Диссонанс небес. Цикл 1, Глава 2

      Я пробродила по местному парку в своих мыслях до самого вечера. Твердо осознав свои намерения, я даже наметила себе дату на десятое число следующего месяца, за это время успею и оставить все Вильке, и оформить дом. А она при деньгах не пропадет. Хоть и ведет себя временами глупо, но девчушка она смышленая. Да и Грей ее не оставит, привязался он к ней.
      Суицид у эльфов достаточно обычное явление. Все равно нет смысла жить больше двух сотен лет, дальше становится неинтересно и скучно. Даже вопрос не в том, что ты ничего не добился за столько лет, а что тебя больше ничего не интересует. Нет ни хобби, ни того, что бы тебе хотелось уметь и знать; ты уже все умеешь и знаешь. Выучил кучу языков скуки ради, кучу теоретической магии, научился драться на мечах, копьях, коротких клинках… Примерно это и стало причиной моего ухода в коалицию Советников. Мне уже давно нечем занять себя.
      Снова пошел снег, а парк постепенно начал пустеть. Очень скоро в нем зазвучал только шелест падающих снежных хлопьев, который погрузил меня в свои мысли.
      – Да наконец-то нашел! Ты что тут делаешь?
      Голос Грея звучал так, будто бы он смотался от Площади до таверны раза четыре. Позади него беспокойно фырчала его огромная гнедая лошадь.
      – Привет. Да так, гуляю, – зевнула я, пнув ледышку под ноги напарника. Грей тут же цапнул меня за руку и потащил вперед.
      – Сбор через пятнадцать минут, гуляет она.
      – Да не будет там ничего важного. Выпьем как обычно, да по домам, – ответила я, лениво усаживаясь на лошадь Грея.
      – Сегодня там что-то другое. Реджи был какой-то беспокойный.
      – Видать уже пьян, – язвительно бросила я, цепляясь за пояс напарника. Тот прищелкнул языком, направляя лошадь в сторону крепости.
      Во дворе для построений тишина гробовая, только факелы потрескивают. Даже не привязав лошадь к коновязи, Грей стащил меня с седла за руку и быстрым шагом направился в комнату для совещаний.
      – Да куда ты несешься так? Пусти, больно же, – брыкалась я. Грей остановился и, обернувшись, посмотрел мне в глаза.
      – Я уже несколько лет выпиваю с Реджи. Что-то серьезное на сей раз, он сказал, что всем все объяснит на сборе.
      Серьезный тон Грея посеял некоторую тревогу в моей голове. Спустя секунду мы уже бежали бегом по темным каменным коридорам.
      – Простите, опоздали. Здравия желаю, генерал! – поприветствовал Грей Реджи, который нависал над столом. Тот в ответ ничего не ответил и поманил нас ближе.
      – Раз все в сборе, то я начну, – громко начал генерал, хлопнув по столу. Кажется, не все знали, что собрали вас здесь по причине более серьезной, нежели предновогодняя попойка.
      – А вино где? – спросил кто-то из-за моей спины и мгновенно получил подзатыльник от моего напарника.
      – Кх-кхм. Пришли письма от разведчиков.
      Я зависла около стола в ужасе. Письма никогда не успевают долететь до крепости быстрее, чем разведчики. Их отправляют всегда, на тот случай, если с разведкой что-то произойдет. Одна из боевых магов гильдии осела на каменный пол.
      – Мой муж…Где мой муж?! – закричала она. Реджи закрыл глаза и вздохнул.
      – Я боюсь, Легион готовит полномасштабное наступление в самое ближайшее время. У нас нет времени ни оплакивать разведчиков, ни праздновать Новый год. Эвакуируемся.
      – Что сказано в письме? – подала голос я.
      – Здесь их два, – ответил Реджи, пихнув ко мне два конверта по столу, – они с разных фронтов. Читай вслух.
      Завидев поломанную печать на одном из конвертов, я ощутила, как кровь словно отхлынула от рук. Печать Синтара. Материка, с которого родом большинство эльфов так или иначе.
      – Кентавры, которые доселе досаждали объединенным силам эльфов и франгоров, получили подкрепление в виде единиц штурмовой техники, магов-пехотинцев и холодного оружия. Мы и отряд лучников ныне находится в окружении, боюсь, что мы не доживем до того момента, как это письмо достигнет Гавани. Документы в комнате их главаря, в которую мы проникли накануне, содержат подробную информацию исключительно относительно наступления на Синтар, но также есть упоминания о планах наступления на Осту с востока. Темный Сокол четырнадцать.
      Девушка продолжала тихонько всхлипывать. Я отошла от стола, подняла ее и увела на кресло в дальний край зала, краем уха продолжая слушать совещание.
      – Не раскисай, – шепчу я ей, – сейчас никак нельзя. Сперва эвакуация, потом погибшие.
      – …доводим до Вашего сведения, – громко зачитывал Грей второе письмо, – что в районе замка Велькиан далеко на северо-востоке Дивнолесья участились стычки наг с эльфийскими войсками. Ежевичная поляна также была подвергнута нападению штормовых грифо…
      – Достаточно, – прервал его Реджи, нависнув над картой, – Думаю, мы все сейчас понимаем, что времени медлить у нас нет.
