Методика поиска службы рекрута

М.Б. Оленев
2017 г.

Пример 1-й. Никита Трифонов

Когда я впервые взял в руки ревизскую сказку X ревизии 1858 года по селу Мурмино, Мурминской волости, Рязанского уезда, Рязанской губернии, то обнаружил, что некоторые из моих родственников были отданы в рекруты в период Крымской войны 1853-1856 годов.
Так, мой двоюродный пра-прадед Никита Трифонов Оленев, 1828 года рождения, был отдан в рекруты в 1853 году.
К сожалению, на тот момент, это была единственная информация, которой я владел. Ничего более - ни более точного времени, ни, тем более, места его службы.
Увы, ничего больше о его судьбе не было известно. Никита не упоминался в метрических книгах, а X ревизия – это была последняя ревизия в царское время. В отпуск он не приходил, а сведений о его гибели нигде найти не удалось. Дальнейшая его судьба оказалась под большим вопросом.
Единственная зацепка – это появление на свет 8 октября 1855 года у жены Никиты Трифонова, Екатерины Вавиловой, внебрачного сына Назара, получившего отчество по восприемнику – местному диакону Алексею Тихонравову.
Этот Назар впоследствии упоминался в Призывном списке 1876 года по Мурминской волости, приписанных ко 2-му участку, где его мать была записана вдовой . Но вдова … через 20 лет! Мало ли что могло произойти за эти годы?
Однако эта небольшая зацепка позволила выстроить логическую цепочку. Обратим внимание на даты: муж уходит в рекруты в 1853 года, а жена уже в октябре 1855 года рожает внебрачного ребенка? Иными словами, уже в январе-феврале 1855 года (т.е. спустя год с небольшим после проводов) Екатерина Вавилова вступила в незаконную связь. Случайно ли?
Я предположил, что, возможно, Никита Трифонов погиб уже к концу 1854 года, в результате чего его вдова, получив печальное известие, и вступила во внебрачную связь. Было ли так на самом деле – кто знает, хотя случалось всякое. В связь вступали и при живом муже, который, возвратившись со службы, находил у себя дома чужих детей.
Но, вернемся к основному вопросу: какие данные помогут нам определить место его службы? Существуют ли они вообще и где находятся?
Понятное дело, что мы сможем получить лишь очень высокую вероятность.
Начнем с самого начала. Когда именно был объявлен этот набор, и в какие сроки он проходил?

I

Главный официальный источник, «Полное собрание законов Российской Империи», сообщает нам, что Манифест о 10-м частном наборе с Восточной полосы империи был объявлен 8 июля 1853 года , а сам набор (по 10 человек с каждой 1000) планировалось произвести с 1 ноября по 1 декабря 1853 года.
Можно ли найти более точную дату? Да. Она содержится в приемно-формулярном списке рекрут Рязанского уезда призыва 1853 года из фонда Рязанской губернской казенной палаты. Согласно этому списку Никита Трифонов был принят в рекруты 4 ноября 1853 года. Эта точная дата может нам пригодиться в дальнейшем. Кроме того, в списке были обозначены дополнительные параметры рекрута: возраст - 24 года, рост 2 аршина 4 6/8 вершков (162.9 см), глаза карие, волосы темные, брови - темно-русые, нос прямой, подбородок – круглый, особых примет не имеет, грамоты не знает. Жена Екатерина Вавилова, сын Емельян 4-х лет . Здесь много подробной информации, но, к сожалению, помочь нам найти ответ на основной вопрос о месте службы эти данные оказались не в состоянии.
Но ведь должны были быть списки о распределении, так называемые «разнарядки» (выражаясь советским языком)?

