Диссонанс небес. Цикл 1, Глава 5

      Айвения определенно решила надо мной поиздеваться. Она придумала новое упражнение по контролю магии тьмы, и теперь вместо бесконечной битвы с окружающими скалами я пытаюсь вращать вокруг себя маленький сгусток тьмы. И это дается мне куда сложнее, чем я предполагала.
      – Ну и? Что, все просто, говоришь? – фырчит драконесса.
      – Сложнее, чем я ожидала, – ответила я, потеряв контроль над сгустком.
      – Раньше это было одно из основных упражнений магов-новичков. Странно, что ты не знаешь про него.
      – Не смешно, – прошипела я, снова собравшись.
      Слишком длинный день. Первым делом, дав деру от Кэрол и ее отца, я успела на огромное собрание. Наслушавшись пламенных речей на тему «Нам необходимо освободить Вольную Гавань, но я этим заниматься не буду», я вернулась в Бастион и решила посидеть с Айвенией, которая решила, что станет мне хорошим учителем по магии тьмы.
      – Ты ведь огненный дракон, с чего ты взяла, что это мне поможет? – спросила я, не пытаясь даже скрыть свое недовольство от неудач.
      – Это не только для огненных заклятий подходит. Для любой магии.
      Просто так я создала сгусток из магии света и воды одновременно, начав вращать их вокруг себя с разной скоростью. Концентрация на параллельность духовных центров нужна просто страшная, по сложности подобное можно сравнить с навыком амбидекстера. Пожалуй, и правда хорошее упражнение.
      – Я все равно не понимаю. Свет и вода мне дается относительно легко, а шарик с тьмой – ни в какую.
      – Ты долго отказывалась от своей собственной сути. Привыкнешь со временем.
      – ?..
      – Практикуйся.
      Снова собрав сгусток с тьмой, я продолжила тренировку. Давай. Давай-давай. Ну крутись. Ну пошевелись хотя бы. Я протянула руки к сгустку, чтобы придать ему хоть какое-то движение, но Айвения ловко шлепнула меня хвостом по предплечью.
      – В воде своей руки используй. Тьма – магия разума. Чем он спокойнее, тем проще тебе будет.
      В голове и правда много мыслей. Ничего не случится, если я отложу их на время тренировки. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Еще раз. Значит, магия разума…
      Прошло какое-то время, прежде чем я снова открыла глаза, с удивлением обнаружив полностью подчиняющийся мне сгусток, теперь уже напоминающий большую каплю чернил. Стоило мне снова начать думать, как он растворился в воздухе. Айвения одобрительно кивнула.
      – Посидишь так еще несколько часов, но не сегодня, а то опять сознание потеряешь. Иди уже.
      Не торопясь, я начала слезать со скалы, над которой храп Айвении начал раздаваться всего через полминуты после моего ухода. Странно, что даже простая беседа и наблюдение за мной ее утомили. Учитывая то, что она плотно поела незадолго до моего прихода; гильдия уже позаботилась об этом.
      Вуд снова напивался в обеденном зале. Как обычно в одиночестве. Я уселась рядом, положив сумку на лавку и разломила себе яблоко напополам.
      – Как тренировка? – начал Вуд.
      – Ну, все не так плохо, относительно. С тобой что не так?
      Вуд поставил стакан на стол с такой силой, что тот треснул.
      – Я потерял двадцать человек в этой резне и ничего не смог сделать.
      – И кто тебя в этом убедил? Эй, если бы не твои люди, жертв было бы намного больше.
      Он ничего не ответил. Только хрустнул костяшками пальцев, сжав их в кулак, и опустил голову.
      – Погнали, опаздываем, – позвал Эмис с другого конца зала. Вуд начал неловко выбираться из-за стола; видимо он уже давно тут сидел.
      – Эй, куда это вы? – спросила я, вставая вслед за Вудом.
      – Церковь организовала массовые поминки по всем тем, кто погиб в Гавани. Мы должны постоять там хотя бы приличия ради, – ответил ассасин, накидывая капюшон, – Пошли с нами, я там сдохну.
      – Э… Догоню вас у мнемолита.
      – Пойти? Мне? С вами? Эльф, ты в своем уме?
      Айвения явно опешила от приглашения посетить этот обряд вместе с гильдией.
      – Мы будем сидеть на крыше. Оттуда я смогу телепортировать нас обоих обратно, тебя даже никто не заметит.
      Драконесса умело погладила меня по голове хвостом и дала легкий подзатыльник.
      – Интересно, как можно не заметить целого дракона на крыше здания? Да и с тем кровососом у тебя едва сил хватило, в одиночку тебя просто переклинит.
      Реакция Вуда на «ручного» дракона была такая же, как у Айвении на приглашение прогуляться.
      – Ты, блин, серьезно? У меня не будет времени следить за твоим питомцем, Райто.
      – Питомцем? – взъелась Айвения.