      – А разве крепостные стены не способны, как вы там говорили?.. «Выдержать любое наступление»? – подал голос кто-то из офицеров.
      – Стены могут устоять как против машин, так и против драконов, если у них таковые имеются. А вот люди нет, – ответил генерал, все так же упирая взгляд в карту. В зале повисла оглушающая тишина. Притащив согильдийке флягу с водой, я подошла к собравшимся.
      – Тогда предлагаю отходить в Хоссингер. Его намного проще оборонять в случае нападений, да и туда они сунутся в последнюю очередь, – озвучила я свои мысли.
      Реджи кивнул.
      – Я тоже об этом думал. Итак. Вуд?
      – Да?
      – Собирай гильдию. Вы будете помогать в эвакуации. Припахивай к работе всех, кто владеет магией телепортации на должном уровне, мнемолиты могут не справиться с такой нагрузкой. Грей, ты отправляешься в столицу немедленно. Необходимо оповестить всех об угрозе, нам нужно, чтобы они были готовы принять беженцев.
      – Есть.
      – Так точно.
      – И еще. Переместите ваш Бастион над гаванью. На такую высоту не поднимется ни одна летающая тварь, так что с ним не должно произойти ничего критичного. В случае чего эвакуация гражданских будет проводиться через него. Остальные готовьтесь к бою в ближайшее время. Усилить охрану, удвоить патрули вдоль стен. Всех людей за стеной отозвать немедленно, ворота закрыть. Все мнемолиты Великодола от сети отключить. Следующий сбор завтра в половине десятого. Разойдись.
      Если вкратце, Бастион Гильдии магов – это три огромных астероида, летающих в верхних слоях атмосферы. Всем магам-телепортистам гильдии, как правило, на левую лопатку наносится особая татуировка, которая дает право телепортироваться и телепортировать в Бастион практически в любой момент. Сам Бастион представляет собой большую крепость на самом крупном астероиде, огромный магический сад, посольство Торгового союза, который часто ведет дела с гильдией… Отличительная особенность этого Бастиона в том, что он парит ну очень высоко; до него и правда очень сложно добраться своими силами даже драконам. Вокруг Бастиона установлен особый барьер, который удерживает на астероидах кислород с помощью гравитации, который вырабатывается теперь уже многочисленной растительностью в садах. Тем не менее, это не оружие, Бастион можно использовать только в оборонительных целях.
      Реджи поспешно ретировался куда-то вглубь крепости, а я уселась в одно из кресел у камина и погрузилась в свои мысли. Да уж. Наступление не просто близко, оно уже началось. Много сделать до него мы не успеем. Каким бы масштабным оно не было, мирное население придется эвакуировать и магам, и армии. Возможно, даже придется обратиться за помощью к ассасинам, если оборону придется держать слишком долго.
      Грей сложил тяжелую руку мне на плечо, оборвав мою нить размышлений.
      – Пошли со мной. Боюсь сказать что-то не то.
      Я вздохнула и ответила, даже не отрывая взгляда от огня.
      – Да там дел на полчаса. Потом вернешься.
      – Ну, хоть до Храма проводи.
      Мы даже не успели дойти до двери в зале, как нас снова окликнул Вуд.
      – Слушай, тут такой казус… Я не могу связаться с управлением Бастиона, – стыдливо шептал Вуд.
      Сама система управления Бастионом – это достаточно простой магический алгоритм, который способен перемещать Бастион в пространстве, а при достаточной подпитке маной – даже телепортировать его. Чтобы связаться с системой управления, много познаний не нужно. Однако, если Бастион находится слишком далеко, то позывы могут и не доходить до него.
      – А где он сейчас? Вообще в Осте? – спросил Грей.
      – Да, должен быть в Пустоши…
      – Не удивительно, – фыркнула я, – отправил в самую задницу Осты, где даже магия выродилась.
      – Я тебе доступ на управление дам. Достанешь? – спросил Вуд.
      – Да как знать. Ну, давай попробую. Телепортируюсь уж, если не выйдет.
      Когда-то давно в Пустоши, которая ранее называлась Волшебной, стоял огромный город магов. Однако один… Инцидент, произошедший там, разрушил все, что там вообще можно было уничтожить. Сейчас Пустошь населена темными гномами, падшими эльфами, элементалями и прочими агрессивными созданиями, которые не практикуют магию. Именно по этой причине Вуд не может связаться с Бастионом; заклинания такого рода отскакивают от существ с духовными центрами, на этом и основано увеличение радиуса действия. Но поскольку в Пустоши магов нет вообще, отскакивать там попросту не от чего.
      Мы с Вудом расселись на каменном полу и сосредоточились. Цель – разогнать заклинание до такой силы и скорости, чтобы оно достало до Бастиона без излишних скачков. Местные офицеры, которые еще не разошлись с собрания, собрались вокруг нас.
      – Давайте-ка со своей дурацкой магией в другом месте. – запричитал кто-то, – Сейчас нам весь зал разворотите.
