Теория племён

          Племена. Для современного общества это может звучать парадоксально. Но, тем не менее, следует вспомнить о происхождении человека и подумать о происхождении общества, которое даже марксистской философии, т.е. диалектическому материализму оказалось не по зубам, возможно, в силу неознакомленности с учением Дарвина, которое, возникни оно чуть раньше, обязательно нашло бы отклик у Маркса с Энгельсом. Да, возникни оно хотя бы чуть-чуть раньше, то моделирование общества со стороны Маркса и Энгельса претерпело бы фатальную и катастрофическую для них трансформацию дум о происхождении человека и его общества. Хотя, как рациональные философы, они могли бы и сами покопаться в этом вопросе своим философским умом, потому что идея о происхождении человеческого общества от животной стаи лежит на поверхности. Далее все были безумно увлечены выдумыванием общества без опоры на законы природы, потому что пошла эпоха политики амбициозных выскочек, т.е. демократия; и стало не до того, чтобы остановиться и аргументированно подумать. Иначе чем же ещё объяснить странную сокрытость вопроса, который у всех на виду? Точнее, не самого вопроса, а ясного и простого ответа на него.
          Племена. Племена и животные стаи. Природное единство человека и животных, следовательно, и природное единство общества со стаей, где и тот и другой вид объекта основаны на группе социальных инстинктов, определяющих порядок взаимоотношений в животных стаях и в человеческом обществе. Природное единство. Однако, конечно же, есть и разница, но совсем небольшая. Человеческий мозг более ёмок по части количества одновременных операций, по части накопления информации и сложности мысленного моделирования на основе воображения. Из этого следует, что и основная общественная единица у человека чуть крупнее и чуть сложнее, чем животная стая. И это племя.
          Когда человек эволюционно-биологически окончательно сформировался как вид, он стал образовывать племена. Таким образом, племена — это биологически заданные объединения людей, которые основаны на социальных инстинктах, и эта склонность генетически передаётся от поколения к поколению с детерминацией структуры такого объединения, т.е. племени. И нам никуда от этого не деться. Человек всегда живёт в племени, т.е. до сих пор, и всегда будет так жить, потому что это соответствует его биологической, а точнее, инстинктивной природе. Только современный человек живёт одновременно в нескольких племенах: по месту учёбы, работы, принадлежности любому клубу и многого другого, что объединяет людей в различные сообщества. Это всё является современными племенами, стремящимися приобретать структуру природного племени. И, если сообществу удаётся максимально приблизиться по структуре к природно обусловленному племени, то сообщество устойчиво; в противном случае — нет.
          Племя — это наш абсолют, абсолют нашей коммуникации, нашей социализации, да и самой нашей жизни, так как человек, теряющий связи со своими племенами приобретает суицидальные наклонности. Не существует человеческого бытия вне категории племени. Это жёстко определено биологически. Все наши необъяснимые влечения обусловлены инстинктами, и далеко не всё можно объяснять принципами договорённости, на это тоже нужны свои условия. Опять же, отличие человека от другого млекопитающего в том, что животное вы можете взять из стаи и воспитать вне этой стаи. А человеческая же инстинктивная приспособленность не позволит вырвать его из сообществ, и биологически человек неотделим от общества, а в обществе он пребывает только в племени, от чего зависит его психическое здоровье. Современный человек живёт во множестве племён, иногда даже в большом множестве. Очень важно разобраться в вопросе, каковы основы взаимодействия индивидуального сознания человека и племени, что послужит ещё одним доказательством непреложности значения племени для жизни человека.
          Сама структура сознания приводит к жизни в племени или во множестве племён. Согласно интеграционной модели сознания (http://www.proza.ru/2011/03/12/206), в нём имеется множество уровней, разбитых на диапазоны.
          На сегодняшний день хорошо теоретически разработаны три диапазона уровней сознания. В таблице, расположенной ниже, нечётные номера соответствуют образным уровням, а чётные связывающим. Эти три диапазона изоморфны друг другу, как и уровни, поставленные под одинаковыми номерами, т.е. работают по одним и тем же законам. Разница между соответствующими уровнями разных диапазонов заключается лишь в масштабности образов и связей, которыми они занимаются, а также масштабами времени их работы в единичных актах. Если первый диапазон ведает текущими рефлексами и интуитивными выводами, то второй текущей жизнью и деятельностью, а третий – жизнью перспективной, жизнью общественной, возможно даже, на поколения вперёд. И всё это описание относится к расширенной интеграционной модели сознания, которая подробнее описана отдельно, но опубликована была пока только для первых двух диапазонов. Теперь же интеграционная модель сознания разработана для трёх диапазонов, включая не только закономерности индивидуального сознания, но и общественного.



