Дебют

        Когда объявили перестройку в стране, я подумал... – Ну всё! Теперь жду демократию! – И не колодой замер в ожидании перемен, а работал головой и уже конкретные проекты созрели для президента.
        Он поднимать стал страну на реформы, ставить задачи, сочиняет указы. А кто займётся этим делом?.. Мужики?!.. Зря!.. Без живинки, задора, без зарядки по утрам, когда и с похмелья. Нет! Без политического осмысления конъюнктуры они не способны на массовый героизм.
       Приоритет с пиететом надо определить для женщин. Законом! Могут они на скаку остановить лошадь? А пожар затушить? Всё могут! По этой логике и реформы им проводить, матриархат порукой тому. Но драгоценный потенциал задавлен маникюром, макияжем, блузочками, шубками и сексом. Они совершенно забыли о своём историческом предназначении. И моя Нинка тоже не озабочена реформой. У неё на уме магазин, хлеб, картошка, кухня. Не готова она к исторической миссии!
        Что ж! Свято место пустым быть не должно, пришлось мне браться за хлопоты в стране. 
        Без стартовой рюмки оказалось трудно разобраться в политической конъюнктуре. Я выпил, но не рюмку, а стакан. В голове прояснило мгновенно и решился на дебют. Звоню напрямую директору правящей партии:
        – С пережитками пора кончать! Народ требует демократии! Немедля! Или я подымаю соседей на митинг!
        Полагаю, что на понт я его взял, он сразу же пригласил к себе знакомиться лично. То ли поискать со мной компромисса, то ли черпануть от меня энергии, а может и под замок посадить, как диссидента. Так что, ситуация патовая, но назвался груздем, надо идти. А как после водки?! Директору ответил демократично, что в данный момент сочиняю программу развития общества и согласен на рандеву лишь только назавтра.
       Готовился тщательно к любой развязке.  Мысленно распрощался с Нин-Ванной. Послал родителям телеграмму, предупредил, что отпуск откладывается на неопределённое время, а Ваньке наказал немедля вернуть сотню... Назавтра с побритой физиономией и в чистом белье звоню директору. – Готов! 
       Битый час сидели в его кабинете, дискуссировали на региональные и глобальные проблемы. Папуасам в далёкой Гвинее икалось точно! Но краем уха и боковым зрением я держал дверь под контролем. Не скрипят ли хромовые сапоги и не смотрит ли в щелочку бдительный глаз?
       На улицу вышел беспрепятственно, только уборщица буркнула что-то от себя лично… Погода была удивительной! Ветер гонял снег с дождём, но дышалось в полную грудь и думалось. – Да здравствует демократия!
       Жена встретила матершинными глазами: – И где ж ты шлялся? – Я ещё млел кабинетной солидностью и чистосердечно признался во всём… Увы! Не оказалось у Нинки политической толерантности, прямо взвилась от негодования: – А почему в магазин за хлебом не сходил? Лампочка в прихожей перегорела! Унитаз течёт, на ведро ходим! – И как щенка затолкала ремонтировать отхожий агрегат.
        Успокоилась к вечеру, но в постели возбудилась снова… Я предложил реформировать нашу интимную жизнь, украсить Кама сутрой. Оргазм она получила сразу! Аж винтом в постели!  И что жизнь я ей испоганил, и что лысых она не любит вообще, и что зря не вышла за кудрявого Андрюху… Многое тогда узнал о себе.
       Но я-то уже беременный был мыслью о демократии, и назавтра прямиком к своему начальнику. Давай, мол, покумекаем вместе, как сделать жизнь красивой. Как вывести из кризиса родную контору и государство в целом. Он посмотрел ТАК на меня! ТАК посмотрел!!.. Возникло ощущение бешеного быка рядом, а я перед ним в красных футбольных трусах, и было понятно, куда пырнёт он своими вульгарными рогами… Инстинкт самосохранения оказался на месте. Извинился, пожелал начальнику здоровья, счастья в жизни и тихонько прикрыл за собой дверь.
       Демократом оказался сосед Василий Вольфович, он сам в этом признался.  По статусу крутой, служит в ОМОНе, но после работы бывает расслабленный, родной и понятный как табурет. Что характерно. Мы скидываемся на общий пузырь, садимся за общий стол, но политическая платформа и страсти у каждого свои. Голова кругом, мозги набекрень! Только общая бутылка на столе объединяет и содержала нас в тонусе… Но в последней раз возник человеческий фактор.
        Скинулись на пузырь как обычно, и углубились в политику до упора. Я, как убеждённый демократ, был красноречив и прекрасен, но сила убеждения Василия Вольфовича плеснула через берега.  Своим аргументом беспардонно он раскулачил мне лицо... Эх, Вася-Вася! Не знал он мою Нинку.
        Поднял я беднягу с пола и под руки отвёл в родные пенаты. Мой дебют не задался. Что делать? Напрашивался вывод – делегировать в политику Нинку, а президенту собирать бабье правительство, Государственную думу, Сенат... Шума будет – уши затыкай! Но матриархат уже доказал, что бабы разберутся как надо и дела доведут до победного конца... Понятно, Нинке не до меня будет, реформы требует жертв!... Махну-ка я в деревню, родители давно ждут, когда починю им крышу.


Рецензии