      Заклинание, которое только-только начало концентрироваться в руках Вуда светло-зеленой сферой, рассеялось, и он грозно посмотрел на кучку офицеров.
      – Давайте-ка со своей дурацкой эвакуацией без нас. А то, я смотрю, вам полтора миллиона человек эвакуировать без четырех мнемолитов и сорока магов-телепортистов больно просто, – огрызнулся глава гильдии, накинув капюшон, снова попытавшись сосредоточиться. Кучка офицеров сделала несколько шагов назад, перешептываясь.
      Я сидела молча и ждала, пока Вуд сделает свое дело. Минуты через две он поднял свой взгляд на меня.
      – Готова?
      – Сколько скачков удержишь?
      – Восемь.
      Это значит, что Вуд может отбросить заклинание до меня не более восьми раз. Есть определенный лимит маны, который можно влить в заклинание, но если его передавать другому магу, который изменит его, то потом в него можно будет влить еще больше.
      Я ехидно улыбнулась.
      – Мало.
      Вуд встал, и я последовала его примеру.
      – Десять метров.
      Я отошла приблизительно на указанные десять метров и, приготовившись играть в мяч, хлопнула в ладоши. Вуд, кажется, со всей дури откинул ко мне светящуюся сферу, но она полетела просто с черепашьей скоростью в мою сторону. Наконец, поймав ее, я влила в нее свою ману, и ее цвет изменился на фиолетовый. Отправив ее обратно к Вуду, я подметила, что ее скорость увеличилась раз в пять.
      На последний восьмой отскок мне уже приходилось целиться непосредственно в руки Вуда, ибо уследить за такой скоростью и поймать сферу было сложно даже для него. На минутку, он может попасть кинжалом в летящую ласточку, о его меткости ходят и не такие легенды. Закончив с заливом маны, он кивнул, а я приготовилась снова ее поймать и через долю секунды выпустить.
      – Один… Два… Три!
      Поймала. На всю крепость раздался громкий хлопок, заставивший оживиться весь зал, сфера ушла в полет и всего через несколько мгновений она уже достигнет нашего Бастиона.
      – Да вообще обнаглели эти маги, – продолжали перешептываться армейские, – раньше им такого не позволяли.
      Вуд, игнорируя офицеров, задумался.
      – Такого хлопка не должно быть. Хм… Пошлите за мной.
      И тут же вылетел из зала. Мы с Греем среагировали мгновенно, бросившись вслед за главой гильдии. Снег, который падал все такими же хлопьями, стал черным от сажи.
      Мы довольно часто получали раны. Да ладно, кого я обманываю, мы их всегда получали. Привыкнув к боли, ты перестаешь ее бояться, иногда в глазах появляется какой-то безумный и необъяснимый азарт, но эти люди – не воины. Им чужда война и боль от практически отрубленной руки, некоторые из них воспитаны на убеждении, что Легион Штормов – не более чем прикрытие «черных делишек» армии Львиных сердец.
      Я усмехнулась про себя. Мы вышли на площадь, которая уже была завалена обломками библиотеки, а под ними лежали пришибленные насмерть люди.
      – Боже мой… – прошептал Грей. Вуд достал свои клинки.
      – Нет. Вуд, на тебе эвакуация. Грей, на тебе Хоссингер и… Забери с собой Вильен, – ответила я, стараясь не терять самообладание.
      – Что?! – хором спросили они.
      – Идиоты, на верх посмотрите! – сорвалась на крик я. – Драконы, блять, в небе, хоть раз сделайте, что вам говорят!
      Вуд понимает, что в бою от него будет толк. Но сейчас наша цель – не бой, а спасение как можно большего количества мирного населения. Грей это тоже понимает; он начал оглядываться в поисках своей лошади.
      Это по-своему прекрасно. Вслед за драконами Легиона Штормов подтянулась и их полумертвая армия, окрасив все ночное небо над Великодолом в кроваво-красные цвета. В загустевшем воздухе поднялся запах гари и крови, который часто прорезал истошный крик, а рыцари, которые безуспешно пытались защитить… Хотя, защищать к тому времени уже было некого.
      Да. Ад, наверное, выглядел бы именно так.
      Решив, что сбежать я всегда успею, я принялась спасать тех, кого могла, отбиваясь от Легиона первой попавшейся под руку магией. Их сила, как и всегда, в количестве. Тем временем Дэзил спустился со своего дракона на самый центр площади и глубоко вдохнул, приподняв руки и, завидев меня, рассмеялся. Он смеялся надо мной. Те самые хваленые храбрецы из армии Львиных сердец на деле оказались пустозвонами, которые не то что отбиться, даже сгруппироваться для защиты не смогли. Почти все либо бежали, либо погибли. Тем временем около меня все-таки собрался небольшой отряд мечников, чьи «львиные сердца» очень заставляли усомниться в оных. Создалось ощущение, что они просто пришли умереть по чьему-то приказу.
