Аномально сногсшибательно необъяснимо

Жизнь владикавказского писателя юмора и ужаса Виктора Буйвидаса похожа на увлекательный бестселлер. Сегодня Виктор является автором пяти шпионских романов и двух сборников современной прозы. В дебюте интервью он раскрыл главный секрет своей творческой кухни: «До открытия Австралии жители Старого Света были убеждены, что все лебеди – белые. Если вы хотите создать сильное произведение искусства, то вам надо превратиться в Черного лебедя. Только и всего. Вот вам путь к глобальному успеху».

- Виктор, ты литовец. Как ты вообще оказался в Северной Осетии?
- Мне стукнуло ровно три года от роду, когда семья переехала из Минска во Владикавказ. Родители просто поменялись квартирами с военным, помнится, в чине майора. А предыстория события такова. Уже в конце войны мой отец Ионас получил сильную контузию и был отправлен в тбилисский госпиталь. Двадцатилетний Ионас влюбился в Кавказ: снежные горы и бурные реки заворожили холодного прибалта.

- Действительно, после лесов и озер Литвы можно очароваться. Что было потом?
- В 1972 году я благополучно окончил гимназию №5 имени Луначарского. Школа на улице Церетели тогда также была в фаворе. Там учились дети управленцев и чиновников Серого дома. Очень прикольно у нас проходили турпоходы. Глава автопредприятия выделял автобус, директор пивного завода присылал пару ящиков лимонада… Однажды в учебное заведение пожаловала комиссия министерства образования. Министр выдал прямо, без обиняков: «У девочек пятой школы даже походка другая!»

- Затем был сценарный факультет ВГИКа?
- Не сразу. Я по семестру погрыз гранит науки в двух технических вузах. Понял, что специальность «автоматика» это не моё и ушел с головой в литературу. Еще я женился во второй раз. Один год я жил в маленьком городке в Белоруссии. Я трудился на обогатительной фабрике и готовился к поступлению во ВГИК. В Солигорске при единственной редакции газеты функционировал кружок любителей литературы. Вход свободный. Я посетил провинциальный очаг глубокой мысли. Юные беллетристы и поэтессы обступили прибывшего с Марса новичка. Высокий, видный – чем не жених? А когда я прочел свои стихи, все вообще бросились меня целовать, поздравлять! Восторженный паренек попросил открыть тайну лаборатории: как я пишу? Что технически надо предпринять, чтоб из головы выскакивали такие ямбы и хореи? Как достичь эффекта, ныне известного как «бабочки в животе»? И я тогда честно ответил: «Постройте аэроплан и летите отсюда куда подальше!» Так что во ВГИК я поступил диким образом, без всякого направления. Конкурс сильно зашкаливал, но мне повезло.

