Диссонанс небес. Цикл 1, Глава 4

      Поскольку моя повседневная кожаная комбинашка истерзана просто в хлам, пришлось поутру нацепить на себя нелепую темно-красную мантию, в которую обязывают одеваться преподавателей в Академии на занятиях. Завязав на ходу спутанные волосы в привычный пучок, я вылетела из своей комнаты и начала планировать сегодняшний день.
      Так-с, дел сегодня хватает. Перво-наперво сейчас я направляюсь к Авису. Однако Академия не маленькая, и где его искать в праздничный день я даже не представляю. Ладно, подумаем логически. Он точно не в своем кабинете сейчас, ибо раннее утро. Точно не в библиотеке. Он либо спит, либо направился на нулевой этаж, где в Академии расположился огромных размеров обеденный зал, чтобы позавтракать.
      Кухарка, которая сновала между небольшими столами, окатила меня довольно неприветливым взглядом.
      — Чего-то хотели?— недружелюбно спросила она. Можно подумать это лично я виновата в том, что у нее не выходной день сегодня.
      — Авис не приходил?
      Кухарка лениво махнула в сторону преподавательских столов в смежной комнатушке с общим залом.
      Авис, как ему и полагает, разложился на двух стульях в окружении своих студентов, которые на перебой расспрашивали его о грядущих весенних экзаменах. Как только я возникла в проеме, Авис заметил меня, выбрался из толпы студентов и подошел ко мне.
      — Тебе определенно не идет эта фигня, — дернул он меня за край мантии, — проблемы?
      — Да, в общем…
      Я опустила взгляд. Мне стало стыдно за свою беспомощность.
      — Ну что ж с тобой поделать, — вздохнул Авис, — Ладно, котята, продолжим после праздников, — в сторону студентов громко гаркнул он и направился к выходу из зала.
      Личные апартаменты Ависа намного больше моих. Скорее потому что он практикующий преподаватель, а я гожусь разве что на замену по общим дисциплинам. В огромных громоздких шкафах стояла целая куча всяких склянок и приборов, большую часть я даже не узнавала. Книги развалены прямо на столе; если это увидела наша библиотекарша, она бы его живьем проглотила.
      Авис расселся на диване, закинув ногу на ногу.
      — Ну, чего стоишь? Раздевайся.
      — Че--- ЧЕГО?
      — Видела бы ты сейчас свое лицо, — расхохотался Авис.
      — Козлина, ни стыда, ни совести, — скрестила я руки на груди, — как от тебя еще жена не ушла?
      — Да ладно, не злись, я в общем-то серьезно. Мне только плечи нужны.
      Я развязала поясок мантии, закатав рукава рубашки под ней настолько, насколько можно. Тем временем Авис уже вернулся ко мне с небольшим шприцом.
      — Что это? — насторожилась я.
      — Мне надо взять образец твоей крови, но сперва вколоть вот это. Иначе я там ничего не увижу.
      Я повела ухом.
      — Кажется, стучит кто?
      — М?
      Авис отошел к двери, а я тем временем продолжила рассматривать книги на его столе. Какую же он, интересно, магию практикует помимо тьмы? Здесь есть практически все известные мне дисциплины вплоть до конкретных книг по драконам, которые, судя по отсутствию пыли на них, он притащил сюда буквально только что. Целительство?.. Магия крови и целительство? Какая-то больная настольная теоретика.
      — У меня тут такой срач, что будь здоров. Попробуй поискать на столе, она такая толстая, темно-красная, в бархатном переплете, — услышала я разговор с кем-то. Шаги. К нему кто-то пришел.
      — А… Оу… Не знал, что у тебя… Кхм, гости, — раздался насмешливый и неприятный голос.
      — И тебе с добрым утром, Коджи, — бросила я. Лишь бы поскорее он ушел куда подальше. Все настроение испортил одной фразой, это почти талант.
      — На столе, говоришь?
      — Да, покопайся там.
      Авис снова взял в руки тот шприц из маленькой тарелочки и как-то устрашающе начал приближаться ко мне.