      – ВРАССЫПНУЮ! – заорала я, завидев заряженную драконью пасть, которая метила в нашу сторону. От драконьего огнемета увернуться удалось немногим, прочих же просто впечатало струей пламени в дальнюю стену. «Мы все умрем» – это единственное, что сейчас было у меня на уме. Нам не одолеть его таким составом. А если он сам превратится в дракона…
      Тем временем, его чешуйчатые соплеменники уже готовили новый залп. Только благодаря своему барьеру мне удавалось какое-то время избегать значительного урона, но очень скоро от меня отшвырнуло последнего бойца. От следующего залпа увернуться у меня не получится. Наконец-то.
      Что-то пихнуло назад. Это была мягкая и сильная сероватая рука с ярко-синим перстнем на пальце. От страха и готовности принять судьбу у меня помутнело в глазах, но продлилось это недолго. Первое, что я увидела, как только пришла в себя – это Роза.
      – Эр… Ни?.. – пробубнила я, пытаясь прояснить взгляд.
      Всего на секунду отвлеклась она, чтобы с улыбкой посмотреть на меня.
      – Тебя не зацепило?
      – Нет, кажется.
      – А, ну славно. Нам надо было все подготовить, так что извини за задержку. Давно не виделись.
      – Вы там долго собрались языками чесать? Мне тут помощь целителя бы не повредила, – все тем же гаркающим тоном высказался Реджи, не отрываясь от кромсания нечисти.
      Я не помню, как мы выбрались. И теперь не могу даже вспомнить деталей этой битвы, потому что вся моя концентрация была направлена на сохранение своей маны и двух жизней. Пришла в себя я только в Монастыре Вечной жизни, что к юго-западу от гавани. И без того полуразрушенная постройка оказалась почти нетронута, хотя, судя по виду монаха рядом со мной, монастырю тоже досталось.
      – Очнулась? Ты как? – озабоченно спросила Роза, взяв меня за руку.
      – В порядке, кажется. Давно я отключилась?
      – Где-то полчаса назад, ты перевела почти всю ману. Хороший бой.
      – А Реджи?
      Роза поджала губы.
      – Он выиграл нам немного времени. Отсюда до Долины недалеко, так что доберешься.
      Я привстала и увидела белую ткань, которая была пропитана кровью и накрывала какую-то гору.
      – Э-это что, монахи?! – с ужасом спросила я. Выживший монах, стоявший за спиной Розы молча кивнул в ответ и опустил голову в немых молитвах.
      – Я помогла убрать тела в кучу. Слушай, мне нужно тебе кое-что рассказать, чтобы ты передала это лично Апелио, хорошо? У меня сейчас очень много дел.
      – Хорошо, я слушаю, – ответила я, отряхиваясь.
      – Пошли, зайдем внутрь, – сказала Роза и открыла дверь часовни.
      – Необычное место для демона, правда? – сказала я, проведя рукой по пыльным скамьям.
      – Здесь уже давно нет ничего святого. Особенно после смерти этих монахов, – ответила Роза, бесцеремонно усевшись на треснувший каменный алтарь и подняв глаза на мутные витражи.
      – Так о чем ты хотела мне рассказать?
      Роза смутилась.
      – Ты помнишь первые месяцы, когда ты прибыла в Гавань?
      – Ну… – потянула я.
      Помню, конечно. Мне приходилось носить капюшоны, мантии, перекрашивать свои волосы в русый цвет, чтобы не выделяться так сильно. Не так уж мне и нравится быть в центре внимания, это было, наверное, лет сто пятьдесят назад.
      – Я помню, что на меня очень неодобрительно косились, – пожала я плечами, – еще мне было сложно найти себе занятие.
      Роза с усмешкой фыркнула.
      – Ну вот. А мой народ ходит с хвостами, рогами и копытами.
      Роза, она же Принцесса Роза, она же Эрни – один из самых древних демонов в Эйре. Демоны долгое время сохраняли нейтральность в этой войне, на Осте их никто не видел вот уже очень-очень давно.
      – Ты же тоже демон. Что-то я не вижу у тебя этих… Атрибутов.
      Роза изящно закинула ногу на ногу.
      – Я уже не просто демон, недавно я стала их королевой.
      – Мне к тебе обращаться теперь «Ваше Величество»?
      – Да нет, называй как обычно. Не люблю я эти формальности. Уф… – Роза вздохнула, собираясь с мыслями,– Ладно. Мы тоже когда-то выбирались со своей родины на поверхность, но за происхождение и внешность нас выгнали обратно в чистилище. Хотя, мы не держим зла на мир Эйры, в то время люди и эльфов-то не больно жаловали.
      – Ты лучше вспомни их реакцию на франгоров. Когда в Гавань начали прибывать эти каменные гиганты, там вообще все с ума сошли. Зато защитники они оказались весьма неплохие,– продолжала вспоминать я.
      – Ну вот, а из нас бойцы хорошие. Я… Мы с Реджи решили, что пора бы нам снова все подготовить и вернуться из небытия.
      – Ты хочешь привести свой народ на Осту?
      – Да вообще мы и так сейчас проживаем в Осте… Ты когда-нибудь слышала про темную пустыню, которую еще называют Вечной бездной?
      – Что на юго-западе?.. Не думала, что там вообще кто-то может выжить.
