Приют безумных. Глава 53

53. МАЗОХИСТ
30 сентября 2015 год, среда

Вслед за Еленой Андреевной на больничный ушла Валентина Павловна. По слухам, у нее случился инсульт после того, как она узнала, что ей отдали профиль по обществознанию 11-го «А».

Итак, «Валентинка» болела уже две недели. Скучающие одиннадцатиклассники терлись в коридорах, предоставленные сами себе. Оксана Андреевна, качая головой, бубнила себе под нос: «Как они только ЕГЭ сдадут?» Один раз, впрочем, она пожалела будущих выпускников.

- 11-ый «А»! Я как ни посмотрю, вы вечно по коридору шастаете.

- А что еще делать? – огрызались старшеклассники. – Елена Андреевна болеет, Валентина Павловна тоже.

- И вы решили бездельничать? – по-доброму усмехнулась учительница истории. – Жаль мне вас, если честно. Очень жаль. А Валентина Павловна со дня на день выйдет, готовьтесь. Директриса с Ольгой Петровной ее торопят. Дескать, к  ЕГЭ готовить надо, без вас не справляемся.

Отойдя на пару шагов от повеселевших одиннадцатиклассников, Оксана Андреевна пробубнила: «Директриса из ума выжила! С таким диагнозом лежать и не вставать надо, а она человека на работу гонит».

Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 1-ый этаж, кабинет экономики и права (№ 108)

«Валентинка» и вправду вышла на работу через несколько дней. Выглядела она совершенно здоровой и, сколько бы Элиза не вглядывалась, никаких внешних признаков тяжелой болезни не заметила.

Валентина Павловна взялась за дело профессионально: раздала каждому список тем, которые нужно знать к ЕГЭ.

«Офигеть! Восемьдесят три темы! Как эту дичь выучить?» - мысленно плакала Элиза.
Словно прочитав ее мысли, «Валентинка» строго сказала:

- Отдыхать нам некогда. Сентябрь кончился, времени потеряно много. Хотите нормально сдать, работаете! Не нужно ныть и жалеть себя. Это ваше будущее. За вас никто это не выучит. Если вы не хотите работать самостоятельно, я с этим ничего поделать не могу. Поняли меня? Никаких истерик на ближайший год! Все, что от меня требуется, я вам дам. Темы из списка мы пройдем. Дальше – дело за вами. Как вы будете заниматься – сами или с репетитором – ваше дело. Мне нужен результат. Сдать должны все.

Элиза бросила взгляд на приунывшую Киру. Судя по всему, речь Валентины Павловны ее не впечатлила, чего нельзя было сказать о самой Улановой.

Девушка усмехнулась, вспомнив, как неудачно они познакомились в начале 10-го класса. Тогда Элиза была уверена: Валентина Павловна – обычная пафосная тетка, ни черта не смыслящая в преподавании. Но постепенно, от урока к уроку, Уланова прониклась к ней симпатией и уважением.

«Все-таки она крутая! – думала отличница. – Не выносит мозг, не ноет, мол, вы не сдадите, горе мне с вами, а настраивает на работу. Даже если она и не верит в нас, она не позволяет себе это показывать. Главное, чтобы мы верили в себя».

После напутственных слов Валентина Павловна начала диктовать первую тему. Диктовала она быстро – примерно так, по предположениям Элизы, читали лекции в университете.

К концу второго урока старшеклассники заныли – от быстрой писанины без перерыва у всех отнимались руки, а на пальцах проступили мазоли.

«Ну-ка цыц! – прикрикнула Валентина Павловна и процедила сквозь зубы: - Терпите! Я предупреждала: никакого нытья! Всего восемьдесят две темы осталось».

«Нужно искать репетитора, - обреченно подумала Уланова. – Сама я тут не справлюсь».

Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 3-ий этаж, кабинет литературы (№ 303)

Датой написания сочинения-допуска к ЕГЭ было назначено второе декабря.

К подготовке Лариса Витальевна подошла со всей ответственностью. Для того чтобы все написали сочинение с первого раза, был открыт элективный курс, куда заставили ходить весь 11-ый класс.

Под чутким руководством «Лорки» старшеклассники написали несколько сочинений, но результаты были неудовлетворительными. Как ни старалась Лариса Витальевна достучаться до будущих выпускников, сочинения выходили из рук вон плохими даже у способных учеников.

- У всех одна и та же ошибка, - раз за разом твердила Лариса Витальевна. – Вы пытаетесь пересказать содержание всего текста. Этого делать не нужно. От вас требуется подобрать к теме сочинения конкретные эпизоды, которые помогут ее раскрыть. Кратко пересказать их и прокомментировать.