II

Да. И такие документы имелись. Назывались они «Росписания о распределении». Такие документы составлялись Инспекторским Департаментом Военного Министерства на каждый набор. И хранятся они в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА).
В свое время мне удалось поработать с этими источниками. Я их обработал, тщательно проанализировал, и в результате на свет появилась работа «Комплектование армии нижними чинами в царствование Императора Николая I (1834-1855 годы)» . Справочник позволяет ответить на самый главный вопрос - как работал механизм распределения нижних чинов по воинским частям и соединениям в николаевское время? Какие именно губернии, и в какой степени комплектовали те или иные части?
 Однако здесь нас поджидают довольно неприятные сюрпризы. Первый. К сожалению, в РГВИА сохранились не все «Росписания». Из 28 наборов, прошедших в 1834–1855 годах, сохранились данные лишь по 17–ти (61%):
1) 1–й частный набор с Южной полосы 1834 года;
2) 1–й частный набор с Северной полосы 1835 года;
3) Общий набор 1836 года;
4) 2–й частный набор с Южной полосы 1837 года;
5) 2–й частный набор с Северной полосы 1838 года;
6) 6–й частный набор с Восточной полосы 1846 года;
7) 7–й частный набор с Восточной полосы 1848 года;
8) 8–й частный набор с Западной полосы 1849 года;
9) 8–й частный набор с Восточной полосы 1849 года;
10) 9–й частный набор с Западной полосы 1850 года;
11) 9–й частный набор с Восточной полосы 1851 года;
12) 10–й частный набор с Восточной полосы 1853 года;
13) 11–й частный набор с Западной полосы 1854 года;
14) 11–й частный набор с Восточной полосы 1854 года;
15) 12–й частный набор с Западной полосы 1854 года;
16) 12–й частный набор с Восточной полосы 1854 года;
17) Общий набор 1855 года.
Второй неприятный сюрприз. В «Росписаниях» практически никогда не указывались пехотные полки, куда распределялись рекруты – только корпуса и дивизии (с кавалерией и артиллерией дела обстояли куда лучше – там войсковые соединения были поменьше, бригады, например).
В результате это значительно осложняет сам поиск: ведь пехотные дивизии состояли из четырех полков (!), не считая стрелкового батальона, а пехотный корпус - из трех дивизий. В какую конкретно часть мог попасть служить искомый человек?
Тем не менее, данные, которые оказались у нас на руках, весьма обнадеживали. Они значительно суживали рамки поиска.
Так, согласно данным Инспекторского департамента Военного Министерства, 5912 рекрут из Рязанской губернии 10-го частного призыва 1853 года были распределены следующим образом :
; в Отдельный Кавказский корпус (г. Ставрополь) – 3128 чел.;
; в Сводную резервную батарею 6-й артиллерийской дивизии (г. Лубны) – 640 чел.;
; в Отдельный Корпус внутренней стражи – 499 чел. (в Рязанский внутренний гарнизонный батальон);
; в 4-й пехотный корпус (г. Могилев-на-Днестре) – 357 чел.;
; в Гвардейский корпус (г. Санкт-Петербург) – 350 чел.;
; в Гренадерский корпус (г. Новгород) – 295 чел.;
; в 1-ю Парковую артиллерийскую бригаду (г. Смоленск) – 200 чел.;
; в 3-й пехотный корпус (г. Киев) – 183 чел.;
; в 3-ю резервную Конно-артиллерийскую батарею (с. Кривой Рог) – 100 чел.;
; в Гвардейскую ремонтную команду – 75 чел. (оставлены при Рязанском внутреннем гарнизонном батальоне, впредь до особого распоряжения);
; в 1-ю кирасирскую дивизию (г. Умань) – 40 чел.
Всего – 11 мест, куда могли попасть молодые солдаты.
Как видно, основная масса данного призыва (53% рекрут) была отправлена на Кавказ.
Однако, как было указано выше, этих данных явно недостаточно. Отдельный Кавказский корпус был довольно внушительным соединением, куда входили три пехотные дивизии (19-я, 20-я и 21-я), и Кавказская гренадерская дивизия, состоявшие каждая из 4-х пехотных полков и одного стрелкового батальона.
Можно ли каким-то образом сузить рамки поиска?