      – Она не питомец, это раз, и это моя проблема, это два. Не обязательно брать на себя чужие заботы и проблемы, Вуд, – ответила я, подготавливая заклинание.
      В вечернее затянутое тучами небо никто даже не поднимал взгляд. Не то что дракона в небе, даже ее тень или силуэт никто не заметил, поэтому мы беспрепятственно спустились на крышу Зала Славы, что неподалеку от главной площади. Айвения, кажется, создала какой-то купол и нагревала воздух своим дыханием внутри него. Стало настолько тепло, что лед под ногами начал таять, а я сняла свое пальто, разложившись на ее колючей спине.
      Пошел снег.
      Мероприятие, организованное церковниками, просто поражало своими масштабами и скоростью подготовки. Места с Айвенией на все это были определенно самые лучшие. Вся площадь светилась от традиционных желтых и розовых бумажных фонариков. Огромное количество свечей. Огромное количество народу, которое пришло на службу.
      Две тысячи восемьсот шестьдесят два погибших. Эту цифру озвучили сегодня на собрании, но она официальная. Остальных считают пропавшими без вести, таких еще около пяти сотен. Люди потеряли не только близких, они потеряли все, что нажили. Дома, работы, вещи, документы, у них ничего нет. Я даже не представляю, как много работы предстоит местным бюрократам.
      – Никогда не пойму, зачем все это вам надо, – прогудела Айвения.
      – Такая традиция. Разве у драконов нет никаких традиций?
      – Традиций у нас достаточно. Просто я не понимаю в частности этой. Вы что, говорите богам, что в гавани померло много народу, примите их души?
      Я невольно издала смешок. Потому что молитвы богам за упокой действительно выглядят именно так.
      – Это не только молитвы богам. Это так же просьба умерших не беспокоиться за нас и идти своей дорогой. Что вообще драконы делают, если кто-то из своих умирает?
      – А что, этого нет в твоих книжках?
      – Ну уж извини, тандем, вроде нашего, довольно большая редкость.
      Айвения легла и свесила хвост с крыши.
      – У нас есть горные кладбища. Когда сородич умирает, его относят в горы и строят небольшой курган. Есть легенда, что иногда по полнолуниям они могут возвращаться в свои сгнившие останки, чтобы посмотреть на луну, потому что ее нет в загробном мире.
      Я задумалась. Где-то я читала, что в горах действительно находили заваленные драконьи останки, в некоторых местах в больших количествах. Там еще было написано, что они улетали туда умирать, но, по словам Айвении, на самом деле их туда приносили сородичи и соплеменники.
      – Какой-то культ луны?
      – Вовсе нет, мы никому не поклоняемся. Просто полнолуние – особое для каждого дракона время. Воздух прямо-таки наполняется магией.
      Мне так никогда не казалось, но ей лучше знать. Драконы куда чувствительнее эльфов в этом плане.
      – Я читала, что драконы улетают умирать в горы. Они так ждут смерть, или?..
      – Драконы в любой ситуации обязаны цепляться за жизнь. Они никогда не уходят умирать от своего племени.
      Я вспомнила обстоятельства нашей первой встречи и уже хотела было что-то сказать, но меня опередили.
      – Не во всех ситуациях, конечно, поступаешь так, как правильно. Иногда поступаешь иначе, просто потому что больше нет сил терпеть. Всего пару дней назад я уже была готова принять смерть в том горном проломе, который образовался от моего же тела, но сейчас я тут, болтаю с эльфом.
      – Это да… – вздохнула я. Нет смысла судить ее поступки руководствуясь общим поведением и драконьими традициями.
      Тем временем священники внизу начали ритуал, а я начала разглядывать присутствующих. Нашла компанию гильдии. Советников и несколько Помощников. Несколько важных шишек армии. Целую кучу беженцев и обитателей Хоссингера. Много кто пришел. Много фонариков. Много скорби, поломанных жизней, оторванных всего пару дней назад конечностей. С Новым годом.
      Айвения сложила голову на передние лапы и тоже наблюдала за процессией. Для нее хоть уже и не важны чужие жизни, но у нее есть совесть, милосердие и сострадание. Это достаточно редкие качества для дракона, тем более для самки. Они, как правило, более жестокие, нежели самцы.
      Аурум явно почуял мое присутствие. Мне может и прилететь выговор за дракона…
      Целый месяц у меня ушел на то, чтобы закончить разбираться с покупкой дома. Работы много и сейчас, но на отделку я подряжу гильдию. Времени нет, деньги все еще есть, маги справятся куда быстрее и качественнее, нежели обычные рабочие.
