Удана Глава 5 Сона вагга

#буддизм #тхеравада #Палийский Канон

Перевод с пали: Anandajoti bhikkhu
Перевод с английского и комментарии: Шаповалов Леонид [Antaradhana]
Английский текст и текст на пали для перевода некоторых терминов и большинства строф https://suttacentral.net/ud

Только для бесплатного распространения.



Глава 5
Сона Вагга


Удана 5.1 Пийятара сутта: Высказывание о царе

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал вблизи Саваттхи, в роще Джеты, в монастыре Анатхапиндики. В то время царь Пасенади косальский, поднялся на верхнюю террасу своего дворца, вместе с царицей Малликой. Там царь Пасенади косальский спросил у царицы: «Есть ли кто-нибудь, Маллика, кого ты любишь больше, чем себя?»

«Нет никого, Великий царь, кого я любила бы больше, чем себя. Но есть ли, Великий царь, кто-нибудь, кого ты любишь больше, чем себя?»

«Для меня также, Маллика, нет никого, кого я любил бы больше, чем себя».

Затем царь Пасенади косальский, отправился к Благословенному, и поклонившись ему, сел напротив и сказал: «Вот, Достопочтенный, я поднялся на верхнюю террасу своего дворца вместе с царицей Малликой, и спросил у царицы: «Есть ли кто-нибудь, Маллика, кого ты любишь больше, чем себя?»

Когда так было спрошено, царица Маллика ответила мне: «Нет никого, Великий царь, кого я любила бы больше, чем себя. Но есть ли, Великий царь, кто-нибудь, кого ты любишь больше, чем себя?»

Когда это было сказано, Достопочтенный, я ответил царице: «Для меня также, Маллика, нет никого, кого я любил бы больше, чем себя».

И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание:

«В каких бы направлениях не искал ум,
Не найти никого, любимее себя.
Но и другие, точно также любят себя,
Поэтому тот, кто заботится о себе,
Не должен причинять вреда другим».


Удана 5.2 Аппаюка сутта: Высказывание о недолго живущей

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал вблизи Саваттхи, в роще Джеты, в монастыре Анатхапиндики. Тогда Достопочтенный Ананда, выйдя из уединения в вечернее время, пошел к Благословенному, поклонившись и сев напротив он сказал: «Это поразительно, это удивительно, Достопочтенный, как недолго, мать Благословенного прожила. Всего через семь дней, после того как Благословенный родился, его мать умерла и возникла среди сонма [дэвов] Туситы».
 
«Именно так, Ананда, матери бодхисатт действительно живут недолго. Через семь дней после рождения бодхисатт, их матери умирают и возникают среди сонма [дэвов] Туситы».

И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание:

«Все существа будут существовать и в будущем,
Для всех них будет продолжение после распада тела.
Тому, кто искусен в понимании этого недостатка,
Нужно усердно практиковать возвышенную жизнь [44]».
__________________________________________________

44. Brahmaccariya – практика возвышенной, целомудренной жизни, ушедших от мира: отшельников, аскетов и монахов.


Удана 5.3 Суппабуддхакуттхи сутта: Высказывание о прокаженном Суппабуддхе

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал вблизи Раджагахи, в бамбуковой роще, в Беличьем Святилище. В то время в Раджагахе жил прокаженный, известный как Суппабуддха, нищий, несчастный и убогий.

Однажды Благословенный сидел и учил Дхамме, окруженный большим собранием. Прокаженный Суппабуддха увидел издалека, что много людей собралось в одном месте. Увидев это собрание, он подумал: «Наверняка, в этом месте будет распределяться пища. Я мог бы пойти к тому большому собранию людей, возможно я получу там немного еды».

Тогда прокаженный Суппабуддха пошел к этому собранию людей. Подойдя ближе, Суппабуддха увидел Благословенного, который сидел и учил Дхамме, в окружении большого собрания людей. Увидев его, он подумал: «Здесь нет никакой еды, это отшельник Готама учит Дхамме собравшихся. Возможно я тоже мог бы послушать Дхамму», и он сел там, решив: «Я буду слушать Дхамму».

И тогда Благословенный, применив способности, своим умом, полностью охватил умы всех собравшихся, подумал: «Кто здесь способен понять Дхамму?»

Он увидел прокаженного Суппабуддху, сидящего там и увидев его, понял: «Он в состоянии понять Дхамму», и с учетом [образа мышления] прокаженного Суппабуддхи, он последовательно наставлял: говоря о даянии, говоря о нравственности, говоря о небесных мирах; об опасности, ущербности и порочности чувственной жажды и преимуществах отречения. Когда Благословенный понял, что ум Суппабуддхи готов, став податливым, лишенным препятствий, вдохновленным, доверчивым, то он объяснил Дхамму – учение, прозреваемое Пробужденными: о страдании, происхождение, прекращение и пути.

