Диссонанс небес. Цикл 1, Глава 3

      Наблюдать за выражением лица Аурума в такие моменты просто бесценно. Он никогда не бывает в смятении, никогда не мечется по кабинету в поисках ответа. Казалось, что вид драконов таких размеров для него самое обычное дело. Айвения тоже излучала спокойствие и, сложив голову на передние лапы, урчала и наблюдала за ним.
      – Ну не знаю я, что с тобой делать, – развел руками Аурум, остановившись. Я усмехнулась.
      – Пусть поваляется во дворе Академии. Вот смеху-то будет, – хихикнула я. Айвения лениво приподняла голову.
      – Ты обещала меня кормить.
      – А, ты уже?.. Я придумаю что-нибудь, подожди немного.
      Вот теперь я в панике. Я не знаю, как будет вести себя голодный дракон, знаю только то, что им часто есть не обязательно.
      Аурум рассмеялся, наблюдая за моей реакцией.
      – Расслабься. Вложись в хозяйство за городом, тебе будут поставлять мясо со скидкой.
      Да, это и правда хорошая мысль. Но на всякий случай можно даже вложиться в несколько хозяйств, так сказать, перестраховка. Но расслабляться пока все равно рановато.
      – Ладно, усади ее на крышу Академии, пусть отдохнет там в тишине и покое. Мне кажется, спокойнее места для дракона мы не…
      – Слышь, золоторогий? – прервал наше небольшое совещание какой-то типичный не то рыцарь, не то воин.
      – Простите? – удивленно переспросил Аурум, повернувшись к источнику звука.
      – Я не понял, раз вы, видите ли, заведуете Академией, вам теперь и драконов в город запускать можно? Кто вам вообще давал добро на подобное?
      Довольный и спокойный тихий рык Айвении сменился на угрожающий и раздраженный. Рыцаря на секунду подвели его ноги, заставив его отшатнуться немного назад. Аурум положил руку на морду Айвении и посмотрел на источник ее раздражения.
      – А вы, простите, кто?
      – Лейтенан…
      – А, понятно, – спустя секунду прервал его Аурум, отвернувшись обратно к Айвении, ласково поглаживая ее по морде, – понимаете ли, лейтенант, вы не имеете никаких полномочий даже говорить в эту, – он приподнял вторую руку, обозначив меня с Айвенией, – сторону в сложившейся ситуации.
      – Ты же понимаешь, золоторожка, что эти ваши хваленые драконы сожгли Га…
      Спустя секунду Аурум пропал из моего поля зрения и звонко ударил по щеке наглого лейтенанта.
      – Попрошу вас не забываться. Даже если я лишу вас головы сию секунду, мне ничего за это не будет, это во-первых. Во-вторых, нам, пожалуйста, аудиенцию у Его Величества.
      – Да как вы сме?!....
      – А он выглядит довольно аппетитно, – подала голос Айвения, – я уже не помню, когда обедала последний раз, только доспехов на нем… Многовато…
      Хваленый лейтенант поспешно ретировался с оскорбленным видом и расшатанной со страху рысцой. Аурум подошел к нам, потирая глаза будто с усталости.
      – Как уже осточертела эта армия. Бестолковые олухи с самомнением, – пробубнил он, – Ладно, это сейчас не главное. Тащитесь на крышу, потом сразу спускайся в мой кабинет.
      Я снова запрыгнула на шею Айвении, и мы направились в сторону Академии. Усадив ее на плоскую крышу в тени большой башни, я заперла по дороге входную дверь и полетела вниз по лестнице, расталкивая по дороге удивленных студентов-магов.
      Аурум уже сидел в своем кабинете, сложив пальцы домиком. Он никак не отреагировал на мое появление и сидел так ближайшие минуты три.
      – Мне, наверное, стоит рассказать, что там случилось, – промолвила я, переведя дыхание, пытаясь разбавить повисшую тишину.
      – М? В этом нет нужды, я уже все знаю.
