Любви все возрасты покорны

     Кто бы спорил. Самой мне с большой любовью встретиться, увы, не довелось. Да и не с большой, хоть какой, впрочем, не потеряла еще надежд. Зато была свидетелем любви, где покорны ей были возрасты мало совместимые с любовью!..
    

                1. Любовь по запросу
     – Найди мне женщину! – не в первый раз по весне просит меня Львович.
     – Прямо сейчас в десять утра? Или можно повременить?
     – Мне некогда временить! Когда был молод, и мне было шестьдесят, мог подождать, а сейчас в мои семьдесят пять…
     – Ты что, их солишь?
     – Нет. Света, с которой ты познакомила меня в прошлый раз, укатила в столицу. Там живут ее дети. “Повесили” на нее внуков! Попросила переждать годик-другой. Ей хорошо говорить, в ее шестьдесят пять, а я ведь могу и не дождаться…
    
     Звоню Львовичу, нашла ему бабенку – нет еще шестидесяти, бойкая, хозяйственная.
     Договорились о смотринах.
     Крупная, фигуристая, с высоты своего роста она с сомнением поглядывала на хрупкую стать Львовича. Да и тот не без опаски обозревал ее изобилие. Восторг в его взгляде больше смахивал на испуг.
     Не дожидаясь разборок по поводу “неформата”, слиняла…

     Спустя несколько месяцев встречаю ее на остановке маршрутки. Сделала вид, что не заметила. Она все же высмотрела меня, подошла – получу сейчас!
    
     Но в ее глазах не гнев – оторопь.
     – Ты где раздобыла это чудо?
     – Извини, так получилось, пойдем, посидим в кафе, не на виду же у всех выяснять отношения!
     Расположились у окна, заказали кофе. Нападение – лучшая защита:
     – Алена Делона я тебе не обещала, итак?
     – Не знаю, с чего начать!
     – Все так ужасно?
     – Почему ужасно? Напротив!
     – ???
     – Последний из могикан!
     – В каком смысле?
     – Мне недалеко до пенсии, а такого к себе отношения испытать до сих пор не доводилось! Да, не атлет. Но какой же умница, какое чувство юмора, сколько в нем обаяния! Тонкий, обходительный, галантный. Единственная проблема...
     – Неужто скупердяй?
     – Нет, что ты! Предлагает руку и сердце. Мне вполне хватило бы сердца.
     – Он со всеми женщинами так поступал. На то и существует брак, чтобы отбраковывать.
     – Спасибо, в браке побывала! Я ничего не хочу с ним делить, кроме постели.
     – Постели? А что, он уже и в этом преуспел?
     – Не то слово! Надо было дожить до седых волос, чтобы узнать, что такое бывает! Раньше интим для меня существовал в большей степени как повинность, теперь – жду, не дождусь…
     – А сколько ему лет ты хоть знаешь? Не переусердствуй!
     – Знаю, семьдесят пять. В первую очередь сообщил, да многие и в тридцать на такое не способны. Не это важно, другое. Для моего избранника (твоего – спасибо тебе) я – царица, богиня. Мои чувства, мысли, чаяния для него, что Песнь песней.
     – Надо же, на руках носит!
     – На руках не носит. Посмотри на меня – впору мне его носить, впрочем, его это устраивает более чем. У меня был такой, что на руках носил, падать было больно!
     – А в остальном как он?
     – В остальном? Что-то, вижу, ты им всерьез заинтересовалась – не к добру! Все, засиделась я тут с тобой!
     Я смотрела вслед ей, исполненная черной зависти, везет же некоторым!..

                2. Любовь из прошлого
     Не успела я приехать на лесную поляну, где проходил весенний фестиваль авторской песни, как попала в жаркие объятия Людмилы.
     Люда была все так же говорлива и шумна. Но какая-то она была не такая.    
     Не прошло и десяти минут, как мне удалось узнать причину метаморфозы, случившейся с подругой. Вернее причина нашла нас сама, материализовалась в виде высокого седовласого мужчины. Слегка прихрамывая, тот подошел к нам, приобнял Люду ниже талии.
     – Рученьки мои шаловливые! – пожурила  она его не без кокетства, – прошу любить и жаловать: Игорь, мой давнишний приятель…
    