      — Та-а-а-к, стой, что это вообще такое?
      Авис фыркнул.
      — Не доверяешь мне, да?
      — Доверяй, но проверяй.
      — Это просто катализатор, который запустит реакцию в твоей крови. Эту реакцию я смогу пронаблюдать, и сказать, насколько ты заразилась.
      — Да не заразилась я! Сколько раз повторять?!
      — Все эльфы такие упертые? Я тебе сколько раз говорил; если ты ни с того ни с сего начинаешь применять магию тьмы – то тебя заразили, и это не нормально!
      — Ты в прошлый раз ни зги не нашел, я знаю симптомы отравления.
      — Да откуда целителю вообще их знать? Просто дай я тебе это вколю, и ты сама все увидишь.
      — Да ты… АЙ!
      Острая боль в запястье прервала наш спор. Но это был не Авис. Коджи проткнул мне своим небольшим когтем-кольцом одну вену и слизал каплю крови с него.
      — Тебе надо меньше курить, — сказал Коджи, глядя на меня, в ответ на наши ошарашенные взгляды, — И ты не отравлена. Авис, что ты вообще делаешь в преподавательском составе? Позорище.
      — В-в смысле?.. — потянул маг, явно раздосадованный неудавшимся экспериментом.
      — Она полноценный маг тьмы, хочешь ты это признавать или нет. Книгу нашел. Спасибо.
      Дверь за вампиром захлопнулась, и мы словно разморозились.
      — Сдается мне, ты что-то не договариваешь, — вздохнул Авис, протягивая мне платок, — Но если ты полноценный маг тьмы, то я ничем не смогу тебе помочь.
      — То есть оно так и будет подавлять все остальное?
      Авис в ответ кивнул и опустил глаза.
      — Признаться, в таких делах я ему доверяю даже больше, нежели алхимии, — усмехнулся он, кивнув в сторону двери.
      — Может, жрецы могут помочь с этим… Вопросом?
      — Попробуй поговорить с Коджи, для начала. Меньше всего нам нужно преследование со стороны церковников. И не поднимай тему вампиризма Коджи, он это… Не любит…
      Я спустила рукава рубашки и задумалась. Десятое, чего мне вообще сейчас хочется, это общаться с Коджи, тем более на тему проблем с духовными центрами, магии тьмы и крови.
      — Это… — потянул Авис, — Ты ведь была в Гавани два дня назад? Может, расскажешь, что там стряслось?
      — А зачем? Скоро Советники сами все расскажут, Грей меня успел задолбать с этим вопросом. Уф… Ладно, я пойду. Спасибо, что уделил время.
      Даже не расслышав ответ Ависа, я быстрым шагом вышла в коридор и, усевшись на ближайшую лавочку под окном, обхватила голову руками. Если даже Авис не в состоянии помочь мне, то Коджи – моя единственная надежда. Иначе ко мне прицепится целый ворох церковников, который в свое время не давал возможности Авису даже уединиться со своей женой у себя дома.
      Ладно, новый план. Где сейчас может быть Коджи, если он только что взял у Ависа здоровенную книгу по целительству магией крови?
      Минут, наверное, пять я простояла около двери его дома, но так и не решилась постучать. Даже нет, я не придумала, как объяснить ему цель своего визита. В итоге я развернулась, настроившись вернуться через час или два.
      —Долго ты там будешь порог топтать? — раздался его голос из-за двери, — Не заперто.
      Я приоткрыла скрипучую дверь, проскользнула в нее и быстро закрыла ее за собой.
      Мрачновато. Все окна в его доме в занавесках, некоторые даже заколочены. Весь первый этаж целиком завален стопками различных книг, но при этом не стоит ни одного шкафа. Пыльно. Кухней по назначению он явно не пользуется, она больше похожа на импровизированную алхимическую лабораторию. В целом как-то так я и представляла себе его дом изнутри.
      Коджи развалился на небольшой кровати вместе с книгой на втором этаже неподалеку от лестницы. Он поигрывал в воздухе несколькими крупными каплями крови и даже не обращал на меня внимания.