1. сигнальный
2. безусловно рефлекторный
3. реактивный
4.условно рефлекторный
5. действенный
6. сочетательный
7. впечатленческий
8. интуитивный
9. представленческий


1. представленческий
2. ассоциативный
3. поведенческий
4. мотивационный
5. деятельностный
6. смысловой
7. ролевой
8. ценностный
9. личностный


1. личностный
2. симпатический
3. семейно-компанейский
4. социальный
5. коллективно-родовой
6. репутационный
7. племяобразующий
8. культурный
9. этнический




          В каждом диапазоне находятся по четыре связывающих уровня сознания (под номерами 2; 4; 6; 8), соответствующих четырём типам связей и по пять образных уровней. Основное внимание сейчас нам надо уделить третьему диапазону сознания, отвечающему как раз за общественную включённость человека. Как мы видим, в нём под номером 7 обозначен племяобразующий уровень, на котором существуют образы племени или племён. Таким образом, коллективы или рода с помощью репутационных связей объединяются в племена, и из этого следует, что формирование племени и принадлежность к нему обусловлены самой природной структурной основой сознания.
          Согласно интеграционной модели сознания, племя — это с одной стороны реальное объединение людей в сообщество, а с другой — это образ данного сообщества, отражающий в индивидуальном сознании данное сообщество с представлениями всех известных ему взаимоотношений. Племя, как образ, соответственно принадлежит образному уровню сознания, а перед ним лежит связывающий уровень, дающий связи для формирования этого образа. И эти связи — репутационные. Таким образом, репутация — это процесс, от которого зависит формирование и поддержание племени в необходимом порядке.
          Репутация — это динамичная система циркуляции мнений о ком-либо или о чём-либо, регулирующая значимость каждого входящего члена сообщества (племени), а также обозначающая и фиксирующая значение каждого члена общества. Без внутренней репутации не существует сообщества, не существует племени, а без сообществ, обладающих структурой племени не существует общества в целом, т.е. иначе общество будет испытывать постоянные кризисы, пока не подвергнется революции. Репутация — это циркуляция мнений, и ещё о ней можно сказать, что это конвекция естественной социальной значимости. Репутация, или репутационная связь — это одна из разновидностей связей сознания, относящаяся к третьему диапазону, изоморфная сочетательной и смысловой связям из первого и второго диапазонов соответственно. Репутация — это природный механизм, формирующий любое человеческое племя и стаи высших млекопитающих,                имеющих сложную  структуру взаимоотношений, имеющий инстинктивную основу и характерный для любых высших млекопитающих. Репутацию от животного мира унаследовал и такой биологический вид, как человек разумный, принадлежащий к отряду приматов; просто его тип стаи оказался сложнее, и называется племенем. И эти племена обладают свойствами не только поддерживать свой внутренний порядок на мирной основе, но и объединяться между собой на той же мирной основе в этносы. Тем более что за объединением племён в структуре сознания стоит ещё и четвёртая связь, называемая культурной. Но четвёртая связь во всех диапазонах более пассивна по сравнению с третьей, как интуитивная в отличие от сочетательной и как ценностная в отличие от смысловой, поэтому общество опирается на племена, как на наиболее активную и самодостаточную общественную структуру, от качества которых зависит жизнь человеческого общества в самом глобальном смысле, точнее жизнь этносов, объединение которых ещё сложнее, чем объединение племён в этносы. Поэтому единственная стабильная основа активного и управляемого общественного объединения — это племена, потому что они заданы биологически. Единственно, что позволит нам уповать на общественную стабильность глобального характера — это племена: будут стабильны и благожелательны они — будут стабильны этносы и человечество, т.е. будут иметь такую возможность. Надо не забывать, что племена могут быть антисистемны.