- Чем тебе запомнилась учеба в институте кинематографии?
- В нашей группе собрались таланты со всей страны. Учились три иностранца. На фото мы, студенты, окружили мастеров. Людмила Кожинова была супругой Валентина Черныха. Валентин Константинович получил премию американской киноакадемии «Оскар» за фильм «Москва слезам не верит». Здесь же стоит гениальный драматург Евгений Габрилович. А смешных приключений хватало.
Однажды произошло следующее. Я и Бойка взяли в магазине два пузырька по сто грамм коньяку, пришли в пельменную, затарились пельменями и кружками пива. Опорожненные пузырьки мы поставили в пустые кружки, и уборщица их тут же унесла. Кружек всегда не хватает. А потом к нам подвалили два придурка в штатском, предъявили свои ксивы и затеяли протокол. Оказывается, они стояли за соседним столиком и наблюдали за распитием.
Я смикитил, выпили мы армянский коньяк, как благородные господа, а не дурман дешевый, и поставил свою подпись. А Бойка уперся: не пил и всё!  Опера сказали: «Ну и ладно, телега все равно тебе обеспечена». Бойку ничего не напугало: анекдот на пустом месте! С нами и хуже случаи бывали.
Как-то я допек Серегу своими вопросами, типа «Скажи, что ты считаешь себя лучшим на курсе! Считаешь же? Признайся!» Приятель Бойка был нигилист. Что не ляпну – он в пику против! В общем, я все-таки добился, чтобы он подтвердил, что пишет лучше некоторых в нашей группе. После чего мы как-то нелепо и глупо подрались. И от Бойки оторвался рукав. Мне потом пришлось извиняться за его разодранную рубашку, которую ему подарила Риза, Ленка Ризаева, и которую она потребовала вернуть, когда он с ней расставался… Характерами не сошлись. А как можно вообще сойтись с соляной кислотой в человеческой оболочке? Никак.
Между тем на кафедру драматургии пришел вердикт из ментовки, в котором говорилось, что мы с Бойкой распивали в пельменной принесенный с собой коньяк, где и были «застуканы» оперативными сотрудниками. Гамлетовская дискуссия «Пили или не пили?» поставила на уши весь институт. На экзамене по мастерству нас посетил маститый комедиограф Аркадий Яковлевич Инин. И тоже встрял!
Вопрос «пил или не пил?» стал предметом завязавшегося разговора. Этот парадокс – эту без преувеличения теорему Ферма! – и пытались теперь разрешить вместе с нами мастера и драматург Инин.
- Скажи честно, Сережа, было распитие или нет? – снисходительно улыбаясь, в который раз спрашивала мастерица Люся. – Мы тут все свои. Никто тебя осуждать не собирается.
На что Бойка упрямо бубнил: - Я сказал этим горе-сотрудникам, что никакого коньяка не было и я его не то что не пил, а даже не нюхал! Так и было записано в протоколе с моих слов.
- Но Витя, ты же подписал. Как же так?
- Я подписал, чтобы они отцепились, - объяснил я. - Потому что я выпил ту ложку коньяка для аппетита. Ни литр же!
- Не было этого, - отвечал подлец Бойка. - Это его личное дело! - Он танком стоял на своем. – Я отвечаю за себя. Не было никакого коньяка.
И тут вступил Инин и завершил весь дискурс.
- Вот так всегда и говори! – сказал он Бойке со смешком. – Даже если тебя застукает жена на другой голой девушке. По-моему тут все ясно. Правда, Людмила Александровна?
- Правда, - согласилась Люся, но заточила на нас зуб. Ей не понравилось, что Инин разрушил весь ее воспитательный процесс в угоду мужской солидарности. И примерно такие казусы преследовали нас с Бойкой, словно злой рок!

- Виктор, как возник в твоем творчестве музыкальный период?
- Меня поразила виртуозная игра на гитаре Сергея Алборова. Я попробовал написать для него пару текстов. Дело заладилось. Сергей поет несколько песен на мои стихи. Безусловный хит – «Уикенд». Чуть позже мы с Аланом Такаевым устраивали «Музыкальные ринги». Тогда Эльза Рамонова оглушительно гремела со своей «Желтой луной». Я показал ей один текст. Так родилась композиция «Стрекоза». В девятом году нашего века сингл «Стрекоза» вошел в сольный альбом Эльзы Рамоновой. Известная певица назвала его «Бестия». Альбом вышел официально в Московской компании «Мегалайнер Рекордз». Чуть позже дива сняла ролик на крыше торгового центра «Столица». Я смонтировал.