III

Естественно, Никита Трифонов призывался в рекруты не один-одинешенек. Мурмино – село большое. Только по переписи 1858 года здесь числилось 225 дворов. По содержавшимся в этой ревизии записям «отдан в рекруты» известно, что в 1853 году рекруты община поставила 16 человек. Все они известны поименно.
Соответственно, возникает резонный вопрос: односельчане (или жители одной волости) призывались в одни и те же части или в разные?
В Мурминскую волость в середине XIX века входили всего три населенных пункта – села Мурмино и Алеканово и деревня Семкино.
Из Алеканова в этот набор было направлено 11 человек, а из Семкино – 4. Всего по волости – 31 человек.
В фонде Управления Рязанского воинского начальника мне удалось отыскать билеты на бессрочные и временные отпуска, а также послужные списки некоторых уроженцев волости, призванных в этот набор. Таковых оказалось 7.
7 из 31 – это всего лишь 22,5%. Сохранность небольшая! Но кое-какие выводы сделать можно. Вот эти лица (указан год рождения и части, куда они получили распределение при наборе):
; Анисин Абрам Михайлов (Алеканово), 1832 г.р. - Тенгинский пехотный полк;
; Володин Тарас Тимофеев (Мурмино), 1831 г.р. - 2-я Гренадерская артиллерийская бригада;
; Кузин Петр Вавилов (Алеканово), 1822 г.р. - Тенгинский пехотный полк;
; Мелихов Иван Никитин (Алеканово), 1831 г.р. - 3-я конно-артиллерийская бригада;
; Петрушкин Афанасий Варфоломеев (Семкино), 1830 г.р. - Кирасирский Ее Императорского Высочества Великой Княгини Александры Иосифовны полк;
; Ракчеев Иван Филиппов (Семкино), 1833 г.р. - Тенгинский пехотный полк;
; Филюткин Федот Михайлов (Мурмино), 1830 г.р. - Гренадерский генералиссимуса князя Суворова полк.
Как видно, в трех случаях (42,9%) рекруты из одной волости были направлены в Тенгинский пехотный полк (20-й пехотной дивизии). И показатель достаточно высокий.
Поэтому, общий вывод можно сделать следующий: большинство рекрутов данного призыва направлялись именно в этот полк.
Но, справедливости ради, еще раз замечу – эти данные получены на основе анализа лишь пятой части сохранившихся документов! И – по жителям лишь одной-единственной волости!

IV

Можно ли еще как-нибудь получить более широкое подтверждение этим данным?
Можно. В фонде Управления Рязанского воинского начальника сохранились 185 послужных списка рекрут 10-го частного призыва 1853 года. Из этого числа:
; 164 списка – уроженцев Рязанского уезда;
; по 4 списков – уроженцев Данковского, Ряжского и Сапожковского уездов;
; 3 списка – уроженцев Зарайского уезда;
; 2 списка – уроженцев Касимовского уезда;
; по 1 списку – уроженцев Егорьевского, Раненбургского, Скопинского и Спасского уездов.
Условно можно констатировать, что в данном случае представлена вся губерния целиком (по крайней мере, Рязанский уезд точно).
Анализ мест распределения этих рекрутов по частям показал, что 58,9% всех молодых солдат были распределены в следующие части:
; Тенгинский пехотный полк - 56 (30.3%);
; 6-я артиллерийская дивизия - 30 (16.2%);
; Навагинский пехотный полк - 8 (4.3%);
; Ставропольский егерский полк - 8 (4.3%);
; Кубанский егерский полк - 7 (3.8%).
Иными словами, 34,6% рекрутов получили направление в 20-ю пехотную дивизию Отдельного Кавказского корпуса, большинство – именно в Тенгинский пехотный полк. Таким образом, мы получили подтверждение вышеуказанному тезису, что большинство рекрут Рязанской губернии (в данном случае – треть) направлялись именно в этот полк.

V

Да, большинство призыва 1853 года, действительно, попало служить в Тенгинский пехотный полк. Но это совсем не гарантия того, что Никита Трифонов оказался в числе этих тридцати процентов. Это просто – очень большая вероятность, не более. Ведь Никита Трифонов мог оказаться и в числе меньшинства, т.е. тех 40 человек, которые получили распределение в 1-ю кирасирскую дивизию.
К сожалению, в данном случае никаких дополнительных признаков, по которым можно было бы установить хотя бы род войск, не оказалось.

