Осколки памяти. Шрам...

                ШРАМ.

    «Сын за отца не отвечает», – увещевал или обещал Отец Народов. То ли этот нарочито двуличный посыл испортил душу некоторым людям, то ли откровенная ложь вождя развязала им руки, но факт остаётся фактом – сыны отвечали, ещё как! И не только по политическим статьям, а в обычной жизни, где зависть, злоба, месть карали не меньше культового сатрапа. Подчас обида на отца превращала жизнь его сына в ад уже на земле. Знаю не понаслышке – эта история из недалёкого прошлого, из моего детства, из горькой и беспощадной памяти, что с возрастом становится лишь острее и безжалостнее. Тоже своё Чистилище в миниатюре.

    – …Попробуй только сделать шаг в её сторону, – голос Мальвины по прозвищу Кармен был зловещ и тих. – У тебя двое детей – им-то как объяснишь, что шуры-муры на стороне принесли приплод? – Семён молчал, не собираясь вообще обсуждать умерший брак и обязанности по нему – знал и без жены. Почти уже бывшей. – Султан нашёлся! Три семьи завёл! – спокойно показал два пальца. Жена взвилась. – Пусть две – ходил налево и от первой, и от меня… к первой… – задохнулась от злости и бессилия. – Засужу! Завалю все инстанции жалобами – в вахтёры не возьмут никуда! – на это вывернул карман и показал шиш. Молча. – Взыщут, найдут и на Северном Полюсе! Всё до копейки будешь платить дочке и сыну! А станешь бегать – они за твои грехи расплачиваться будут! Попомни мои слова – небо с овчинку им покажется… Не пощажу…
    Семён встал с чемодана, покачал головой и, не прощаясь, вышел из опостылевшего дома. Маля что-то визгливо кричала, давясь слюной и бешенством, но во двор не выскочила – из последних сил берегла своё реноме, старалась оправдать кличку, быть той, кем так хотела казаться: независимой, царственно надменной, поразительно красивой и желанной для всех мужчин – Кармен советского разлива. Таких, как известно, мужья не бросают.
    Она и была такой: статная, черноволосая, черноокая, миловидная по-испански, тонкокостная, грациозная, пластичная… Да и характер был вполне южным: вспыльчива, требовательна до абсурда, чистоплотна до болезненности и капризна, как инфанта третьей очереди. Но все недостатки скрашивали трудолюбие, коммуникабельность, острый ум, музыкальность и уникальный талант к рукоделию. Мальвина была настоящей кудесницей: вязала крючком и спицами великолепные костюмы, платья, кружевные шали и шляпки, вышивала потрясающие узоры в нескольких стилях на женских и детских вещах, из простых пикейных покрывал творила чудо – крючком набивала картины из мулине и шёлка, превращая ткани в ковры. Незатейливый рисунок советских скатертей и пледов превращала в произведение искусства! Очередь стояла на такую редкостную вещь! Но Маля сделала лишь несколько, остальные три единицы оставила дочери в приданое.
    Сейчас же она была просто несчастной и озлобленной женщиной неполных сорока лет, брошенкой с двумя детьми: сын-отрок и дочь пяти лет. А муж ушёл к первой жене. Там тоже было двое, ожидался третий. Это и заставило мужчину сделать трудный выбор.

    Шли годы. Кармен так и не нашла себе мужа. Попадались на её ланьи жаркие очи и тонкий стан только нищие проходимцы, это и отталкивало женщину. Боялась за детей, особенно за дочь. Осталась одна с двумя ребятами. Это не улучшало характера, только сильнее обозлило, ненависть на неудавшуюся и неказистую жизнь незаметно перекинулась на сына – копия отец! Парнишка же стоически терпел нападки матери, сочувствуя ей и хорошо понимая – сам так и не пришёлся ко двору первой семьи отца. Потому и не восставал до поры до времени.

