Укрощение ветра. Глава 1. 2

Такси остановилось перед калиткой. Эрика расплатилась с водителем, выбралась наружу и осторожно поднялась по обледенелым ступеням крыльца. Еле справившись с заедающим замком, она внесла первую партию пакетов с продуктами. Затем сделала еще три подхода к «рено логан», простилась с развлекающим ее всю дорогу анекдотами водителем и закрыла пассажирскую дверь.
Когда такси скрылось за поворотом, она завернула за угол дома и спешно направилась к пристройке из шлакоблоков, куда отец два года назад установил отопительный котел. Эрика увеличила температуру и немного постояла, наблюдая за работой всей системы. Вроде все в порядке. Открыла дверь пристройки, занесла ногу, чтобы переступить порог, как какая-то неведомая сила выдернула ее из котельной. Через мгновение она поняла, что этой самой силой был высокий мужчина внушительной комплекции. Она слышала его размеренное дыхание над головой. Одной рукой он зажал ей рот, другой обхватил шею, лишая возможности крутить головой.
Сначала она впала в ступор, руки и ноги безвольно повисли и болтались, как у тряпичной куклы. Это дало нападающему иллюзию, что перед ним покорная и безвольная овечка. Он даже немного ослабил хватку. Но как только двинулся вместе с ней к дому, Эрика начала брыкаться и изворачиваться изо всех сил. Она не смогла достать до его стоп, чтобы ударить каблуком сапога, поэтому начала пинать по коленям. Но все ее попытки были похожи на укусы комара. Верзилу это явно позабавило, он даже насмешливо хмыкнул. Удары локтем по его животу тоже не возымели результата. Казалось, у незнакомца мышцы из стали. Но перед самой дверью ей каким-то чудом удалось высвободить одну руку и впиться ногтями в его шею.
– Не дергайся! – пробасил незнакомец и так сильно стиснул ее, что кости затрещали.
Верзила втащил ее в дом. Эрика пыталась зацепиться ногами о дверные косяки и мебель, но опять никакого эффекта. Бессмысленная борьба вымотала. Ни дышать, ни двигаться она уже не могла. Пока он затаскивал ее в кухню, она ощущала на своей щеке щекотание его мерного дыхания. Этот сукин сын даже не нервничал! А потом он пережал ей сонную артерию, и Эрика погрузилась в кромешную тьму...
Сняв с девушки пальто, Бен усадил ее на стул. Связал запястья веревкой найденной в гараже и привязал к спинке стула, заранее убедившись, что старый, но добротный предмет мебели выдержит ее возможные попытки к бегству. Бен направил луч фонарика на лицо девушки. Сопоставив ее внешность с портретом на стене, он понял, что она копия жены Игнатия Семеновича – Илзы, которую он привез после войны из Эстонии. Такие же белые волосы, напоминавшие конскую гриву. Только у девушки короткая стрижка с длинной зачесанной на бок челкой. Наверное, перед ним внучка бывшего председателя. Он оценил ее фигуру, засмотревшись на стройные ножки и симпатичную мордашку. Кожа гладкая как фарфор, без единого изъяна. Жаль, что не в его вкусе. Ему нравились нежные и покорные полногрудые женщины с длинными волосами и раскидистыми бедрами. А судя по темпераменту этой малышки, она та еще штучка.
Бен открыл ее сумочку и вытряхнул все содержимое на стол: паспорт, водительские права, телефон, визитница, бумажник, косметичка и расческа. Изучив паспортные данные, Бен понял, что девушку зовут Эрика. Прописана в Москве и она... замужем! Черт! Муж! Бен так и знал, что будет подвох. Но почему в доме нет мужских вещей? Он направил фонарь на ее правую руку. Обручального кольца нет, но она явно его носила – на безымянном пальце виднелась незагорелая тонкая полоска.
Девушка застонала, дернула плечами, Бен выключил фонарь и отступил в темноту. Скоро она придет в себя, а что делать дальше он пока не решил.