Конечно, на практике все оказалось значительно сложнее, чем в теории.
Новость об изменении порога с двухсот пятидесяти до трехсот пятидесяти слов обескуражила всех, и даже самые беспечные одиннадцатиклассники забеспокоились.

***
Андрей Шухов никогда не парился из-за учебы, но декабрьское сочинение его насторожило.

«Допустим, что у меня получится списать, - мысленно рассуждал он, пропуская мимо ушей объяснения Ларисы Витальевны. – Ладно бы просто триста пятьдесят слов накатать, так ведь надо не хрень накатать».

Если бы Андрей хоть немного слушал «Лорку», то понял бы, что прежде чем писать, нужно выбрать одну из пяти предложенных тем.

- Вы знаете, что темы будут составлены по пяти направлениям, - донесся до Шухова голос Ларисы Витальевны. – «Путь», «Время», «Дом», «Любовь» и «Год литературы». Рекомендую писать по последнему – в качестве аргумента подойдет любой рассказ, который читали.

«Ага, щас! – про себя возмутился Андрей. – Туфта какая-то. Про любовь буду писать, это проще всего. В инете текстов завались про эту дребедень».

Парень скосил глаза в сторону Улановой. С тех пор, как девушка застукала их с Лизой  в спортзале, она не обращала на него никакого внимания. Не смотрела, не подкалывала, не отвечала. Такое поведение Элизы было для Андрея в новинку. Будь эта другая девушка, Шухов решил бы, что она ревнует, но это была Уланова, поэтому от этой мысли пришлось сразу отказаться.

«Какого черта я так парюсь? – спрашивал Андрей сам себя. – Я добился, чего хотел. Она не трогает меня, я - ее. Все замечательно. Теперь она ненавидит меня еще больше. Как раз то, что нужно».

Но где-то в глубине души Андрей был вынужден признать, что скучает по Улановой. По их перепалкам, взглядам, шуткам – всего этого ему ужасно недоставало. Парень бесился и ничего не мог поделать.

Сильнее равнодушия Элизы его злило только внимание Элизы, уделяемое Кабачкову. Скрытый конфликт этих двоих стал слишком явным, чтобы его можно было не заметить. Андрей был вынужден наблюдать со стороны, делая вид, что его это не волнует. Все же желание поговорить с Улановой оказалось сильнее внутренних убеждений.

***
Стоило Ларисе Витальевне выйти из кабинета, как Шухов во всеуслышание начал нести бред на тему: «Кто кем станет в будущем». Закатив глаза, Элиза принялась рассматривать стену, делая вид, что грязное пятно на обоях интересует ее гораздо больше, чем рассуждения Андрея.

- А Натаха стриптизершей будет! – орал парень под громкое ржание одноклассников.
Уланова чуть заметно улыбнулась. Все-таки полностью абстрагироваться от мыслей о Шухове у нее не получалось.

- А Кирка училкой будет! – вопил тем временем Андрей, продолжая кидать взгляды на, казалось, беспечную Уланову.

- Рот закрой! – ответила ему Соловьева, с трудом сдерживая смех.

- А Элизка будет сидеть на кассе в «Пятерочке»! – громче заорал парень, с нетерпением ожидая реакции отличницы. – А я вас по телику с новым годом поздравлять буду!

11-ый «А» заверещал, а Элиза, не сдержавшись, развернулась к Андрею и крикнула:

- Ой, не смеши меня! Если я буду сидеть на кассе в «Пятерочке», то где будешь ты? Еще посмотрим, кто чего добьется. Не удивлюсь, если через пятнадцать лет ты в нашей школе штаны протирать будешь да пробирки мыть. Посмотрим, кто чаевые из-под стола выскребать будет. И, к твоему сведению, - девушка сделала паузу и, посмотрев на ржущую подругу, гордо добавила, - Соловей не станет училкой. – Польщенная Кира вскинула голову, а Элиза продолжила: - Она со мной на кассе сидеть будет. Только я в «Пятерочке», а она – в «Вивате»!

Одиннадцатиклассники лежали на партах, схватившись за животы.

- Она тебя сделала, - смахивая с глаз набежавшие слезы, сказала Вероника. – Впрочем, как и всегда.

- Заткнись, без тебя знаю, - для вида огрызнулся парень.

В душе Андрей ликовал. Он добился, чего хотел. Элиза обратила на него внимание. И чем больнее и обиднее были ее слова, тем больше ему это нравилось.

«Я мазохист, - мысленно сделал заключение парень. – Что она со мной сделала?»


Рецензии