      – Условия там вполне пригодные для жизни, правда растительность не густая. Но об этом пока особо не рассказывай, в гости как-нибудь потом приглашу. Заодно покажу кое-что.
      – Окей… А от меня что требуется?
      – Рассказать все это Остину лично. И новому генералу, который будет назначен совсем скоро. Еще Морину. Что мы скоро будем здесь и попытаемся помочь.
      – Ладно, поняла. А ты что будешь делать?
      – У меня есть кое-какие дела кое-где. Ты скоро сама все узнаешь. Прости, но добираться до Осты придется своими силами, – горько улыбнулась Роза и телепортировалась.
      – Тьфу ты. И как мне добраться до Хоссингера? Пешком, что ли?
      Этот вопрос уже звучал в пустоту.
      Мы познакомились с ней по дороге в Ад. Ее встречали на своем пути довольно многие, но довести ее до конца удалось далеко не всем. Время от времени она покидает Чистилище, чтобы закончить какие-то дела на Осте, а потом возвращается обратно. И каждый раз путь нужно начинать с самого начала.
      Я знала только то, что она принцесса своего клана. Она рассказывала некоторые истории из своей жизни во время передышек между боями.
      Ее повседневное снаряжение больше напоминает открытое для убийц, какой-то непонятный пояс и наплечник в виде огромных канделябров. Сероватая кожа. И огромный перстень с ярко-голубым камнем. Признаться, если бы не цвет кожи, я бы распознала в ней эльфа.
      Роза довольно неумелый целитель, особенно если смотреть на мои раны, неумело перевязанные как попало. Первым делом я перевязала раны нормально, отметив, что по прибытию одежду придется попросту выбросить. Не застегнув рубашку, я вышла из часовни, направившись к выжившему монаху.
      – Как добраться отсюда до Долины? – сразу в лоб спросила я.
      В ответ монах упал у моих ног замертво. Я с трудом подавила в себе желание пнуть его тело с досады.
      – Мда, весело. Ну вылезайте все разом, крысята! – крикнула я, ощущая чье-то присутствие.
      Из темноты в меня полетели метательные ножи. От первого я уклонилась, а второй поймала. Метнув пойманный примерно туда же, откуда он прилетел, я звонко хрустнула костяшками пальцев; сил и маны хоть и немного, но в рукопашную справиться здесь как два пальца.
      Первый ассасин вылетел на меня из-за обломков, направляя удар куда-то примерно ниже груди. Рассчитав удар, я врезала ему между глаз с ноги, тот отлетел в дальнюю стену.
      – Следующий.
      Второй ассасин, видимо, решил не повторять ошибок первого. Я повела ухом; ага, хочет напасть через дыру на потолке. Прикинув в голове контратаку через уклонение, я продолжала ждать и делала вид, что не подозреваю атаки сверху. Попался. Или нет?.. Он прыгнул сверху, но не на меня, а на оглушенного первого.
      – Уходим, – шепчет второй.
      – А дракон?
      – Да срать, скажем, что не нашли и попались.
      Второй оказался проворнее и быстро ретировался с первым на спине. Ну да и ладно, пусть уходят. Я вернулась к монаху и проверила его пульс, в надежде, что он еще может быть жив, но увы. Решив, что прямо по дороге идти не безопасно, я решила пройти через перевал в горах. Примерно к середине следующего дня я уже доберусь до столицы по такому маршруту, если возьму лошадь в какой-нибудь деревне по дороге.
      Право, легче сказать, чем сделать. Дорога к перевалу уже довольно основательно охраняется, а тревога мне здесь ни к чему. Пришлось лезть через скалы, которые уже успели покрыться коркой льда. Холодает, еще и снег пошел. Пришлось вернуться немного назад и засесть в своеобразном проломе между скал, который защищал от ветра и снега. Насобирав по дороге относительно сухих веток, я уже сидела над ними в попытках выжать из остатков магии искру, которая бы подожгла их. Безуспешно. Разочаровавшись в своей магии света окончательно, я отползла чуть глубже в пещеру, прижалась к ней спиной и попыталась задремать.
      – Твою мать, дубак-то какой, – шепчу я себе под нос, потирая плечи, упираясь взглядом в землю. Наконец, оно привлекло мое внимание; почва здесь должна быть ровнее и не такая каменистая. Эту пещеру словно выдолбили совсем недавно, причем одним большим ударом? Может, это маги так тренировались? Что-то где-то сверху заскрипело со страшным скрежетом ломающихся костей, и я в панике отпрыгнула от стены и из последних единиц маны осветила пещеру.
      – Святая Иллифия…
      Вот о каком драконе говорили те ассасины. Огромный кроваво-красный дракон с переломанными крыльями лежал полубоком в этой скале. Только сейчас, видимо, от моего присутствия он проснулся и пошевелился. Мне хана. Мне определенно хана. От одного вида этого чудища у меня подкосились ноги.
      Он смотрел на меня так, будто ему нет до меня никакого дела.
      – Э-эй? – потянула я, немного отойдя от шока. Дракон низко прохрипел.
      – Уйди отсюда, эльф. Дай мне умереть спокойно, – раздался низкий рычащий голос. Это самка.