;;;
Эрика открыла глаза и прислушалась. Кроме ее тяжелого дыхания никаких звуков. Сквозь густую темноту виднелись только красные огоньки на вытяжке над плитой и зеленые цифры электронных часов СВЧ. Уже почти одиннадцать! Кто-то задернул шторы, иначе комнату освещал бы отблеск от снега. Эрика попыталась пошевелиться, но поняла, что руки и ноги туго связаны. Где грабитель? Рыщет, чем поживиться в комнатах? Но ни скрипа досок, ни шагов не слышно. Может он убежал, а ее оставил тут, чтобы у него была фора? Тогда как ей высвободиться от пут? Она может просидеть на стуле до вечера следующего дня, и никто не придет ей на помощь!
Сначала Эрика почувствовала исходящий от его тела жар, а уж потом различила темный силуэт на фоне светлых кухонных шкафов и замерла от страха. Он здесь! Не шевелясь, стоит прямо перед ней в нескольких шагах. В кровь хлынул адреналин. Сердце заколотилось так быстро, что казалось еще минута, и оно взорвется в груди.
– Очнулась? – басистый голос был ровным и спокойным.
– Да, – тихо подтвердила она.
– Тогда чего молчишь?
– А что нужно сказать?
– Тебя зовут Эрика?
– Да. А вас?
– Бен.
Ответ был молниеносным, без запинки, поэтому она решила, что насчет своего прозвища он не врет.
– Друзья зовут меня Рика, – ее богато окрашенный интонациями голос удивительно успокаивал, окутывал и насквозь пронизывал.
– Мы не друзья... и мне больше нравится Эрика.
Где-то вдалеке залаяла собака. Вспомнив аварию, Бен дернулся.
– Это Рыжик... я его иногда подкармливаю...
– Большой бродячий рыжий пес с обрубленным хвостом? – уточнил с усмешкой Бен.
– Да. Он только с виду грозный, а так он добрый.
– Чтобы не сбить эту чертову псину, я резко вывернул руль и мою тачку занесло. Так что я твоей любви к нему не разделяю.
Говорил он не как уголовник. С другой стороны она где-то читала, что маньяки могут быть на редкость образованы. Страх рисовал именно эту картину. Он точно не грабитель. Грабитель бы уже давно скрылся с наворованным, а этот остался. Голос ровный, будто ничего и никого не боится.
– Так это ваша машина... в кювете?
– Да... и давай на «ты».
Она нервно сглотнула и, проигнорировав его просьбу, спросила:
– Вы меня убьете?
– Зачем? Разве ты представляешь для меня угрозу?
Эрика судорожно соображала, что на это ответить и как поддержать разговор. Может поговорить о его машине? Предложить помощь. В сознании уже формировался первый вопрос, когда незнакомец сам выдвинул условия:
– Мне нужна еда и ночлег. Ты меня не интересуешь. Я даже могу тебя развязать, если пообещаешь вести себя мирно. Попытаешься мне навредить – свяжу, и кляп в рот засуну.
Для Эрики это был шанс, за который она, конечно же, уцепилась. Сейчас самым главным было освободиться от пут и облегчить мочевой пузырь, а уж потом она подумает, как обезвредить грабителя.
– Бен, мне не нужны неприятности. Если ты мне не навредишь, я не буду накалять атмосферу, – пообещала Эрика и облизнула пересохшие губы. – В доме полно комнат и еды.
Щелчок выключателя. Эрику ослепил яркий свет люстры. Она сощурилась, а когда распахнула глаза, ахнула. Перед ней стоял высокий мужчина лет тридцати пяти атлетического телосложения. Короткие и черные как смоль волосы. Нос в области переносицы немного скривлен. Карие глаза смотрели на нее с прищуром. На левом виске запеклась тонкая струйка крови. Шею покрывала тату в виде языков пламени.
«Он похож на гладиатора. Ему бы сеть привязать к запястью, а в руку вложить фусцин ». Через мгновение ее осенило: «Черри! Агентство “Воплоти мечту”!». От страха Эрика совсем забыла про разговор с подругой. Она же сама согласилась на этот сценарий! В ее дом вломился «уголовник» – высокий, брутальный, загадочный, коротко стриженный. Все как она просила в заявке!
– Уф, – выдохнула она с облегчением, – включил бы сразу свет! Хоть бы намекнул, что ты из агентства! Я чуть не описалась от страха. Ты сильно рисковал, парень! Если бы я добралась до нижнего ящика комода, ты бы уже сейчас валялся на полу в отключке. У меня до сих пор руки трясутся, и сердце барабанит как подорванное. Ох! Бен! Развяжи меня, мне нужно в туалет.
