Вячеслав Иванов. В воспоминаниях современников

ИВАНОВ ВЯЧЕСЛАВ ИВАНОВИЧ . Русский поэт-символист, философ, переводчик и драматург, литературный критик, педагог, иидеолог дионисийства. Одна из ключевых и наиболее авторитетных фигур «Серебряного века» (16 февраля 1886 - 16 июня 1949)


«Вячеслав Великолепный»,"Дионисиец", «Таврический мудрец», «Старый Мастер Зла», «Мудрец на Тарпейской скале». «Правнук Платоновых диалогов». Так нарекали его современники.

Оратор-импровизатор и энциклопедист. Он никогда не будет популярен. Он слишком учен, слишком необычный и книжный…

«У Иванова даже над тем, что вызывает протест, хочется думать; его интуиция истории богаче, полнее, чем кажется с первого взгляда, там есть тайна, а не игра в тайну». С.С. Аверинцев

«Он был отличный рекламист. На этом пути преуспел»."Опытнейший, виртуозный ловец человеков!" «Умница, великолепно образованный человек, тончайший, мудрейший». «Хищный расчетливый ловец человеков». А.А. Ахматова

«Более всего его соблазняло владение душами». «В. Иванов был виртуозом в овладении душами людей». «В. Иванов — лучший русский эллинист. Он — человек универсальный, поэт, учёный филолог, специалист по греческой религии, мыслитель, теолог и теософ, публицист, вмешивающийся в политику. С каждым он мог говорить по его специальности». «Один из самых замечательных людей той, богатой талантами эпохи. Было что-то неожиданное в том, что человек такой необыкновенной утонченности, такой универсальной культуры народился в России». «Наиболее культурный человек в России»."Русизм Вяч. Иванова носит на себе печать утончённой западной культурности и художественной стилизации, чуждой русской душе"."Это был самый замечательный, самый артистический позер, какого я в жизни встречал, и настоящий шармер". Н.А. Бердяев

«В. Иванову свойственно миражами сверхискусства мешать искусству».
А.А. Блок.

«Скажем правду: в этом человеке высокой и всесторонней культуры, в этом ученом и философе… живет „эстет“ начала века. И он особенно любит в себе „эстета“. З.Н. Гиппиус.

„Было нечто пышно пиршественное в его беседе, он говорить любил, сложно, длинно и великолепно: другого такого собеседника не встречал я никогда“. „Высокий, мягко-кудреватый, голубые глаза, несколько воспалённый цвет кожи на щеках. Светлая бородка. Общее впечатление: мягкости, влажности и какой-то кругловатости“."Золотое пенсне, влажная кожа, слегка воспалённая, быстрые небольшие глаза, носовой голос, редкостный блеск речи — более интересного и значительного собеседника я не встречал». «Иванов никогда не был скучен или утомителен, всегда своё, и новое, и острое.» «Человек был великой учёности. Знал древность насквозь, всех Дионисов и религии тех лет, и поэзию, литературу. И главное, вкусом обладал благородным». Б.К. Зайцев

«Если бы Иванова не было, — в русской литературе оказалось бы большое пустое место». «Иванов в своём уборе из старых слов точно пышный ассирийский царь. Он весь красота». О.Э. Мандельштам.

«Вячеслав Иванов мог сказать про себя, как Людовик XIV: „Петербургская поэзия — это я“. „Он открывает бездонные колодцы сквозь все пласты бытия“. „Он прозревает Культуру Вечности сквозь великолепные и многообразные оболочки Культуры временной“. „Познавший Единство и Многообразие“." Поэт по существу всечеловеческий и всенародный».
Д.П. Святополк-Мирский.

«Время рванулось вперед, а где-то на Зубовском бульваре остался чудак в сюртуке, с менадами, с Изольдой, с розами Суристана, с акафистами».

«Походил он на ибсеновского пастора; одевался по-старомодному; блестела золотая оправа очков. Был он человеком большой культуры; писал сложно и патетически». И.Г. Эренбург


Рецензии