Диссонанс небес. Цикл 1, Глава 6

      Ехать нам всю ночь и весь день. Еще Вира сказала, что нас придется лишить зрения на подходе, дескать, такие вот у них правила. Только глава ассасинов имеет право решать, кому знать о конкретном местоположении их базы, а кому нет.
      По дороге балаболили по большей части только мы с Вирой. Коджи ехал немного позади и читал на ходу, как обычно, время от времени издавая смешки в нашу сторону. До сих пор не знаю, зачем он поехал с нами. Меня одной бы тут вполне хватило, хотя, может, глава ассасинов не захочет разговаривать с Помощником.
      Время от времени делали привалы и устраивали спарринги, былой боец разведки на профессионального ассасина. Выигрывали у друг друга как-то с переменным успехом, иногда побеждал снег. В смысле, спарринг перерастал в бой снежками. Даже Коджи попадало, пока он не начал ставить от нас барьер. Не знаю, каким чудом, но Вира ухитрялась пару раз пробить его обычным снежком.
      Уже смеркается. Вира почти свалилась на камни у Алой скалы с лошади, начав растягиваться в самых невероятных позициях.
      – Переночуем здесь? – спросила я, слезая с лошади.
      – А? Не-е-ет, – почти весело ответила Вира, разгибаясь из положения вверх-ногами. – К темноте как раз доедем. У меня вода кончилась, остановимся тут ненадолго.
      Не знаю, как образовалась эта ниша прямо внутри Алой скалы, но у прохода через нее образовалось озеро. Она не очень-то похожа на старый вулкан, но все же здесь здоровенный пролом, в который наливается почти три метра воды, дождевой, в основном. В Долине не бывает жаркого лета, так что вода тут есть круглый год и не замерзает даже зимой. Я часто болталась тут, когда служила в разведке в более мирное время. Было очень мало заданий, поэтому мы могли себе позволить прогуливать службу целыми неделями.
      Да и скала эта не зря называется именно алой. Камни и земля на несколько километров вокруг имеют оранжевый, почти красный цвет, растительность не очень-то жалует эту округу. Озеро то, например, совершенно мертвое, но это не лишает этого места своеобразного очарования.
      Наполнив флягу с водой, Вира снова потянулась.
      – Так-с. Свяжите своих лошадей в караван, садитесь, уже подходим.
      Я молча кивнула и подошла к своей лошади.
      – Ты ей доверяешь? – подозрительно спросил Коджи.
      – Я доверяю Грею. Если Грей доверяет ей, то и я тоже.
      А еще я готова поспорить, что она все слышит.
      Коджи недоверчиво хмыкнул и занялся своей лошадью.
      Ехать всего лишь без зрения оказалось вовсе не так комфортно. Слух играл со мной злую шутку, заставляя то и дело хвататься за меч, а как долго нам ехать – еще неизвестно.
      – Хм… И долго нам так? – спросил Коджи. Его голос звучал как-то обеспокоенно.
      – Расслабьтесь, скоро будем на месте. – промурлыкала Вира.
      Мне стоило больших трудов занять свою голову чем-нибудь помимо отсутствия зрения, пусть и временно. Железные подковы лошади время от времени постукивали по чему-то металлическому; я сделала вывод, что мы идем вдоль старых шахтерских путей, которые проходят относительно недалеко от Алой скалы.
      Наконец, мы остановились и Вира вернула нам зрение. Мы оказались в какой-то пещере практически в полном мраке. Вира тем временем шарила руками по стене, а нам только оставалось смотреть на нее с непониманием и недоверием.
      Прозвучал громкий щелчок, от которого пошатнулись даже лошади, а в стене открылся проход, из которого было видно тусклое свечение огня.
      – Поспешим, скоро закроется. – тихо скомандовала она, направившись внутрь.
      Так мы оказались в более глубокой пещере, где стояло еще с десятка два лошадей, а по каменистому полу разбросано сено. Очевидно, что это такая конюшня ассасинов.
      Вира слезла со своей лошади и поманила нас за собой.