      Немного привыкнув к зрелищу, я начала рассматривать чудище. Она очень изранена, а раны сильно обожжены, одно крыло практически оторвано, а второго мне не было видно. Остается только гадать, насколько сильно у нее пробит тот бок, на котором она сейчас лежит.
      – Кто сделал это с тобой?
      – Какое тебе дело, эльф? Убирайся от меня! – гаркнула она в ответ.
      – Да мне, как бы, все равно.
      Драконесса повернула голову в мою сторону, пристально осматривая меня своими огненно-желтыми глазами. Я подошла и погладила ее по морде.
      – Я просто побуду здесь, пока не придет твой час. Мне бы не очень хотелось умирать в одиночестве, тем более в таком месте.
      Я уселась подле нее и пригласила положить морду мне на колени, что она, немного колеблясь, сделала. Никогда не видела драконов, тем более никогда не могла представить, что когда-либо потрогаю это чудовище. Нет. Не чудовище. Чудо.
      В нашем мире это существа с поистине гигантскими запасами маны и огромными духовными центрами. Как маги, они просто сумасшедше сильны. Что говорить о размерах… Только эта достигает в высоту приблизительно 5 метров, а в длину от морды до кончика хвоста здесь будет все десять. И это далеко не самая крупная особь, самцы могут быть больше самок даже вдвое.
      Почти у всех драконов кожа и чешуя отталкивает магию, что делает их в принципе неуязвимыми для любой магии. Что целительской, что атакующей. Считается, что убийство дракона способно наделить убийцу духовным центром убитого дракона, что само по себе делает его одним из сильнейших живущих магов. Была у меня мысль проверить эту догадку, не стану отрицать. По одной из ран на морде я пустила своеобразную проверку ее организма; ее духовный центр с чудовищной силой отрезонировал мне обратно в руку, восстановив около пятой части моей маны. Драконесса снова открыла глаза.
      – Что ты делаешь? – грозно рыкнула она.
      – Я просто хочу попытаться тебя подлечить, – ответила я, исцелив несколько трещин на коже ее хвоста.
      – Не надо. Хочешь составить мне компанию – сиди смирно, – гаркнула она, положив свою голову обратно мне на ноги. Впечатляющее существо. Любопытство скоро взяло надо мной верх.
      – Ты тоже хочешь умереть? – спросила я, не подумав.
      – Хмм?
      – А, ну, в смысле, я ведь могла бы те…
      – Мне больше незачем жить, эльф.
      – Расскажи, что произошло. Мне интересно.
      – Он убил моего сына.
      Ее голос стал намного мягче и прозвучал с горечью. Удивительно, никогда бы не подумала, что у драконов могут быть материнские чувства.
      – Кто, «он»? – спросила я, прикрывая ей веки ладонями. Из ее глаз потекли слезы.
      – Этот проклятый склерозник Грэм. За якобы неуважительное отношение к его персоне. Да кто он вообще такой?!
      – И ты… Напала на него?
      – Он… Он…
      Она заревела так, что горы тряхнуло, а у меня в ушах повис страшный звон. Не убирая руки с ее век, я оклемалась и снова спросила.
      – Что он сделал? Напал в ответ?
      – Он даже не вспомнил его! Мой сын, мой первенец… Это все, что у меня было, а он отнял его!
      – И кто этот Гр… Грэм?
      – Какая-то важная шишка у Дэзила. Мне теперь уже все равно, что он такое.
      Значит она из тех, кто прибыл на захват Вольной Гавани, но ее претензии за убийство сына рассудили, как предательство.
      – Слушай, давай я заберу тебя к себе, – спонтанно сказала я, убрав руки от ее глаз, – как домашнего питомца. А как только армия Львиных Сердец соберется, мы просто возьмем, и этого Грэма… – я хлопнула в ладоши.
      – Ты меня что, за питомца держишь?! – оскорбилась та.
      – Держать за питомца Разумного? Нет, ты просто пока поживешь на правах моего питомца. Мне не трудно будет тебя прокормить, скажем, дать место для сна. С Хоссингером и гильдией можно будет тоже договориться, чтобы дать тебе территорию. Достаточно будет всего лишь никого не убивать, вот и все.
      – Дракон на стороне людишек? Эльф, если бы не мои раны, ты бы уже…
      – Нет. Никаких сторон, только месть. После победы над Грэмом ты можешь лететь на все четыре стороны, и армия тебя не тронет. Пока ты ничего серьезного не натворишь, разумеется.
      Она снова зафырчала.
      – Если тебя что-то не устроит, ты тоже можешь улететь. К тому же, ограничивать в свободе перемещения тебя никто не будет, просто по минимуму контактируй с обитателями Хоссингера.
      – Как тебя зовут? – прорычала та.
      – Райто.
      – Странное имя. И что оно значит?
      – Сложно объяснить. Свет, который несет исцеление, – ответила я, слегка пожав плечами.
      – У драконов в именах больше значений. Можешь называть меня Айвения. Янтарный камень, сверкающий как закатное небо на берегу океана.
