Укрощение ветра. Глава 1. 1

В салоне джипа было холодно как в рефрижераторе, но Бена это не напрягало. Кровь бурлила в венах, как раскаленная лава в жерле вулкана. После четырех лет ада, он вырвался на свободу и хотел насладиться каждой минутой. Чувство безграничной свободы дурманило голову. Лязгающие затворы, окрики надзирателей, злобные взгляды сокамерников – все это осталось позади. Сейчас он за рулем крутой тачки, мчится в столицу, чтобы выполнить намеченный план.
Полупустая дорога хорошо знакома. Несмотря на буйствующую метель, он надавил на педаль акселератора выжимая из джипа максимум. Бен открыл окно и подставил лицо встречному колючему ветру.
– Йе-хо!
За годы его отсидки вокруг ничего не изменилось. Уже стемнело, но по этой части Подмосковья он проехал бы с закрытыми глазами, угадывая каждый перекресток и поворот. Это были его родные места. Места, где он вырос, ходил в школу, обрел первых друзей и впервые влюбился.
На позаимствованный у друга мобильный телефон поступило сообщение:
«Можешь разворачиваться. По старому адресу она не проживает. Никто из соседей не знает, куда она съехала. Квартиру продала. Новые жильцы в отпуске до 10 января».
Бен выругался и от злости пару раз ударил по рулевому колесу.
– Вот облом!
Впереди, в свете фар промелькнуло что-то рыжее. Бен резко дал по тормозам. На обледенелой дороге джип дважды крутануло, вынесло в кювет и завалило на бок. На краткий миг он будто выскочил из тела. Очнулся от того что по лицу ударила подушка безопасности, заполнив салон удушающим облаком пыли.
– Кхе-кхе! – прокашлялся Бен, прикрывая нос рукой. – Твою ж мать!
Выбравшись наружу, Бен отряхнулся и размял шею. Обошел перевернутый джип и оценил ущерб. Видимых повреждений не было. Сам он тоже не пострадал. Пару ссадин и ушибы не считаются. С трудом вытянув из салона спортивную сумку, Бен огляделся. На противоположной стороне дороги стоял огромный пес рыжего окраса и смотрел в его сторону.
– Тупая псина! На кой хрен лезешь под колеса!
Ему повезло, на дороге не было встречных машин и местных зевак. Нужно уходить, пока не появились гаишники, тогда его плану конец. Он знал, что за лесополосой есть деревня и, натянув на голову капюшон, побрел по заснеженному полю. Ноги проваливались в снежную шубу по колено. Уже через пять минут в ботинках хлюпало как в болоте. Бен оглянулся и бросил последний взгляд на перевернутый джип. При такой пурге тачку занесет снегом в одночасье. Это хорошо, меньше будет привлекать внимание.
;;;
Громкая музыка и рокочущий гул голосов оглушили уже на входе в бар. Эрика скинула с себя стеганное болоньевое пальто, передала гардеробщице и принялась счищать с сапог налипший снег. Взлохматила перед зеркалом «рваные» белесые пряди и подправила неизменный для этого времени суток макияж в стиле смоки айс. Привычным жестом она провернула серебряное колечко, разделяющее нижнюю губу по центру, и вошла в полутемный зал.
Окинув быстрым взглядом питейное заведение, она отыскала подругу. Та, не поднимая от телефона глаз, сидела в самом конце барной стойки.
– Привет, красотка! – Эрика расплылась в улыбке.
– Сама такая! – Черри поставила сумку на плиточный пол и привстала.
Подруги соприкоснулись щеками и тут же отпрянули.
– Давно ждешь?
– Минут пятнадцать, – Черри опять погрузилась в телефон. – Ну? Как прошел первый день в качестве разведенки?
– Отлично, – нарочито громко выпалила Эрика, вскарабкалась на барный стул и жестом подозвала бармена. – Мне «Отвертку»! – в недоумении взглянула на подругу. – Я тебя не отвлекаю? Теоретически коктейль я могла дома выпить.
– Все-все. Закругляюсь, – Черри отложила телефон, подняла глаза и с интересом начала разглядывать бывшую одноклассницу. – Ну-ка, что ты сегодня на себя напялила? О! Ты закосила под «Тату»? Это образ из клипа «Я сошла с ума»? – критике подверглись короткая клетчатая юбка в складку и белая блузка с мелкими пуговками под жемчуг. Взгляд скользнул по стройным ногам Эрики. – Кстати, плотные чулки на резинке прикольные, но это единственное, что мне сегодня нравится. Забыла сколько тебе лет? Оделась как школьница. Только не говори, что у тебя снова бунтарский период!