      – Уже довольно поздно, так что давайте не будем сильно шуметь. У нас любят довольно рано уходить спать, так что…
      – ФОООООКСИИИ!!!
      На Виру налетел какой-то невысокий паренек лет двенадцати в капюшоне.
      – Я дома. Скажи Гейту, что нам нужно срочно поговорить. – добродушно сказала Вира, отправив пацана куда-то вперед. Тот торопливо кинулся куда-то дальше в залы.
      – Фокси? – усмехнулась я.
      – А, да, забыла предупредить. У нас не часто используют имена. Будет лучше, если вы будете называть меня Фоксис, а то начнут придираться. Предлагаю поесть, пока от верхов не будет весточки, вы как?
      Мы с Коджи молча переглянулись.
      – Э-э… – потянула я. – Ну, если только ради этого не придется напрягать никого лишний раз, то-о-о…
      – Оу, а у тебя есть желание меня покормить? – посмеиваясь спросил вампир. У Коджи, видимо, шутить про перекусы уже вошло в привычку.
      – А почему нет? У нас здесь обитает несколько вампиров, ребята обычно заливают им фляги. – просто пожала плечами Вира.
      Кажется, Коджи впервые получил подобный ответ за всю свою жизнь.
      – Ну, поесть всегда неплохая идея. Не ел ничего три дня.
      Вира, которая уже лазила по полкам, чуть было не свалилась со стула.
      – Здоровская выдержка, однако. Даже для простого человека не есть три дня – это пытка, не то что для вампира
      – Только вот стоит она уж больно дорого… Кто вообще у вас главный? – перевел он тему. – В смысле, что ему сказать, там, или?..
      – Не переживай из-за Гейта. Не надо никаких официальностей, просто скажите, кто вы и что вам нужно. Лови, вроде свежая. – кинула она Коджи флягу.
      Я уселась за столом в самом темном углу, чтобы не привлекать нежелательного внимания, с тарелкой уже остывшего горохового супа.
      – Ну, как тебе тут? – спросила из неоткуда появившаяся Вира. – Чего не ешь? Не нравится?
      – Да нет, вполне вкусно. Просто на меня накатило непонятное беспокойство. Будто бы я не должна здесь быть.
      – Не на тебя одну, если честно. – послышался голос Коджи, который, как оказалось, стоял все это время в углу за моей спиной. Его глаза выглядели словно стеклянные шарики с кровью с черными зрачками, а на лбу и руках набухли вены. Мы с Вирой уставились на него, как стеклянные.
      – Ты это… в порядке? – спросила Вира.
      – А, я… Забыл… Со мной бывает, не обращайте внимания. – ответил тот, опустив голову и глубоко дыша.
      Виру такое его состояние определенно насторожило, особенно с учетом того, что здесь живет несколько вампиров. Заметочка: расспросить ее об этом.
      – На базу наложено что-то вроде ауры правды. И-и-и, об этом мне тоже следовало бы вам сказать…
      – То есть, пока мы здесь, мы не сможем соврать?
      – Не совсем, просто вам будет непросто говорить ложь или использовать обороты речи. Но что-то недоговаривать такое заклинание вполне позволяет. Ну и да, на счет ощущения, оно должно быть, ведь вы не ассасины.
      – У тебя оно тоже было, когда ты пришла?
      Вира вздохнула, почти легла на стуле, и закрыла глаза.
      – Когда я пришла сюда, я напротив ощущала себя будто бы дома. Когда при второй встрече с Гейтом я рассказала ему об этом, он даже не задумываясь позвал меня в гильдию. Сказал, что это может быть моя судьба.
      Я взяла в руки тарелку и залпом выхлебала суп. И правда вкусно, но было бы куда лучше, будь он горячий. Не так уж здесь и тепло.
      Через столовую прошла компания ассасинов из пяти человек. Я готова была поспорить, что одного из них я точно узнала, мы были в одном развед-отряде когда-то.
      – Данте? – позвала я его.
      Парень повернул голову ко мне, а я будто потеряла дар речи. Дело даже не в том, что я про него забыла, просто ну никак не ожидала, что он ушел к ассасинам.
