Брокколи и время

БРОККОЛИ И ВРЕМЯ


С одной стороны, хочется съесть меда, чтобы немного ускориться. А с другой стороны — чтобы замедлиться. Короче, я не понимаю. То ли мозгу стала скучна эта игра, и, стоит мне только подойти к ноутбуку, он обманывает меня — говорит, что меня отпустило. Но вот, стоит мне подумать о еде, — тут же ощущаю действие шишек. Знакомо ли вам это чувство? Короче за каждый абзац, в котором есть хоть какая-то история или же какой-то маленький ответ на меленький вопрос, я награжу себя каким-то ништяком.

Может быть яблоком?

Или, например, глотком соевого молока.

Или чашкой сладчайшего чая.

Черт, сегодня в "Шпинате" надо было купить постных сосисок. Очень хочется сварить себе сосисок с макаронами и поесть их с кетчупом.

Кетча — мне даже кажется, что он вкуснее стал благодаря этой надписи на банке.
5 гривен за пирожок. Пирожок с горохом, я такое только в Украине встречал. Это пушка.
Все-таки брокколи недооценивают. У меня в планах омолодиться хотя бы лет до 28 к январским концертам. В этом брокколи безусловно мой суперпомощник. Добавляю немного брокколи в тыквенный и морковный соки.

Старое доброе нестарение. Есть у меня приятель, у которого была молодая баба, он решил не стареть. И узнал все о нестарении. Брокколи самая великая еда, если вы не хотите стареть. Еще пророщенная пшеница. Он так сказал. С тех пор я не упускаю возможность съесть брокколи. А этот приятель с бабой расстался, но тяга к нестарению до сих пор с ним. Он даже экстракт брокколи принимает. А мне кажется, что вся пища зеленого цвета замедляет старение. Руккола, зеленый лук, петрушка. Я чувствую, как зеленый цвет поворачивает время вспять.

С одной стороны, я очень боюсь старости. А с другой — мечтаю дожить до старости. Наблюдаю за своим дедом годами, у нас с ним похожие характеры, мы одинаково ворчим.

Надеюсь, что я буду в старости есть очень много брокколи, научусь выпивать в меру, вечерами много-много дуть и смотреть умиротворяющие видения, при этом писать поэзию как из пулемета, просто насаживать свои бесконечные истории на наработанный метод, держать разум на острие ножа, читать людей за полсекунды, и не расплывусь. Стремление к такой старости, движение в ее сторону — уже радость.

Все верно, когда твоя история зашла в тупик — либо просто включи радио, чтобы заглушить тишину, либо жди любого вопроса, что разродится в ответ бессмысленным смол-током. А вы как относитесь к старости, дорогой друг?

Все мастера смол-тока немного похожи. Как правило, они немного склонны к полноте и имеют темные волосы. Роста невысокого, голос негрубый, даже временами звонкий. Умеют поддержать разговор и о еде, и об искусстве, и так называемым трагическим смол-током владеют, вот как группа макулатура пишет, только в прозе, с более выраженной фабулой.

Сам я всю жизнь стремился освоить афористический смол-ток. Но начинаю вот с кулинарной тематики. Это азы, о еде и говне любят поговорить все люди. Если не научусь говорить афоризмами, стану душнилой, у которого на все есть своя теория.

Например, вы говорите мне:

— Нынешние подростки такие остроумные!

На что я отвечаю:

— Это все из-за мемасиков. Они думают мемасиками, мемасики заменили анекдоты, только в них шарить необходимо всем. Но их остроумие более шаблонное, в наши дни остроумие было более индивидуальным.

Тут я на секунду замешкаю, но посмотрю на вас, собеседника. Вы киваете. Все нормально, ваш мозг выключен, вы не ставите под сомнения мои слова. Просто не слушаете, и довольны.

Хочется извиниться, это да. Хотя за что вроде бы и не понятно. Садился, делал все, чтобы сделаться человеком, который пишет каждый день, даже придумал это странное пари с курением. Все ради того, чтобы быть тем, кто умеет рассказать историю, вытащить одну из арсенала и точным движением прибить ее к вечности. А с другой стороны отрицаю такую тактику. Надо ведь рассказывать только те истории, которые не можешь не рассказать. У меня их и так было много. И когда они начинают выбираться, думаешь, как бы сбавить этот поток, как бы лишиться этого умения, умения просто фиксировать, хоть на каком-то языке, хоть для того, чтобы это долго пришлось расшифровывать.

Ищем ли мы покоя. Наверное, да, это и есть та самая старость, к которой можно прийти только беспокойным путем.

А на одни и те же грабли наступать не так страшно, как каждый раз на разные, кстати. Вот что я еще хотел добавить. Не знаю, продолжим ли мы еще этот эксперимент, — может быть и не стоит. Будет вечер другого дня, там и решим.

декабрь 2017


Рецензии