      Дом не слишком большой. На первом этаже небольшая кухня и просторная гостиная с камином и маленькой душевой около входа, на втором этаже большая ванная и три спальни. Есть еще подвал, скорее всего оборудую там библиотеку и небольшую комнату для тренировок и оружия. Сад был похож на парк, но нужно вырубить заросли шиповника и дикого винограда вдоль стен, есть место, чтобы спрятать здоровенный сарай с драконом. Для этого придется отдельно нанимать инженера, чтобы крышу можно было открывать при необходимости, причем чтобы это она могла сделать и изнутри, и снаружи.
      Я уже выбрала себе спальню. Саму маленькую со стороны тени; сюда солнце падает только во время заката, и то ненадолго. Вильен же выбрала спальню напротив; она просторная и светлая. Решили еще одну сделать в качестве гостевой. Разрешила ей выбрать мебель для своей комнаты, как только закончим с отделкой стен и пола, радости полные штаны.
      Я решила развести питомник в качестве дополнительного источника дохода. В Долине Гильдия устроила облаву на браконьеров, среди изъятых животных были пара довольно редких пятихвостых лисиц. В легендах они называются Кицуне. Говорят, что они иногда принимают свою истинную форму духов мудрецов, которые освоили навык перемещения по временным линиям. Что-что, а ничего особенного я в них не почувствовала, но они и правда способны применять магию иллюзий, хотя и довольно простенькую. Айвения согласилась со мной, но она оказалась против таких беспокойных сожителей.
      От Академии тоже есть новости. Церковь с радостью впихнула нам свое главное здание, но почти потребовала, чтобы мы взяли неспособных целителей обучаться боевой магии и алхимии. Что, кстати, очень странно, они даже те похороны провели полностью за свой счет. В смысле, как правило за какие-либо подобные мероприятия они требуют с казны по полной за каждую каплю якобы святой воды и свечи, а тут даже не заикнулись. Может все же мы слишком рано повесили на них ярлыки жадных сноб. Даже Аурум был удивлен.
      Кстати, Академия переехала в новое здание всего за неделю, отдав Церкви под склад свое старое. Выгодный обмен для нас обоих; как склад старое здание Академии для Церкви оказалось куда удобнее. По словам Аурума, осталась только одна проблема, но он еще не разъяснил нам ее подробности. Уже почти все готово, учебный год начинается совсем скоро.
      Вуд все-таки сделал шаг назад, чтобы парировать мое заклинание.
      – Уже лучше. Еще раз.
      Не разряжая заклинание, я ударила еще три раза. Вуд сделал еще шаг назад.
      – Еще!
      Разрядив и прочитав его по новой, я выпустила полный заряд в щит Вуд, который рассыпался со звуком разбитого стекла, и впечатал Вуда в стену. Тот посмеиваясь встал на ноги.
      – Я все еще не хочу тебя поранить, – оправдывалась я. Заклинание нанесло только физический урон от ударной волны, которая и сломала уже не целый щит.
      – В этом заклинании должен быть вложенный эффект двух тысяч лезвий, – отчитывающим тоном ответил ассасин, выстрелив им же в чучело, которое тут же оказалось располосовано.
      – Да знаю, знаю. Я просто не могу заставить себя использовать… – я снова прочитала заклинание. – Его. На. Полную. Силу!
      После волны чучело было не просто порезано, а разрублено. Даже барьер дрогнул, хоть и совсем чуть-чуть. Тренировки определенно приносят пользу, однако моя проблема с любой другой магией становилась все более обширной.
      – Хо-хоу!.. Ладно, тогда переходим к следующей части наших тренировок.
      В ответ я с улыбкой кивнула
      – Заканчиваем с боевыми?
      – Ну, если хочешь, боевых еще достаточно. Твой контроль достиг нужного уровня, я бы даже сказал, больше, чем нужного. Я говорил с тем вампиром о твоей проблеме. Ты заметила, что поутру у тебя продолжает восстанавливаться мана?
      – Ага. До той вспышки к утру она уже была заполнена.
      – Я почти сразу раскусил твою проблему. Ты активировала переключатель.
      – Теперь я совсем запуталась. Мне казалось всю дорогу, что это какая-то пассивная аура, которая просто расходует мою ману и не дает применять какую-либо другую.
      – Коджи тоже грешил на это с самого начала. Но если бы это была аура, ты бы все равно могла применять заклинания без потери силы, потому что у тебя не один духовный центр.
      – А, принцип параллельности…
      – Скорее всего, ты прочла заклинание переключения. Пока твой центр был неактивен, он был как бы инертным. Он был как бы и на тьму, и для всего. Но когда прошла волна, он определил свою стихию как тьму. А переключатель заставил читать заклинания только через него. Когда ты начала тренироваться, он становился сильнее как центр для тьмы и слабее, как инертный.Ну и переключатель поглощает ману, как правило это случается перед восходом. В этом и есть причина твоей слабости.
      Еще один диванный теоретик.
      – Да уж, – ответила я, рассевшись на полу с флягой воды, – и где мне найти это заклинание… Обратного переключения?
      Вуд развел руками.