Бен склонил голову на бок и пристально изучал девушку. Что она задумала? Разыграть карту «Приняла тебя за другого»? Хорошая уловка, но с ним не прокатит.
По его реакции Эрика поняла, что он не расколется до последнего, а играть в эти игры ей не хотелось. Жестом она показала на сумочку.
– В сумке мой айфон.
– Ай... что?
– Телефон, – теряя терпение, пояснила Эрика. – Открой сообщения от моей подруги Черри и прочитай заявку. Как говорится, вскрываем карты. Развяжи, потом дай мне таймаут десять минут. Мне нужно в туалет.
Бен с подозрением слушал ее болтовню. Вынул телефон, но включить не смог. Она пояснила, как это сделать и от нетерпения заерзала. Бен нашел переписку, о которой она говорила, и открыл последнее фото. Это был скриншот заявки в агентство «Воплоти мечту», некая Лидия Понамарева оставила заявку для своей подруги Эрики Державиной. Ниже был описан типаж заявленного мужчины и сценарий. Прочитав сценарий, Бен опешил. Что за чушь? Ей-богу! Пока он срок тянул, бабы с ума посходили?! Вот чертовка! Вся в деда! Что ему с ней делать? Узнай Игнатий Семенович, что Бен привяжет его внучку к стулу, не раздумывая, пальнул бы в него из дробовика.
Для Бена складывалось все слишком удачно и скорее походило на ловушку, чем на правду. Но как она могла заранее разыграть этот номер? Ведь даже он сам не знал, что судьба занесет его в председательский дом. Что делать? Ладно, он ей подыграет, но будет держать ухо востро. Если ее подруга оформила заявку, то в скором времени сюда примчится ухажер.
– Бен, развяжи меня, – потребовала Эрика, в глазах уже была такая твердость, что он, не сомневаясь, шагнул к ней, развязал веревку и успокоил себя тем, что с этой егозой справится одной левой.
– Ух, – с облегчением вздохнула девушка и потерла запястья. – Как думаешь, следы останутся?
– Сойдут через пару дней.
– Главное, чтобы сошли к шестому января. Мне нужно на работу.
Эрика выскочила в коридор и взлетела по лестнице на второй этаж. Бен следил за окнами по обе стороны дома, не сиганет ли девчонка в поле. Но нет, она заперлась в ванной и до его ушей донеслись громкие всхлипы.
Он поднялся на второй этаж и постучал в дверь ванной комнаты.
– Эрика, ты в порядке?
– Да, – ответила она после всхлипа. – Вернее, нет... я не ожидала, что все будет так реалистично.
Бен ненавидел женские слезы. Он стиснул зубы и тихо застонал. Свалилась ему на голову эта шмакодявка. Теперь придется следить за ней до утра. Что ей ответить? Что ответил бы парень, работающий в рамках сценария?
– Прости... я действовал по обстановке.
– Я все понимаю, не парься. Просто переоценила собственные силы, – снова всхлип. – В последнее время было много стрессов... я умоюсь и спущусь.
Он уже отходил от двери, когда она его позвала:
– Бен! В одном из пакетов на кухне есть бутылка водки и апельсиновый сок. Я пила сегодня в баре «Отвертку», не хочу мешать... сделаешь?
От злости Бен чуть не пнул по двери. Хотелось рявкнуть, чтобы сама себя обслуживала, но вовремя спохватился. А что бы сделал актеришка? Он бы загладил вину, ведь довел девчонку до слез.
– Конечно, – как можно непринужденнее отозвался он и прислушался к звукам за дверью. Послышался шум воды.
Бен спустился на первый этаж и первым делом изучил содержимое комода. Электрошокер! Вот это да! Он открыл окно и закинул его на соседний участок. Затем начал осматривать пакеты с провизией. Когда Эрика вернулась, на столе уже стояли два граненых стакана с коктейлями. Девушка села на стул, хотя не без опаски, он все еще напоминал о недавнем положении пленницы. Сделав большой глоток коктейля, она оценила его мастерство:
– Ты здорово мутишь горючее.
Губы Бена дрогнули, но он сдержал ухмылку. Ему нельзя расслабляться.
– От пережитого башка отключилась. Не вся конечно, – она кивком показала на бутылку водки, – пить смогу.