      Он встал из-за стола и посмотрел в окно, из которого открывается вид на Айвению, которая довольно растянулась на крыше.
      – Всевидящий шар?
      – Ну да.
      У Советников есть своеобразное магическое око, которое может наблюдать практически за всем происходящим. Лично я понятия не имею, как оно работает и как вообще можно создать подобный артефакт, но знаю, что в Академии, в отдельном крыле, есть целая комната с этим шаром.
      – Знаешь, что меня более того удивило?.. – задумчивым тоном начал Аурум, отвернувшись от окна.
      – А?
      – Мне морда Дэзила показалась уж больно знакомой. Пошли.
      Аурум направился к двери, а я только через несколько секунд сообразила, что надо пойти за ним. Дело в том, что я совсем не помню лица Дэзила.
      Я даже не следила, куда мы вообще идем, просто краем восприятия следила за белой мантией Советника, идущего быстрым шагом впереди меня. От раздумий меня отвлек знакомый и почти родной скрип тяжелой деревянной двери, которая ведет в крыло Советников.
      Огромный, просто огромный стеклянный светло-голубой шар освещающий темное помещение без окон, тут же среагировал на появление Советника в комнате, начав светиться ярче и источать просто невообразимый поток маны. Аурум прикоснулся к нему рукой, и шар начал проецировать изображение прямо в воздухе напротив Советника. Постепенно проекция становилась все более отчетливой, пока Аурум не поманил к себе ближе.
      – Кажется, сделать проекцию качественнее у меня не получится. Ты знаешь его?
      – Ну… Нет, вроде нет… – ответила я, рассматривая проекцию.
      – Вроде? – поднял бровь Аурум.
      – Хотя, может и видела где-то.
      – Так тоже тебе кажется, что он тебе знаком? Смотри внимательно.
      Я снова всмотрелась в проекцию. Знаком. Я бы даже сказала, что очень знаком, только вот откуда?
      – Ну?
      – Такое ощущение, что я его знаю, и не один год. Если вспомню что-нибудь, то скажу.
      По крылу прокатился тот же скрип двери и чей-то топот. Через несколько минут на свет от шара вышел один из моих коллег-помощников.
      – Привел, – выпалил Кира, пытаясь перевести дыхание, – Он ждет тебя в кабинете. Привет, Райто, – попытался улыбнуться он, приподняв руку в знак приветствия.
      – И тебе привет, – дружелюбно улыбнулась я, – А в чем дело?
      – Приведи его сюда, – с легкой усмешкой ответил Аурум, глядя на запыхавшегося мага. Тот устало закатил глаза.
      – Да е-е-е-е-елки-палки, – потянул он.
      – Я уже здесь, – раздался голос в комнате. От него мне стало тут же не по себе, он будто бы доносился отовсюду, хотя его самого я пока не видела. Из-за спины Киры показался Коджи.
      Если подумать, наша коалиция и Помощников, и Советников достаточно разномастная. Вот Аурум демон. Черт вообще знает, сколько ему лет и откуда он вообще взялся, но кроме него и Розы из демонов на Осте я видела только Виесту. Аред вполне себе человек, по крайней мере внешне. Знаю, что в числе Высших Советников есть еще некая Диада, о которой неизвестно ничего, кроме ее имени. Я вот эльф. Есть еще Амелия, Помощница, она у нас тоже эльф. Дафна Младший Советник, Кира и Инбалис два Помощника, они люди. И есть Коджи, которого едва ли можно причислить к какой-либо расе. Дело в том, что он родился человеком, но стал вампиром. Таких начинают звать или весперианами, или упырями, в зависимости от «развития».
      Именно Коджи я боюсь больше всего и стараюсь избегать всяческих контактов и пересечений с ним. Магов, которые открыто практикуют магию крови и тьмы, опасаются все Разумные.
      – Ты знаешь, зачем я тебя позвал? – спросил Аурум вампира. Тот убрал какую-то книгу за пазуху, подошел и всмотрелся в проекцию Дэзила, которая все еще висела в воздухе.
