Между женой и любовницей 2

Марта не знала, чем закончится её день сегодня. Иван не звонил, хотя и  обещал вчера набрать, если не сможет с ней увидеться. Причиной была простуда. Он сказал, что совершенно не чувствует ни запахов, ни вкуса. Что температуры у него нет, но самочувствие его оставляет желать лучшего.
Ох как же она нервничала! Она не находила места себе ни дома, ни на работе. Её не отвлекало даже её любимое занятие - чтение.
Выдать себя с потрохами Ивану Марте совершенно не хотелось. Она несколько раз брала в руки телефон, чтобы отправить ему Смс, но каждый раз, написав её, стирала и, выдохнув воздух сильной струёй, убирала аппарат в сумочку.
Вдруг из кармана послышался рингтон.
Да! Звонил Иван.
"Только бы он не сказал, что встреча отменяется!" - сложила в молитвенном жесте руки Марта.
- Привет! Всё в силе. Приедешь?
Как же радостно колотилось её сердце при звуке его голоса.
- Конечно! С удовольствием! Только я ничего не приготовила сегодня - не была уверена, что ты оклемаешься...
- Бананов поедим! Хорошо?
- Согласна.
Каждый из них преследовал свою собственную цель в этом общении, но загвоздка была в том, что пообещав говорить друг с другом откровенно, они ни разу не сдержал и этого обещания.
Вот и сегодня беседа прошла в духе доказывания друг другу своей значимости.
Она проскользнула в дверь его одинокой пустой квартиры. Чайник уже кипел. Он всегда готовил его к её приходу, потому что она очень любила кофе и чувствовала себя защищённой с чашкой этого горького напитка в руках. В его квартире ей не нужно было скакать по кухне, накрывая на стол, как это происходило дома(муж, дети - все хотели есть вкусно и красиво. Да она сама их приучила к нарядным семейным ужинам. Но никто не собирался без напоминания даже приборы на стол положить). Иван заботливо насыпал ложечкой кофе в её чашку, каждый раз уточняя точную высоту горки, заливал кипятком ароматный порошок и накрывал чашку блюдцем, чтобы тот лучше заварился.
Она с улыбкой и наслаждением наблюдала за этим процессом.
Себе Иван заваривал чай.
На этот раз беседа началась с обсуждения его посещений сеансов психотерапии.
Ей было жутко интересно, о чем они говорят, чем делятся, кто чем страдает, и Иван рассказывал о всех участниках группы и их проблемах, не акцентируя сути на себе.
"Ладно, подождём, пока он сам начнёт расколется" - думала Марта. Хотя ей до смерти любопытно было, что же привело его к этим встречам. Она ненавязчиво подводила Ивана к вопросу его мотива.
- Ванечка! Скажи: ведь ты любил жену раньше?
- Ну конечно любил, но иногда мне кажется, что все давно между нами кончено. Она перестала заигрывать со мной, перестала быть милой и обаятельной. Не наряжается для меня. Мне кажется, что она меня не любит.
Речи о том, что в неё появился другой я даже не веду, потому что она выглядит сейчас не очень: стала зажатой, неприветливой, неласковой...
- Послушай: может она просто стесняется своего тела? Такое с возрастом у женщин бывает. Ведь мне тоже кажется, что я стала похожа на слона: такая же серая морщинистая и огромная!
- Да ты что! Ты маленькая, легенькая и очень красивая! - и Иван подняв её с кресла, на котором она сидела, на руки, стал медленно качать её.
Как же ей нравилось, что он был высоким и сильным. Он мог поднять её и качать на руках, как маленькую девочку, а ей так хотелось быть маленькой.
Всю жизнь, начиная с восемнадцати лет она вкалывала, чтобы хоть как-то заработать на проезд, одежду и питание. Родители не могли содержать двух дочерей из-за постперестроечной безработицы. Они перебивались с костей на хлеб и делали попытки накопить денег на нормальное образование для детей и квартиру, чтобы наконец переехать из надоевшей коммуналки.
А потом замужество и всё то же безденежье. Муж должен был закончить университет, а у них к тому времени родился малыш. Жить с родителями они на могли в силу характера Марты. Она стала чересчур свободной с тех пор, как поняла, что способна и заработать, и институт не бросать одновременно. Так и жили: Марта работала, училась, качала малыша, а муж её палец о палец не ударял - только твердил: "Вот закончу институт, тогда и пойду работать".
Что ей оставалось? Стать железной дамой! Она смогла! Тащила весь этот состав с вагонами за собой, представляя себя паровозом и постоянно твердила: "Я сильная! Я всё смогу! Я не ломаюсь!"
Вскоре она почувствовала жуткую усталость от этого и дикую пустоту, потому что ей стало казаться, что все, что она делает, нужно лишь ей одной. Что семья может жить и без неё, но никогда не будет развиваться! Что её пинки незаменимы!
" Ах, я сильная и незаменимая! Они без меня не справятся." - уговаривала себя Марта.
И только сейчас она чувствовала свободу от этого. Здесь, с ним - с Иваном, просто потому, что он наливал ей кофе и качал на руках.
- Что для тебя наши встречи? - спросила Марта Ивана.
- Секрета никакого нет. - ответил он, - я устал быть хорошим. Хочу попробовать себя в роли плохого мальчика. Просто я всегда хранил верность жене, пытался зарабатывать как мог, смотрел ей в рот, когда она говорила, но в итоге все пошло не так. Она занялась собой, йогой, а я со своей безумной к ней любовью отошёл на второй план. Мы даже сексом стали заниматься только по лунному гороскопу и то с разрешения какого-то иудаистского бога. А для тебя? Что для тебя эти встречи?
Марта мгновенно прокрутила в голове кучу вариантов, которыми могла бы откровенно поделиться с Иваном, но выбрала лишь самый простой:
- Ты мне нравишься и мне с тобой очень хорошо.
На самом деле в её головке родилась куча ответов, среди которых красными буквами маячило: "ну скажи ему, что он для тебя" последний вагон", с который ты пытаешься запрыгнуть. Или просто скажи, что ты не удовлетворёна сексом с мужем, что он недостаточно ласков с тобой, что вы давно перестали испытывать друг к другу возбуждение и тебе нужно, чтобы кто-то заменил это чувство. Чтобы кто-то мог вызвать бегущую по телу дрожь лишь одним прикосновение к твоей спине в области позвоночника...
Скажи ему!" - крутилось у неё в голове...


Рецензии