      – Она не из наших. – отреагировали на меня его друзья. – Ты ее знаешь?
      – Да... Служили вместе. Привет. – коротко ответил он, развернув от меня жестом компанию и поведя их прочь.
      Стало как-то больно. В смысле... Это чувство довольно сложно объяснить, просто человек, которому ты спасал жизнь, который спасал жизнь тебе, с которым ты жил под одной крышей и делил завтрак, воспоминания эти никуда не пропадают. Он бросил меня, потому что чернокнижник решил забавной идею отдать ему свой дар магии тьмы перед смертью. Мне не хватало его. Не хватает и по сей день, но я уже привыкла, ведь теперь я не одна.
      – Ну вот, среди ассасинов теперь у тебя еще один друг. – встретила меня Вира с улыбкой.
      – Это не друг, – недовольно хмыкнула я. – это бывший.

      Парнишка, который встретил Виру в конюшне, начал рыскать по столовой, видимо, в поисках нас. Я помахала ему рукой, он подбежал к нам.
      – Дан сказал, что поговорить получится только после завтрака. Гейт уже ушел спать.
      – Ох… – с досадой выдохнула Вира. – Ну, тогда тоже пошлите спать? Райто, ты со мной, второе место в моей комнате свободно. Коджи?..
      – У вас есть библиотека? Сон мне не нужен сегодня, так что я бы посмотрел, какими практиками у вас тут интересуются.
      – Это надо спрашивать Дана, можно ли тебя впустить или нет. Давай я сейчас разберусь с теми, кто идет спать, а потом… Найду тебя здесь?
      Коджи кивнул, а мы направились… Куда-то… В пещере довольно слабое освещение, а я довольно устала с дороги, поэтому куда мы идем, я даже не рассмотрела.
      Дверей в комнату Виры не было, к чему я довольно-таки не привыкла, только кусок ткани. Неужели здесь у всех такие доверительные отношения?
      – Так-с, вот эта слева кровать твоя, что-нибудь еще тебе нужно?
      Я бегло осмотрела кровать и плюхнулась на нее, даже не расправив.
      – Спатеньки хочу-у-у. – проныла я в подушку.
      – Я тогда буду минут через двадцать… А, и это, туалет как выходишь, налево до конца.
      – Угу.
      Удивительно, как она может оставаться такой веселой и жизнерадостной после того, что с ней случилось. Я иной раз не всегда могу заставить себя улыбаться без повода, а она прямо прыгает и скачет. Наверное, коллеги по цеху в ней души не чают.
      Не знаю, как скоро Вира вернулась в комнату, но меня это разбудило. Так же не раздеваясь, должно быть, чтобы не шуметь, она легла на свою кровать.
      – Слушай, а чего такого тебя обеспокоило в Коджи?
      – Думала, ты уже спишь. Разбудила?
      – Да нет, я еще не успела заснуть. Хотела спросить тебя об этом.
      – Разве он не всегда-а-а-а… Такой?
      – Я хоть с ним и работаю уже несколько лет, но видеть его обедающего мне не приходилось. Да и для тебя это должно быть привычное зрелище, ты же не просто так шарахнулась.
      – Ну… Я не уверена, так что, пожалу-у-уй…
      – Рассказывай давай. – твердым голосом сказала я, усевшись на кровать. Вира встала и осмотрела коридор.
      – Один раз мы устроили облаву на одного сильного обжористого вампира, нам его заказали. Он выглядел точно так же, как твой товарищ во время ужина. Наши местные вампиры говорят, что так выглядят только обжоры-полугули, которые не могут себя контролировать.
      Я знаю, что большинство обращенных вампиров могут превратиться в гулей, это такая ветка развития вампиров, которые не только пьют кровь, но и практикуют каннибализм. Такое питание усиливает их и магически, и физически, но лишает рассудка и самоконтроля.
      – Мне кажется, Коджи себя прекрасно контролирует. Его бы не взяли в Советники, будь у него с этим проблемы. – размышляла я.
      – Да, но это сейчас. Много-то ты знаешь о его прошлом?