      – Я его не знаю.
      – Ты наблюдал за боем? Какую магию он использует?
      – Боевая магия тьмы, некромантия, магия духа, спорю, что еще и с магией огня знаком. Кстати, ты заметила? – повернул голову Коджи в мою сторону. Бгг, даже посмотреть на него лишний раз как-то передергивает.
      – Заметила что? – спросила я.
      – Его стойку. Плечи опущены, но предплечья напряжены, а меч направлен вниз. А такая позиция ног более эффективна для уворотов, нежели парирования или блока. Разве не так же держится в бою Грей?
      – Ты хочешь сказать, что это Грей как раз…
      – Да ты дура, что ли? – презрительно спросил Коджи, метнув на меня свой взгляд, – Разве не всех воинов обучают такой технике в Листвилле?
      – Разве он похож на эльфа? – вставил Кира, – Хотя, возможно он как-то изменил свою внешность…
      – Или счел технику эльфийских воинов эффективнее, чем технику воинов Армии, – предположила я.
      – Больше склоняюсь к тому, что это все-таки эльф, – задумчиво пробубнил Аурум, перематывая сцены нашего боя через шар, – Я подметил несколько заклинаний из раздела магии духа, которые ближе именно эльфам. Хотя, видимо, он изменил их, модифицировал… Добавил в них магию тьмы.
      – Значит минимум два духовных центра? – спросил Кира.
      – Нет, не меньше пяти, – отрезал Коджи. Мы вопросительно вылупились на него; пять духовных центров априори делает его самым сильным магом в Эйре, который может посоперничать даже с божеством.
      – Даже думаю, что больше, – продолжил Коджи, отвечая на наши вопросительные взгляды, – спорю на сто золотых, что он использует ауру, которая управляет драконами. У самого Лунгина была такая способность, именно сила короля черных драконов и дает ему столько сил.
      – Поговорю на этот счет с Айвенией, – вздохнув ответила я, – уж ей-то наверняка лучше знать.
      – Кстати, да, – Коджи повернулся ко мне, – познакомь меня с ней на досуге.
      Я кое-как нашла силы в себе посмотреть ему в глаза.
      – Только если она сама этого захочет.
      У меня есть комната в крыле Советников, как и у всех преподавателей Академии. Честно говоря, я так вымоталась после прилета, что завалилась бы спать прямо сейчас, но сперва дела насущные. Грея я так и не увидела по прибытию. Как и Вильен, чья судьба меня сейчас беспокоит больше всего.
      Она встретила меня вместе с Греем, стоило мне выйти во двор Академии, с объятьями. В этот момент я испытала просто неистовое облегчение. Оказалось, что они ухитрились сбежать из Гавани за несколько минут до перекрытия сети мнемолитов в Великодоле.
      – Как ты выбралась оттуда? – начала расспрос Вилька, отхлебнув из огромной кружки пива свою любимую пенку. Конечно же они потащили меня в таверну, которая наполнена просто битком; даже комнат свободных нет. Все таверны и гостиницы сейчас заполнены беженцами Гавани.
      – А что, драконий хвост, который свисает с крыла элементалистов слишком мало рассказал? – саркастичным уставшим голосом ответила я. Глаза Вильки прямо-таки засияли от любопытства, а Грей чуть ли не заставил рассказать все по порядку.
      Окончив рассказ, я неловко встала из-за стола и потащилась на свежий воздух; уж очень душно в этой таверне. Грей вышел следом.
      – Уф… У тебя же есть место, чтобы ее приютить? В крыло Советников запрещается водить посторонних.
      – Да место-то есть, может пока без проблем поспать на моем диване.
      – Напомни мне потом, я заплачу.
      – Да ладно, она мне уже как дочь.
      Вытащив из новой и уже помятой коробки сигару, я подожгла ее магией света и хорошенько затянулась.