Эрика отмахнулась, но подруга права, у нее бунтарский период, по крайней мере, на ближайший год.
С дежурной улыбкой бармен придвинул Эрике коктейль.
– За вновь обретенную свободу! Как все прошло?
– Знаешь, на удивление легко, – Эрика пригубила смесь водки и апельсинового сока. – Накануне суда Никитон уговаривал меня забрать заявление, но вчера сам же облегчил мне задачу.
Черри вопросительно изогнула бровь и Эрика пояснила:
– Устроил представление под названием «Свято место пусто не бывает». Притащил какую-то баламошку в суд, прилюдно целовался и признавался ей в любви.
– Красиво разводятся только мосты.
– Никита точно чувствует себя мостом, его разводят уже во второй раз.
– Да, отсутствие общего имущества и детей развод упрощает, – философски изрекла подруга, но тут же осеклась. – Ой, Рика, прости!
Все в ближнем окружении Эрики знали, что основная причина развода – ее бесплодие. Она побледнела и отвела взгляд, делая вид, что рассматривает посетителей бара, а Черри закусила губу и отчаянно искала путь искупления.
– Ой, я тебе сейчас такое расскажу! Ахнешь, – глаза ее озорно блеснули. – Моя подруга с работы, Нелька, сделала заявку в агентстве «Воплоти мечту» и вчера у меня было потрясающее свидание в стиле фильма «Прежде чем мы расстанемся».
Плохое настроение тут же улетучилось, Эрика придвинулась к подруге и от удивления округлила глаза.
– Ого! Ничего себе разворот! Как все прошло?
– Все... просто... здорово! – Черри загадочно улыбнулась. – Не скажу, что парень из агентства был идеален на все сто процентов, но романтический дух и сценарий так меня захватили, что я просто улетела в рай. Жаль, что с ним нельзя встретиться в реальной жизни, хотя честно говоря, любовник он не ахти. Но ты же знаешь, для меня это не главное.
– А я бы сейчас не отказалась от горячего секса, – с грустью призналась Эрика и томно вздохнула. – Полгода на паузе.
– Так оглядись, может, уйдешь сегодня не одна.
Эрика тут же запротестовала.
– Секс на одну ночь – не мое.
– В жизни все нужно попробовать. Кстати! Как ты собираешься справлять Новый год?
– Приедут браться Карамазовы со своими телками. На мне праздничный стол, с них выпивка и драйв.
Подруга поморщилась и недовольно фыркнула.
– Не понимаю. С какой стати Карамазовы припрутся к тебе с телками? Они будут отрываться всю ночь в твоей квартире, а ты слушать их стоны за стенкой?
– Во-первых, не в квартире, а в дедушкином доме. Во-вторых, какая альтернатива? Сидеть одной у елки со звездой на челке? Нет уж... лучше Карамазовы.
Нависла пауза. Сегодня подругам никак не удавалось найти общие темы. Наконец Черри примирительно похлопала ее по ноге.
– Честно говоря, я рада, что вы снова наладили отношения. Если кому и под силу вывести тебя из тени бывшего мужа, так это им. Просто не хочется, чтобы ты была в Новый год одна. Они будут с телками, а ты?
– Все пучком. Их драйва хватит на всех.
Черри придвинулась ближе и облокотилась на барную стойку.
– Скажи, а какая у тебя секс-фантазия?
– Нет у меня никакой фантазии, – отмахнулась со смущенной улыбкой Эрика. – Сдулись все фантазии.
– Давай, напряги память, – упрямо налегала Черри.
Эрика судорожно перебирала возможные варианты.
– О! – внезапно вспомнила она и выпрямилась. – Недавно я прочла любовный остросюжетный роман и жутко возбудилась.
– Ой, умора! – Черри звонко рассмеялась.
– Эй! – возмутилась Эрика и подбоченилась.
– Прости. Из-за чего ты – не верю своим ушам – возбудилась?
От обиды Эрика надула губы, но под лукавым и просящим взглядом Черри все же рассказала:
– В дом главной героини вломился сбежавший из тюрьмы уголовник. Сначала он взял ее в заложницы. От погони и перестрелки они возбудились. У них был потрясающий секс, героиня в него влюбляется, но потом его поймали и снова посадили за решетку.
– На счастливый конец не тянет, но на сексуальную фантазию вполне. Так что конкретно тебе из этого романа понравилось?
– Как он вломился к ней в дом. Это была самая захватывающая сцена.
– Так... и каким ты его представляешь?
Эрика задумалась. Уж точно не таким, как ее бывший муж.
– К сожалению, я пока плохо представляю, кто мне может понравиться.
– Хорошо, скажи, в чем уверенна на все сто.