- Наверняка жизнь в рокерной тусовке бурлила, как вулкан. Не так ли?
- Ещё как! В мае, после завершения работы над клипом «Стрекоза», Эльза отчалила в Абхазию вместе с Аланом (Алан Такаев – бойфренд и аранжировщик). Раньше она познакомилась с тамошними бизнесменами Лориком и Чамбой. Они попросили поработать у них в ресторане в Гаграх. Музыканты клюнули и ломанулись за обещанным солидным лавэ. В июле Эльза позвонила: «Приезжай, тут клёво!» Я прикатил в Гагры. «Жилье даром – грей пузо сколько хочешь!» Я купаюсь в море, валяюсь на горячем песочном пляже. «Вот он рай на земле!!!»
Ночью после смены в кабаке Эльза и Алан обрушили на меня суровую правду: «Тут что-то не так. Мы уже поем два месяца каждый вечер, а нам не платят». Чамба им сказал: «Людей пока нету, потом расплатимся». Эльза включила заднюю: «Мы поедем пока домой во Владикавказ, а когда туристов прибавится, вернемся. Здесь недалеко». Я поддержал: «Правильное решение!» И вот мы спокойно собираем монатки. Завтра уезжаем. Все втроем. Пакуем вещи. Вдруг приходит мент: «Это вы Рамонова и Такаев?» «Да, это мы». Мы подумали, наезд из-за регистрации. Коп хмуро: «На вас поступили заявления. Вы украли в кафе аппаратуры на 100 тысяч, в квартире сломали мебель на 42 тысячи»…
Служивый показывает документы, стоят подписи Лорика и Чамбы, квартирной хозяйки. Всё путем! Мент орет: «Вы воры! Бандиты! Украли бешеные деньги! Все сломали! Сдавайте паспорта или я вас посажу». Мы говорим: «Это всё неправда! Нас оболгали!»… А блюститель предъявляет пять заяв. «У меня показания пострадавших. Я вас арестую!» Я говорю: «Не имеете права – я звоню в посольство. Мы граждане России!» «Ах, так! Ты тоже гони корку! Или я вас всех троих закрою!» Эльза мне мигнула: мол, хрен с ним, отдаем. Он забирает у нас паспорта и сваливает.
Мы загрустили. Что делать? Я говорю: «У них кругом все свои. Надо уйти скрытно». В общем, решили прикинуться слабаками и соскочить. Эльза и Алан сказали Лорику и Чамбе: «Отработаем ущерб». Я пошел на разведку – поболтал с обслугой. Там были официанты приезжие. Муж и жена. Они открыли мне глаза: «Вы попали в такую же разводку». На них Лорик и Чамба повесили выдуманные хищения, и те были вынуждены трудиться бесплатно. Паспорта у них тоже забрали менты. А у нас еще была своя аппаратура. Халдеи говорят: «Братья планируют отобрать у вас всё, а после сезона вас вообще продадут горным родственникам на зиму. Эльзу будут пользовать как женщину. Алан станет батраком на фазенде. А ты пойдешь пасти скот».
Мы тогда придумали комбинацию. Алан позвонил другу. Тот привез на границу колонки. Мы говорим братьям-гангстерам: «Эти колонки не наши. Их надо поменять на другие». Так удалось выманить паспорта. Лорик и Чамба были уверены, что сбежать мы все равно не сможем: они предупредили своих погранцов и таможенников. Чамба: «Вы хотите сбежать. Предупреждаю – смыться не выйдет, а после будет только хуже! А поэт - свободен». Я сказал: «Еще позагораю немного». «Как хочешь». Эльза выдала: «Да куда мы побежим без аппаратуры и вещей?» Эти дураки накупили там горы барахла, пока бабки были. Братья поверили. Операция началась. Три раза мы ездили на границу. Нас заворачивали под разными предлогами. Но мы там уже наметили путь прорыва. Наконец удалось отправить домой свою дорогущую акустику. Работаем дальше, так как денег у нас не было даже на такси. Братья платили по тысяче в день – на еду. Жили в доме родича Чамбы. Тот следил за каждым шагом. А мы экономили на жратве и копили бабки на отрыв.
И наконец настал день «Д». Лорик уехал в Сухум по делам. Его дочь тоже брызнула погулять. Чамба поехал в село за мясом. Всю ночь мы тайком собирались. Оставили барахло, бутылок 40 подарочного шампанского, косметику, постельное белье. Чтобы родственник не поднял тревогу. У него должно было быть впечатление: рабы на месте. Рано утром мотаем огородами, потому что могут засечь соседи и тоже нас сдать.
У друзей бросаем вещи. Забегаем в ресторан забрать «кишки» (диски с треками). Еще один гад был занят закупом. Повезло. Бармен-подлец спрашивает: «Ну, чё вы пришли днем?» А у нас колонка одна кряхтела. «Ой, блин, щас колонку починим». Зал пустой. Мы внутри колонок все вырезаем ножами, портим динамики. Алан крутилки, пищалки вырывает, чтобы дома сделать всё по-новой. Набили бумаги в сумку. Все заносим, будто тяжелое. «Сегодня позже на час придем». «Да, хорошо». До этого у Эльзы был приступ от нервов – почка разболелась. «Скорую» вызывали, чуть не умерла. Так сильно она боялась. Колики в почке! И вот она еще находится под уколами. Два дня препарат держится. Она пьяная от них, как наркоманка. Алан такси ловит. Полетели на границу. На таможне нас прошляпили – вещей три сумки. У копов была ориентировка на большой груз. Перешли там, где стоят наши пограничники. Мы закричали громко: «Россия! Россия! Россия!!!» Обнимались, целовались… На нас смотрели, как на чокнутых. Вся одежда грязная, потные, тащим сумки.
Приезжаем в маршрутке на вокзал Адлера. Блин! Билетов нет. А Чамба и Лорик могли уже послать погоню. Эльза теряет натурально сознание, падает уже без сил. И тут нам опять повезло! В этот день дежурил знакомый полицейский - осетин Артур. Он проводнице говорит: «А ну, выкинь там из купе свой груз, рассуй по полкам, я знаю, место у тебя есть. Посади музыкантов. Это наши из Владика!» Мы заплатили по 2 штуки – и это были последние деньги. Приехали домой с пустыми карманами. Но живые! Вот так нам удалось вырваться из рабства в Гаграх…