      –Кх-кхе… Уф… Ничего себе, – прокашлял Грей, отмахиваясь от клубов дыма, – Я думал, ты бросила курить, тем более такую крепкую дрянь.
      – Ага, щ-щас, – с сарказмом ответила я, – С такой кучей нахлынувших проблем не курить просто грех с моей стороны. Будешь? – протянула я Грею коробочку.
      – Нет, я на сегодня воздержусь. Кхе… Так что с домом будешь делать? Стоит купить его, пока на него никто не положил глаз.
      Я снова затянулась. Фу, ну и сигары тут продают, давно ничего хуже не курила.
      – Я уже договорилась с продавцом. Как только он оформит все нужные бумаги, я просто отдам ему деньги, перееду и займусь оформлением. Безо всяких кредитов. На более выгодных условиях купить целый дом мало кто может, на самом деле, тут уже главное, чтобы банк не подвел.
      – Не подвел?
      – Ну, учитывая ситуацию с беженцами из Гавани, казна может занять у банка крупные суммы. Думаешь откуда у них будут эти деньги?
      – А если снять деньги сейчас и оставить их, скажем, в крыле Советников? Туда в своем уме никто и соваться не вздумает.
      Я с упреком посмотрела на Грея.
      – Ассасины.
      – Что?
      – Вот они-то точно не в своем уме. Если прознают, что я сняла такую крупную сумму наличкой – плакали мои денежки.
      – Ну знаешь…
      Если гильдия магов промышляет относительно честно, по большей части зарабатывая через Армию, то ассасины как раз-таки те самые, у которых хватает сил обокрасть и магов, и Армию. Мне про гильдию ассасинов мало что известно, кроме того, что у них везде «глаза и уши» и что они базируются где-то в Долине Триумфа, хотя, говорят, довольно далеко от Хоссингера. За все время проживания в Гавани мне довелось познакомиться только с одним выходцем из гильдии ассасинов, это был Вуд. После того, как ассасины убили его семью за долги, он сбежал в гильдию магов. Ему на тот момент было около восьми лет, но даже будучи ребенком он успел стать достаточно серьезным противником. И хорошо играл в прятки. Я это к чему, если у них все дети такие, как Вуд, то что же там представляют из себя опытные бойцы?..
      Стоило мне немного расслабиться, как по округе прокатился драконий рев. Поскольку в округе есть только один дракон, мы с Греем загребли Вильку в охапку и направились обратно в Академию.
      У двери, которая ведет на крышу, и которая была лично мной запечатана особым барьером, уже собралась огромная толпа студентов, через которую нам предстояло протиснуться.
      – Да дайте пройти, елки-палки, – распихивала я зевак.
      – О, это Райто?
      – Которая целительство преподавала?
      – А почему вы у нас не ведете?
      Потому что целитель из меня теперь никакущий.
      – Мне сейчас не до преподавания.
      – Что у нас тут? Тридцать восемь студентов, прогуливающих пару? – раздался холодный презрительный голос. Толпа затихла, а мы тем временем, наконец, добрались до двери.
      – Мне что, опять жаловаться Советникам, что толпой магов-недоучек невозможно управлять? Марш на занятия, если вам ничего не объяснили – значит еще не время.
      – Спасибо, Коджи. Идешь с нами?– поблагодарила я, пытаясь выразить дружелюбие.
      – О-о-о, так это Коджи? – вытянулась Вилька, рассматривая вампира.
      – Что, никогда вампиров не видела? – демонстративно улыбнулся Коджи, выставив на показ здоровенные клыки. Вилька цапнула меня за локоть и сделала полшага назад; даже когда он не собирается нападать, он выглядит довольно устрашающе.
      Айвения встречала нас, рассевшись на крыше, покачивая хвостом и растянув перепонки крыльев.
      – Это ты нашумела? Все нормально? – спросила я.
      – Толпа магов меня… Как-то у меня не было желания от них отбиваться. А кого это ты ко мне привела? Маг ветра, маг воды и… Хм… Я думала, в городах не любят чернокнижников, да еще и кровососов.