      – Красивое имя, – ответила я, снова сложив ей руки на веки. Я уже слышала о ней. Однажды объединенные силы армии и магов пленили трех драконов. Айвению, ее сына Керрга и одного из офицеров армии Дэзила, Джереми. Этим двоим удалось сбежать, а вот Джереми повезло куда меньше. Его голова красуется на воротах в крепости Гавани. К слову, в армии Дэзила он тоже занимал не последнее значение, но он так ничего и не рассказал.
      – Такс. Сперва тебя надо немного подлатать, но маны у меня не много. Восстановишь мне ее в процессе?
      – Договорились.
      Работы, честно признаться, вагон и маленькая тележка, даже если предположить, что мана не ограничена. Перво-наперво я залатала хвост, так как он находится в моем поле зрения. Затем раны на лапах. Затем бок и мышцы живота.
      – Нужно тебя перевернуть и положить ровно. Иначе криво заживет. Выйти отсюда можешь?
      Со страшным кряхтением она выбралась из нашего логова, разложившись на свежем темно-сером снегу, а я тем временем занялась ее внутренними органами, которые, к счастью, пострадали не так уж сильно.
      – Эх, это была моя любимая рубашка, – тихонько жаловалась я сама себе под нос, разрывая ее на лоскуты, дабы зафиксировать кости и суставы крыльев правильно. Мне доводилось как-то раз работать с крыльями драконов, но то был вид Неразумных и намного меньше Айвении. Проблема обстояла только в их размерах; сразу все зафиксировать я не могу, достать все не могу. Залечить все одним махом боюсь, ибо если что-то заживет неверно, то она больше не сможет летать.
      – Правое, попробуй, – сказала я, развязав последний лоскут с правого крыла.
      – Хм, неплохо. Порядок. Даже лучше, чем было, – довольно пророкотала Айвения, морщась от рассветного солнца. У драконов, оказывается, тоже бывает артрит.
      С левым крылом все совсем не так радужно, как хотелось бы; кожа содрана вместе с сухожилиями, нервами и сосудами, само крыло страшно переломано в нескольких местах.
      – С левым будет очень больно. Потерпишь? – извиняющимся тоном спросила я.
      – Что там?
      – Оно висит на одной кости. Перелом в четырех местах выше по кисти. Его не исцелить, пока оно не снабжается свежей кровью, а сделать это безболезненно я не смогу. Придется начинать от основы крыла и двигаться дальше, а потом еще где-нибудь кожу прорезать, чтобы все проверить.
      Она снова захрипела, опустив морду на снег.
      – Делай, как знаешь.
      На всякий случай, я накрыла нас звуковым барьером, но вскоре десять раз пожалела. Первая время она злостно погаркивала и угрожающе качала хвостом, признаться, я даже шугалась время от времени. Когда я наладила кровообращение, и кожаная перепонка снова налилась свежей кровью, чувствительность крыла начала постепенно восстанавливаться под воздействием магии. Она рычала так, что земля под ногами тряслась. Брыкалась так, что я несколько раз сваливалась с ее спины, а она разбивала хвостом огромные булыжники.
      – Хш-ш-ш… Мне надо отдохнуть после такого. Кто же знал, что армейские целители настолько неумелы, – бузила Айвения после целого часа пыток.
      – Ну уж извини, не приходилось мне работать с драконами таких размеров за свои три сотни лет, – надулась я, подлечивая свои ссадины, которые остались у меня после пяти или шести падений с ее спины.
      – Три сотни? Да ты дитя еще, эльф.
      – Ну, по эльфийским меркам, не так уж я и молода.
      Айвения немного неуверенно покачивала правым крылом, растягивая перепонку.
      – Зато нашелся, наконец, хоть кто-то, кто подлатал мне кости. Ох…
      – Ты, видимо, тоже не молода, по драконьим меркам-то, – усмехнулась я.
      – Деточка, я помню времена, когда Дэзила еще и в помине не было.
      Да, а она древняя бабка. Историки до сих пор спорят, когда вообще появился Дэзил.
      – А что, у Дэзила в армии совсем нет целителей?
      – Есть, только их не так уж и много. А вот стоящих нет вообще.
      Что я поняла, так это у драконов нет иммунитета к магии, как такового. У них просто высокое сопротивление. Достаточно сильный магический эффект может пробить такое сопротивление, хотя его эффект существенно снизится.
      Пока мы отдыхали, ничего важного от Айвении про грядущие вторжения я не узнала. Ни планов, ни целей. Она состояла в довольно… Дальних отношений и с офицерами, и с самим Дэзилом, так что посвящать ее, видимо, во все дела не стали. Вспомнила ей тех двух ассасинов, которые напали на меня в храме. Посмеялись, решив, что это на данный момент самая меньшая из наших проблем. Вскоре я и сама задремала под ее низкий рокот.
      Когда я проснулась, она потягивалась, издавая звуки, похожие на кошачье мурчание. Только громче и ниже. Кажется, время немного за полдень, поторопиться бы не помешало.
      – Ну как, лететь готова? – спросила я Айвению, забираясь ей на шею. Та прижалась к земле всем телом, приготовившись к рывку.
      – Держись крепче.