     Отправились в лес уединиться. По дороге Люда принялась рассказывать о своем житье-бытье, проблемах, болезнях.
     – Об этом мне все известно, – прервала я ее, – меня больше интересует этот седовласый красавец – кто, откуда и что у тебя с ним?
     После паузы Люда с некоторой неохотой стала рассказывать:
     – Понимаешь, Игорь приехал без палатки. Пришлось потесниться. Всю ночь спать не давал, не остановил его и поливший к утру дождь. Теперь вот сушим спальники, одежду, не заболеть бы.
     – Что ж, лед тронулся! – не без одобрения глянула я на подругу, – такая ты мне нравишься гораздо больше, но ведь это на тебя не похоже. Всю ночь не давал спать, с чего вдруг?
     – Не вдруг. Началось это более сорока лет тому назад, когда мы еще учились в институте. Главным заводилой в нашей студенческой компании был Игорь. Не нашел ничего лучшего, чем по уши в меня влюбиться. Не давал проходу, лез со своей любовью, звал замуж. Не остановила его и моя беременность, примет, мол, и с ребенком. Успокоился лишь, когда переехала с мужем в другой город.
     Нынче все наоборот, я свободна, он женат. У него внуки, но клянется, что я – единственная женщина, кого он когда-либо любил…
     – Не знала тебя такой, подруга! Раньше, чтобы уронить тебя на спину, следовало ох как потрудиться!
     – Это возможно с кем угодно, да только не с Игорем – охнуть не успела!..

     На протяжении всего фестиваля я исподтишка наблюдала новую, неизвестную мне Людмилу. Прежде заставить ее петь – устанешь уговаривать. Теперь гитару не отобрать…

     Минуло три дня.
     Перед отъездом домой Люда напросилась ко мне в гости на дачу посоветоваться, как ей быть с Игорем.
     Приехала вся в слезах.
     – В чем дело?
     Она в истерике:
     – Игорь пропал. Обзвонила все больницы и морги!
     – Так, спокойно, рассказывай по порядку.
     – Понимаешь, мы договорились, что он позвонит в десять. Одиннадцать – не звонит, двенадцать. Звоню ему я – он вне зоны. Не иначе с ним что-то стряслось.
     – Не рановато ли разыскивать в моргах?
     Не успела Люда ответить, как Игорь объявился собственной персоной. С воплями бросилась к нему:
     – Жив?!! Где ты был, почему молчит телефон?
     – Извини, мобилка разрядилась, не мог с тобой связаться.
     Сидим за столом. Пьем, едим. Игорь разливает вино, подливает Люде. Та с ним не разговаривает – демонстрирует обиду.
     – Не мой человек, ошиблась! – заплетающимся языком шепчет мне…

    
     Несколько часов погодя. Устроились в беседке, смотрим на плавающих по озеру уток. Игорь неприкаянно бродит по саду. Выговариваю Люде:
     – Что с тобой? Сколько тебе?
     – Шестьдесят семь.
     – А ведешь себя как школьница, хватило двух часов, чтобы впасть в истерику. Может, не надо тебе такой любви?
     – Тебе легко говорить! Ты много моложе, у тебя – муж, любовник. Бегаешь от одного к другому, чаще от обоих.
     – Люда, я тебя понимаю, – столько лет без мужчины. Ведь у Игоря – жена, взрослые дети, внуки…
     Из нее лезет прежняя  бескомпромиссность:
     – Если любит, пускай доказывает это каждый день, час, минуту!
     – Что ты несешь? Забыла, какие они – мужики? Признайся, когда в последний раз с ними кувыр… была до встречи с Игорем? Поди, года три назад, четыре…
     – Девятнадцать! – выдержала паузу Люда.
     – Девятнадцать?!! – у меня отвисла челюсть. И не только от удивления. От экспрессии, чуть ли ни гордости, с которой она это произнесла.
     – Ммдаа… И что? Как? Ппо… по… получилось? – стала заикаться я…

     Минул месяц.
     Звонок от Люды: 
     – Не знаю, что делать с Игорем, что посоветуешь?
     – Все зависит от того, как развиваются ваши отношения.
     – Вчера все было замечательно, а давеча поймала на лжи. Говорит, что не спит с женой, а по телефону ей: “Кошечка… солнышко”.
     – Подруга, ты совсем одичала без мужчин!..
     Я много моложе ее, но такая острота и новизна чувств, что испытывала она, мне ох как завидна!..
    