Точно так же, как краска хорошо ложится на чистую, незапятнанную ткань, так и у прокаженного Суппабуддхи, в тот же миг, возникло чистое, незапятнанное видение Дхаммы: «Все, что имеет свойство возникновения – имеет и свойство прекращения».

Тогда Суппабуддха, увидев Дхамму, постигнув Дхамму, поняв Дхамму, проникнув в Дхамму, преодолев сомнения, обретя полную уверенность, став независимым от других в учении Учителя, поднявшись со своего места, подошел к Благословенному, поклонившись и сев напротив, он сказал: «Превосходно! Превосходно, Достопочтенный! Это подобно тому, как если бы поставили прямо то, что было опрокинуто, или открыли то, что было закрыто, или показали путь тому, кто заблудился, или внесли масляную лампу во тьму, чтобы те, кто способен видеть, смогли увидеть формы, точно также и Дхамма, была превосходно объяснена Благословенным различными способами. Достопочтенный, я принимаю прибежище в Благословенном, в Дхамме и в общине монахов. Пожалуйста, имейте в виду, Достопочтенный Готама, что я являюсь мирским последователем, который принял прибежище с сегодняшнего дня, и до конца своих дней».

Затем Благословенный наставлял, воодушевлял, вдохновлял и радовал Суппабуддху речью о Дхамме. После чего, обрадованный и воодушевленный словами Благословенного, он поднялся со своего места, поклонился и обойдя вокруг Благословенного, ушел.

Вскоре после того, как прокаженный Суппабуддха ушел, корова с молодым теленком напав на него, лишила его жизни.

Тогда несколько монахов пришли к Благословенному, поклонившись и сев напротив, они сказали: «Достопочтенный, тот прокаженный, которого звали Суппабуддха, который был наставлен, воодушевлен, вдохновлен и обрадован Благословенным речью о Дхамме – умер. Каков его удел? Каково его будущее состояние?»

«Мудрым, монахи, был Суппабуддха, он практиковал в соответствии с Дхаммой и не беспокоил меня. Прокаженный Суппабуддха, монахи, через разрушение трех оков, достиг вступления в поток, не подвержен падению, и гарантированно придет к полному Пробуждению».

Когда это было сказано, один монах спросил у Благословенного: «Достопочтенный, в чем причина, по которой Суппабуддха стал нищим, несчастным и убогим?»
 
«Раньше, монахи, прокаженный Суппабуддха был сыном богатого купца в этой самой Раджагахе. Отправившись в свой парк для развлечений, он увидел Пачеккабудду Тагарасиккхи, идущего в город за подаянием, и увидев его, он подумал: «Что это за прокаженный бродит тут, завернутый в грязные тряпки?» Плюнув в него и обойдя его неуважительно с левой стороны, он ушел».

В результате этого поступка, на протяжении многих лет, на протяжении многих сотен лет, на протяжении многих тысяч лет, на протяжении многих сотен тысяч лет, он жарился в аду. И в результате оставшейся части [каммы] этого поступка он стал прокаженным в этой самой Раджагахе, нищим, несчастным и убогим.

Но он встретил Дхаммавинаю [45], которой учит Татхагата, обрел веру, обрел нравственность, обрел понимание, обрел щедрость, обрел мудрость. Придя к Дхаммавинае, которой учит Татхагата, и обретя веру, нравственность, понимание, щедрость и мудрость, при распаде тела, после смерти, он возник в счастливом, небесном мире, среди дэвов Таватимсы. И там он, затмевает других дэвов, своей красотой и славой».

И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание:

«Как зрячий человек [видя опасность],
Может избегать опасных троп,
Так и мудрый человек в этом мире,
Должен избегать плохих поступков».
__________________________________________________

45. Оставил в тексте без перевода. Это более полное название Учения Будды, иногда используемое в суттах, вместо слова Дхамма.


Удана 5.4 Кумарака сутта: Высказывание о мальчишках

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал вблизи Саваттхи, в роще Джеты, в монастыре Анатхапиндики. Утром Благословенный, одевшись, взяв чашу и верхнее одеяние, пошел в Саваттхи за подаянием. Между Саваттхи и рощей Джеты он увидел мальчишек, которые ловили рыбу. Увидев это, он подошел к ним и сказал: «Боитесь ли вы страданий? Неприятны ли вам страдания?»

«Да, Достопочтенный, мы боимся страданий, нам неприятны страдания».