      Я промолчала. Промолчала, потому что ответ очевиден. Единственная сторона Коджи, которую я знаю, эта та, что он показывает и мне, и всем. Он маг тьмы. Маг крови. Сильный маг. Но при этом при всем он трудится во благо всех магов, постоянно что-то изучает и разрабатывает. Хладнокровен и расчетлив, он всегда знает, как нужно поступить в той или иной ситуации. Редко срывается не то что на злость или крики, он вообще редко проявляет эмоции. Я…
      Я даже хотела бы быть более похожей на него.
      – Думаешь, Коджи баловался раньше?
      – Скорее всего. Думаю, твои старшие в курсе о его былых «похождениях». Должно быть, он изменился, попробуй поговорить с ним.
      Он мне ничего не расскажет, сейчас, по крайней мере. Может, когда мы станем немного ближе.
      – Меня не слишком-то волнует, чем он занимался до прихода к Советникам. Аурум ему доверяет, так что и я тоже.
      – Ну, может, когда-нибудь.
      – Ага…
      – Ладушки, спать пора. К Гейту завтра на ковер сразу после завтрака.
      Стоило мне положить голову обратно на подушку, как по коридору начали разноситься малоразличимые звуки гитары и мужского голоса, словно колыбельная.
      – У вас и барды водятся?
      – Угх, видимо Дан опять не может заснуть. – недовольно пробубнила Вира, закрыв уши подушкой. – Это сын Гейта, полуэльф. С этими своими концертами он уже достал всю пещеру.
      Никогда не видела полуэльфов. В смысле, я знаю, что полукровки существуют, но, чтобы вот так с ними пересечься – это редкость.
      – Сходи посмотри, если интересно, только не потеряйся. Искать я тебя не собираюсь.
      Не глядя я вытащила из сумки писчее перо и положила его на выходе, чтобы потом найти нужную комнату. Достаточно просто идти на звук.
      Знакомая песня. Красивая песня. На древнеэльфийском. Я за свою бытность успела выучить достаточно языков, но самым очаровательным считаю именно старую версию языка моего народа. Он звучит мягко, в нем не много согласных звуков. Для «непосвященных» песни на древнеэльфийском кажутся случайным набором звуков, но не обязательно быть эльфом, чтобы…
      Чтобы…
      Я даже не могу вспомнить, о чем я только что вела мысль. Этот парень был внешне совершенно неотличим от обычного смертного человека. Темноволосый, кареглазый, невысокий. Завидев меня, он будто растворился в воздухе, прекратив игру, а еще через секунду к моему горлу уже были приставлены два клинка.
      – Ты еще кто? – спросила он из-за моей спины.
      – А-а-а… Э-э-это, спокойно, я из Советников.
      Дан в ту же секунду убрал оружие.
      – Прости, господи, не подумал. Данаэ можно просто Дан. Что-то вроде заместителя главы. – протянул мне руку паренек.
      – Ты же сын Гейта, да?
      – Ну… Да… Не без этого.
      – Один из ваших просто проболтался, что ты полуэльф. Не удержалась не посмотреть.
      Парень засмущался и откинул капюшон, показав правое ухо, немного заостренное на верхушке.
      – Пожалуй, это все, чем мы отличаемся от людей внешне.
      Тогда не так уж и удивительно, что я не замечала полулюдей-полуэльфов.
      – Зато вы так же можете жить вечно, как эльфы. Ну и талант к целительской магии. – послышался голос Коджи, идущего откуда-то из другой комнаты, кто бы мог подумать, с книгой(!).
      – Нашел, что нужно? – спросила Дан, снова накинув капюшон и проигнорив слова Коджи.
      – Неплохая библиотека. Надо будет откопировать кое-какие книги и поменяться, нашей библиотеке тоже есть чем похвалиться. Получается, у тебя мать эльф?
      Дан закатил глаза. Видимо, он не больно-то любит об этом рассказывать.
      – Ага.
      – Это довольно большая редкость, когда у человека и эльфа получается завести ребенка. Удивительно, что ты так похож на отца.
