Незнакомка спешит на помощь

В ожидании автобуса Оля села на скамейку и задумалась, чем так обидела судьбу, что она резко повернулась к ней спиной. Ну, не смогла удержать любовь, наверное, потому что не ухаживала за своей внешностью, а кто-то ухаживал, из-за плотного графика работы не успевала готовить деликатесы, а кто-то успевал. Вот и ушёл Роман к Светке. Ладно бы, один ушёл, но ещё и мамину трёхкомнатную квартиру увёл, а ей деньги на комнатушку в коммуналке дал. Судиться с Ромкой не стала, у Ромки связи по всему городу. А в коммуналке соседи её невзлюбили, так невзлюбили, что поедом едят.

Хорошо, детей не успела родить, но успела аборт сделать. Врачи сказали, что больше потомства не будет, но она до последнего не верила их предсказаниям. И не верит. Но теперь поздно о детях думать, надо за работу держаться, а то что-то в последнее время её и в коллективе перестали любить. Почему? Ведь она симпатичная, ещё нестарая и, главное, умная. Это и босс говорит, а сам другую на её место метит. И мужчины Олю будто не замечают, мимо проходят, не окликивать же их.      

На большой площадке торговали цветами, но это были искусственные изделия, так как площадка находилась возле самого крупного в городе кладбища. А она приехала сюда, чтобы посетить маму – единственного человека, который не считал её невезучей. Только она, мама, говорила ей ласковые слова, встречала пирогами после института и заставляла накладывать макияж, чтобы выйти замуж.

Замуж Оля вышла и стала Москаленко, а была Кузнецовой. Прожили они пять лет, Ромка постоянно кричал на неё, а потом стал погуливать. Со Светкой он встретился на работе, она, молодой специалист, красавица, глаз не отвести. И Оля уступила. Как не уступить королеве, если сама лягушка. 

Молодая женщина закрыла глаза, они болели после ночного сидения за компьютером, надо было доделать годовой отчёт, который не осилила в офисе, а то днём соседи врубали музыку, их дети начинали орать и бегать, не давая сосредоточиться. А ещё соседи требовали у неё продать свою комнату, мол, семье из четырёх человек необходима двухкомнатная квартира, но денег давали так мало, что на них можно разве что развалюху в пригороде купить.

Блаженное тепло растеклось по телу, голова налилась свинцом и Оля задремала.
- Проснитесь, уже вечер, - кто-то осторожно тронул её за плечо.
Женщина очнулась и увидела рядом с собой красивую даму в кокетливой соломенной шляпке и тёмно-синем платье из кручёного гипюра.
«Странно, - прежде всего пришло в голову, - на улице прохладно, плюс пятнадцать. Как говорится, не май месяц».

- Я оттуда, - кивнула на приткнувшийся к остановке Икарус дама. – Увидела вас и выскочила. Посмотрите, вон и торговки цветами разошлись.
Оля огляделась по сторонам. Пусто, только ветер гоняет по асфальту газеты и одноразовые стаканчики да ворота погоста настороженно следят за собеседницами. По телу пробежали мурашки. На небе проглядывались лики звёзд, они ещё не зажглись, но уже бесцеремонно расталкивали лучами тяжёлые облака. Круглая луна на фоне крошечных светил выглядела дородной няней.

- Езжайте уже домой, - улыбнулась дама, от неё повеяло духами с ароматом сена, такие как-то подарил Роман.
- Вы правы, - вскочила со скамейки Оля. – Спасибо большое.
- Вам плохо? – тоже поднялась незнакомка. – Хотите, помогу? Давайте адрес.
- Чем поможете? -  озадачилась Ольга, но руки сами собой полезли в сумку и достали блокнот, а потом написали на листочке место жительства. 
- Вот и хорошо, - забирая бумажку, улыбнулась красавица, в её больших глазах мелькнули слезинки. – До встречи!
«И зачем дала адрес, - удивилась сама себе молодая женщина. – Наверное, чёрт попутал».
   