И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание:

«Если вы боитесь страданий,
Если страдания вам неприятны,
То не совершайте плохие поступки,
В открытую, или же втайне от всех.

Но если вы совершаете плохие поступки,
И не прекратите их совершать,
То повстречаетесь со страданиями,
И не сможете избежать их в будущем».


Удана 5.5 Упосатха сутта: Высказывание о признании

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал вблизи Саваттхи, в Восточном парке, в особняке матери Мигары. В то время Благословенный сидел в окружении монашеской общины в день Упосатхи.

После заката, с наступлением ночи, Достопочтенный Ананда, поднявшись со своего места, уложив свое верхнее одеяние на одно плечо и сложив руки в почтительном приветствии, сказал Благословенному: «Наступила ночь, Достопочтенный, первая стража ночи прошла, долгое время эти монахи сидят, пусть Благословенный продекламирует Патимоккху для собрания монахов».

Когда так было сказано, Благословенный молчал.

Во второй раз, посреди ночи, Достопочтенный Ананда, поднявшись со своего места, уложив свое верхнее одеяние на одно плечо и сложив руки в почтительном приветствии, сказал Благословенному: «Уже ночь, Достопочтенный, средняя стража ночи прошла, долгое время эти монахи сидят, пусть Благословенный продекламирует Патимоккху для собрания монахов».

Второй раз Благословенный молчал.

В третий раз, когда прошла ночь, на рассвете, Достопочтенный Ананда, поднявшись со своего места, уложив свое верхнее одеяние на одно плечо и сложив руки в почтительном приветствии, сказал Благословенному: «Закончилась эта прекрасная ночь, Достопочтенный, последняя стража ночи прошла, рассвело, долгое время эти монахи сидят, пусть Благословенный продекламирует Патимоккху для собрания монахов».

«Собрание не является полностью чистым, Ананда».

Тогда Достопочтенный Махамоггаллана подумал: «В отношении какого человека, Благословенный сказал это: «Собрание не является полностью чистым, Ананда»?» И тогда, Достопочтенный Махамоггаллана, применив способности, своим умом полностью охватил умы собравшихся монахов. Достопочтенный Махамоггаллана увидел того человека, ущербного в нравственности, с плохим характером, с нечистым и низким поведением, который скрывал свои проступки, который не был отшельником, но прикидывался отшельником, который не жил возвышенной жизнью, но делал вид, что он живет возвышенной жизнью, кто был порочным внутри, развращенным и прогнившим, сидя посреди общины монахов.

Увидев его, Достопочтенный Махамоггаллана поднялся со своего места, подошел к тому человеку и сказал ему: «Вставай, друг, Благословенный увидел тебя, ты больше не состоишь в собрании монахов».

Тогда тот человек молчал.

Во второй раз Достопочтенный Махамоггаллана сказал этому человеку: «Вставай, друг, Благословенный увидел тебя, ты больше не состоишь в собрании монахов».

Второй раз этот человек молчал.

В третий раз Достопочтенный Махамоггаллана сказал этому человеку: «Вставай, друг, Благословенный увидел тебя, ты больше не состоишь в собрании монахов».

И в третий раз этот человек молчал.

И тогда Достопочтенный Махамоггаллана, схватил этого человека за руку, выставил его за дверь и закрыл ее на засов. После чего, он подошел к Благословенному и сказал: «Я выгнал этого человека, Достопочтенный, собрание теперь полностью чисто, пусть Благословенный продекламирует Патимоккху для собрания монахов».
 
«Это поразительно, это удивительно, Моггаллана, что этот глупый человек ждал, пока его схватят за руку».

Затем Благословенный обратился к монахам: «Отныне, монахи, я не буду вести церемонию Упосатха и декламировать Патимоккху. Теперь, монахи, вы сами должны проводить церемонию упосатхи и декламировать Патимоккху. Это невозможно, монахи, это немыслимо, чтобы Татхагата проводил церемонию Упосатхи и декламировал Патимоккху в собрании, которое не является полностью чистым.
 
В Великом океане, монахи, есть эти восемь поразительных и удивительных вещей, увидев и рассмотрев которые, асуры восхищаются Великим океаном. Какие восемь?

Великий океан, монахи, постепенно углубляется, [его дно] постепенно наклоняется, постепенно спускается, без резкого обрыва. То, что Великий океан постепенно углубляется, [его дно] постепенно наклоняется, постепенно спускается, без резкого обрыва – является первой поразительной и удивительной вещью в Великом океане, увидев и рассмотрев которую, асуры восхищаются Великим океаном.