Бен натянуто улыбнулся. Она явно старалась его развеселить. Почему не подыграть?
– Когда ты улыбаешься, вполне симпатичный, а когда злишься от страха можно описаться.
Бен замер и ошарашено уставился на девчонку. Давно ему никто не говорил комплементов. Черт! Очень давно.
– Значит, буду улыбаться, не хочу, чтобы ты тут лужу напрудила.
Эрика шутливо шлепнула его по плечу. От ее белозубой улыбки у Бена дрогнуло сердце. «А она прикольная!», – подумал он и приговорил коктейль одним махом.
– Как тебя в реальной жизни зовут? – он не ответил, и Эрика сама сделала вывод: – Ах, ну да, конфиденциальность. Я все понимаю...
– Ни черта ты не понимаешь.
– Куда уж мне... – съехидничала на, оглядела его одежду и усмехнулась.
– Что? Непрезентабельно выгляжу?
– По ходу мы в одном магазине отоваривались, – Эрика показала на свою юбку, и Бен подметил, что у его рубашки и ее юбки одинаковая клетка.
Он скривился в полуулыбке, но решил отмолчаться. Сейчас его чувство юмора находилось между Северным полюсом и Гренландией.
– Ладно, давай разберем покупки и чего-нибудь проглотим, – сказала хозяйка дома и потянулась к ближайшему пакету.
– Ты умеешь готовить?
– Я умею вкусно нарезать, – отшутилась она и подмигнула.
Бен изогнул бровь. Эта чертовка с ним заигрывает!
– Придется съесть все мороженное, пока оно окончательно не растаяло, – сделала вывод Эрика, рассматривая пакет с замороженными продуктами.
– Если растаяло – выпьем.
Сейчас Бен не откажется даже от лужи отдаленно напоминающей мороженное. За годы тюремного заключения он дико соскучился по сладкому. Как только добрался до первого продуктового магазина, накупил тонну конфет, печенья и батончиков. Кассирша наградила его оценивающим взглядом и выдвинула свою версию:
– На подарки?
Бен кивнул, пожирая глазами сладости.
;;;
На поверку Эрика оказалась компанейской девчонкой. Любое простое действо, будь то нарезка продуктов или вынос мусора, она превращала в театральное представление: жестикулировала, выдавала комичные балетные па, строила рожицы и сыпала шутками. Хоть Бен держал ухо востро, вынужден был признать, что такой интерес к общению у него не пробуждала ни одна особа женского пола.
Эрика поведала, что Новый год она будет встречать здесь с друзьями, и Бен решил, что лучше убраться из деревни до восхода солнца.
– Мне нужно замариновать мясо. Филе говядины нужно разрезать тонким слоем, чтобы потом завернуть в рулет, – с кавказским акцентом она добавила: – Это целое искусство скажу я тебе, брат.
– Дай, я сам, – Бену не хотелось, чтобы она размахивала перед его лицом возможным орудием нападения, поэтому ловко и безболезненно выкрутил ей руку и отобрал нож.
– Ловчила, – усмехнулась Эрика и начала смешивать лимонный сок со специями для маринада. Она слегка толкнула его бедром, а когда он вопросительно на нее уставился, снова подмигнула. – Бен покажет нам класс.
В плане, который он тщательно разрабатывал последние полгода, не было места для романтических похождений. С другой стороны, чем он рискует? Не исключено, что уже завтра он снова окажется на зоне, а сейчас рядом с ним смазливая и смешная девчонка. Нужно брать, что само плывет в руки.
Чтобы не запачкать одежду Бен снял рубашку и футболку. Эрика уставилась на его торс и руки, нервно сглотнула. Ее завораживали его мускулы и цветные татуировки. Красно-черные языки пламени покрывали бицепсы, надплечье и тянулись к подбородку, будто полыхающий огонь сначала разгорелся на руках, а потом перекинулся на шею. На спине тату кинжала с красивой резной рукояткой, а под ним надпись, выведенная готическим шрифтом «Revenge ».
– Что? Страшный? – спросил он, намекая на татуировки.
– У тебя идеальное тело.