      Коджи на несколько секунд опустил глаза и со злости стиснул зубы. Может я не так много знаю о нем, чтобы осуждать его за ощущение страха, которое он вселяет при своем появлении. В конце концов, домашние кошки тоже хищники, но это не означает, что их кто-то боится только из-за этого.
      – Это Грей и Вильен, мои ближайшие друзья. Если мы будем жить с тобой вместе, то вы будете часто видеться, – проигнорировала я фразу Айвении.
      – Вильен?.. А, распустившийся цветок в снежную пору… У драконов тоже есть такое имя, – довольно пророкотала она. Вилька выглянула из-за моей спины; видимо любопытство берет верх перед страхом.
      – А тебя можно потрогать?
      – Разрешаю. А ты, эльф?..
      – Грей – это кличка, – почесал он затылок, – из-за цвета волос меня так прозвали… Друзья. Приятно познакомиться, – дружелюбно поприветствовал он Айвению.
      – Ну ты хоть представься приличия ради, кровосос.
      – Коджи, – недовольно буркнул тот, – мне просто надо было кое-что уточнить у тебя касательно магии драконов.
      Вильен определенно балдела от драконьей кожи.
      – Вай, так здо-о-орово-о, – лепетала она, вертясь вокруг Айвении, – будто бы трогаешь шевелящуюся гору, теплую от солнышка.
      – Фрх… Ты же будешь давать спать старухе?
      – Конечно буду. Побалдею и отстану, – хихикнула в ответ Вилька.
      – Ладно, я тут по делу, – наконец собрался с мыслями Коджи, – Что умеет Дэзил?
      – Ты ведь не глупый парень? Понимаешь, насколько это серьезный противник в бою?
      – Я смотрел, как Армия и Райто пытались от него отбиться и примерно представляю, что он может. Но меня интересует конкретно все, что ты о нем знаешь.
      – У меня не было уговора помогать вам против Дэзила. Только против этого гх’ардзан Грэма.
      – Кого-кого? – переспросила Вилька.
      – В вашем общем языке не хватает слов, чтобы выразить насколько он мне омерзителен, – прорычала она. Вилька отшатнулась от Айвении в мою сторону.
      – Это какой-то офицер в армии Дэзила. Он убил ее сына и даже не помнит об этом, – ответила я, – нам придется прибить и его за компанию, Айвения согласилась помочь с ним.
      – Хорошо, зайдем с другой стороны. Что умеет этот… Грэн? – продолжил расспрос Коджи.
      – Грэм. Он не простой офицер. В бою его бесконечная амнезия становится целой особенностью, он может даже забыть кого атаковал секунду назад и переключиться на кого-то другого. При этом при всем он черный, и…
      – И?
      – Я даже не представляю, как можно его победить в честном бою.
      – Черный? У драконов есть какие-то особые различия по цветам? – спросил Грей.
      – Новорожденные драконы всех мастей имеют зеленый цвет чешуи. Чем старше дракон становится, тем краснее становится чешуя. После красного она становится фиолетовой, а потом чернеет.
      – То есть чем ближе к черному цвет чешуи, тем…
      – Да, тем старше и сильнее перед тобой противник.
      – Я сомневаюсь, что после победы над Грэмом Дэзил распахнет свои объятья с фразой «ты можешь вернуться ко мне». Если ты расскажешь все, что знаешь и про Дэзила, то мы сможем отомстить за твою семью сполна, – высказался Коджи после размышлений.
      Айвения опустила взгляд в землю и задумалась.
      – Да, ты прав, кровосос. Если бы я только знала, чем именно он располагает, возможно, я бы и рассказала тебе.
      – То есть ты не видела его в бою?
      – Нет, ни разу.
      – А что на счет способностей короля черных драконов?
      – Аура повиновения, заставляющая повиноваться тебе всех драконов младше определенного возраста. Она основана на каком-то особом магическом авторитете, это навыки богов. Это никак не должно было попасть в руки простого смертного мага.