– М-м-м... Высокий. Выше меня на голову.
Черри нырнула в телефон, застучала ноготками по дисплею, продолжая подбадривать подругу.
– Не люблю патлатых, поэтому пусть будет короткая стрижка.
Эрика заглянула подруге через плечо, но Черри отодвинулась.
– Не отвлекайся, опиши его лицо. Каким ты его видишь?
– Таким... брутальным что ли... Грубым. Сильным. Мужественным. Пожалуй, загадочным...
– Загадочный брутал? Хватила через край. Напишу скрытный.
– Где напишешь? – и тут Эрика поняла. – Эй! Ты чего делаешь?
– Дарю тебе самую потрясную новогоднюю ночь в твоей жизни. Только попробуй отказаться! Порву с тобой всякую физическую и ментальную связь.
– Ты с ума сошла? На кой хрен мне эскорт услуги? Я хочу нормальных отношений. Чтобы было с кем в горы и на соревнования сходить... зависнуть в баре. Что я буду делать, когда он уйдет? Плакать в подушку, а потом искать пивнушку? Нет, Черри! Это не для меня!
Следующие полчаса ушли на переубеждение подруги, что такое счастье, как свидание по сценарию ей даром не нужно, не то чтобы еще подруга на это тратилась.
– Сколько?! Пятьсот долларов?! С ума сойти! Да за пятьсот долларов я напою весь бар и буду до утра выбирать кто лучший.
Разговор зашел в тупик, первой, как обычно, ретировалась Черри и под предлогом еще одной встречи упорхнула из бара с лукавой ухмылкой. Эрика знала, если Черри что-то запало на душу, она не отступит. Поэтому совсем не удивилась ее звонку, когда расхаживала вдоль стеллажей, выбирая по заранее заготовленному списку продукты. Черри продолжила задавать вопросы о предпочтениях. В агрессивной манере Эрика отнекивалась, пока не увидела влюбленную парочку. Они так нежно льнули друг к другу, что сердце Эрики дрогнуло. В новогоднюю ночь она будет без пары, да еще после мучительного развода.
– Как они найдут мне парня за несколько часов?
– Если не найдут, отпишутся с извинениями и вернут деньги. Отдай судьбу на волю случая. Рика, это будет самое настоящее приключение. Ты будешь вспоминать эту ночь всю оставшуюся жизнь. Поверь мне.
– Ладно! Уговорила! Только с одним условием: если он мне не понравится, спать я с ним не буду.
– Притормози, Рика. Агентство обязуется предоставить максимально похожего типажа, который будет действовать строго по сценарию. По поводу секса: желание должно быть обоюдным. Так что, если он не захочет, ничего не будет. Я тебе позже пришлю копию заявки на согласование. До связи!
;;;
Эрика сидела в такси, когда на телефон пришло сообщение от бывшего мужа. «Еще празднуешь или уже сравниваешь?» Руки чесались ответить, что не надо мерить по себе, но после недолгих раздумий сдержалась. Напиши она хоть слово и Никита до утра будет доставать ее звонками и нудеть по поводу совершенной ошибки.
Сообщение напомнило день, когда он признался ей в любви. Было раннее майское утро. Она стояла на остановке и с нетерпением поглядывала на часы. Нет ни автобуса, ни маршрутки, в очередной раз она опаздывает на работу. Мелькнула мысль о такси, и когда она намеревалась поднять руку, рядом затормозил черный «Мерседес». Из машины вышел улыбающийся парень с огромным букетом цветов и направился прямо к ней. Знакомое лицо, кажется, они учились в одной школе, только он был старше на пару лет.
Парень вручил ей цветы, хотел что-то сказать, но запнулся. Он так сильно нервничал, что рубашка в местах плотного прилегания насквозь пропиталась потом. Наконец-то он собрался духом и выпалил:
– Эрика, я люблю тебя с девятого класса! Хотел, чтобы ты знала!
После такого признания Эрика впала в прострацию. Вот уже много лет кто-то наблюдал за ней и даже по его словам любил, но по какой-то причине прятал свои чувства. В школе у Эрики был достаточно воинственный вид: королева эпатажа, бунтарка, остра на язычок. В одежде предпочитала смесь милитари, спортивного и уличного стилей. Мальчишеские увлечения, любовь к экстремальным видам спорта. Ее можно было найти в окружении скейтбордистов или среди любителей паркура.
Парень рванул к машине и непременно бы уехал, но Эрика ему крикнула:
– Эй! Как там тебя? Я опаздываю на работу! Подвезешь?
Встречались они недолго: уже через три месяца он сделал предложение и к своему удивлению, она сказала «да». Она его никогда не любила, но он был единственным, кто так отчаянно и самозабвенно добивался ее руки и сердца.