      Пока она набирала высоту, трясло знатно. Пришлось вцепиться за рогообразные шипы на ее спине и держаться изо всех сил.
      – Признаю, целитель из тебя не такой уж и плохой, – пробурчала она.
      – Как это?.. Что за?..
      Нет свиста ветра в ушах, только легкий ветерок врезается в лицо. Судя по пролетающим под нами полям, летим мы на довольно большой скорости.
      – Что?
      – Как я тебя слышу? На такой скорости я и дышать-то должна с трудом.
      – Это один из драконьих барьеров. Мы такой используем для дыхания в полете. Возможно, даже научу тебя такому когда-нибудь.
      Я расслабилась и отвлеклась на пейзаж, пролетающий под нами. Мы долетели до небольшого озера, Айвения скользила над ним, едва касаясь его поверхности кончиками крыльев и хвостом. Затем она резко набрала высоту и снова заревела.
      – Слушай, можно впредь без таких громких… Боевых кличей?.. У меня слух не выдержит еще одного такого, – пожаловалась я, потирая уши.
      – Ты не представляешь, как это здорово, – восхищенно ответила она, – когда проклятые кости перестают болеть и хрустеть, и ты можешь без боли подняться в небо без посторонней помощи.
      Я с трудом подавляла улыбку. Не могу не признать, опыт полетов на драконах у меня едва набирается на несколько минут, но это просто потрясающе.
      – Как же ты летала раньше?
      – Приходилось подниматься на тяге от огненного залпа. Вот состаришься – поймешь, как это отвратительно, когда колени болят, что даже наклониться не можешь.
      Вот только эльфы не стареют после двадцати шести лет. К счастью.
      Она летела ровно. Если ей и приходилось маневрировать, то все ее движения были мягкие и предсказуемые настолько, что я даже разлеглась на ее спине, руками цепляясь за шипы на всякий случай.
      – Эй! Ты там спишь, что ли?
      – Почти. Этот вид так завораживает, что уснуть не грех.
      – Смотри-ка, разрослась ваша деревенька.
      Удивительно, что она помнит Хоссингер до того, как вокруг него стали возводить стены. Город-крепость. Самый главный подступ в город осуществляется через главный вход, который прямиком ведет на огромную главную площадь. Сама площадь нависает над огромной дырой, которую иногда называют Колодцем Ниоса. Армии известно, что в случае серьезных нападений часть площади попросту обрушивают вместе с лестницей, которая ведет в город.
      Сам город не защищен только в трущобах; этот район упадет первым, если город будут обстреливать. Для эвакуации Хоссингер содержит несколько огромных дирижаблей, которые висят в воздухе практически постоянно благодаря магам.
      Маги… Маги здесь повсюду. Здесь базируется и наша гильдия, так же здесь стоит Академия магии. По развлечениям все дорого. Кстати, благо именно в Хоссинегере я и присмотрела себе дом. Чтобы Вильке не приходилось постоянно пользоваться мнемолитами через половину Осты и без проблем поступить в Академию.
      – Распугай народ на площади, чтобы сесть. Только никого не трогай, ладно? – начала я думать, усевшись поудобнее. Айвения разревелась и начала нарезать круги над площадью.
      Обитатели площади поспешно ретировались с площади, истошно вопя «ДРАКОН!». Айвения осторожно села на площади и потянулась.
      – Что теперь?
      – Теперь надо подождать стражу. Скажем, что после побега из Гавани ты не помогала Дэзилу, а перешла на нейтральную сторону.
      – …а потом он нашел меня и наказал за неповиновение. А дальше как было.
      Немного вранья во имя общего блага, так сказать. Все им знать вовсе не обязательно. Все равно цель нашего с ней объединения – этот Грэм. Тем временем стража подтянулась относительно быстро.
      – Ты еще кто? – начал расспрос один из стражников.
      – Я Райто, маг Гильдии и Помощник Советника. У меня важная информация для Апелио о нападении на Гавань.
      – Сказал эльф на драконе! А ну вниз, живо!
      Я спрыгнула с Айвении и приподняла руки.
      – Она никого не тронет и помогла мне добраться сюда. Я требую, чтобы ее судьбу решил лично генерал армии.
      – Я не против оков, если вам так спокойнее, людишки. Но если вы решите напасть на меня, я просто разломаю их и улечу, – спокойным тоном пророкотала Айвения, покачивая хвостом и приготовившись защищаться. Стражники пошатнулись от ее голоса.
      – Г-г-г… Говорящий?!
      – В кандалы обоих!
      – В кандалы!
      – Это они в ответе за разрушение гавани!
      Мои глаза саркастично закатились. Опять двадцать пять.
      – А НУ ОТСТАВИТЬ БРЕД, ЗАШУГАННЫЕ ИДИОТЫ!
      Бред напуганных появлением дракона стражников в один момент прервал громкий властный голос.
      – Твой знакомый? – спросила Айвения.
      – Скорее уж начальник. Здравствуй, Аурум, – улыбнулась я.


Рецензии
Отличная глава.
Вши произведеня потихоньку читаю

Караи Омфалос   31.01.2019 09:12     Заявить о нарушении