Катька встретила её криками.
- И где это ты так долго шляешься? - подперев бока кулачками, орала он. – Детей спать уложила, а ты шуметь будешь!
- Я тихонько, - прошептала Оля.
Развернуться бы и дать ей в морду, но выскочит Иван, он не станет церемониться с незадачливой соседкой.

На другой день сдав отчёт, Ольга пришла домой в хорошем настроении. В квартире было пусто.
Пока никого нет, она приготовила себе ужин, поела и удалилась в свою комнату. Прислонив голову к подушке, погрузилась в сон. В нём присутствовала та самая женщина, которая разбудила её на кладбище.
- Я помогу тебе, - улыбнулась женщина и превратилась в голубя.

И тут раздался звонок. Ольга с трудом разлепила веки, подниматься не стала, надеясь, что пришли к соседям. Но никто не спешил встречать запоздавшего гостя, в квартире по-прежнему стояла тишина. Пришлось встать. Зевая, Оля открыла дверь и оторопела. На лестничной площадке стояла та самая особа из сна, но одета она была по-другому. Тёмный плащ до икр и яркий красный платок на голове делали её ещё более загадочной.
- Пропустите? – улыбнулась незнакомка уголками губ.
- Ой, конечно, заходите! – опомнилась Оля и посторонилась.

Особа из сна влетела в коридор, словно птица. Казалось, у неё не было ног, но она скинула изящные ботиночки и обула маленькие стопы в предложенные хозяйкой тапочки. Оля приняла у гостьи верхнюю одежду и, взглянув на незнакомку, мысленно ахнула. Никогда ещё не рождалось на земле такой красоты, даже блондинка Светка не годилась ей в подмётки. Тёмные волосы, голубые глаза, тонкий носик, небольшие полные губки – всё говорило об аристократическом происхождении красавицы.

Вскипятив чайник и ещё раз поблагодарив Создателя, что нет соседей, Ольга поспешила в свою комнату.
Незнакомка сидела в кресле, закинув ногу на ногу, и о чём-то сосредоточенно думала. Казалось, она решала какую-то задачу.
Хозяйка накрыла на стол, вынула из шкафа конфеты и печенье и села на диван.
- Меня звать Изабелла, - представилась гостья и ослепительно улыбнулась. – Я пришла вас утешать. Только не удивляйтесь, что буду являться, когда стемнеет, у меня работа до шести вечера.

- Не буду, - пообещала Ольга.
- Ваших соседей надо испугать, тогда они сами съедут, - мягко произнесла Изабелла.
- Нарядиться в костюм бабы Яги, - не к месту брякнула хозяйка.
- О, нет, - рассмеялась красавица.- Эту функцию я возьму на себя, если позволите пожить у вас некоторое время.
- Да ради Бога, - обрадовалась Оля. – Будете спать на диване, а я на раскладушке.

На том и порешили, а после чаепития долго разговаривали, только Белла почти ничего не говорила о себе, лишь расспрашивала.
К полуночи заявились соседи, Катька, как всегда, орала на своих детей, Ванька молчал, но раздавал им подзатыльники. Ребятня, Нинка и Мишка, дружно ревели.
- Неприятная семейка, - поморщилась гостья. – Спи, тебе завтра на работу.
- А ты? – поёжилась Оля.
- Я двужильная, - отозвалась Белла, в её голосе проскользнула горечь.

Утром Изабеллы на диване не оказалось, Оля прошла на кухню, чтобы позавтракать. За столом сидела вся семейка Гусевых, они ели овсянку и молчали.
Поздоровавшись и не услышав ответа, молодая женщина поставила чайник на конфорку.
- Присаживайтесь к нам, - неожиданно подтолкнул ей табурет Иван. – Геркулес ещё есть, кушайте.
- Ой, спасибо, - обомлела Оля и ущипнула себя за мочку уха. – Извините, мне некогда, через час на работе быть надо.