 
 
Пример 2-й. Степан Леонтьев – артиллерист

Степан Леонтьев Яшкин – мой пра-пра-прадед. Он родился в 1826 году и в том же самом 1853 году, как и Никита Трифонов, был отдан в рекруты. О его службе изначально была точно такая же скудная информация – запись из ревизской сказки .
Да, ему удалось вернуться после Крымской войны. Он умер в 1895 году, оставив обширное потомство.
Далее я просто методично пролистывал метрические книги… 1863, 1862 годы… Ничего интересного… Такая же «серая» картина наблюдалась и в другие годы – 1859, 1858, 1857. «… Рядовой, прибилетный, бывший в бессрочном отпуске солдат…».

Общие слова. Просто не за что зацепиться!

Везде записи делал один и тот же человек – алекановский священник Симеон Карцев. Казалось, Степан так и останется одним из многих нижних чинов николаевской эпохи…
Однако, в метрической книге за 1860 год, в части первой о рождении 6 августа и крещении 7-го числа дочери Вассы крестьянина Андрея Антипова Хоточкина, в графе «звание, имя, отчество и фамилия восприемников» алекановский священник Симеон Карцев сделал одну интересную для меня запись: «того ж села в бессрочном отпуске солдат, служащий в алтиллерии рядовой Стефан Леонтьев».

В артиллерии!

Это как раз то, что и было нужно. Ведь именно этой короткой справки о роде войск мне и не хватало в случае с Никитой Трифоновым!

I

В приемно-формулярном список рекрут указывалось, что Степан Леонтьев принят в рекруты 23 ноября 1853 года – возраст 26 лет, рост 2 аршина 5 вершков, глаза серые, нос прямой, подбородок – круглый, рот умеренный, особых примет не имеет, грамоту знает - пишет. Жена Вера Иванова, дочь Авдотья 3-х лет, сын Василий 1,5 года .
Важный момент! Вместе с С.Л. Яшкиным были призваны следующие односельчане – Василий Ларионов Жеглов (в списке №2333), Осип Патрикеев Федин (№2334), Абрам Михайлов Анисин (№2335), Иван Никитин Мелихов (№2336) и Михаил Яковлев Гаврилов (№2338). Всего 6 человек.
Вот здесь я сделаю первое интересное замечание. Оказывается, согласно ревизской сказке последней, X ревизии, 1858 года Мелихов и Анисин были призваны в 1852 году, а Федин – в 1854 году. В одном случае ошибка «год плюс», в другом – «год минус».
Это - серьезная ошибка, которая может серьезнейшим образом повлиять на методику исследования.
Вот сравнение данных. Согласно формулярному списку по 10-му частному набору в рекруты было принято 6 человек. А по ревизской сказке 1858 года, в 1853 году было отдано в рекруты 12 человек, т.е. в два раза больше.
Так, в обоих документах (и в формулярном списке и ревизской сказке) встречаются:
Абрам Михайлов Анисин, 20 лет
Михаил Яковлев Гаврилов, 25 лет
Василий Ларионов Жеглов, 27 лет
Иван Никитин Мелихов, 21 год
Осип Патрикеев Федин, 28 лет
Степан Леонтьев Яшкин, 26 лет
А только в ревизской сказке – помимо вышеуказанных, еще 6 человек (но их почему-то не оказалось в формулярном списке):
Василий Ларионов Борисов, 22 года
Алексей Сергеев Гомыляев, 25 лет
Егор Дорофеев Гомыляев, 25 лет
Петр Вавилов Кузин, 31 год
Абрам Федосеев Федин, 33 года
Павел Трифонов Хоточкин, 23 года
При этом, послужные списки и отпускные билеты сохранились лишь у троих - Анисина, Мелихова и Кузина, которого НЕ оказалось в формулярном списке.
Так сколько реально было призвано народу из Алеканова в 1853 году – шесть или двенадцать? Может – это просто какая-то ошибка? А как обстоит дело по другим годам?
К сожалению, формулярные списки за 1854 год не сохранились. Существуют лишь списки за следующий, 1855 год. По этому, Общему набору 1855 года, в рекруты было принято также 6 человек.
Григорий Алексеев Анисин, 20 лет
Павел Семенов Гаврилов, 20 лет
Петр Михайлов Жулев, 22 года
Степан Семенов Козлов, 26 лет
Макар Минаев Миронов, 21 год
Гавриил Фокин Тришкин, 19 лет
А по ревизской сказке 1858 года, в 1855 году было отдано в рекруты 10 человек (не считая ополченцев).
Иван Петров Гаврилов, 23 года
Дмитрий Савельев Кулемин, 24 года
Семен Титов Семин, 26 лет
Василий Тихонов Семин, 33 года
При этом послужные списки и отпускные билеты сохранились лишь  у двоих - Гаврилова и Кулемина.
Где же учтены эти, недостающие по ревизии люди? Почему на них не сохранилось формулярных списков? И когда в таком случае они реально были отданы в рекруты?
Выводы, которые можно сделать из вышеуказанного, следующие. Во-первых, в ревизских сказках сведения о призывах являются приблизительными, неточными – ошибки могут варьироваться в пределах одного-двух лет. Опираться на них для определения места службы особо не стоит. Можно серьезно ошибиться – ведь в следующий (или предыдущий) призыв человека могли направить СОВСЕМ в другую часть. Во-вторых, отсутствие человека в формулярном списке может говорить лишь о том, что его призвали в другое время (например, чуть раньше или чуть позже) но В ЗАЧЕТ такого-то набора. Такая практика существовала.