- Как продвигается работа в кинематографе?
- В кино сделано не так много. Я являюсь автором закадрового текста к кинофильму «Потомок Великого Князя». Лента рассказывает о живописце Григории Гагарине. Фильм открывал программу международного кинофестиваля «Золотой Витязь» (Кисловодск. 2007 г.). В 2011 г. я написал сценарий документального фильма «Герой в героическом городе» для Северо-Кавказской студии кинохроники. Это теплый, по-человечески добрый рассказ о легендарном разведчике Великой Отечественной, полном кавалере орденов Славы Викторе Михайловиче Коняеве. Съемки начались в октябре 2011 года. Премьера состоялась 9 мая 2012 г. в телеэфире ГТРК «Алания». Лента интересная, самобытная, с задушевной песней композитора Елены Арзумановой. Я выложил фильм на Ютьюбе. Режиссер киношедевра Мадина Тезиева сейчас сидит напротив.

- Когда ты срубил свой первый большой куш за литературный опус?
В 2001 году я пришел с подборкой рассказов в московский журнал. Не буду конкретизировать. Редакторша взяла рукопись: ответ через месяц. Вскоре звонок. Пацан вежливо поёт: - Я главный в отделе по работе с регионами. Один текст мне понравился, но мы ставим за деньги.
- Откуда я возьму десятку тыщ-щ-щ?
- Тогда ничем помочь не можем.
Тут придумался ход конем. Я посмотрел в списке редакции «Космо» имя нужной мне персоны. Набрал. Говорю: - Раечка, я такой-то, мне дал ваш номер телефона Валентин Черных. Можно рассказ принести?
- Ой, конечно! Я с радостью посмотрю! У нас сейчас как раз совершенно нечего ставить.
- Бегу-бегу!
И что вы думаете? Новелла «Флирт из бездны» вышла в гламурном глянце «Космополитен», мне заплатили триста долларов рублями.