      – Наоборот, это мать у меня была с темными волосами, по словам отца. Я ее почти не помню. – почти с досадой Дан развел руками. – Она тоже была ассасином.
      Для Коджи, видимо, полукровки тоже в новинку.
      – А где ты тогда выучил древнеэльфийский?
      – Я запомнил только пару песен, которые пела мама. Она умерла, когда мне было лет пять, но песни эти я все равно как-то помню.
      Мы засиделись. Дану всего семнадцать, а он уже занимается организационными моментами в гильдии и помогает отцу поддерживать все на плаву.
      Кстати о Гейте. Дан сказал, что он слеп вот уже несколько лет, а еще не может ходить. По словам Дана, он остался прикрывать своих на задании, как это сделала Вира, но его вытащили, потому что Дан настоял. По большей части, Гейт в гильдии сейчас служит разве что управляющим механизмом, а вот вся основная работа и по гильдии, и по уходу за отцом, лежит на плечах юного мальчика. Хотя он и ни разу не пожаловался на свою судьбу. Дана сложно назвать магом, так как он не практикуется, но он хороший алхимик. Было бы даже неплохо попросить Аурума позвать его преподавать в Академии, в более мирное время, разумеется.
      Дан в итоге пошел отдыхать, и за столом остались только мы с Коджи. Уставшие и даже в меру подвыпившие.
      – Ну что, как, ты спать? – в итоге спросил Коджи.
      Я бросила взгляд на какие-то антикварные часы, показывающие половину четвертого утра.
      – А во сколько у них тут завтрак?
      – Часов в… В полседьмого?
      – Тогда толку ложиться спать нет.
      – Ну, как хочешь. Дан дал добро на ворошение по библиотеке, если есть желание, то пошли пошаримся.
      – Пошли. – пожала плечами я. – Чего еще делать?
      Библиотека у ассасинов небольшая, но довольно емкая. Коджи взял со стола книгу, которую, видимо, он уже выбрал для себя, и крепко сжал за корешок, словно решаясь на что-то.
      – Что нашел?
      – Знаешь, ну… Ты, наверное, уже догадалась, что я интересуюсь магией крови с точки зрения целителя.
      Он посмотрел на меня, словно сын, жаждущий одобрения матери пойти погулять с новыми друзьями. Я кивнула в ответ.
      – Ты ведь так вылечил Виру.
      – Я все думал, стоит ли вообще заниматься подобным, но этот случай… Я даже начинаю думать, что такой способ целительства может быть даже более эффективен, чем твой, к примеру.
      – Ты так говоришь, будто это должно меня обеспокоить. Это же прекрасно. Я, кстати, думала, может, ты сможешь лечить заболевания типа…
      – Рака. – прервал меня Коджи, воодушевившись поддержкой. – Да, и не только, я все думал над этим. Магия крови изменяет саму суть живого, но ведь наверняка есть способ изменять ее так, чтобы это шло во благо.
      Коджи подошел ближе и огляделся по сторонам.
      – Однажды в своем доме я убил мышь. Просто разрубил ее заклинанием пополам. И через несколько секунд у меня получилось даже не срастить обе ее половины, а оживить. Представляешь? Она была жива!
      – Была?
      Коджи глубоко вздохнул.
      – Я не предусмотрел тот факт, что я отравил ее магией тьмы, я просто забыл об этом. Но когда вы принесли ко мне ту эльфийку, меня будто бы медным тазом накрыло. Все получилось. Я не отравил ее, ее раны зажили и даже шрамов не осталось, я ведь следил за ее состоянием, пока мы ехали. Все в порядке.
      Магия света не способна исцелить крупные ожоги так, чтобы не осталось шрамов, кожа выглядит так, будто бы ее стянули в одну точку. Он намекает на это.
      – Это ведь чем-то похоже на Явление чуда?
      На этот эффект при исцелении способны довольно немногие целители, когда им удается приживить давно оторванную конечность или даже отрастить пальцы, носы, мышцы… В смысле там, где они уже не должны восстановиться. Но, если говорить о магии крови, я всегда подозревала, что нечто подобное возможно.
