. – сказал Грей, идущий впереди нас. – Если бы не ты, мы бы тут померли.
– Ерунда, не настолько ты хилый. – ответил Коджи, покосившись на меня.
Пожалуй, Коджи врет сейчас. Я бы нашла способ вытянуть из их тел эту заразу на себя и переварить ее. Хотя, тут речь идет не только о Вире и Грее, а как минимум десятке ассасинов. Я не настолько опытный маг тьмы, чтобы переваривать заразу такой толпы народу, чего не скажешь о Коджи, для него такая задачка – раз плюнуть. Даже если бы я и справилась с этим, Грей бы не дошел до Академии на своих двоих, да еще и с Вирой на руках.
– Так или иначе, девушка все равно пострадала из-за меня. – проговорил Коджи, опустив голову. – Заметь я неладное на секунду раньше, такого бы не произошло.
– Что случилось – то случилось. Придумаем что-нибудь всем составом Советников, это, в общем-то, наша вина. – ответила я.
Аурум не встречал нас у Академии. Наверное, сейчас он направился вместе с Диадой в башню. Мне уж придется побеспокоить их, потому что случай довольно-таки критичный. Из-за нас ассасин останется калекой на всю свою эльфийскую жизнь.
– Аурум!
Он беседовал о чем-то с Даном и Диадой.
– Там… Вира… Напали и… Глаз…
Аурум поднял бровь.
– А теперь еще раз, только по-нашему.
Я перевела дыхание.
– На псевдоконвой напали. Ассасина подстрелили в глаз, надо сделать что-нибудь!
– Фоксис? – спросил Дан.
– Да. Коджи понес ее в южное крыло на первом этаже.
Не слово не сказав, Дан ринулся по коридору к лестнице. Мы, переглянувшись с Аурумом, направились за ним.
Коджи позаимствовал будущую лабораторию Ависа, готовя какое-то зелье. Вира сидела на столе, по-прежнему плача. В правой руке в носовом платке она все еще держала глазное яблоко, а второй рукой сдерживала кровотечение.
– Я почти закончил, дайте мне пару минут. – сказал Коджи, не поворачиваясь в нашу сторону.
– Вира, ты как? Сильно болит? Покажи. – засуетился Дан.
Она протянула ему платок, в котором был ее глаз.
– Как мне теперь быть?
– Мы что-нибудь придумаем, обещаю тебе. Без стрельбы из лука я тебя не оставлю.
Какое-то время Коджи еще постукивал стеклянными фласками под всхлипы Виры, пока не подошел к нам.
– Пока лучше не останавливать кровь, извини. Если там осталась зараза, лучше уж пусть она выйдет вместе с кровью. Пока выпей это, будет не так сильно болеть. Я подумаю, как возместить тебе утрату. – сказал он, протянув ей какое-то зелье.
– Что это? – безразличным тоном спросила Вира.
Пахнет травами.
– Это настой, который поможет тебе бороться с последствиями отравления и болью.
Вира подняла взгляд на Коджи и уронила фласку с зельем. Коджи благополучно подхватил ее.
– П-прости, я это…
– Да ничего.
Коджи отвернулся и быстрым шагом вышел из кабинета, прикрыв за собой дверь, оставив Аурума, Дана, Виру и меня. Я решила выйти за ним и поговорить. Это не его вина. Он просто должен это принять.
– Коджи?
Вампир сидел за углом, положив одну руку на лоб.
– Ты в порядке?
– Я… Не могу…
– Не можешь?.. Кровь?
Теперь я разглядела глаза Коджи. Они снова похожи на стеклянные шарики, налитые кровью. Набухшие вены на лбу и руках и… Эрекция?..
– Если бы ты знала, как это ужасно, ты бы держалась от меня подальше.
Я села рядом и поджала колени под себя.
– Я тебя не боюсь. Ты ведь мой друг.
– Я уже убивал своих друзей однажды.
– Что будешь делать с Вирой? Есть идеи?
– Ни малейшей. Глазные яблоки – не фунт орехов. Без понятия, как восстановить настолько тонкий механизм. Я думал о явлении чуда, но… Я… Я сейчас вообще не могу ни о чем думать, кроме как о женщине с кровоточащей раной за такой тонкой дверью.
Я не представляю, каково ему, но представляю, о чем он думает. И почему ему так стыдно за подобные мысли.
– Пошли отойдем отсюда. Уж если я чую запах крови отсюда, то тебе тут и вовсе лучше не находиться. Вернемся, как успокоишься.
Мы вышли в холл. Запах крови здесь я почти не ощущаю, Коджи же уперся руками в стену и глубоко дышал, пытаясь успокоиться.
– Хах… Как я это ненавижу. – усмехнулся Коджи, повернувшись спиной к стене и оперевшись на нее. – По крайней мере спасибо, что заставила меня уйти оттуда.
Я решила расспросить его о вампиризме.
– Слышала, что такие глаза бывают у…
– Да. У гулей. Я бы слишком близок к этому состоянию, так что некоторые последствия такого выбора будут преследовать меня всю жизнь.
– Вроде жажды крови?
– Жажда есть у всех вампиров. У гулей ее практически невозможно обуздать своими силами, нужно что-то еще, что будет удерживать тебя от темной дорожки.
– Просто ты вроде питался пару дней назад. Как скоро жажда возвращается?
– А как часто ты ощущаешь голод?
Надо сказать, я голода вообще не ощущаю, одна из моих проблем. Но ощущаю слабость, когда долго не ем, так и ориентируюсь.
– Ну… Минимум два раза в день я ем, чтобы поддерживать свои силы. Значит около восьми-двенадцати часов.
Коджи, видимо, и до этого знал об этом.
– Вот везучая. – усмехнулся он.
– Тоже верно. Лучше уж так, чем чуять каплю крови за полмили.
– Вампирам точно так же надо питаться два-три раза в день. А если ты еще и магию практикуешь, то вообще флягу с кровью с собой носить.
– Ты же сказал, что не ешь по несколько дней?
– Если я буду есть чаще, то мои аппетиты снова начнут возрастать до неведанных масштабов. Ферма не станет кормить гуля.
Ферма или фермеры – это организация вампиров, которая держит «скот» - это люди, которым они платят, чтобы те давали им свою кровь. Советники в свое время хотели прикрыть эту лавочку, но потом передумали. Сейчас кажется даже спонсируют. Именно фермеры и удерживают несколько десятков городских вампиров от разбоев. Как говорится, и овцы целы, и волки сыты.
– Неужели тебе надо настолько много?
– Мне нужно больше трех литров крови в день.
Есть пастухи – это вампиры, которые питаются через Фермеров. Есть чистые – они добывают себе пропитание своими силами, в том числе и убийствами. На чистых охотятся самые сильные вампиры-фермеры.
– Может, ты просто договоришься с некоторыми людьми? Ты ведь Советник, тебе нужны силы.
– Да ты издеваешься. – закатил глаза вампир.
– А что тут такого?
– Мне итак не плохо. Аурум бы так или иначе удержал бы меня от…
Только вот Аурум не ходит с Коджи за ручку круглые сутки.

Вскоре Коджи успокоился и вернулся к Вире. Дан и Аурум уже обсудили альтернативы, однако, видимо, пока нет ничего, что могло бы в большей степени нивелировать ущерб.

– Вильен, вставай! Завтрак готов!


Рецензии
Интересная глава

Караи Омфалос   20.02.2019 14:23     Заявить о нарушении