      – Сказать честно, я на него ни разу толком не натыкался. Только общие описания.
      – Может, Коджи знает что-нибудь? Он ведь всегда все знает.
      – С ним еще не разговаривал насчет этого. Поэтому я сговорился с Айвой на счет твоей тренировки, чтобы контроля над тьмой у тебя прибавилось. Тебе осталось только найти и повернуть этот переключатель. Или же выдрать его под корень.
      Айвой? Он назвал ее Айвой? Когда это они так сдружились?
      – Ладно, – ответила я, снимая барьер, – Мне все равно надо сегодня увидеться с Аурумом. Пойду тогда, давай.
      Вуд махнул мне рукой на прощанье и направился в сторону скалы, которую Айвения уже облюбовала. Я же без приключений телепортировалась прямиком в новое здание Академии.
      Она теперь огромная. С большим двором, алхимической теплицей с целой кучей ростков, огромной открытой площадкой для магических дуэлей, пятью этажами в три крыла и двумя астрономическими башнями, которые уже тоже оборудовали. Здесь теперь даже полноценный мнемолит подключили. Повсюду здесь сейчас снуют маги из гильдии, которых наняли Советники; как я уже говорила, с ремонтно-строительными работами маги управляются намного быстрее и качественнее.
      – Эм, привет. Ты вроде говорил о какой-то проблеме? – постучала я в дверь кабинета Аурума.
      – Да, заходи.
      – О-о.. Привет всем.
      Здесь сейчас были все Помощники и Советники. Я пришла последней.
      – Так и в чем проблема? – раздался голос Амелии, которая явно тут уже давно. Мне стало как-то неловко.
      – Да, хм… Дело в Диаде. Ее не получится вот так вот взять и провести по улице, так что мы решили обратиться к вам и организовать ей своеобразный путь передвижения.
      – Диада? Пфх, она вообще существует? – саркастично закатил глаза Инбалис.
      – Пожалуй, вам стоит рассказать немного больше, прежде чем мы начнем, – начала Виеста, одним движением руки пододвинув ближе кресла в комнате, приглашая сесть.
      – А еще мы делаем это не для того, чтобы о нас всякие разные слухи ходили, понятно? – спросил Аред, грозно посмотрев на Амелию. – Еще не хватало, чтобы о Советниках шушукалась каждая собака.
      Дождавшись тишины, Аурум начал рассказ.
      – Советниками мы называемся не просто так. Нас троих, Виесту, Диаду и меня, брал на обучение один полубог, когда мы были совсем молоды. Аред же завершил свое обучение, поэтому в целом он знает и умеет столько же, сколько и мы, ровно так же он и сталкивается со всеми вытекающими из его сил проблемами. Но Диада, скажем так, особенная. Мы еще можем применять какие-либо заклинания, не опасаясь тотального погрома, но к ней подобное неприменимо, в ней сейчас так много сил… Можно сказать, что она и есть сама магия. Поэтому она закрыла себя в крыле Советников в старом здании Академии и не выходит оттуда вот уже больше двух сотен лет.
      – Неужели ее не пытались убить за все эти годы? – задумчиво спросил Коджи.
      – Пытались, да, и не однократно. Такого сильного мага не должно существовать, у нее хватит сил, чтобы победить любое божество. Но я даже представить не могу, насколько огромные разрушения это понесет. Все было бы проще, если бы боги принимали ее, как равную. Все было бы проще, будь она хотя бы полубогом. Но она остается простым демоном-магом, мы ничего не можем с этим сделать.
      – И что стало с теми, кто пытался ее убить?
      – Они лишились рассудка.
      – Это что же она сделала с ними, что они?..
      – Всего лишь поговорила с ними. Скажу так, она очень сожалела о том, что сделала, она даже хочет умереть в какой-то мере. Но не знает, как.
      – Значит нам надо ее как-то оглушить, запереть в антимагическом поле и перевезти куда-то сюда? – в лоб спросил Инбалис, вертя в руках какую-то штуку, взятую со стола Аурума.
      – Нет, иначе она перестанет себя контролировать. Мы просто наденем на нее мантию Советника с капюшоном, которая удержит все эти всплески маны внутри нее, и проведем по улице. Уже все готово для этого, кроме…
      – Кроме конвоя, – закончил Коджи.
      Я задумалась. Чтобы провести эту процессию без жертв, мы могли бы попросить армию и Гильдию объявить военное положение, если все настолько плохо. Но в таком случае, нас бы тут не собирали.
      – Проблема в том, что нам нужны ассасины, для предотвращения форс-мажора. И, по иронии, они не станут нам доверять.
      Речь даже не идет о нашем доверии к ним. Любая, даже самая мелкая, оплошность поубивает все живое в радиусе всего материка, а это никогда не было их целью.
      – Тогда нам нужно найти связного, – подала голос я.
      – Связного? – посмеиваясь спросил Кира. – Это те детские сказки, которыми пугают непослушных детей?