С минуту Бен смотрел на нее, не зная, как реагировать. Он чуть не поддался искушению ее поцеловать, но вовремя опомнился. Перед глазами промелькнуло лицо той, ради которой он сбежал из зоны. Нет! Ему нужно довести свой план до конца. Бен стиснул зубы и заставил себя отвести взгляд от призывно распахнутых пухлых губ.
Он взял кусок мяса и положил на него руку. Как приятно ощущать простые вещи: точить нож, резать мясо, слушать музыку. Большинство людей не придают этому значения, но Бен будет лишен этого еще много лет и хотел насладиться каждой минутой, каждым соприкосновением с внешним миром.
После разделки мяса он жестом пригласил хозяйку дома оценить его работу. Эрика взглянула и с прохладцей выдала: «Пойдет».
– А ты скупа на похвалу, – проворчал Бен, досадуя на то, что его старания остались неоцененными.
– Я? Да я так была щедра, что дважды назвала тебя красивым! Хотя ты очень далек от совершенства...
Бен рассмеялся, 1:0 в ее пользу.
Для Эрики было приятным открытием, что ночной гость оказался мастеровитым: прикрутил болтающуюся дверцу кухонного шкафа, выровнял ножки у стола и отремонтировал заедающий замок на входной двери.
Позже расслабленные и усталые они сидели за кухонным столом, и пили третью порцию «Отвертки». Эрика рассказала очередной анекдот:
– Святой отец, мне кажется, я веду праведный образ жизни: не пью, не гуляю, не смотрю на женщин. Каждый вечер ложусь спать в десять часов, и каждое воскресенье хожу на мессу, – понизив голос, Эрика сложила руки, будто в молитве. – Боюсь, сын мой, что все это изменится, как только ты выйдешь из тюрьмы.
Анекдоты вращались вокруг тюремной темы. Бен понимал, что этого требовал сценарий, но сам факт, что кто-то шутит над лишением свободы, вызывало раздражение, которое он не пытался скрывать.
– Прости... меня занесло. Ты реально сидел, – догадалась она.
– Реальней некуда.
– За что?
Бену на ум пришла простая отговорка.
– За драку по малолетке. Давно было. Не хочу об этом вспоминать.
– Это понятно, место не из приятных.
– Точняк, – Бен допил коктейль и потянулся к бутылке водки.
Перед глазами навязчиво замелькал тюремный коридор с ядовито-зелеными стенами, по которому его проводили тюремные охранники, когда мать приезжала на свидание. Та, из-за которой он сел ни разу к нему не приехала.
– Просто удивительно как тебя быстро отыскали.
– В смысле? – Бен напрягся.
– Агентство! Заявку приняли только три часа назад.
Разговор принял опасный поворот. Бену нужно было сменить тему.
– Что за девчонка с розовыми волосами на плакатах в одной из спален?
– Это Пинк – американская певица. До замужества я была ее фанаткой.
– Ты замужем? – Бен изобразил удивление.
– Вчера развелась. Так что теперь свободна, как птица. Кстати заявка в твое агентство это подарок подруги на мой развод.
– Теперь понятно, – сам того не ожидая, Бен с облегчением выдохнул и не потому, что не следует ждать мужа в гости.
Загадочные обстоятельства их знакомства иначе как роком не назовешь. А судьба упорно толкала Бена в ее объятия.
– Что пела эта... Пинк?
– Попсу, рок. Хочешь, покажу тебе ее клипы?
– Поставь твою самую любимую песню, – попросил Бен, наблюдая, как Эрика подключает к сети ноутбук.
– Моя любимая «Никто не знает». Наверное, эта песня отражает мое реальное душевное состояние. Никто из близких людей, глядя на меня, этого не замечает, да и не удивительно, я ведь ни перед кем не открываюсь. Но перед тобой смогу, мы же больше не увидимся.
Она щелкнула мышкой и из динамиков ноутбука полилась грустная песня. К концу последнего куплета Бен успел перевести и осмыслить несколько фраз, давненько он не практиковался в английском языке. Песня была пронизана тоской и одиночеством. Иногда он поднимал удивленный взгляд на Эрику. По ней не скажешь, что она переживает такую боль. Даже сейчас ее глаза улыбаются... хотя как-то печально...
– Ой, я испортила тебе настроение, – с горечью сказала она, когда песня закончилась.
Он хотел поговорить о ее боли, о разводе и о том, что ее тревожит, но Эрика будто почувствовала это и тут же поставила другой клип.