      — Ну как, сдаешься? — все с такой же усмешкой спросил Коджи, не отрываясь от чтения.
      — Мне нужна твоя помощь.
      Повисла тишина.
      — Пф-ф-ф, да кто писал эту бурду? За добрую половину таких заклинаний мне придется каждый раз отрубать себе по пальцу, — недовольно прокомментировал Коджи книгу, взятую у Ависа, откинув ее к ногам. — Ладно. Расскажи, что ты вообще знаешь о магии тьмы.
      — Ну, ее запрещают использовать.
      Он снова недовольно фыркнул.
      — Ты, видимо, тоже попутала конторы, когда пошла в Советники.
      — Уф… Это ровно такая же магия, как и огонь или ветер. Ее отличает наличие подразделов, которые направлены на… На…
      — На управление мертвой плотью, подчинение и осквернение крови противника. Ты же не студентка, а я не церковник. Говори нормально.
      Признаться, эта фраза несколько меня расслабила. Мне как правило некомфортно говорить о подобных вещах спокойно.
      Что, собственно, вообще такое, эти церковники? По сути они служили управляющей функцией среди магов до прихода Советников, которые объявили практически любую магию благом. До Советников все было совсем не так радужно, как сейчас; любая магия, кроме целительства, преследовалась, маги подвергались очень серьезной дискриминации, появлялись подпольные школы, которые обучали магии, и по большей части обучали неправильно. Маги стремились даже не обезопасить себя, а обезопасить население от себя. Они считали себя чем-то совершенно неправильным, даже опасным. Многие из них накладывали на себя руки добровольно.
      Одна из самых больших проблем в самоподавлении своего духовного центра – тот факт, что при неумелом подавлении на коже начинают проступать магические символы на неведомом кому-либо языке. Сперва они появляются в достаточно незаметных местах и их несложно скрыть под одеждой, но постепенно они становятся все более четкими и яркими, начинают высвобождать излишки маны, появляться сперва на шее, а потом и на лице. У достаточно старых эльфийских магов очень много таких знаков. Большая часть из них не доверяет ни Советникам, ни церковникам.
      Да и как таковое – подавление не является отказом от практики. Это совершенно другой уровень магии, который как правило практикуется где-то наедине с собой в подвале.
      Кстати, церковники тоже маги. Маги-целители. Несмотря на то, что их магия имеет ровно тот же исток и ту же самую суть, что и любая другая, они называют себя святыми, вестниками, жрецами… Пафоса здесь не мало, но давайте начистоту – это лицемерие.
      — Меня просто волнует, как это подавлять.
      — А зачем? У тебя есть полноценный духовный центр на тьму. Тебе достаточно изучить основы этой магии – и ты научишься переключаться между пассивными и активными потоками заклинаний. Хотя, меня все же кое-что заинтересовало. Откуда у эльфа может быть центр с тьмой?
      — Не знаю, — ответила я, опустив глаза, — но это мешает мне жить спокойно.
      Коджи встал и подошел ко мне впритык.
      — Ну вот зачем ты врешь мне, рыбонька? Я ведь ничего тебе не сделаю.
      — Ты правда хочешь это знать?
      — Вполне. Мне интересно, как ты справишься с этим.
      Это дурной знак. Он мало КЕМ интересуется.
      Я глубоко вздохнула.
      — Может быть, я расскажу тебе об этом позже. Что мне сейчас делать?
      Коджи задумался.
      — Я ведь не из гильдии. Что скажет Вуд, если мы запремся в каком-нибудь тренировочном зале с барьером и попрактикуемся?
      Айвения, которая определенно была довольна новой и просторной территорией для полетов, нарезала круги вокруг Бастиона. Телепортировать ее оказалось не так уж и просто даже на пару с таким сильным магом, как Коджи, учитывая ее размеры, ну, если уж нарушать правила касательно телепортации на Бастион посторонних, то нарушать по полной.
      Я заперлась изнутри в одном из залов с Коджи, активировав барьер, и повернулась к нему.