      – Уж Вуду про их существование известно явно не понаслышке. Он говорил, что это шпионы, через которых можно связаться с ассасинами, например, для контракта.
      – Только не забывай, что ему было десять, когда он сбежал оттуда.
      – Ему и десяти не было, но даже тогда он уже был способным бойцом. Я тебя сильно удивлю, если скажу, что шестнадцатилетний Вуд умел все то же, что умеет сейчас?Кто-нибудь из вас знает, где искать этих связных? – спросила я, посмотрев на Советников.
      – Спроси у своего приятеля, армия наверняка что-то знает. Не поверю, что они никогда не контактировали с ассасинами, – задумчиво пробубнил Аред.
      – Поспрашивайте в гильдии, тут то же самое. И возвращайтесь, как будут новости. Пока это все, о плане расскажем, как свяжемся с ассасинами.
      Я ждать не стала, так что пулей вылетела из кабинета и направилась в сторону казарм, где у Грея в данный момент должна быть тренировка. Новобранцев он всегда избивал чуть ли не до полусмерти особо не стараясь, может, получится и размяться заодно.
      Тихонько подкравшись сзади к ничего не подозревающему напарнику, я повисла у него на шее сзади и укусила за ухо.
      – Ням!
      И тут же увернулась от хорошего тычка локтем, который, видимо, уже доведен до автоматизма.
      – Райто, блин. Ребра надоели?
      – Ну я же соскучилась, – хихикнула я, снова обняв друга. Его сейчас приятно видеть, как никого другого.
      – Я тоже, – ответил тот, обняв в ответ. Мы простояли так посреди плаца какое-то время.
      – Так вот, спустя почти две недели есть прогресс. Пошли отойдем, а то…
      – Ага.
      Мы сошли с площадки в более тихий угол.
      – Вуд сказал, что это вовсе не аура, а переключатель. Если я найду, как его повернуть, то магия снова начнет проходить через нужные центры, а не только через один. Вот в чем была проблема. – выпалила я.
      – Ну… Это здорово. Значит, скоро ко мне перестанут прикреплять пушечное мясо, за которым я должен гоняться и за воротник таскать.
      – Вообще-то, я пока даже примерно не представляю, как это сделать, но этим займусь чуть позже. Сейчас есть проблема куда серьезнее.
      – Связные… Связные… Погоди, дай вспомню… Дай вспомню… – бубнил Грей, стоило мне закончить свой рассказ, – Нет, сейчас даже не представляю, кто у них там связной.
      – Может, у тебя есть друзья в кругах… Повыше статусом?.. Тебя могут о чем-то не оповестить?
      – Это вряд ли, если это только не… – судя по выражению лица, Грея осенило. – Если это не личные дела короля!
      – Э-э-э…
      – У него есть своя личная охрана, а в ней числится моя ученица. Если она до сих пор там, то она может и даст нам подсказку!
      Грей тут же хватанул меня за руку и потащил в сторону ворот в замок.
      – Си-и-и-ирин! Вылезай, волчишка! – орал Грей, осматриваясь по сторонам, не ослабляя свою железную хватку. Мне оставалось только покорно следовать за ним.
      – Твою ученицу зовут Сирин?
      – Ага, – с гордостью ответил Грей.
      – Странное имя для эльфа.
      – Так она и не эльф вовсе. СИРИН, ТЫ ГДЕ, ИДИ СЮДА!
      – Да что ты разорался, как ненормальный. На другом конце города слышно.
      Ликан. Сирин оказалась ликаном. Настолько белой кожи и белых волос не сыщешь во всем континенте, видная девушка, хотя в ней всего полтора метра. Стоп. Ликан-девушка? В охране короля? Это как вообще? С патриархатом в ликаньих обществах девушкам остается только быть матерями да кухарками. Изредка отдельные пробиваются в целители, но и те не поднимаются высоко. А тут сразу и боец, и личная охрана короля… И миленькая… Просто милейшие волчьи уши на макушке!
      – Хочу вас познакомить. Райто, это Сирин, моя любимая ученица. Сирин, это Райто, мой личный целитель.
      Я просто уставилась на нее, как вкопанная. Сирин похожа на фарфоровую куклу в натуральный рост.
      – Какая она миленькая, – тихонько вырвалось у меня. Глаза Сирин округлились от изумления, а до меня дошло, что я сказала это вслух.
      – Э-э… Ам… Рада познакомиться, Райто? – как-то недоверчиво она протянула свою руку в знак знакомства.
      – Ага, я тоже, – пожала я руку, ощущая, как наливаюсь краской.
      – Так вот, дорогуша, у нас к тебе важное дело, – тут же начал Грей.
      Сирин подозрительно нахмурилась, выслушав нас.
      – Не знаю, могу ли я посвящать в подобное.
      – А наш король имеет дела с ассасинами? – спросил Грей.