- Слышала ночью что-нибудь? – отмерла Катерина.
- Не, - мотнула головой Ольга. – А что было?
- Вой какой-то, будто волки на кухне пировали, - встрял Гусев. – А утром жена убрала с полведра обглоданных костей. Я хотел глянуть, но не смог пошевелиться, будто парализовало.
- И я тоже, - отозвалась соседка. – Хорошо, дети спали.

В горле запершило, завтракать расхотелось, Оля развернулась и убежала в свою комнату, чтобы одеться и выскользнуть на свежий воздух. Её трясло, вспомнилась Изабелла и непонятная фраза «эту функцию я возьму на себя».
Не соображая, что делает, Ольга шагнула на мостовую и тут же упала, сбитая автомобилем, из которого выскочил мужчина.
- Не ушиблись? – поднимая молодую женщину, встревожено поинтересовался он и ощупал её руки и ноги.

- Ссадины на ладонях, - поморщилась Оля.
- Сейчас обработаю, - облегчённо вздохнул брюнет, - и отвезу вас к месту назначения.
Только после умелого оказания медицинской помощи молодая женщина взглянула на нового знакомого: красивый, средних лет, наверное, старше её. И, конечно же, женатый. Такие свободными не ходят. А жаль…    
Она улыбнулась и назвала адрес своего офиса.
- Идёт, - сверкнул улыбкой мужчина. 

И тут Оле стало нестерпимо стыдно за свои неряшливо стянутые резинкой волосы, не накрашенный рот и не подведённые глаза.
Спустя минуту они полетели по проспекту. Всю дорогу молчали, лишь незнакомец искоса поглядывал на пассажирку, а на парковке протянул ей свою визитку.      
- Обращайтесь, если что, - только и сказал он. – До свидания, советую больше не бросаться под колёса автомобилям.

Но день, так странно начавшийся, не прекратил свои злостные сюрпризы. Босс встретил опоздавшую упрёками и заявлением, что подыскал на её место другую, элегантную и собранную.
- Вы. Кузнецова, посмотрите на себя, - презрительно проговорил он. – Лягушка, настоящая лягушка, а я хочу видеть перед собой царевну. Сначала научитесь преподносить себя, а потом претендуйте на приличное жалованье. Отчёт вы сдали, идите в кассу за деньгами и отправляётесь в салон красоты.

Через два часа Оля стояла на улице и ждала автобус. Рыдания рвались из её груди, но плакать было нельзя – кругом люди. Она понимала, что запустила себя, и нет мамы, которая заставила бы её посетить салон красоты и привести себя в порядок. Она понимала, что как никогда одинока, в стремлении зарабатывать она не завела подруг, а которые были, исчезли в процессе жизни. Ко всем бедам примешалась эта жуткая Изабелла. Кто она? Оборотень? Зачем вышла на неё, одинокую и невезучую?

- Снова вы? – неожиданно остановилась возле остановки иномарка, а в них Кузнецова не разбиралась.
Недавний очаровательный принц улыбался безобразной лягушке, будто родному человеку. И её потянуло к нему, словно магнитом.
- Садитесь, - распахнул дверцу в салон принц. – Садитесь и рассказывайте, что у вас произошло.

Не заставляя себя уговаривать, Ольга запрыгнула в авто, уселась на переднее сиденье, и тут из неё потоками хлынули слёзы.
- Так я и понял, - протянул ей носовой платочек водитель. – Меня звать Владимир, Владимир Бочкарёв, прошу любить и жаловать.
Оля тоже представилась и рассказала всё, что с ней приключилось сегодня, а потом и о своей жизни.

Брюнет слушал, не перебивая, а выслушав, предположил:
- Вы боитесь ехать домой.
- Да, боюсь, - согласилась женщина.
- В таком случае, едем ко мне, у меня дети не кормлены.
- А жена? – не поняла Ольга.
- Жена умерла три месяца назад, - помрачнел Бочкарёв.- Едем?