Кроме того, монахи, Великий океан устойчив и не пересекает береговую линию. То, что Великий океан устойчив и не пересекает береговую линию – является второй поразительной и удивительной вещью в Великом океане, увидев и рассмотрев которую, асуры восхищаются Великим океаном.
 
Кроме того, монахи, Великий океан не терпит мертвечины, и когда труп оказывается в Великом океане, он быстро приносит его к берегу и выбрасывает на сушу. То, что Великий океан не терпит мертвечины, и когда труп оказывается в Великом океане, он быстро приносит его к берегу и выбрасывает на сушу – является третьей поразительной и удивительной вещью в Великом океане, увидев и рассмотрев которую, асуры восхищаются Великим океаном.

Кроме того, монахи, какими бы великими не были реки, будь то Ганга, Ямуна, Ачиравати, Сарабху и Махи, но впадая в Великий океан, они отказываются от своих прежних направлений и имен, а далее обозначаются как Великий океан. То, что какими бы великими не были реки, будь то Ганга, Ямуна, Ачиравати, Сарабху и Махи, но впадая в Великий океан, они отказываются от своих прежних направлений и имен, а далее обозначаются как Великий океан – является четвертой поразительной и удивительной вещью в Великом океане, увидев и рассмотрев которую, асуры восхищаются Великим океаном.

Кроме того, монахи, все водные потоки в мире текут в Великий океан, а также ливни падают с неба, но не заметно убавления или переполнения океана от этого. То, что все водные потоки в мире текут в Великий океан, а также ливни падают с неба, но не заметно убавления или переполнения океана от этого – является пятой поразительной и удивительной вещью в Великом океане, увидев и рассмотрев которую, асуры восхищаются Великим океаном.

Кроме того, монахи, Великий океан имеет один вкус – вкус соли. То, что Великий океан имеет один вкус – вкус соли, – является шестой поразительной и удивительной вещью в Великом океане, увидев и рассмотрев которую, асуры восхищаются Великим океаном.

Кроме того, монахи, в Великом океане есть много драгоценных вещей, бесчисленных драгоценностей, таких как жемчуг, хрусталь, лазурит, перламутр, кварц, коралл, серебро, золото, рубин и кошачий глаз. То, что в Великом океане есть много драгоценных вещей, бесчисленных драгоценностей, таких как жемчуг, хрусталь, лазурит, перламутр, кварц, коралл, серебро, золото, рубин и кошачий глаз – является седьмой поразительной и удивительной вещью в Великом океане, увидев и рассмотрев которую, асуры восхищаются Великим океаном.

Кроме того, монахи, Великий океан является местом обитания для великих существ: тимий, тимингал, тимитимингал [46], асуров, нагов, гандхаббов; в Великом океане есть существа размером в сто йоджан [47], в двести йоджан, в триста йоджан, в четыреста йоджан, в пятьсот йоджан. То, что Великий океан является местом обитания для великих существ: тимий, тимингал, тимитимингал, асуров, нагов, гандхаббов; в Великом океане есть существа размером в сто йоджан, в двести йоджан, в триста йоджан, в четыреста йоджан, в пятьсот йоджан – является восьмой поразительной и удивительной вещью в Великом океане, увидев и рассмотрев которую, асуры восхищаются Великим океаном.

Таковы эти восемь поразительных и удивительных вещей, увидев и рассмотрев которые, асуры восхищаются Великим океаном [48].
 
Точно так же, монахи, есть восемь поразительных и удивительных вещей в Дхамме и Винае, увидев и рассмотрев которые, монахи восхищаются Дхаммой и Винаей. Какие восемь?

Подобно тому, монахи, как Великий океан постепенно углубляется, [его дно] постепенно наклоняется, постепенно спускается, без резкого обрыва, также и в Дхамме и Винае есть постепенное обучение, постепенное выполнение, постепенная практика, без резкого проникновения в знания. То, что в Дхамме и Винае есть постепенное обучение, постепенное выполнение, постепенная практика, без резкого проникновения в знания – является первой поразительной и удивительной вещью в Дхамме и Винае, увидев и рассмотрев которую, монахи восхищаются Дхаммой и Винаей.
 
Подобно тому, монахи, как Великий океан устойчив и не пересекает береговую линию, также и правила обучения, которые установлены мною для моих учеников, мои ученики не преступают даже ради [сохранения собственной] жизни. То, что правила обучения, которые установлены мною для моих учеников, мои ученики не преступают даже ради [сохранения собственной] жизни – является второй поразительной и удивительной вещью в Дхамме и Винае, увидев и рассмотрев которую, монахи восхищаются Дхаммой и Винаей.