      – Нет, сейчас не в этом дело… Да и даже не в короле. Говорят, ассасины украли какую-то реликвию у церковников, им удалось повязать одного… – ее глаза округлились от ужаса. – О, мой бог…
      – Что, что такое?
      Сирин бросилась к воротам.
      – Ее должны казнить через двадцать минут! За мной!
      Мы похватали ближайших лошадей без разбору и погнали их за Сирин. Почти доехав до площади, она резко свернула в сторону храма, разогнав несерьезную охрану лошадью.
      – Эй! – крикнула она. Свора церковников обратила на нас взгляды.
      – Разойтись! Приказ генерал-лейтенанта! – гаркнул Грей, на ходу спрыгивая с лошади. – Где ассасин, которого вы поймали?
      Церковники неловко расступились. В этой куче закрученная в кандалы висела эльфийка. Кулаком сломав замок, Грей положил ее на землю и бегло осмотрел раны.
      – Подлечи, ее пытали.
      Я вздохнула в ответ.
      – Не могу.
      Грей посмотрел церковников, которых явно не заставишь что-либо сделать с этой девушкой.
      – Ладно. Оттащим ее к твоим Советникам, у вас там есть целители?
      – Ну, есть Амелия и…
      – Отлично, едем.
      – Она в сознании, – подала голос Сирин, почти бегом догоняя Грея.
      – Не важно, сперва подлечим, потом расспросим. – ответила я, залезая обратно в седло.
      Да уж, церковники явно обалдели.
      – Амелия! – крикнула я, влетев в нашу рабочую комнату. Конечно же, она не будет работать в это время. В комнате за своим столом сидел только Коджи.
      Вампир поднял взгляд от своих бумаг на нас и тотчас оказался подле нас.
      – Есть целитель? – умоляюще спросила я.
      – А это кто вообще?
      – Ассасин, наверное.
      Коджи вздохнул, осматривая раны девушки. Теперь я заметила там даже ожоги.
      – Тут сейчас, кроме нас, никого нет. Положи ее на стол и выйдите. Я попробую что-нибудь сделать.
      Грей уложил девушку на стол, на который показал Коджи, и вышел из комнаты быстрым шагом.
      – У меня такое ощущение, что он просто решил пообедать. – стукнул Грей кулаком о стену.
      – Не бесись. Я доверяю ему.
      – Он же маг тьмы, как можно вообще ему доверять?
      Мне вспомнилась та встреча с Коджи в кабинете Ависа и книга, которую он взял. Магия крови и целительство. Магия крови и целительство.
      Эти несколько минут казались целой вечностью. Из кабинета раздался истошный крик, на который Грей мгновенно отреагировал, пнув дверь ногой.
      – Что ты делаешь? – грозно спросил эльф.
      – Эти церковники настоящие звери. Они лишили ее возможности ходить, поставив какую-то магическую заплатку на ее позвоночник. Безболезненно ее не снимешь. – совершенно спокойным тоном ответил Коджи сквозь крики, продолжая свое дело.
      Через несколько секунд девушка вскочила и ловко двинула с ноги Коджи. Тот перехватил ее ногу и уложил ее лицом на стол.
      – Пожалуйста. Нам надо поговорить.
      – Пустите меня сейчас же! Вы даже не представляете, что с вами сделает мой отряд, если вы меня убьете! – закричала она.
      – Ты ведь из гильдии ассасинов? Слушай, мы не станем тебя убивать или калечить, мы Сове…
      – ПУСТИТЕ МЕНЯ! ПУСТИТЕ!
      Грей подошел и невозмутимо отвесил ей пощечину.
      – Успокойся немедленно!
      – Да как ты!?.. Э… Эд…
      Она прикрыла нос и рот руками. Готова поклясться, она даже расплакалась.
      – Эдельвайт?
      Это фамилия Грея.
      Грей внимательнее всмотрелся в ее лицо.
      – Боже мой… Восемьдесят лет…
      Она почти подпрыгнула чтобы обнять его.
      – Вира, господи… Как же ты оказалась в такой заднице?
      Не. Не-не-не. Как он с меня спрашивал по полной историю в Гавани, так и я с него спрошу по полной историю их знакомства.
      – Пошлите перекусим, за столом и поговорим. Коджи, пошли с нами, выпьешь чего-нибудь.
      – Нет, спасибо. Если будете готовы обсудить дело, я буду здесь.
      Я хлопнула коллегу по плечу.
      – Выручил, спасибо тебе. Ладно, айда в столовую. Сегодня там на десерт потрясные слойки с яблоками!
      Я готова поклясться, что Коджи улыбнулся. Кажется, он смог попробовать то, что не мог без подходящей жертвы. Магия крови и целительство. Магия крови и целительство. Если он преуспеет в этом, то все маги тьмы смогут перестать прятаться и заниматься целительской практикой. Возможно, даже лечить злокачественные опухоли, где даже врачи не справляются.
