Встреча в сельском магазине



Рассказ из серии «Деревенские штрихи»

    Буквально вчера вечером это и было.

Поехал я на своей видавшей виды машине «на гору». Так у нас в деревне говорят о карьере, расположенном в трех километрах от села на север,  где уже почти два десятка лет потихоньку  ведется добыча флюорита. Для непросвещенных  поясняю, что без флюоритовой руды, приготовленной в виде порошка, не производится ни одна плавка металла на металлургических заводах…
Поехал я туда по звонку моего давнего друга Саши Гавриленко, работающего там все эти два десятка лет. Уже больше месяца мы не виделись и Саше хотелось пообщаться, пока было свободное время и пока грозное начальство было в отъезде. Но перед отъездом «на гору» забежал по поручению жены в один из деревенских магазинов, что был по пути.

Как раз в этот магазин, расположенный в западной части нашего села и ходит героиня моих «деревенских щтрихов» Татьяна Михайловна Харитонова. Надо сказать, что магазин наш был и остается важным обменным пунктом новостями и всеми невероятными сплетнями,  рождающимися в нашей Погромке и составляющими важную и чуть не главную составляющую  духовной жизни ее жителей.

И в этот раз тоже шел оживленный обмен подобным духовным багажом между несколькими погромнинцами, точнее сказать погромнинками. Хоть современная жизнь и опровергает пословицы про «сарафанное радио» и в нашем селе мужики могут точить лясы не хуже женщин, именно в этом действе и в этом магазине оказались мои землячки. Продавщица того магазина, Надежда Николаевна Куликова, в девичестве Будкина, плотная, крепко сбитая женщина, невысокого роста, не прекращая своей работы по обслуживанию очередного покупателя, бойко поддерживала разговор односельчан.

- Слышали!? Конец света, говорят, будет 21-го декабря! По телевизору-то какие страсти показывают!.

- Ага! Целые бомбоубежища строят и запасают всего, чтоб сидеть там! А еще скупают соль, спички и свечи…

- Да-а-а, девки, наживутся торгаши во всем мире. Весь залежалый товар разлетится. А может для этого и болтают про конец света?

- Конечно! Кто-то и набьет карманы….

Тут раздался стук в прихожей магазина, открылась дверь и к нам вошла известная читателю Татьяна Михайловна Харитонова со своей соседкой Верой Дмитриевной Ждановой. Они давным давно живут рядом и почти сроднились, часто навещая друг друга. Ну, а мужики, Татьяны Михайловны Валера  и Николай Петрович Веры Дмитриевны всегда  помогают друг другу по хозяйству. У обеих семей дети выросли и разлетелись из родной деревни кто куда. Харитоновские двое, старший сын и дочь, прижились в Иркутске, а младший в Чите,  ждановские же трое сыновей – в Улан-Удэ, а дочь Надя живет в Закаменском районе. Отсутствие детей, делавшее родителей номинальными сиротами в определенном смысле, еще больше сдружило добропорядочных соседей и наши хозяйки почти ежевечерне проводили час другой за совместным чаем.

Поскольку погромнинцы почти все прозваны у нас в деревне «громкодырыми» и «большеротыми» за манеру разговора громкими голосами, то и Михайловна, увидев меня и, кажется, даже не поздоровавшись, громко заявила:

- Знаешь, что Валерка сказал про тебя!

У меня в глазах отразился немой вопрос, так как  не понял  по какому поводу ее муж Валера обо мне что-то сказал..

- Он сказал, что Генке, все равно не переплюнуть свою Веру: он – не родит!!!

Я сначала еще не совсем понял, почему такое заявил мой дальний родственник? «Не родит? Ну, это ясно, что нет. И почему я должен переплюнуть свою собственную жену? В чем?»
И тут до меня дошло!

Наверняка до Валерки дошли слухи о том, что я недавно совершил прыжок с парашютом. Для меня это было личным испытанием, история которого, как и всё в моей жизни носит полудетективный полуприключенческий оттенок.

 Это было и вправду прежде всего личным испытанием – шагнуть в пустоту. А моя супруга Вера ещё студенткой в иркутском политехе прыгала первые четыре курса с парашютом в ДОСААФе. Тогда это было гораздо проще и бесплатно. И меня это не то чтобы заедало всю нашу семейную жизнь, а живем мы уже 34-ый год, но, все-равно, где-то глубоко не давало полного самоуважения. И подсознательно я хотел прыгнуть как только бы появилась такая возможность почти, в 60 лет. И вот она появилась, буквально в середине сентября. Сначала замаячила полупризрачно, затем облеклась в конкретную форму подготовки с инструктором и -  в прыжке 11 ноября.   

Вот об этом и узнал мой дальний родственник на соседней улице. Валерка по своему статусу безработного посиживал дома уже порядочное количество лет, ведя полновесное домашнее хозяйство и, конечно, имел свои уже устоявшиеся на этой почве взгляды на всё и вся. Как-то в новогоднем поздравлении я его шутливо назвал «барсуком домашним», за что тут же получил от него прозвище «горный козёл». Та невыдуманная история, записанная в моём дневнике, получила тогда название «О Горных Козлах и Домашних Барсуках или Валерка виноват».

Ну а сейчас, может быть поддерживая затеянный той историей тонкий деревенский юмор, Валера и высказал своей половинке эту фразу насчет того, что я не переплюну свою жену даже этим парашютным прыжком поскольку – не рожу! Вот родил бы – тогда бы, наверное бы, сравнялся!И это последнее обстоятельство по его мыслям навсегда возвышает надо мной мою Веру, все попытки переплюнуть которую отныне обречены на полный провал…

                Сообразив всё это, я смеялся в нашем магазине от всей души. Смеялся чуть не до слез и до того, что уехал, забыв свои рукавицы на подоконнике. Рукавицы пролежали там несколько дней, пока у них не нашелся новый хозяин…




Рецензии