      — Ладно, пойдет. Барьер хороший?
      — Вуд использует этот зал для своих тренировок. Думаю, барьер достаточно крепкий.
      Коджи запустил небольшой сгусток тьмы в стену, который поглотился почти мгновенно.
      — Поглощение и рассеивание, ну что за бред?.. Ладно, сойдет. Здесь никто не будет шпынять, так что расслабься и дерись как можешь.
      Пять часов тренировок подряд. Пять. Я действительно почувствовала себя студентом-новичком, еще и устала, как не знаю кто.Все эти пять часов Коджи, почти не применяя никаких усилий, отражал любые мои попытки атаковать его, почти все заклинания, летевшие в него, он банально рассеивал. А вот его заклинания я парировала с большим трудом, используя барьер из магии тьмы, о котором я где-то вычитала много лет назад.
      — Все печально, — вздохнула я, пытаясь подлечить небольшие ушибы, подметив, что моя магия исцеления стала еще в несколько раз слабее.
      — Лучше, чем я думал. Если мы продолжим в том же духе хотя бы с неделю, ты сама поймешь свою проблему.
      — Над чем мне хоть стоит поработать?
      — Не бойся поранить соперника на тренировке. Заряды слишком медленные, ты вкладываешь в них слишком мало. Из-за этого их легко отражать.
      Большая часть тех дисциплин, что мне знакомы, твердят одно и то же: экономь силы по максимуму. Но в магии тьмы несколько другой принцип – расходуй ману на полную, быстрее убьешь – быстрее закончишь бой. С магией воды, например, такое не пройдет; там все зависит от мастерства и скорости движения мага. С магией ветра тоже. В целительную магию света в принципе много вкладывать противопоказано, ибо эффект может быть обратный; то есть вместо исцеления я напротив буду наносить урон, оглушать и ослеплять.
      — Это пока для меня немного в новинку. Я всегда старалась экономить свои силы.
      — Само собой.
      — Ладно, предлагаю пойти перекусить. Ты как? — спросила я не подумав. Коджи просверлил меня саркастичным взглядом, а я не сразу поняла, чего он вылупился на меня так.
      — Хочешь сказать, что в Бастионе есть отдельная кухня для вампиров?
      — Прости-прости, не подумала.
      — Ладно, закончим на сегодня. В следующий раз попрактикуйся сама и выучи что-нибудь новое, а там договоримся повторить, — вздохнул Коджи, снимая барьер и отпирая замок.
      — Погоди, можно еще спросить кое-что?
      — М?
      — Что на счет магии крови?
      Коджи немного опустил голову.
      — Тебе пока лучше о ней ничего не знать. Если серьезно будешь заниматься этим, то подскажу, в каком направлении двигаться.
      — Ну что, Райто, на сколько подходов хватило вампира-Советника? — послышался саркастичный голос Вуда, стоило нам покинуть зал. Я почувствовала, как наливалась краской.
      — Мы тренировались. Выбирай выражения, — привычным холодным тоном ответил Коджи.
      Голова закружилась. Солнце какое-то слишком яркое.
      — О-о, ну да, конечно. Даже установили барьер с погло… Эй, ты чего?
      Пришла в себя я в общих спальнях. Коджи сидел на полу, оперевшись спиной на мою кровать, как обычно, с книгой.
      — М? Очнулась? — тут же встал Коджи, заслышав меня.
      — Я что, отключилась? — потянула я.
      — Мне стоило предугадать, что… Тебе ведь в новинку столь долгое воздействие тьмы на организм, и… Вот…
      Кожа какая-то серая. Как будто зараженная.
      — И когда это пройдет?
      — Через несколько часов. Ты отравила сама себя, но это не опасно и всегда будет проходить. Вуд уже проверил твою кровь. Кстати, он не так уж и много кряхтел из-за дракона, правда сказал, что сама будешь его кормить.
      — Что-то мне казалось, что он скандал устроит.
      Коджи усмехнулся. Редко он улыбается.