      Да. Единственное, с чем целительство от магии света не помогает, так это с раком. Целители периодически убивают своих пациентов, потому что не знают о болезни. Магия ускоряет рост таких опухолей, а в случае с целительством, просто до огромных скоростей. Иногда больную часть тела удается просто отрезать ассасину. Не знаю толком почему, но именно опытного ассасина из гильдии обычно ищут, чтобы помочь с этим вопросом. Не знаю… Они хорошо знают анатомию, знают, куда бить. У них всегда точные руки и острые ножи. Должно быть, в этом причина.
      Ассасин съела две порции, а я уже с первой объелась до не могу. Поглощая слойки с кофе, она все слушала истории Грея на тему «Как хороша армия», я, по большей части, пыталась не начать ржать. Грей занимает довольно высокий пост, а нам, простым разведчикам, было не просто. Хоть это теперь уже далеко в прошлом, я все еще не могу вспоминать без содрогания наши казармы. Фраза «сила есть – ума не надо» подходит здесь лучше всего, он ведь никогда не был простым рядовым.
      – Ладно, твоя очередь. Значит, ты теперь ассасин. – начал свой расспрос Грей, сложив пальцы домиком. Довольная эльфийка отодвинула от себя опустошенные тарелки и похлопала себя по животу.
      – Да-с, я теперь машина для убийств.
      Грей усмехнулся. У меня создалось впечатление, что он эту «машину для убийств» уже испытывал. Кхе-хе, в самом переносном смысле.
      – Лучше скажи, за что тебя эти монахи так? – спросила я.
      – А, тут все просто. Церковь украла у нас несколько раритетных боевых реликвий, пока мы почти все ушли с базы на задание. Мы просто вернули свое, а я осталась прикрывать тылы. Ну, вот и попалась. – развела руками она.
      – Как ты, говоришь, тебя зовут?..
      – А я и не говорила. Зови меня Вирой. – ответила она, протянув мне свою липкую руку. – Приятно познакомиться.
      – Ага, взаимно. – ответила я, пожав ее руку без колебаний. Готова поспорить, она сделала это обдуманно.
      – Ее зовут Сальвира. – прохихикал Грей, тут же получив тычок локтем в бок.
      – О, слышала о такой. Говорят, ты пропала.
      – Не то что бы. Так вот… Они все пытали меня, где наш новый притон. Дескать раз мы украли у них то, что они украли у нас, то мы теперь должны это вернуть, ля-ля-ля-тополя… Я, конечно же, ничего не сказала. Ну, вот они и решили меня казнить.
      – И за тобой никто не пришел? Спасать. – удивленно спросил Грей.
      – Неа. Но я сама на это подписалась. Если остаешься прикрывать – вряд ли тебя пойдут спасать. Все наши это знают. Так, и… Что вам нужно было?
      – Ты можешь вернуться обратно в гильдию?
      – Могу, конечно. А что?
      – Нам нужен конвой, чтобы переместить одного могущественного мага. Аурум сказал, что именно ассасины могут нам в этом помочь.
      – О-о-о, преступники! Обожаю такие дела, и кто у вас там? – тихонько похлопала в ладоши Вира.
      – Нет, это один из Советников. Ты ведь слышала о Диаде?
      Вира успокоилась.
      – Хм, тогда все будет сложнее, придется привлечь вообще всю гильдию.
      – Сперва нужно будет переговорить с вашим главой, а потом обдумывать план. Можешь организовать встречу?
      – Ну… Ты ведь работаешь на Советников, да? – переспросила она.
      – Вроде того.
      – Так да или нет?
      – Да, работаю. Делаю грязную бумажную работенку.
      Она повернулась к Грею.
      – Мне нельзя приводить армию на нашу базу. Только представителей Советников это не касается, так что…
      – Да ладно, не помру. Когда отправляетесь?
      – Можно хоть сейчас. – пожала плечами Вира.
      – Нет. Давай ты сперва нормально отдохнешь после всего этого, а потом поедем вместе с тем вампиром.
      – Тогда давай сегодня после заката.
      На том и порешили.
      Грей одолжил ей свою лошадь, довольно миниатюрная эльфийка смотрелась на такой кобыле весьма забавно. Я даже сначала подумала, что она не сможет на нее даже залезть или управлять, но нет, лошадь послушно поплелась рысью по городу к воротам. Коджи догнал нас на своей лошади у ворот.
      – И каково оно там? У ассасинов? – попыталась я начать разговор по пути.
      – Первое время довольно необычно. Знаешь, там все равны между собой, там не делят на выходцев из богатых или знатных семей, только по твоим умениям и заслугам тебя судят.
      Это и правда довольно удобно.
      – И что тебя заставило начать на них работать?
      – Не поверишь, не деньги.
      Повисло молчание. Мне показалось, что она хочет рассказать мне что-то, но ей трудно говорить об этом. Ладно, что мне ей еще сказать?