II

Еще одно важное замечание – Степан был грамотным (как и двое других, Мелихов и Гаврилов)! И это зафиксировали члены приемной комиссии. Сразу же вспомнилась старая русская пословица:

Умный в артиллерии,
Щеголь в кавалерии,
Лодырь во флоте,
Дурак в пехоте!

О том, что в артиллерии служили действительно «умные» свидетельствует Приказ по 4-му армейскому корпусу от 31 января 1860 года. №11 .
В 10-й пехотной дивизии умеющих читать было 21,1%, читать и писать – 15,7%, а читать, писать и знающих 3-4 правила арифметики – 14,3%. В то время, как в 4-й артиллерийской дивизии умеющих читать было 20,2%, читать и писать – 11,5%, а читать, писать и знающих 3-4 правила арифметики – 29,7%. Как видно, в 4-й артиллерийской дивизии полностью грамотных (т.е. умеющих читать, писать и знающих 4 правила арифметики) насчитывалось до 30% - в 2-3 раза больше, чем в обычной пехотной дивизии (10-й, 11-й или 12-й). При этом нижних чинов, умеющих читать и писать и просто читать, было не так много – на уровне обычной пехотной дивизии.
В целом по дивизии умеющих читать было 19,7%, читать и писать – 14,1%, а читать, писать и знающих 3-4 правила арифметики – 12,8%.
Четыре основных правила арифметики – это сложение, вычитание, умножение и деление. Их проходили в сельских школах. Согласно ст. 3 «Положения о начальных народных училищах» (14 июля 1864 года) предметами учебного курса являлись: «а) Закон Божий (краткий катехизис и Священная история); б) чтение по книгам гражданской и церковной печати; в) письмо; г) первые четыре действия арифметики, и д) церковное пение там, где преподавание будет возможно» .