      — Да я тоже приготовился. Думал уже идти к Золотому за приказом разместить ее здесь. Нельзя дракона оставлять в Академии, там и без нее зевак слишком много.
      — Зато тут простор есть.
      — Ну, я пойду. Проспись как следует.
      Проспаться, конечно, дельный совет, но времени на это у меня пока нет. По плану до вечера у меня заезд в одно фермерское хозяйство за городом. Но для начала надо навестить Вуда по поводу Айвении, надеюсь, что он все еще где-то в Бастионе.
      Так, ладно. Я почти пятнадцать минут смотрела на него за главным столом и не видела его. Нет, серьезно, это ненормально.
      — Если будут проблемы с драконом, только скажи, — отвлекла я Вуда от перекуса за какими-то бумагами, — Поищем ей другое место.
      — А? А, это, ты как? В порядке?
      — Да в норме, я уже пойду. Надо будет дать денег какому-нибудь фермеру, чтобы прокормить ее. Заскочу в банк и прямиком туда.
      Вуд ненадолго задумался.
      — Да, неплохая мысль. Пошли.
      Вуд загреб свои бумаги в сумку и, перекинув ее через плечо, проскользнул по перилам на нижний ярус, а затем направился в сторону стойла.
      — Подожди здесь. Хочу тебе подарок сделать, — остановил меня Вуд у входа. Через несколько минут он вывел под уздой высокую, стройную кобылу идеально белого цвета.
      — Ничего себе, — шепотом выразила я восхищение, гладя жеребца по морде.
      — Как знал, что вы понравитесь друг другу. Понимаешь… Она раньше принадлежала одному магу в гильдии, но она погибла во время осады. А лошадь эта давно тут стоит. Жаль ее, скучает, простаивает. Заберешь себе?
      — Мне пока негде ее держать, сам понимаешь. Может она еще какое-то время оставаться здесь?
      — Да без проблем. Просто используй ее… По назначению… Такая красавица и умница не должна сидеть взаперти, правда, голубка? — Вуд игриво потрепал лошадь по гриве. Та в ответ почти одобрительно фыркнула и потрясла головой.
      — Кличка есть?
      — Назови, как хочешь, — пожав плечами ответил Вуд.
      — Ну, потом выберу что-нибудь… Я уже сейчас могу ее забрать?
      Вуд кивнул в ответ.
      Телепортироваться с лошадью оказалось сложнее, чем я ожидала. Как знать. Может это своеобразное отравление теперь накладывает табу даже на заклинания телепортации, которые не относятся к стихийным школам.
      Такс, отличненько. Тяжеленький мешочек с золотом, приятный на ощупь, такая приятная маленькая тяжесть. Закинув его в сумку на седле, я погнала жеребца прочь из города через северные ворота, которые редко закрываются в этом время дня. Хотя это и увеличит путь до Осенней усадьбы, да и дорога неровная, но ничего.
      Лошадь резвая, шустрая. Я ее даже не пытаюсь загонять до мыльного пота, а она несется, будто пришпоренная, еще и в такой мороз. Хороший подарок, даже слишком. Правда теперь меня съедало любопытство, сколько же она стояла в стойле Бастиона, что сейчас несется по долам с такой прытью?
      В Долине, кстати, по вечерам очень красиво. Большая часть ее занята лесом, но в нем не сложно ориентироваться даже зимой; участки леса не такие большие, везде указатели для торговых караванов. Плюс мне довелось много времени провести в Долине, когда торговцы устроили бунт против магов и перестали продавать им товар, так что нужный путь я нашла быстро. Когда добралась до усадьбы, ночь уже наступила. Да уж. Не знаю даже как в город вернусь, на ночь даже северные ворота запирают.
      Подвязав запыхавшуюся кобылу к коновязи, я направилась к единственному дому, который мне знаком на усадьбе. Собственно, что такое, эта усадьба? Это несколько средних фермерских участков, которые принадлежат какой-то важной шишке в Хоссингере.
      Постучав в дверь, из-за которой доносились какие-то звуки, я отошла от двери на несколько шагов назад. Дверь мне открыла довольно молодая девушка, которая, видимо, уже приготовилась ко сну.