    Сергей заканчивал десятый класс средней школы. Встал вопрос о выпускном, приобретении костюма, вещей на вырост для института… То есть того, что требовало немалых расходов. Это и взбесило мать окончательно – обременённый семьёй муж отказался помогать сыну наотрез, мол, сам пусть заработает летом на полях совхоза. Тогда Маля и сорвалась…
    – Перебьёшься без выпускного вечера! Ни копейки не дам – живём впроголодь! Нет у меня на вас двоих денег!
    Скандалы не прекращались. Обращаться же к семье престарелых дедушки и бабушки за помощью парень не стал. Из гордости. Надеялся уговорить маму, разжалобить, пристыдить… Тщетно. Последней каплей стала её безобразная выходка прямо накануне выпускного вечера.
    Кое-как заработав, а где и одолжив у друзей, Сергей купил себе новые брюки и белую рубашку, приобрёл с рук кожаные туфли. Не шик, но выглядел неплохо, по средствам. Даже обрадовался, что удалось факт покупки умолчать от матери. Увы. Улучив момент, Мальвина вынесла сумку с обновками из дома и где-то спрятала! Сын прибежал из школы после последних приготовлений праздника, кинулся переодеваться… Поиски пропажи ничего не дали. То, что тогда перенёс, что почувствовал впечатлительными сердцем и душой, не передать словами. Сама же мать молчала, не реагируя на вопросы, просьбы, слёзы сына. Поняв, что вечер срывается, Сергей забился на сеновал соседей и проплакал там больше суток. Утром, в чём был: треники и калоши на босу ногу, ушёл из дома к другу – тот был в курсе всего. Так и прожил на чердаке семьи Лебедь до последнего дня, пока шли экзамены.
    Рана, что нанесла на сердце жестокой рукой мать, так и не затянулась даже с годами. Тот шрам всегда будет ныть и кровоточить, не давая возможности просто забыть всё и жить по-человечески.
    Дед с бабушкой одели, подкармливали внука, но к себе жить так и не дозвались – не пошёл категорически. Мальвину же возненавидело всё село, а ей было на всех начхать – отмстила-таки мужу посредством сына. Когда Семёну стало известно о её бесчеловечной выходке, приехал и забрал парня, как только выдали аттестат и документы из школы. Увёз, пока сын не наложил на себя руки от незаслуженной обиды и дикой несправедливости. Сторожили всей семьёй, переживая за психику молчаливого мальчика-волчонка.
    Он не поступил в ВУЗ – последствия стресса, пошёл в училище, оттуда в армию…

    Жизнь так и не вылечила искалеченной души Сергея. Его дорога отныне будет напоминать военную рокаду: вся в колдобинах, под непрекращающимся обстрелом неудач, невзгод и несчастий. Так и прохромает, не найдя в себе силы выпрямить согнутую чужой злобой спину. Будет женат, родится дочь, с женой не уживётся, не доверяя ей ни в чём – отголоски предательства матери. Психика с годами будет всё уязвимее, пока не сломается окончательно. Плюс водка. Да ещё семейная драма – сестра погибнет совсем молодой! Он её очень любил. Не справился ещё и с этой потерей.
    Мать, пройдя свой ад, заберёт его из клиники домой, будет приглядывать, оберегать… Однажды он пропадёт. Совсем. Будут ходить слухи, что сумел проехать автостопом весь Казахстан, стремясь к дочери в Россию, в Ростов… Увы. Оттуда придёт сообщение, что не доехал. Сгинул где-то без вести. Такая нелепая и жуткая судьба. Сын за отца… Доколе?..

               Февраль, 2019 г.

               Фото из Интернета.

                http://www.proza.ru/2019/05/05/1584


Рецензии
Жуткая история. Но с бытовой подоплекой.
Не так, как в прелюдии навевает.
Когда любовь убивают в тебе, наверное хочется убить её и в других.
А это неправильно. Надо беречь в себе любовь.
Всегда, всегда... И счастьем будет заплачено.
С уважением,
Сергей

Кандидыч   19.02.2019 17:09     Заявить о нарушении
Да, так и есть. Одиночество и безнадёга никого не делает лучше. Лишь тех, кто способен стать философом, не делать трагедии из трагедии, прошу прощения за каламбур. А это могут не все. Сильные. Слабые превращаются в нелюдей. Проверено.
Спасибо за отзыв и такие правильные слова! Благодарю, Сергей! Рада встрече!
С признательностью и теплом души,

Ирина Дыгас   19.02.2019 17:57   Заявить о нарушении