III

Из «Росписания о распределении рекрут 1853 года» (см. выше) известно, что будущие артиллеристы направлялись в следующие части:
; Сводная резервная батарея 6-й артиллерийской дивизии (г. Лубны) – 640 чел. (10.9%)
; 1-я Парковая артиллерийская бригада (г. Смоленск) - 200 чел. (3.4%)
; 3-я резервная Конно-артиллерийская батарея (с. Кривой Рог) - 100 чел. (1.7%)
Как видно, рекруты данного призыва были направлены в три артиллерийских соединения.
6-я артиллерийская дивизия входила в состав 6-го пехотного корпуса, и согласно квартирному расписанию войск 6-го пехотного корпуса по Положению «О новом составе запасных войск» (20 января 1842 года)  части 6-й артиллерийской дивизии (штаб - в Москве) размещались:
; 16-я полевая артиллерийская бригада – штаб в Коломне, Московской губернии;
; 17-я полевая артиллерийская бригада - штаб в Юрьеве-Польском, Владимирской губернии и
; 18-я полевая артиллерийская бригада - штаб в Суздале, Владимирской губернии.
Сводная резервная батарея 6-й артиллерийской дивизии располагалась в г. Лубны, Полтавской губернии.
По Положению «О новом составе запасных войск» (25 января 1842 года ) для артиллерии учреждалось 18 резервных и столько же запасных пеших батарей. В частности, на период учебных сборов и в военное время для 6-й артиллерийской дивизии приказано иметь:
; резервные легкие №№ 16-го, 17-го и 18-го батареи, которые собирались в г. Кременчуге Полтавской губернии;
; запасные легкие №№ 16-го, 17-го и 18-го батареи, которые собирались в г. Москве.

IV

Можно ли точнее узнать,
 в какую именно часть попал служить Степан?

Как и в случае с Никитой Трифоновым обратимся к анализу мест службы односельчан и жителей одной волости.
Сохранившиеся послужные списки свидетельствуют, что из Алеканова в артиллерийские части был призван лишь один Иван Никитин Мелихов – в 3-ю конно-артилерийскую бригаду. Из соседнего села Мурмина: Тарас Тимофеев Володин – в запасной парк 2-й Гренадерской артиллерийской бригады. Не густо.
Однако здесь нам могут помочь данные из метрических книг. Довольно часто (особенно в 40-50-е годы XIX века) приходские священники фиксировали место службы временно-отпускного нижнего чина. В результате анализа этих данных, стало известно, что из соседнего села Мурмина в 10-й частный рекрутский набор именно в артиллерию попали служить двое (Иван Григорьев Сенькин и Алексей Сергеев Кузнецов) – а именно, в 16-ю артиллерийскую бригаду 6-й артиллерийской дивизии.
Так, Иван Григорьев Сенькин как солдат упоминался в метрических книгах 4 раза. Первый раз, 12 мая 1857 года был восприемником при крещении племянника Федота, сына Евдокима Григорьева Сенькина. Записан как «16-го корпуса Артиллерийской 3-й облегченной батареи старший канонир». Последний раз, 4 апреля 1863 года, Иван Григорьевич Сенькин, был записан умершим от горячки в возрасте 29-ти лет как «16-й артиллеристской бригады облегченной 3-й батареи» старший канонир.
Алексей Сергеев Кузнецов встречается в метрических книгах дважды. Первый раз он записан 20 марта 1867 года восприемником при крещении племянника Василия, сына сестры Натальи и Георгия Ефимова Кулешова, как «Артиллерийской 16-й бригады рядовой». Второй раз Алексей записан уже умершим «от простуды» в возрасте 51-го года 10 апреля 1873 года, но уже без указания части – как «отставной рядовой».
Как показывает анализ сохранившихся в фонде Управления Рязанского уездного воинского начальника 185-ти послужных списков рекрут (см. выше), 16,2% молодых солдат оказались по распределению именно в 6-й артиллерийской дивизии.
Не исключено, что в результате С.Л. Яшкин мог оказаться именно в 16-й артиллерийской бригаде.