          Но основной интерес для нас представляют современные племена, и это весьма многогранная тема. Как уже говорилось, это места работы, учёбы, жительства, клубной принадлежности и т.д. Здесь играют весомую роль две проблемы: высокая фантазийность человечества, основная на мощной бесконтрольной инфраструктуре и отсутствие общественной воли, заменённой волей особых лиц, которые сами себе пробили дорогу всеми правдами и неправдами (скорее последним). Но, если подумать, обе эти проблемы возникли по причине одной, по причине подавленности механизма репутации в современном обществе. Современные племена как бы проникают друг в друга, потому что они на одной и той же территории и в них могут состоять одни и те же люди. Кроме того, каждый современный человек состоит в нескольких племенах. У каждого племени есть своя репутация (хотя бы суррогатная), свои традиции, свои идолы, реликвии, тотемы (логотипы), свои шаманы, и, конечно, вожди. Общество всегда разбито на племена, правда в современном обществе это менее заметно в силу многомерной принадлежности. Каждое современное племя выстраивает свою иерархию, гласную или негласную, официальную или неофициальную. И, как уже говорилось, устойчивость племени зависит от природно заданного репутационного механизма. Например, невероятно тяжело справиться с феноменом мафии, именно потому, что она всегда функционирует максимально близко к законам племени. Если бы правоохранительные органы противопоставили бы ей противоположное племя, тоже функционирующее по репутационным законам, то мафия была бы побеждена. То что она сформирована на антисистемной основе, уже задаёт ей слабость, но в безрепутационном обществе она всё равно сильнее. Племенами плотно замощено всё социальное поле без щелей, без пробелов, потому что сама биологическая природа человека тесно связана с племенем, в виду того, что человек — это самое общественное животное. У человека настолько сложные взаимоотношения с миром, что многие психические функции он выносит из индивидуального сознания в общественное, естественно, в общественное сознание племени, обладающее своей общественной волей, если верно функционирует репутационный механизм. В нормальных условиях эту общественную волю выражают лица, отобранные путём репутационной конвекции. Единственное условие налаживания нормальных социальных отношений — это теоретически сформулированная и практически выверенная опора на племена, обустроенные по чётким репутационным принципам.
          Племя всегда обладает обозримостью, и как только она исчезает, племя либо исчезает следом, либо оно делится на новые разные племена. Так управление целой страной было бы невозможно, если бы не дворянство или знать, которые тоже представляют своё племя. Всё социальное пространство из всех сословий охватить невозможно, но знать внутри себя образует необходимую обозримость и репутацию, в результате чего имеется управляющее племя, держащее под своим руководствам всю страну, провинцию или город. Это видно из многих классических произведений. Класс чиновников также функционирует по принципам племени, где многое задано традициями и взаимозащитой. Недаром из класса чиновников обычно не удаляется член племени, а лишь переводится с одного места на другое. Таким образом, существует и социальная иерархия племён, и при правильном государственном устройстве, учитывающем этот теоретический принцип, государство тоже обладало бы своей чёткой и единой общественной волей, ведь государство — это формальная система обслуживающая этнос, а этнос – это объединение племён под общей культурной связью.
          Теперь после обсуждения проблем общественного построения под общей доктриной племён можно подвести итоги в совокупности принципов.
1. Племя — это основная единица любого общественного построения.
2. Племена являются эволюционно-биологическим итогом развития животных стай.
3. Человек не может не поддерживать отношения с племенем в силу инстинктивной заданности и природной обусловленности.
4. Человек особенно зависим от общественной жизни в отличие от других животных, так как ряд функций выносит в общественное сознание.
5. Современный человек существует параллельно в нескольких племенах.
6. Современные племена могут существовать на одной территории.
7. Надёжность племён и этноса, состоящего из них, а также государства, как формальной системы этноса, зависит от репутационных систем всех входящих племён.
8. Управление в этносе и в государстве осуществляется привилегированными (элитными) племенами, имеющими специальное для этого предназначение.


Рецензии