      – Чем-то да. Церковь долго не будет одобрять подобную практику, но… – я положила ему руку на плечо. – Если ты преуспеешь, то это будет огромным прорывом не только в целительстве, но и в магии в целом, а всех несогласных мы убедим.
      Коджи крепко сжал мою руку на своем плече.
      – Я постараюсь.
      – Если нужно будет что-то, только скажи. Я неумеха в тьме, но, может, хоть где-то чем-то смогу помочь.
      Все это время, сколько Коджи изучает целительство за счет магии крови, он ведет дневник с заметками. Сегодня там появилось и несколько страниц, написанных моей рукой, куда более корявым почерком, нежели у моего коллеги. Мы прокопошились в библиотеке до самого завтрака даже не сразу заметив, как Дан окликнул нас, почти приказав убрать бардак, который мы учудили.
      Стоило нам выйти в общий зал впереди Дана, как все, кто спустился на завтрак, встали.
      – Так, с-спокойно, это наши гости. Они от Советников. – сразу же выскочил Дан, жестом попросив всех сесть.
      – Это с каких пор ты решаешь, оставаться им здесь, или нет? – крикнул кто-то.
      – Ты не глава гильдии!
      – Гейт вообще знает, что ты узурпировал власть?
      Голосов становилось все больше.
      – Гейт слепой, а не глухой. – раздался громкий спокойный голос. – Думал я побеседовать с нашими гостями в свободной обстановке, но раз вы все настолько против сотрудничества с управленческой конторой всех магов в Осте, то мы поговорим приватно.
      Вот он какой, этот Гейт. Мужик лет под шестьдесят, передвигается по пещере на коляске и каких-то странных механических костылях. Даже не скажешь, что он ощущает себя калекой.
      – Простите моих людей, у нас не часто бывают гости. Вы уж не обижайтесь на них.
      – Все в порядке. – коротко ответил Коджи. – Мы не планировали задерживаться, просто…
      – Данаэ настоял, чтобы мы поговорили утром. Проблематично отвешивать щенку лещей, когда ты его даже не видишь. – гаркнул старый ассасин и рассмеялся.
      Не без труда, но мы добрались до кабинета главы и расселись в кресла перед его столом.
      – Значит, вам нужна НАША помощь. И в чем же?
      Мы с Коджи переглянулись. Он кивнул.
      – Вы ведь слышали про нашу коллегу Диаду?
      – А-а-а-а!.. Снова подготовили ей новую комнату? Что же вы раньше не сказали?
      Мы снова переглянулись с Коджи. Что, неужто все так просто?
      – Вам конвой нужен?
      – Д… Да…
      – Дан.
      Дана в комнате не было.
      – ДАНАЭ!
      – Да, отец? – влетел пацан.
      – Собери полсотни лучших ассасинов и выдвигайтесь в Хоссингер. Ориентир на этих двоих.
      – П… Пешком?
      – Конечно пешком, как вы собрались на своих двоих топать обратно?
      Должно быть, у ассасинов нет подключенного к сети двустороннего мнемолита. Это можно организовать через Советников, эдакий анонимный узел телепортации…
      – Понял.
      – Кто вас привел сюда?– обратился теперь уже к нам Гейт.
      – Фоксис. Мы вытащили ее буквально из петли, церковь уже организовала ей казнь. Просто не нашли связного, так вышло быстрее. – ответила я.
      – Значит найти плененного ассасина проще, чем найти связного, хм…
      Дан совершенно не похож на своего отца. Гейт мужик довольно резкий и решительный, но не злобный. Дан же пока слишком неопытен, из-за этого люди вряд ли за ним пойдут. Держу пари, что, когда Гейт был помоложе, он даже был знатным красавчиком со светлой шевелюрой. Еще и эльфийку охомутал. Теперь большую часть лица у него занимает огромный глубокий шрам, из-за которого он и лишился зрения. Но даже сейчас я ощущаю, что этот человек заслуженно занимает свое место. Пусть теперь он не может сплотить своих людей так, как должно. Пусть даже он их и не видит.