      — Добрый вечер. Простите, что так поздно, я к вам по делу, — начала я, пытаясь хотя бы изобразить дружелюбие.
      Девушка обернулась назад.
      — Папа! Тут эльф пришел, ты ждал кого-то?
      Тишина в ответ. Девушка устало вздохнула и потерла глаза.
      — Все хорошо?
      — Э… Да… Папа просто глуховат совсем в последнее время. Вы заходите, он сейчас подойдет.
      Она поднялась куда-то на второй этаж, а я уселась в ближайшее скрипучее кресло в гостиной и начала глазеть по сторонам.
      Хоть и очень старый, но довольно уютный и красивый дом. Резная вручную мебель, картины, занятный каменный камин. Корзинка с принадлежностями для вязания. Дочка рукодельничает, видимо, на ней довольно симпатичная шаль.
      —… ну когда же ты уже поймешь, что я не слышу тебя, а? Кто пришел? Где?
      Девушка, спустившаяся с отцом со второго этажа, молча указала рукой на меня и ушла хлопотать на кухню. Старый фермер прокряхтел на кресло напротив меня.
      — Ох, не ждали мы… Гостей в такой поздний час. Это у эльфов так?..
      — Нет, нет, просто так получилось, а завтра уже никак. Меня зовут Райто, у меня есть к вам одна просьба. Не за спасибо, конечно.
      — Ты не могла бы повторить, я уже даже впритык плохо слышу.
      Я очень… ОЧЕНЬ не люблю повторять. Вытянув руку вперед и пустив по телу старика заклинание, которое возвращает мне информацию об организме цели. Итак, что у нас здесь? Проблемы со слухом. Почти не ходячий, боли в суставах. Артроз. Плохо видит. Мутнеет хрусталик глаза. Трясущиеся кисти рук. Развивается тремор. Межпозвоночная грыжа. Хм… Отлично, ничего сложного, справлюсь за пять минут.
      Лицо старика наполнилось почти блаженной улыбкой, стоило мне начать исцеление.
      — А-а-а… Так ты из этих… Как же их, тьфу на вас…
      — Я из Советников. Простите, не люблю повторять дважды, это не долго.
      — Эй! Ты что делаешь?! — тут же поставила поднос его дочь и дернулась ко мне с небольшим кухонным ножичком.
      — Подожди, Кэрол, подожди. Она хороший маг, я чувствую.
      Чувствует? Это может почувствовать только маг, но в его теле абсолютно точно нет духовного центра или следов маны. Спрошу его об этом.
      Девушка, которую старик назвал именем Кэрол, пристально наблюдала за мной, пока я не закончила. Рассеяв заклинание, я поняла, что у меня на лбу проступил пот; раньше подобное у меня не требовало практически никаких усилий.
      — О, я вижу. Я вижу! Спасибо вам, господи, наконец-то! — поднял руки вверх старик и, встав, быстрым шагом направился в сторону кухни и обратно, — вы, право, восхитительный целитель, только вот имени вашего я так и не расслышал.
      — Я Райто. Помощница Советников. У меня к вам своего рода деловое предложение. — сказала я, положив мешочек с золотом на кофейный столик. Кэрол взяла его и развязала, о, эти глаза, когда люди видят и держат в руках целое состояние по их меркам.
      — Пап, это…
      — Это сто золотых монет. Что-то вроде вложения. Нам нужны периодические поставки свежего мяса, чтобы прокормить разумного дракона.
      — Дракона? Да уж, весело у вас в Академии стало после моего ухода, — ответил старик, посмеиваясь.
      — Вы разве маг?
      — О, ну что вы. Я отец этой скотины Ависа, черт бы его побрал.
      Признаться, у меня отвисла челюсть. Мне всегда казалось, что у него в роду минимум три поколения магов.
      — Он никогда не говорил, что… Ох…
      — О, так вы его друг?