                3. Любви все возрасты покорны
     – Приглашаю на свадьбу! – Глеб весь светится, – в марте расписались, свадьбу назначили на июль. Хочу совместить два события: свадьбу и юбилей. Гостей должно быть не меньше восьмидесяти…
     Глеб – красивый старик! Копна белоснежных волос, шкиперская бородка, мужественное лицо, а глаза-то, глаза – живые, сочные, яркие!
     Познакомились они в Индии, куда он поехал по турпутевке. Они оказались в одной туристской группе. Ира много моложе его, как на такое решилась?
     Привел ее к нам на дачу похвастать. Милая, добрая, симпатичная женщина. И сам помолодел, улыбку прячет в усы, очи сверкают. Ходят, держась за руки, не отпускают! Завидки берут – когда со мной такое было? Забыла уже, да, собственно говоря, и не было этого…
     Взял гитару, душа его вслед за песней устремилась ввысь! Поет Глеб замечательно! Его хрипловатый тенорок тешит душу, единственно, что смущает – не строит гитара. Так ведь и у Высоцкого не строила!..

     Жена Глеба, с которой он нажил двоих сыновей, умерла много лет назад. Спустя несколько лет после ее смерти привел в дом “молодую”.
     Дом роскошный, трехэтажный, бассейн, сауна, фонтаны, диковинные растения.
     Семья младшего сына – в штыки. Мол, пора о душе подумать, а туда же!.. У них трое детей, понятно, что беспокоятся о будущем, о наследстве, которое делить уж никак и ни с кем не хочется…
     Пришлось продать дом. Большую часть денег Глеб отдал сыну, себе купил небольшую квартиру.
     От денег сын не отказался, но общение с отцом заморозил…
    
     Жизнь со второй женой у Глеба не задалась. Развелся. Зачем было затевать ссору с младшим сыном? Полагая себя свободным от каких-либо обязательств, тот отбыл с семьей на ПМЖ в Турцию – нашел куда ехать!
     Старший сын живет в Америке, несколько раз в год звонит, поздравляет с праздниками, днем рождения…

     Так что знакомство с Ирой, а затем и помолвка стали для оставшегося в одиночестве Глеба спасением. Спасением в полном смысле этого слова!
     Не прошло и месяца после посещения дачи, звонит Ира, в голосе слезы:
     – Глеб в больнице. Перенес тяжелую операцию на сердце.
     У него с сердцем давно было не в порядке, не остался без последствий, разумеется, и разрыв с сыном.
     Встретил меня Глеб в палате на двоих – согбенный, несчастный. Ира помогла ему подняться. Стал хорохориться, что делал всегда при виде молодой женщины.
     И тотчас поразил в самое сердце! Посетовал, что лето для него потеряно, ведь они с Ирой намечали водный поход.
     Господи, с того света вернулся!..

     Свадьбу и восьмидесятилетний юбилей Глеба совместили и праздновали на даче его товарища. Собралось восемьдесят гостей – не больше и не меньше.
     Вот уж оторвались! И, конечно же, песни, как без них: “Был жених серьезным очень, а невеста ослепительно была молодой”.
     Танцую с женихом, тесные объятия, пожалуй, излишне:
     – Не боишься схлопотать? Не от меня, от невесты.
     – Не боюсь! Чего бояться в моем-то возрасте? Не заглядываю далеко вперед, живу сегодняшним днем. Каждый прожитый день подарок. Солнце греет – радость, дождик моросит – божья благодать. Обнимаю тебя – молодую, упругую – наслаждаюсь. Просыпаюсь в объятиях любимой женщины, ты знаешь, что это такое?
     – Нет, не знаю…


Рецензии
Хорошо. Психологически точно. Точные детали. Шарм самой рассказчика))

Леся Кожумяка   29.10.2019 13:53     Заявить о нарушении
Спасибо, Леся.
Описанные люди и события - реальны.
Мало, кто в такое верит...
С теплом

Иван Власов   30.10.2019 07:50   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.