      Ассасины весь день провели в сборах, недовольно косясь на белую мантию Коджи, который едва успевал отвечать на вопросы офицеров.
      – Они нам не доверяют. – сказал он мне, когда выдалась свободная минутка. – Оно, в общем-то, и не удивительно, но большая часть из них даже не хочет подчиняться такому приказу.
      – Стоит убедить их, что вы хотите сотрудничества и не собираетесь выдавать их армии или церкви. – витая в мыслях, бубнила Вира. – Мы с Даном и Гейтом верим вам, но вот остальные…
      – Думаю, они нам поверят только после возвращения. И то, если никто из церковников не пустит своих людей по следу, чтобы найти эту пещеру. – ответила я.
      – Фокси, Фокси! – снова подбежал тот пацаненок. – Я тоже хочу с вами! Я хочу посмотреть город!
      Вира погладила пацана по голове.
      – Когда я поеду туда повидать друзей, я возьму тебя с собой. На задании может произойти что-нибудь, ты пока не готов к такому. – добродушно сказала она с улыбкой.
      – Но я не маленький! Я тренировался! Я тоже хочу быть, как Вуд!
      – Но Вуд был магом, причем неплохим, ты же знаешь. Уф, слушай, Кас, меня тогда не было в гильдии, но, зная историю Вуда, я такой судьбы вообще никому не пожелаю.
      – Да я бы даже сейчас его уделал! Он же уже старый.
      Тут я не выдержала и издала смешок.
      – Давай тренировочный. Повалишь меня – познакомлю с Вудом как только доедем. – говорю. – А если ты ему понравишься – возьмет на обучение. Он давно себе присматривал ученика.
      – А? А ты из гильдии?
      – Я тренировалась с ним недавно и знаю, как его можно победить. Дак как, принимаешь вызов?
      Пацан вытащил из сумки деревянный кинжал и бросил мне. И тут же с боевым кличем кинулся в атаку.
      Да, повалит он Вуда, несомненно, да только лет через десять. И то, если делать ставку на то, что Вуд состарится его ждать. Уклонившись от пары просто черепашьих выпадов, я уклонилась через сальто вперед, не сильно полоснув его игрушкой по спине. Пацан свалился.
      – Я не бы готов. Еще раз!
      – Врагу ты тоже так скажешь? Он перережет тебе горло, а ты будешь орать «я не был готов?»
      – Да что ты понимаешь в тренировочных боях? – разозлился пацан.
      – Какой же это ассасин поднимает клинок над головой да повыше, еще и с боевым кличем, м? За такой стиль боя даже в разведке лещей надают.
      – Да ты просто старше меня! И выше.
      Я закатила глаза.
      – А еще я женщина. Знаешь, как неудобно с этим… – я обозначила руками свое туловище. – …фактом вообще бегать и уклоняться кувырками в воздухе?
      Пацан хихикнул.
      – Я ж не пошутила насчет Вуда, мы неплохо общаемся. Думаю, он будет двумя руками «за» обучать выходца из ассасинов. Но пока ты не так уж и много из себя представляешь, так что…
      Вира хватанула пацана предплечьем за шею и снова потрепала его по волосам.
      – Мы только недавно начали тренироваться. И все впустую, видимо.
      – Да блин, Фокс!
      – Еще и наш молодняк вербуют к себе. Пфх. – услышала я откуда-то. Сделала вид, что не слышала.
      Кассис, так звали парнишку, все же остался на базе. Я ничуть не соврала ему, что познакомлю с Вудом, как и про то, что он искал себе ученика-ассасина. Ученик-мечник у него уже выпустился, можно сказать, ну и получил статус заместителя гильдии магов. Хотя, в чем-то Кас и прав. Вуд не использует ничего, что бы замедляло его старение, так что да, Вуд уже не молод, со временем Эмис займет его место. А я по-прежнему буду где-то в тылу, по-прежнему все такая же «молодая», в смысле… Это как-то не очень честно, что одни расы живут вечно, вторые по четыреста лет, третьи всего по восемьдесят лет.
      К слову… Гейт несколько напоминает Вуда. Может ли быть так, что Дан и Вуд – братья как минимум по отцу?