Подобно тому, монахи, как Великий океан не терпит мертвечины, и когда труп оказывается в Великом океане, он быстро приносит его к берегу и выбрасывает на сушу, также и сангха не терпит человека, ущербного в нравственности, с плохим характером, с нечистым и низким поведением, который скрывает свои проступки, который не является отшельником, но прикидывался отшельником, который не живет возвышенной жизнью, но делает вид, что он живет возвышенной жизнью, порочного внутри, развращенного и прогнившего; быстро собравшись, сангха отстраняет его, и такой человек, даже сидя посреди собрания монахов далек от сангхи, а сангха от него. То, что сангха не терпит человека, ущербного в нравственности, с плохим характером, с нечистым и низким поведением, который скрывает свои проступки, который не является отшельником, но прикидывался отшельником, который не живет возвышенной жизнью, но делает вид, что он живет возвышенной жизнью, порочного внутри, развращенного и прогнившего; быстро собравшись, сангха отстраняет его, и такой человек, даже сидя посреди собрания монахов далек от сангхи, а сангха от него – является третьей поразительной и удивительной вещью в Дхамме и Винае, увидев и рассмотрев которую, монахи восхищаются Дхаммой и Винаей.

Подобно тому, монахи, как какими бы великими не были реки, будь то Ганга, Ямуна, Ачиравати, Сарабху и Махи, но впадая в Великий океан, они отказываются от своих прежних направлений и имен, а далее обозначаются как Великий океан, также и люди из этих четырех классов: кхаттии, брахманы, вессы и судды [49], которые оставили свои дома для жизни бездомной, ради Дхаммы и Винаи, которым учит Татхагата, отказываются от своих прежних социальных классов и имен, а далее обозначаются как отшельники сакья. То, что люди из этих четырех классов: кхаттии, брахманы, вессы и судды, которые оставили свои дома для жизни бездомной, ради Дхаммы и Винаи которым учит Татхагата, отказываются от своих прежних социальных классов и имен, а далее обозначаются как отшельники сакья – является четвертой поразительной и удивительной вещью в Дхамме и Винае, увидев и рассмотрев которую, монахи восхищаются Дхаммой и Винаей.
 
Подобно тому, монахи, как все водные потоки в мире текут в Великий океан, а также ливни падают с неба, но не заметно убавления или переполнения океана от этого, также и многие монахи, полностью освобождены в элементе ниббаны без остатка, но не заметно убавления или переполнения элемента ниббаны от этого. То, что многие монахи, полностью освобождены в элементе ниббаны без остатка, но не заметно убавления или переполнения элемента ниббаны от этого – является пятой поразительной и удивительной вещью в Дхамме и Винае, увидев и рассмотрев которую, монахи восхищаются Дхаммой и Винаей.

Подобно тому, монахи, как Великий океан имеет один вкус – вкус соли, также Дхамма и Виная имеют один вкус – вкус освобождения. То, что Дхамма и Виная имеют один вкус – вкус освобождения, – является шестой поразительной и удивительной вещью в Дхамме и Винае, увидев и рассмотрев которую, монахи восхищаются Дхаммой и Винаей.
 
Подобно тому, монахи, как в Великом океане есть много драгоценных вещей, бесчисленных драгоценностей, таких как жемчуг, хрусталь, лазурит, перламутр, кварц, коралл, серебро, золото, рубин и кошачий глаз, также в Дхамме и Винае есть много драгоценных вещей, бесчисленных драгоценностей, таких как четыре основы внимательности, четыре правильных усилия, четыре пути могущества, пять способностей, пять сил, семь факторов пробуждения, восьмеричный путь Арьев. То, что в Дхамме и Винае есть много драгоценных вещей, бесчисленных драгоценностей, таких как четыре основы внимательности, четыре правильных усилия, четыре пути могущества, пять способностей, пять сил, семь факторов пробуждения, восьмеричный путь Арьев – является седьмой поразительной и удивительной вещью в Дхамме и Винае, увидев и рассмотрев которую, монахи восхищаются Дхаммой и Винаей.
 
Подобно тому, монахи, как Великий океан, является местом обитания для великих существ: тимий, тимингал, тимитимингал, асуров, нагов, гандхаббов; в Великом океане есть существа размером в сто йоджан, в двести йоджан, в триста йоджан, в четыреста йоджан, в пятьсот йоджан, также Дхамма и Виная являются местом обитания для великих существ: вступивших в поток, и тех, кто практикует, направляясь к реализации плода вступившего в поток; однажды возвращающихся, и тех, кто практикует, направляясь к реализации плода однажды возвращающегося; невозвращающихся, и тех, кто практикует, направляясь к реализации плода невозвращающегося, Арахантов, и тех, кто практикует направляясь к реализации плода Араханта. То, что Дхамма и Виная являются местом обитания для великих существ: вступивших в поток, и тех, кто практикует, направляясь к реализации плода вступившего в поток; однажды возвращающихся, и тех, кто практикует, направляясь к реализации плода однажды возвращающегося; невозвращающихся, и тех, кто практикует, направляясь к реализации плода невозвращающегося, Арахантов, и тех, кто практикует направляясь к реализации плода Араханта – является восьмой поразительной и удивительной вещью в Дхамме и Винае, увидев и рассмотрев которую, монахи восхищаются Дхаммой и Винаей.
 