Дети, погодки мальчик и девочка лет пяти-шести, встретили их громким смехом и прыжками, которые напомнили гостье прыжки соседских отпрысков.
- Кушать хотим, - призналась девочка постарше.
- Съездил на работу, дал указания и прибыл в ваше распоряжение, -  улыбнулся отец малышей.

- Проще нанять няню, - предположила Ольга.
- Проще, - согласился Владимир, - но няни у нас не держатся, уходят по непонятным причинам. Может, нашей няней станете вы? Я хорошо заплачу. У нас четыре комнаты, станете жить в гостевой.
Несчастная вспомнила соседей, оборотня, загримировавшегося под красавицу, и согласилась. Возвращаться домой отчаянно не хотелось.

Прошёл месяц, как Оля жила на новом месте, она подружилась с Богданом и Нонной, кормила детей, водила их гулять и радовалась общению с хозяином дома. Постепенно ей стало казаться, что это её дети и её муж,  и что никогда ещё она не была так счастлива. А однажды Владимир сделал ей предложение.
- Я некрасивая, - обомлела Ольга. – Мне зовут лягушкой.
- Ты очень красивая, царевна-лягушка, - улыбнулся Бочкарёв. – Кроме того, ты умная и добрая, как моя бывшая жена.

- Почему я не вижу её портретов? – осторожно осведомилась няня.
- Она запретила мне показывать тебе их, - вздохнул хозяин дома.
- Как…. запретила? – не поняла Ольга.
- Во снах, - отозвался Владимир. – Она приходит ко мне во снах и убеждает, что лучше тебя никого нет.
- Даже так? – озадачилась Оля. – Она знает меня?

- Она взяла над тобой шефство.
- Как её зовут? – вздрогнула молодая женщина и вспомнила оборотня.
- Изабелла, - с придыханием произнёс это красивое имя Владимир и протянул снимок женщины в соломенной шляпке.
И тогда Ольга поняла всё.
А ночью она увидела сон. Прекрасная дама в синем гипюровом платье и кокетливой соломенной шляпке села на краешек постели. От неё запахло уже знакомыми духами – ароматами свежескошенного сена и реки.

- Олюшка, - погладила по голове спящую Изабелла. – Стань матерью моим детям и женой моему мужу, стань счастливой и сделай счастливыми их.
- Это ты выживала нянь? – догадалась Ольга, и её сердце сделало пируэт.
- Я, - призналась красавица.
- И соседей напугала ты, – поняла спящая.
- Думала, что придётся их долго выживать, но высшие силы распорядились по своему, толкнув тебя под колёса машины Володи, - печально проговорила незваная гостья.   

- Откуда ты? –  прошептала Ольга.
- Узнаешь, когда сама умрёшь, но это случится очень нескоро, - отозвалась красавица. – Только уговор, на свадьбе ты должна быть самой красивой из невест, потенциал в тебе есть. О таких глазах, которые прячешь под очками, мечтает каждая женщина, а о таких губах каждый мужчина. Будь счастлива.
И она растаяла в темноте ночи.

Утром, когда первые солнечные лучики осветили комнату, Оля проснулась и первое, что увидела, это изящная соломенная шляпка, которую Изабелла забыла на краешке постели. Забыла или подарила на свадьбу.

Вместо эпилога.
Олину комнату Бочкарёвы продали, добавили денег и купили дачу на берегу озера. Ольга родила сына, а Изабелла наведывается к ним во снах и предупреждает о возможных ошибках и бедах, а потому у семьи всё хорошо.
 


Рецензии
Спасибо за интересный, жизненный рассказ. С уважением,

Евгений Солнечный   16.02.2019 18:27     Заявить о нарушении
И я Вас благодарю, Евгений, что не ушли молча.
С ответным уважением,

Лариса Малмыгина   16.02.2019 19:34   Заявить о нарушении
На это произведение написана 31 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.