V

Попробуем восстановить хронологию воинской службы С.Л. Яшкина.
23 ноября 1853 года он был отдан в рекруты.
Срок обучения в запасных и резервных частях составлял, как правило, около полугода. В Отчете о действиях Военного Министерства за 1836 год, сказано, что для сохранения здоровья рекрут как во время их следования, так и при поступлении в войска, Военным Министерством приняты следующие меры («Правила, предписанные для сбережения рекрут»):
1) Отменен прежний порядок маршрутов следования рекрутских партий. До сего времени растахи  были после двух или трех переходов, а ныне рекруты имеют растахи через каждые два дня; для рекрут же долженствующих находиться в пути более 1000 верст назначены были особые отдыхи в местах удобных и преимущественно там, где находятся госпитали или градские больницы.
2) Рекруты губерний ближайших к месту расположения действующих войск назначены прямо в сии войска; а рекруты губерний удаленных от войск действующих – в войска резервные. Одна часть сих последних рекрут обращается собственно на пополнение резервов, а другая, по предварительном образовании и укреплении в силах, отправляется в войска действующие.
3) Рекрут повелено обучать в продолжении первых 6-ти месяцев с поступлением их в войска только пешему строю, выправке и маршировке без ружья; после сего они поступают в ряды старослужащих; а следующие в войска действующие, отправляются в сии войска .
Местному военному начальству вменено в обязанность осматривать каждую партию рекрут в местах отдыха, отделять больных от здоровых и доставлять рекрутам все нужное к их отдохновению, сбережению и устройству.
Анализ послужных списков рекрут Рязанского уезда это подтверждает.
Так, Семен Ларионов из села Нагина, Рязанского уезда, чей послужной список сохранился в фонде 201 Рязанского уездного рекрутского присутствия Государственного архива Рязанской области (ГАРО), был принят на службу в октябре 1853 года (т.е. практически одновременно с Яшкиным). В феврале 1854 года зачислен младшим канониром в резервную №18 батарею 6-го артиллерийской дивизии, а в июне того же года переведен в запасную №19 батарею Кавказской резервной артиллерийской дивизии .
Из того же призыва, Иван Алексеев из деревни Агарковой, в ноябре 1853 года был принят на службу, а в мае 1854 года зачислен рядовым в 6-й резервный батальон Ширванского пехотного генерал-фелъдмаршала графа Паскевича-Эриванскаго полка .
Резервная легкая №18 батарея квартировала в г. Кременчуге, Полтавской губернии. Таким образом, у Семена Ларионова срок от момента принятия на службу до момента зачисления в батарею составил около 3-х месяцев, а у Ивана Алексеева – около 5-ти месяцев. Это как раз то время, которое требовалось, чтобы доставить рекрутские партии к местам службы.
Таким образом, С.Л. Яшкин должен был прибыть в часть для прохождения обучения в феврале - марте 1854 года и обучаться там в течение полугода (до сентября – октября), после чего поступить в действующую часть.

VI

Все бригады 6-й артиллерийской дивизии приняли участие в Крымской войне: 16-я – 14 марта 1854 года выступила из Коломны в составе 6-го пехотного корпуса в Крым и принимала участие в обороне Севастополя; 17-я – также 14 марта выступила в Крым, а 18-я – выступила на Кавказ на следующий день, 15 марта.
16-я артиллерийская бригада прибыла в Крым одновременно с 16-й пехотной дивизией.
Дивизия выступила в январе 1854 года, в частности, штаб - 16-го января 1854 года из Москвы . Ее головная бригада (Московский и Бутырский пехотные полки) прибыла в Крым не ранее 15 апреля . Затем она 18-20 апреля прибыла в г. Тамань, Темрюкского отдела Кубанской области. Через месяц части полков были переправлены через Керченский пролив и расположены лагерем.
Прочие части также выступили в январе: 1-я легкая батарея 16-й артиллерийской бригады – 17-го января из Переяславль-Залесского, Казанский пехотный полк – 11-го и 18-го января из Дмитрова и Москвы, Углицкий пехотный полк – 20-21-го января из Москвы и Богородска .
Вторая бригада прибыла в Крым 16-17 апреля  и с мая месяца находилась в лагерях на Северной стороне Севастопольской бухты.
К 1 сентября 1854 года бригады значились в числе войск под началом кн. Меншикова .


Рецензии