Таковы эти восемь поразительных и удивительных вещей, увидев и рассмотрев которые, монахи восхищаются Дхаммой и Винаей.

И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание:

«На скрываемое, изливается скверна,
На то, что раскрыто – она не изливается,
Поэтому раскройте, то что скрыто,
Чтобы это не излилось на вас».
__________________________________________________

46. timi, timingalo, timitimingalo – гигантские мифические рыбы.

47. Йоджана – древнеиндийская мера длины ~8км.

48. Скорее всего, Будда перечисляет представления об океане, бытовавшие в ведической Индии, и возможно содержащиеся в современных ему ведических сказаниях об асурах. Подобное можно встретить во многих суттах, где Будда перечисляет какие-то общеизвестные вещи своего времени, используя их в качестве примеров для объяснения Дхаммы, либо дает этим вещам новое толкование в свете Дхаммы.

49. Четыре социальных класса в древнеиндийских княжествах: кхаттии – знать, происходящая от древних княжеских родов и их воинских дружин; брахманы – жрецы и духовные наставники; вессы – средний класс: землевладельцы, купцы, состоятельные горожане, владеющие недвижимостью, производственными мануфактурами, торговым бизнесом; судды – чернь. Были также люди, вне этих четырех социальных классов: рабы, бродяги, представители диких племен.


Удана 5.6 Сона сутта: Высказывание о Соне

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал вблизи Саваттхи, в роще Джеты, в монастыре Анатхапиндики. В то время Достопочтенный Махакаччана жил среди народа Аванти, недалеко от Курарагхары, на горе Паватта. Живший там мирской последователь Сона Кутиканна поддерживал (подаянием) Достопочтенного Махакаччану.

Затем, когда мирской последователь Сона Кутиканна пребывал в уединении, у него возникли такие мысли: «Согласно тому, как учитель Махакаччана учит Дхамме – нелегко, живя в доме, жить возвышенной жизнью, абсолютно совершенной, абсолютно чистой, как полированная раковина. Теперь, обрив волосы на голове и бороду, надев одежду, окрашенную охрой, я мог бы оставить дом ради жизни бездомной».

Затем мирской последователь Сона Кутиканна пошел к Достопочтенному Махакаччане. Придя, он поклонился Достопочтенному Махакаччане, сел напротив и сказал: «Пребывая в уединении, такие мысли возникли у меня: «Согласно тому, как учитель Махакаччана учит Дхамме – нелегко, живя в доме, жить возвышенной жизнью, абсолютно совершенной, абсолютно чистой, как полированная раковина. Теперь, обрив волосы на голове и бороду, надев одежду, окрашенную охрой, я мог бы оставить дом ради жизни бездомной». Пусть Достопочтенный Махакаччана даст мне посвящение [50]».

Когда это было сказано, Достопочтенный Махакаччана сказал мирскому последователю Соне Кутиканне: «Одна трапеза, одинокое ложе и целибат на протяжении всей жизни – это сложно. Давай, Сона, прямо сейчас, живя как домохозяин, посвяти себя буддийскому Учению, и на определенное время принимай соблюдение одной трапезы, одинокого ложа и целибата». И тогда решительность мирского последователя Соны Кутиканны ослабела.

Во второй раз, когда мирской последователь Сона Кутиканна пребывал в уединении, у него возникли такие мысли: «Согласно тому, как учитель Махакаччана учит Дхамме...   ... я мог бы оставить дом ради жизни бездомной».

Во второй раз мирской последователь Сона Кутиканна пошел к Достопочтенному Махакаччане...   ... Пусть Достопочтенный Махакаччана даст мне посвящение».

Во второй раз Достопочтенный Махакаччана сказал мирскому последователю Соне Кутиканне: «Одна трапеза, одинокое ложе и целибат на протяжении всей жизни – это сложно...   ... И тогда решительность мирского последователя Соны Кутиканны ослабела.

В третий раз, когда мирской последователь Сона Кутиканна пребывал в уединении, у него возникли такие мысли: «Согласно тому, как учитель Махакаччана учит Дхамме...   ... я мог бы оставить дом ради жизни бездомной».