      Наконец, офицеры укомплектовали своих людей и расселись по лошадям. Дан долго уговаривал Коджи сказать несколько слов, так сказать… Воодушевить ребят, что ли. Но тот отказался, уступив эту «честь» мне.
      – Я понимаю, что ассасины не очень-то доверяют нам, Советникам, но у нас нет причин желать вам зла. Иначе мы бы не обратились с такой деликатной просьбой. Мы не станем помыкать вами или раскрывать ваши тайны, которые узнали за те два дня, что провели около вас, в этом мы… – я перевела взгляд в сторону Коджи и положила руку ему на плечо. Тот утвердительно кивнул. – …можем поклясться вам. Поэтому вы тоже можете просить у нас помощи в любом виде и, если это не будет противоречить здравому смыслу, Гильдия магов, Академия и Советники не откажут вам в просьбе.
      Они переговаривались до того, как я сказала эти слова. Но сейчас молчат. Это только слова, все мы понимаем это, но кто-то должен был это сказать.
      Мы все понимаем, что мы по одну сторону баррикады. Честность и храбрость против бесконечной лжи и желания править всем миром единолично.
      Кто-то должен был это сказать.
      Способ передвижения ассасинов в столь большой компании довольно необычный. Почти все они ехали на лошадях низко склонив головы, закрывая лица капюшонами, все были в масках, натянутых до самых глаз. Иногда зимой ребятам из разведки давали такие, помогали не сбивать дыхание даже в сильный мороз.
      Те, что шли пешком, бродили в радиусе метров ста, высматривая потенциальных шпионов или угрозы… Или еще что-то. Передвигались они почти как тени, постоянно передавая друг другу информацию с помощью свиста, щелчков, шепота, вся эта информация постоянно стекалась к Дану. Мы, непосвященные во все эти дела, ехали неподалеку от Дана и молчали; среди ассасинов тоже никто не разговаривал. Такая тишина просто ужасно напрягала. Если бы время от времени вся эта вереница не переходила на галоп, я бы просто померла со скуки по дороге, у меня ведь в сумке не было целой библиотеки, как у Коджи.
      Ехали так всю ночь и весь день. Уже на подходе к городу Дан скомандовал о привале, и с этим решением из его людей мало кто согласился. Он оттащил нас с Коджи от толпы и начал разговор.
      – Я боюсь, у нас сейчас развал. Не доверяйте моим людям свои жизни, они не станут вас прикрывать ценой своих до тех пор, пока все единогласно не решат вам довериться.
      – Это итак понятно. Оспаривать приказы заместителя главы, такое даже у магов непозволительно. – сказал Коджи.
      Дан устало вздохнул.
      – Я даже не знаю, как завоевать их доверие.
      – Дело тут в Гейте. Он ведь действующий глава ассасинов, они просто не одобряют, что ты сейчас руководишь с учетом того, что тебя не выбирали, да и сам Гейт еще жив и в здравом уме. Все наладится, просто делай то, что считаешь правильным.– сказала я.
      Юный ассасин задумался.
      – Я думаю, помочь вам было бы правильно, ведь нам надо просто оккупировать город на пару дней. Плевое дело. Советники – сильный союзник, особенно если дело касается о наших потенциальных жертвах.
      – Вряд ли Советники одобрят вырезание правительства. – не подумав ляпнула я. Дан загорелся.
      – Вырезание? Вырезание?! Ты вообще понимаешь, что заказанный может быть чьим-то мужем или кормильцем? Чьим-то отцом или братом?
      Я промолчала.
      – Мы не просто так решаем убить того, кого нам заказали. Но от этого всегда будут страдать невинные близкие этому человеку люди, какой бы тварью он ни был.
      В этом он прав. Будь ты хорошим человеком, будь ты последней сволочью, подзаборным алкашом, распускающим руки, всегда найдется тот, кто вспомнит о тебе что-нибудь хорошее.


Рецензии
Спасибо за новую главу надеюсь этот не последняя глава

Караи Омфалос   01.02.2019 18:06     Заявить о нарушении