- Ты трудился в дюжине разных газет, на телевидении и радио. Какое СМИ ты бы выделил? Какое издание оказало существенное влияние в становлении тебя как писателя?
- Я появился в редакции газеты «Комсомольская правда на Северном Кавказе» (Ставрополь) в июле 2006 года. Редактором «КП» тогда была Алла Влазнева. Алла как раз нуждалась в журналисте, который бы жил во Владике. Так родилось наше плодотворное сотрудничество.
Я писал на самые разные темы. Перечислю некоторых героев очерков. Известный осетинский скульптор Николай Владимирович Ходов. Раненые мурманские милиционеры, попавшие в засаду под Карабулаком. Доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки Северной Осетии и России Владимир Александрович Кузнецов. Кинорежиссер, заслуженный деятель искусств РФ, народный артист обеих Осетий, лауреат многих российских и международных кинофестивалей Аким Салбиев. Беженка из Макеевки (ДНР) Лилия Панченко. Выдающийся пианист Денис Мацуев. Комик из США Роберт Пост. Побывавший с группой журналистов из России за океаном  в рамках российско-американской программы «Открытый мир» Петр Сафронов. Археолог Хасанбек Чшиев, открывший для мира уникальный Адайдонский некрополь. Бывший глава АМС Владикавказа Казбек Пагиев, к сожалению застреленный бандитами Аслана Гагиева. Предприниматель Виталий Алборов, которого североосетинская фемида посадила на десять лет по сфабрикованному обвинению в убийстве, чтобы отнять у коммерсанта акции. Режиссер и драматург Владимир Карев. Список можно продолжать еще долго.

- Корреспондент «Комсомолки» телепортировался в профессионального писателя. Почему?
- Потому что с годами я стал более усидчив. Я случайно попал в конкурс «Детектив без границ-2016» и прошел в номинанты международного форума с боевиком «Угол смерти». Редактор мультимедийного издательства Strelbooks предложил издаваться. Раз в полгода присылает скромные роялти. Так и пошло. Все события и герои в моих книгах нагло придуманы, а между тем сегодня все триллеры и сборники выложены на всемирном ресурсе Amazon и в маркете электронных книг №1 в России ЛитРес. Любопытные сограждане спрашивают: «О чем вы сейчас там сочиняете? Что вы строгаете в тиши утлой квартиры? Не крамолу ли? Не пасквили на справедливую власть?» Я всегда открыт для беспокойных масс. Приведу отзыв читательницы: «Я с интересом прочла роман «Пьеса для шпионки», в котором описывается заграничное турне коллектива наших разведчиков под вывеской «Сова». По-моему, Виктор блистательно ответил на сакраментальный вопрос: «Настоящие шпионы. Кто они?»

- Ладно, колись напоследок, как стать суперуспешным и богатым?
- Самый простой шаг к известности – попасть в зиндан. Да, не удивляйтесь. Однажды ночью я позвонил добрейшей Виктории Токаревой. Я учился во ВГИКе вместе с ее дочерью Наташей, мы прекрасно знакомы. Говорю: восемь лет не был в Москве. Виктория Самуиловна мгновенно заинтересовалась: ты сидел? Все хотят огрести лавров Александра Исаевича Солженицына – накарябать про душняк в тюрьме, и тогда нобелевка в кармане. Я могу нарисовать для вас другой, более щадящий здоровье взлет в Большую индустрию литературы и кино. Путем коучинга. Обращайтесь!

Интервью вышло в журнале «Фэймос» (Знаменитые), номер за декабрь 2018 года. Владикавказ, Северная Осетия.

Книги владикавказского писателя Виктора Буйвидаса
Итальянское убийство: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/italyanskoe-ubiystvo/
Пробивка: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/probivka/
Пьеса для шпионки: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/pesa-dlya-shpionki/
Тройной капкан: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/troynoy-kapkan/
Угол смерти: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/ugol-smerti/
Формула удачи: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/formula-udachi/
Сумасшедшее рандеву: Книги на всемирном Amazon: https://www.amazon.com/   
Блог Буйвидаса: https://buividas93.livejournal.com/


Рецензии