В третий раз мирской последователь Сона Кутиканна пошел к Достопочтенному Махакаччане...   ... Пусть Достопочтенный Махакаччана даст мне посвящение».

И тогда Достопочтенный Махакаччана дал Соне Кутиканне посвящение.

В то время в южном государстве Аванти было мало монахов. Затем, спустя три года, Достопочтенный Махакаччана, с большим трудом собрал по округе монахов, и вместе с бхиккху сангхой в составе десяти монахов, дал Достопочтенному Соне полное монашеское посвящение [51].

Затем у Достопочтенного Соны, когда он пребывал в уединении во время затворничества сезона дождей, возникли такие мысли: «Я не видел Благословенного лицом к лицу, но я слышал, что Благословенный таков и такой-то. Если бы мой наставник позволил, я мог бы отправиться в путь, чтобы увидеть Благословенного, Араханта, Саммасамбудду».

И тогда Достопочтенный Сона, выйдя из уединения в вечернее время, пошел к Достопочтенному Махакаччане, поклонившись и сев напротив он сказал: «Когда я пребывал в уединении, у меня возникли такие мысли: «Я не видел Благословенного лицом к лицу, но я слышал, что Благословенный таков и такой-то. Если бы мой наставник позволил, я мог бы отправиться в путь, чтобы увидеть Благословенного, Араханта, Саммасамбудду».

«Хорошо, хорошо, Сона, ты должен идти, чтобы увидеть Благословенного, Араханта, Саммасамбудду. Ты увидишь, Сона, что Благословенный – тот, кто уверен, внушает доверие, с умиротворенными чувствами, с умиротворенным умом, достигший высшего самообладания и спокойствия, контроля, охраны и сдержанности чувств, истинный Нага. Увидев Благословенного, поклонись ему в ноги от моего имени и спроси, свободен ли он от недугов и болезней, в здравии ли он, в силах ли, и хорошо ли себя чувствует».

«Да, Достопочтенный», – сказал Достопочтенный Сона, обрадованный словами Достопочтенного Махакаччаны. Затем, он поклонился и обошел по кругу Достопочтенного Махакаччану, привел в порядок свое жилище, и взяв с собой чашу и верхнее одеяние, отправился в путешествие в Саваттхи. Двигаясь пешими переходами, спустя некоторое время он достиг Саваттхи, рощи Джеты, монастыря Анатхапиндики, где пребывал Благословенный.

Подойдя и поклонившись Благословенному, Достопочтенный Сона сел напротив и сказал: «Мой наставник – Достопочтенный Махакаччана, кланяется вам в ноги и справляется, свободны ли вы от недугов и болезней, в здравии ли вы, в силах ли, и хорошо ли себя чувствуете?»

[Благословенный спросил:] «Ты в порядке Достопочтенный? Нормально себя чувствуешь? Ты долгое время шел без отдыха и без подаяния?»

«Я в порядке и нормально себя чувствую, хоть я и шел долгое время без отдыха и без подаяния».

Затем Благословенный обратился Достопочтенному Ананде, сказав: «Пожалуйста, подготовь жилище, Ананда, для этого пришедшего монаха».

И тогда Достопочтенный Ананда подумал: «Когда Благословенный сказал мне: «Пожалуйста, подготовь жилище, Ананда, для этого пришедшего монаха», он пожелал жить вместе с этим монахом в одном помещении, Благословенный хочет жить вместе с Достопочтенным Соной в одном жилище». И тогда он отправился в жилище, в котором жил Благословенный и подготовил там место для Достопочтенного Соны.

Затем Благословенный, проведя большую часть ночи, сидя на открытом воздухе, омыв ноги, вошел в жилое помещение. Достопочтенный Сона, также проведя большую часть ночи на открытом воздухе, омыв ноги, вошел в жилое помещение. Поднявшись с рассветом, Благословенный сказал Достопочтенному Соне: «Продекламируй пожалуйста Дхамму, монах».

«Да, Достопочтенный», – сказал Достопочтенный Сона, после чего он мелодично продекламировал все шестнадцать сутт из Аттхакавагги [52].

Затем, по окончанию мелодичной декламации Достопочтенного Соны, Благословенный очень обрадовался, сказав: «Прекрасно, прекрасно монах! Ты хорошо заучил, хорошо запомнил, хорошо сохранил в уме все шестнадцать сутт из Аттхакавагга, ты наделен хорошим голосом, хорошей дикцией и чистой артикуляцией, что способствует четкому пониманию [у слушающих]. Сколько у тебя васс [53], монах?»

«У меня одна васса, Достопочтенный».