– Эта тоже мне нравится, – она хихикнула. – Как раз про мой развод.
Эрика вскочила со стула и начала повторять движения певицы. Бен подметил, что двигается она не хуже профессиональных танцовщиц. Юбка качнулась, приоткрыв подтяжки на чулочном поясе. Мелькнула белая полоска кожи. От этого зрелища Бен впал в ступор и почувствовал резкий толчок в пах. А потом Эрика сделала то, что заставило его вскочить с места как подорванного. Ловким движением ее маленький язычок провернул кольцо на нижней губе. Бен не смог себя остановить, хотя до этого момента считал, что держит все под контролем. Схватив Эрику за талию, он одним рывком посадил ее на разделочный стол и впился в ее сочные губы.
– Ого! Если ты занимаешься сексом так же как целуешься, представляю, какая ночка нас ждет.
Бен сконфузился, покраснел, а чтобы она этого не заметила, прижался к ней еще сильнее. По всему телу пробежал озноб. Эта девчонка пробуждала в нем чувства, которые он считал омертвевшими задолго до тюрьмы.
– Я буду называть тебя Пинк, – позже выдал Эрике Бен, допивая последний коктейль. – У вас много общего. Ты шкодная и такая же хулиганка. Яркая, дерзкая, но ранимая.
Она мыла посуду, услышав его слова, обернулась и одарила его многообещающей улыбкой.
– Мне нравится. Это что-то новенькое и не затерлось за годы моего замужества. Что-то лично мое.
Эрика показала Бену на ноутбуке свои фотографии. Одни он пролистал быстро, не заостряя внимания. На других зависал, не давая ей вмешаться в процесс созерцания, хотя ее рука постоянно тянулась к клавиатуре. Два снимка произвели на него сильное впечатление. На одном из них она зажала большой нож в зубах. По обеим сторонам ножа стекали красные густые струйки.
– Это не кровь, – успокоила она его, – сок ежевики.
Насытившись зрелищем, Бен показал на фотографию, где Эрика на белоснежном фоне прикрывала обнаженную грудь. На сосках крест-накрест были наклеены полоски черного скотча, которые виднелись сквозь растопыренные пальцы. На лоб была надвинута черная фуражка из лаковой кожи. Томный и манящий взгляд из-под козырька.
– Фотка просто бомба! – Бена охватил прилив страсти, он еле сдерживался, чтобы не потащить Эрику в спальню.
– Знал бы ты, сколько садомазо на нее клюнули. Предлагали кучу денег, только лишь за то, чтобы встретиться и поговорить. Ха! Знаю я их разговоры!
Бен почувствовал укол ревности, это остудило его пыл.
– Что ты им отвечала? – не удержался он от вопроса.
– Посылала туда, куда не зарастет народная тропа. Это с виду я такая боевая. На самом деле мне двадцать три года, а у меня в жизни было всего двое мужчин: мой муж Никита и Пашка, мой первый парень. Он погиб.
Бен окинул ее проницательным взглядом и подумал, что врать тому, кого она видела в первый и последний раз, девушке резона нет.
– Ты всегда так немногословен или ты в образе?
– Всегда, – усмехнулся он и почесал затылок.
– Сколько ты уже принял заказов? Или вам об этом тоже нельзя говорить?
Он поперхнулся и уставился на нее.
– Ты у меня первая.
– Правда? – она похлопала его по руке. – А для меня ты не только первый, но и последний. Это мой эксперимент. Ты – мой экстремальный подарок, так что не оплошай. Ладно?
– Я постараюсь, – хрипло зазвучал его голос.
Они воззрились друг на друга, у обоих участилось дыхание. Первым поднялся Бен. Хотя внутри бушевал пожар, на лице не отражалось никаких эмоций. Взгляд холодный, бесстрастный. Он протянул ей руку.
– Ты чего так торопишься? – от волнения Эрика часто заморгала, но все же вручила ему свою руку, словно драгоценность. – У нас еще вся ночь впереди.
– Вот именно... всего одна ночь... так что шевели ягодами, Пинк.
Она улыбнулась и смиренно двинулась за ним вверх по лестнице.

[1] Фусцин – массивный трезубец. Оружие гладиаторов. [2] Revenge (англ.) – месть. 

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470


Рецензии