      – Просто… – все-таки прозапиналась Вира. – Дело в том, что вся эта система прогнила. Разваливается изнутри. Многие считают ассасинов просто наемными убийцами, но это не так. Мы убиваем только если действительно есть за что. Взяточников. Обманщиков. Маньяков. Насильников, которым удалось избежать возмездия за содеянное. Мне просто надоело, что все смотрят на меня и видят только… Только маленькую неопытную девочку-целительницу, которая якобы желает пойти по стопам своей семьи.
      – И ты ушла?
      – Почти. Меня однажды схватили и потребовали выкуп, моя семья ведь не бедная. Вскоре заставили работать прислугой, потому что вестей от моих родителей так и не поступило. Через полгода их перебили ассасины, а меня они отпустили. Когда я пришла к родителям, то они…
      Ей не просто вспоминать о прошлом. Я решила не налегать; не сможет сказать – не надо.
      – Они просто обедали. Знаешь, я вот как сейчас помню их лица, они удивленные повыскакивали из-за стола со словами «ой, мы думали, что ты давно умерла».
      – И ты ушла от них?
      – Да. Я даже не нашла слов, я не смогла ответить им ничего на это. Просто направилась обратно в Долину, нашла связного и через него вернулась назад.
      – Понимаю тебя. Моим родителям тоже всегда было плевать на нас с братом. Хотя, конечно, мы не из аристократов, но суть от этого не очень-то меняется. – ответила я, пытаясь поддержать девушку.
      – Ты из-за этого ушла к Советникам?
      – Нет, у меня немного другая драма. Только я пока не готова об этом кому-либо рассказывать.
      – И как у них?
      – Ну, мне есть с чем сравнить. До Советников я служила в разведке, потом Грей меня подобрал в свой отряд, и меня наконец-то перестали считать куском мяса… Мелкие задания до сих пор иногда дают… Советники… Они всегда были добры ко мне, не знаю, как к остальным… Как бы объяснить… Если совершаю ошибку, то могу просто извиниться и попробовать снова. В Армии такого не позволялось.
      – У нас за серьезные ошибки платят из своего кармана. Вся гильдия ассасинов стоит на монете. Убил лишнего – заплати. Убил не того – заплати. Убил на людях – заплати.
      – Справедливо. Погоди, ты сказала, что была целителем?
      – У ассасинов не только целители. Мы мало отличаемся по разномастности от вашей гильдии, на самом деле. Я не маг света, только ветра и земли. Но вот моим родителям это не объяснишь, у нас шесть поколений подряд были маги света. Причем якобы выдающиеся, что аж прямо… Прямо воскрешать могут, ух!
      Церковники упрямо твердят, что можно воскресить того, кто умер недавно. Однако только боевые целители знают, это не воскрешение, а Провидение. Этот навык способен исцелить того, кто находится на волоске от смерти, но только при условиях, что он хочет жить и что причина его смерти – не рак, не духовная и не ментальная болезнь. Невероятный навык, но, каким бы он ни был, это не воскрешение.
      – Да уж, не просто тебе пришлось. И сколько ты у них уже?
      – Почти шесть лет. За это время я придумала совершенно новый вид боевой магии. Я покажу тебе, если получится, когда доедем.
      – А как у вас с магией тьмы? – подал голос Коджи, о существовании которого мы уже успели подзабыть.
      – Иногда и чернокнижники бывают нужны, чего греха таить.
      – М, вот как.
      Кажется, Коджи ожидал услышать несколько другой ответ.
      – А что, к нам захотелось? – заехидничала Вира.
      – Да не то что бы. Было бы неплохо наладить контакты с ассасинами, интересно, используете ли вы что-нибудь, не знаю… Особенное?
      Вира пожала плечами.
      – Да нет, ничего такого. Боевая магия, магия крови, иногда некромантия и темный призыв, как обычно.
      – И как у вас относятся к магам тьмы?
      Вира глубоко вздохнула и сочувственно посмотрела на Коджи.
      – Им даже в наших рядах довольно непросто. Их не шпыняют, но сторонятся, будто проклятых, так что они пользуются общей магией, в основном. Иногда даже просят хранить этот секрет, чтобы доверял отряд.
      – А сколько у вас человек на отряд?
      – Обычно – трое. Вор, маг, снайпер. Вор, как правило, дерется на коротких клинках, маг – это маг, ну и снайпер… Чаще всего тот же маг, что сидит в засаде и отстреливает по одному. Вот как раз в качестве снайперов очень любят магов тьмы, они меткие и хорошо скрываются.
      – Ла-а-адно. – зевнула я. – И как долго нам добираться до вашего притона?


Рецензии
Все интереснее и интереснее
Пследнюю часть почитаю,надею.интерес не ослабнет

Караи Омфалос   01.02.2019 11:55     Заявить о нарушении