      Кэрол все еще завороженно глядела на предложенные деньги. Спорю на сто золотых, она думает о парочке новых платьев. Хм… А странное у нее кольцо на пальце. Такие принято дарить у моего народа в честь помолвки.
      — Не то что бы друг. Но он меня выручил несколько раз, я у него в долгу.
      — Сомневаюсь, что вы в долгу настолько, — все так же посмеиваясь ответил старик. Кэрол затянула мешочек и поставила обратно на столик.
      — Здесь должен быть какой-то подвох. Вам еще что-то нужно?
      — Нет. Только поставки мяса по себестоимости. Можем даже сами забирать его.
      — Кэрол, девочка, постели нашей гостье в моем кабинете. Мы пока поговорим.
      — Да нет, что вы, я не могу оста…
      — Ну и как ты попадешь в город до утра? Там же закрывают все, — все так же усмешливо молвил старик. Дождавшись, когда звуки шагов Кэрол расползутся по второму этажу, он шепотом добавил: — Неподалеку от усадьбы расхозяйничались ассасины. Боюсь дочь одну до города отпускать.
      — Это не ассасины, а простые разбойники. Ассасины никогда не разбойничают на дорогах.
      — Прости, дочка, хоть убей, не вижу разницы.
      Он назвал меня дочкой. Да я раз в пять старше него.
      — Ассасины довольно богатая организация сама по себе. Они не станут зарабатывать подобным образом, это уж точно. Если вам нужна какая-то помощь, я могу попросить Гильдию помочь.
      — О, отлично, разберетесь с этими прохвостами? — взбодрился старик, жестом приглашая взять меня чашку чая с подноса, который принесла Кэрол. Я молча взяла одну чашку и сделала несколько глотков. М-м-м, мед с шиповником. Старик рассмеялся.
      — Завтра будешь как огурчик. А то выглядишь как-то нездорово.
      Да уж кто бы говорил. Хотя, он прав. Сероватый оттенок кожи постепенно сходит на нет, но сил нет совершенно.
      — Разбойничий притон – не проблема для гильдии, расправимся в два счета. Я имела в виду помощь скажем… С протекающей крышей, проблемных баранов, которых не прирубишь. Вряд ли Кэрол занимается забоем.
      — Все-то ты подмечаешь, дочка, — ухмыльнулся старик, доливая себе горячего чая в полупустую чашку.
      — Кстати, я оставила лошадь у коновязи, ее не…
      — Не-е-е, засранцы эти редко подходят так близко к усадьбе. Она у тебя заметная?
      — Ну, довольно-таки.
      Дед показал уже не трясущейся рукой на большую связку ключей, висящих на крючке около двери.
      — Самый большой ключ в связке от сарая, что справа от двери. Поди заведи ее туда, накидай овса из мешка.
      — Спасибо, — машинально бросила я, добираясь до ключей.
      — Да не за что, дочка.
      Лошади на месте уже нет. Отлично, только что подарили, а уже утащили. На всякий случай я громко свистнула и крикнула:
      — Эть! Ко мне!
      И полминуты не прошло, как она подошла ко мне, виновато опустив морду и покорно фырча. Интересно, ее кто-то отвязал, или она сама? Или это я завязала недостаточно крепко?
      — Ну вот что с тобой… — с облегчением вздохнула я, — Давай, пошли в сарай, — и потащила упертую лошадь за собой. Ни в какую. Уперлась и стоит, опустив голову. Ну, обижать ее на ночь глядя десятое, чего мне сейчас хочется.
      — Завтра побегаем, обещаю тебе, — погладила я ее по морде. И ведь пошла.
      Накидав ей немного какого-то сыпучего корма из мешка, я закрыла сарай и все перепроверила. Да уж, если, конечно, на нее и положил глаз кто из разбойников, то к утру ее здесь уже не будет. Будем надеяться, что никто не видел, как я закрыла ее здесь.
      Старик все еще не окончил чаепитие по моему возвращению и предложил сесть в кресло.
      — Ты знаешь, — говорит, — мне давно не приходилось общаться с кем-то из круга своего сына. Как он там? Церковь все еще пристает к нему?