      – Так ты полагаешь, что Дэзил когда-то был обычным магом? – спросила я.
      – И да, и нет. Я думаю, что он был мечником, как Грей, но каким-то образом получил… Как вы называете сущность магии в теле? – спросила Айвения, указав передней лапой на свою грудь.
      – Духовный центр, – пояснила Вилька.
      – Да, духовный центр. А потом он получил еще один. И еще один.
      – И как ты узнала, что я дерусь мечом? – недоверчиво спросил Грей.
      – Ты слишком мясистый для простого мага, а еще ты концентрируешь магию воздуха вокруг себя. Ты неопытный маг и используешь свои умения в качестве дополнения к физическому урону, это вполне очевидно.
      – И сколько центров у него сейчас? – спросил Коджи.
      Айвения задумалась.
      – Восемь.
      – Откуда столько? У него такой огромный запас маны, что мы вовек не управимся с ним целой армией, а с учетом того, что нам еще предстоит расправиться с дюжиной его драконов…
      – Как минимум четыре духовных центра маг получает, если получает силу короля черных драконов. Если заставить дракона отдать его тебе добровольно.
      – То есть предыдущий король Лунгин отдал ему свою силу по своей воле?
      Айвения кивнула.
      – Так вот на чем основаны легенды о драконоборцах. Они вынуждали драконов отдавать свою силу, – сказал Грей, – это просто чудовищно.
      – А поскольку ни маг, ни дракон не способны существовать без духовного центра… – добавила я.
      – Они умирают, – закончила Айвения, – помимо силы Лунгина в нем изначальна магия ветра и магия воды, это еще два центра. Магия духа и магия тьмы совместимы друг с другом, это еще один центр. Еще один он… Он…
      Айвения снова пронзительно заревела.
      – Он приказал твоему сыну отдать свой Грэму, но тот забыл, зачем он убил его и отдал Дэзилу, – закончила я фразу.
      Драконесса кивнула и положила голову на передние лапы.
      – Мы отомстим за него.
      Мы снова спустились во двор Академии, оставив Айвению в одиночестве, порядком поковыряв ее свежую рану.
      – Аурум прав. Дэзил действительно был эльфом, – не выбираясь из своих рассуждений пробубнила я.
      – Почему? – спросил Коджи.
      – Да уж, опозорил целую расу, – злостно проговорил Грей.
      – Эльфийская техника владения мечом, изначальность воды и ветра… Айвения не права. У него семь центров. Эта магия совместима в одном центре только у эльфов. Возможно, центр ее сына ушел на какие-то другие нужды, у простого мага нет возможности контролировать больше шести центров одновременно. Пожалуй, на седьмом он должен был это понять и остановиться. Слушай, Коджи, Аурум ничего не говорил тебе про аудиенцию?
      – Говорил, назначено на послезавтрашнее утро.
      Я притормозила.
      – Тогда я пойду в крыло Советников и просплюсь. Вильен, ты же не против остаться с Греем на какое-то время?
      Вилька отрицательно помотала головой, а Грей положил ей на плечо свою руку.
      – Я пригляжу за ней, не беспокойся. Ей найдется дело в медицинском крыле хотя бы делать холодные компрессы.
      Помахав ребятам на прощание, я развернулась и направилась обратно в крыло Советников, уже мечтая о теплой кровати и шумящих где-то далеко студентах Академии, откладывая все свои дела на потом.
      Кажется, меньше суток назад мне хотелось покончить с собой, но… Сейчас столько может зависеть от меня. Скорее всего, придется вернуться в преподавательство. Надо будет что-то сделать со своей наклонностью к магии тьмы. Завтра утром навещу Ависа, этот вопрос откладывать больше нельзя.


Рецензии
Вот и еще с одной главой вашей работы спраился.
Довольно интересно
спасибо
Буду читать дальше..наверное уже завтраутром.

Караи Омфалос   31.01.2019 23:54     Заявить о нарушении