«Но почему, монах, тебе потребовалось столько времени чтобы получить посвящение?»

«В течение долгого времени, Достопочтенный, я видел опасность в чувственных желаниях, но [не мог оставить] препятствие домохозяйской жизни, со многими обязанностями и многими делами».

И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание:

«Увидев опасность в мире,
Познав свободу от привязанностей,
Благородный не радуется злу,
Зло не радует очищенного».
__________________________________________________

50. Pabbaja – начальное посвящение, подтверждающее оставление дома ради жизни бездомной. Это посвящение может осуществить один монах.
 
51. Upasampada – полное монашеское посвящение, которое давал либо сам Будда, либо собрание бхиккху сангхи из десяти полностью посвященных монахов.

52. Аттхакавагга – четвертый раздел Сутта Нипаты, состоящий из 16 сутт.
 
53. Васса – сезон дождей, который монахи проводили в затворничестве. По количеству проведенных сезонов дождей считается стаж полностью посвященных монахов (бхиккху). У саманер (прошедших только лишь процедуру pabbaja) монашеский стаж не учитывается.


Удана 5.7 Канкхаревата сутта: Высказывание о Ревате

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал вблизи Саваттхи, в роще Джеты, в монастыре Анатхапиндики. В то время Достопочтенный Ревата пребывал в сомнениях. Достопочтенный Ревата сидел неподалеку от Благословенного, скрестив ноги, выпрямив тело, размышляя о своем очищении, путем преодоления сомнений.

Благословенный увидел Достопочтенного Ревату, сидящего неподалеку, скрестившего ноги, выпрямившего тело, размышляющего о своем очищении, путем преодоления сомнений.

И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание:
 
«Какие бы сомнения не возникали,
Сейчас или в будущем,
Видимые для себя и для других,
Созерцатель отбрасывает их все,
Пылко живущий возвышенной жизнью».


Удана 5.8 Сангхабхеда сутта: Высказывание об Ананде

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал вблизи Раджагахи, в бамбуковой роще, в Беличьем Святилище. Тогда в день Упосатхи, в утреннее время, Достопочтенный Ананда, одевшись, взяв свою чашу и верхнее одеяние, отправился в Раджагаху за подаянием.

Девадатта увидел Достопочтенного Ананду, идущего в Раджагаху за подаянием. Подойдя, он сказал Достопочтенному Ананде: «С сегодняшнего дня, друг Ананда, я буду проводить Упосатху и вводить новые правила в [собственной] сангхе, отдельно от Благословенного, отдельно от [его] сангхи».

Затем Достопочтенный Ананда, возвратившись со сбора подаяний в Раджагахе, после трапезы, пошел к Благословенному, поклонившись и сев напротив, он сказал: «Достопочтенный, сегодня, в утреннее время, одевшись, взяв свою чашу и верхнее одеяние, я отправился в Раджагаху за подаянием. Девадатта, увидев меня по дороге в Раджагаху, подошел и сказал мне: «С сегодняшнего дня, друг Ананда, я буду проводить Упосатху и вводить новые правила в [собственной] сангхе, отдельно от Благословенного, отдельно от [его] сангхи»».

И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание:

«Добро приятно для добрых,
Но злым, добро неприятно,
Зло приятно для злых,
Но неприятно оно Благородным».


Удана 5.9 Садхаямана сутта: Высказывание о насмешках

Так я слышал. Однажды Благословенный путешествовал по стране косал, вместе с большой общиной монахов. В то время большая группа молодых брахманов проходила неподалеку от Благословенного, насмехаясь. Благословенный услышал, как эти молодые брахманы насмехались, проходя мимо.

И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание:

«Бестолковые, кажущиеся мудрыми,
Говорят неподобающие слова,
Испытывая желание раскрыть свой рот,
Они не ведают, что творят».


Удана 5.10 Чулапантхака сутта: Высказывание о Пантхаке

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал вблизи Саваттхи, в роще Джеты, в монастыре Анатхапиндики. В то время Достопочтенный Чулапантхака сидел неподалеку от Благословенного, скрестив ноги, выпрямив тело и утвердив внимательность.

Благословенный увидел Достопочтенного Чулапантхаку, сидящего неподалеку, скрестившего ноги, выпрямившего тело и утвердившего внимательность.

И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание:

«С устойчивым телом и устойчивым умом,
Стоя ли, сидя или лежа,
Монах, который утвердил внимательность,
Может обрести великие преимущества [54].
Обретя эти великие преимущества,
Он может покинуть пределы Царя смерти [55]».
__________________________________________________
 
54. Речь о джханах.

55. Царь смерти – эпитет Мары.


Рецензии