      — Пока вроде нет.
      — А он не женился?
      Я, конечно, понимаю, что Авис не слишком любит распространяться о своей жене не-маге, но чтобы не сказать о ней своему отцу… Хотя, оно мне вполне понятно. Чем меньше народу о ней знает, тем лучше для нее самой.
      — Да, женился, довольно давно.
      — О-о-о…
      — Понимаете, она… Не имеет отношения к… Нам… — прозапиналась я.
      Старик улыбнулся.
      — Приятно знать, что он не задрал нос, как большинство магов. Не побрезговал взять себе женщину, такую как мы.
      Я взяла в руки свою чашку с уже остывшим чаем.
      — А что, большинство магов настолько зазнается?
      — Все бывает.
      — Может ты расскажешь, как пару месяцев назад маги вломились сюда и перевернули все вверх дном? — упрекающим тоном спросила Кэрол, спустившись в гостиную, — Постелила вам в кабинете.
      Я отвесила небольшой поклон в сторону Кэрол.
      — Даже не знаю, как вас отблагодарить за гостеприимство.
      Старик взял со стола мешочек и, позвенев монетами внутри, рассмеялся.
      — Да ты на год вперед наблагодарила, моя дорогая.
      Кабинет небольшой, но довольно теплый. Должно быть это из-за каминной трубы. Интересная библиотека, много литературы для начинающих магов. Должно быть, основы Авис осваивал самостоятельно.
      Кэрол постелила мне на небольшом диване. Стоило мне устроиться поудобнее и закрыть глаза, как в дверь постучали.
      — Не спишь еще?
      Я поднялась.
      — Нет, все в порядке?
      В кабинет зашла Кэрол и закрыла за собой дверь. Она явно чем-то обеспокоена.
      — Даже не знаю, как спросить… То заклинание, которое ты наложила на папу, оно…
      — Я на него ничего не накладывала, только избавила его от самых больших проблем со здоровьем. Исцелила.
      — Это ведь временно, да?
      — Разумеется, — кивнула я, — магию иного рода я на него применить не могу, он ведь не маг.
      — И через сколько все это вернется? — спросила Кэрол, понурив голову.
      — Достаточно скоро. Может и вообще не вернуться, почему нет?
      — Сколько?
      — Может лет пять или чуть меньше. Он хоть знает, что ты собралась замуж?
      — Как ты узнала? — удивленно подняла она взгляд.
      — Кольцо-то эльфийское. Причем как раз для таких случаев, — хихикнула я.
      — Папа просто давно хотел продать ферму. Помолвка может разрушить его планы.
      — Я думаю, ты не должна утаивать помолвку от отца. Мне кажется, он все прекрасно поймет, ты ведь уже не ребенок.
      — Ах, в его глазах я всегда буду маленькой Кэри с ободранными коленками и сеном в волосах, — почти рассмеялась Кэрол.
      — Почему бы и нет? Это все равно хорошо, когда есть семья, — пожав плечами, ответила я.
      — А у тебя есть семья?
      — Может и есть… Я так давно не поддерживала с ними связь, что даже не знаю, живы ли они там.
      — Оу…
      — Ну, да, так бывает, когда живешь третью сотню лет. Многие вещи со временем становятся бессмысленными. Ты должна была это понять, когда выросла. Эм… Я немного устала. Может, завтра поговорим?
      — Да, хорошо. Спокойной ночи, — извиняющимся тоном молвила Кэрол, закрыв за собой дверь.
      Я не люблю разговоры о своей семье. Мои родители были не очень хорошими по своей натуре. Я бы даже сказала, что жестокими. Отрадой был для меня старший брат, но он погиб, когда мне было около двадцати лет. Я уже почти и не помню его, но по-прежнему не люблю ковырять эту старую рану. Это причиняет некий дискомфорт. Такс, надо выспаться и завтра утром не опоздать на аудиенцию.


Рецензии
интересно очень и вэто раз..
читаю дальше

Караи Омфалос   01.02.2019 11:32     Заявить о нарушении