Зажигательный трек вывел Эрику из воспоминаний. Звонил старший Карамазов. При виде его фото на экране сердце Эрики сделало сальто, щеки зарделись, по телу пробежала волна томления.
– Нитро! Все пучком?
– Рика! Еще не утонула в слезах, старушка?
Его голос был слышен на фоне клубной музыки и женского смеха.
– Ой! Милок! Спасибо, что справился о старой хрычовке, – старческим голосом прохрипела она. – Умаслил мое дряхлое сердечко...
В трубке послышался сдержанный смешок, шуточный посыл друг не подхватил, что Эрику совсем не удивило. Даже малая доза алкоголя лишала его чувства юмора и толкала на поиски очередной красотки.
– Развод состоялся или Никитон выпросил еще один страйк?
– Чернила на свидетельстве о разводе уже высохли, – ответила Эрика уже обычным тоном. – Так что теперь все официально.
– А что говорит твое раненое сердечко?
– Сердечко продезинфицировало ранку «Отверткой» и свернуло на указатель «Живи дальше».
– Молодец, девочка! Так держать! Ты там не кисни, завтра мы поднимем тебе настрой до критической отметки. Забудешь своего Никитона, как прошлогодний дождь.
В трубку приветственно закричал младший из братьев, и Эрика растянулась в улыбке. Карамазовы были ее самыми близкими друзьями, как же здорово, что завтра они вместе встретят Новый год.
– Тут Уайт хочет с тобой перетереть...
Не успел Нитро договорить, как его братец выхватил трубку и закричал:
– Рика! Свобода! Ты снова с нами!
– Теперь я ни к чему не привязана, никому ничем не обязана, – улыбаясь, отозвалась Эрика.
– Слушай, тут такая тема! Мы собираемся в Непал, ты с нами? Будут все наши. Затусим в горах, как пять лет назад. Помнишь?
– Не знаю... кажется, я не в форме.
Ехать в Непал Эрике совсем не хотелось, дело было не в физической подготовке, хотя она тоже имела значение. После развода она планировала окунуться в работу и вела переговоры о создании фирменного стиля с двумя крупными клиентами.
– Рика, детка, в горах мы за два дня подтянем твою попку и обвисшие сиськи. Ты же знаешь, мы своих не бросаем!
Уайт разразился громким пьяным смехом. Эрика скривилась и закатила глаза. За три года брака она отвыкла от диких шуточек Уайта.
– Завтра перетрем про твой Непал.
– У меня не упал, ха-ха! Ты же знаешь у меня всегда на двенадцать часов. Хочешь, я тебя утешу? Прямо сейчас!
– Ты перебрал лишку?
Нитро что-то пробурчал и забрал телефон у брата.
– Рика, прости! Этот крендель вдрызг пьян! Я чего позвонил... Во сколько нам завтра подвалить?
– Да как хотите. Чем раньше, тем лучше.
– Лады, как глаза протрем, так и двинем. Мы приготовили тебе сюрприз. Надеюсь, понравится. Детка, – голос Нитро упал на октаву, – а если серьезно, ты там в порядке?
– Переживем и это, Нитро, – нарочито бодро успокоила она друга.
– Я знал, что этот конкейв для тебя мелковат. Оки-доки. Мы развеем твою тоску-печаль. Завтра привезем «снеговика», погоняем по заснеженным полям.
;;;
Ледяной ветер творил что-то невообразимое: хлестал в лицо, просачивался сквозь одежду, подталкивал в спину, будто подгонял в нужном направлении. Не прошло и десяти минут как брови и ресницы Бена обледенели.
Он остановился и огляделся. Вокруг ни души. Когда-то в этих местах был процветающий колхоз. Его мать частенько рассказывала, как будучи еще школьницей, ездила сюда с одноклассниками собирать картофель. Председателем колхоза долгое время был фронтовик, бывший летчик Игнатий Семенович. Бен знал его уже глубоким стариком, но даже в таком возрасте бывшего председателя побаивались и уважали. Вспомнилось, как в детстве он с дружками забрался в его сад поживиться Антоновкой. Они сняли с себя футболки и набрали яблок, сколько смогли унести. Но как только двинули в сторону лаза в заборе, услышали громкий окрик:
– Счастье-то какое привалило! Столько помощников прибыло. А то мы с бабкой одни не управимся, так вон, каких архаровцев школа прислала.
Голос Семеновича звучал с издевкой, но без злобы, а глаза красноречиво говорили, что с ним лучше не шутить. Кореша Бена побросали яблоки, тикать через забор. А Бен остался, но не потому, что был самым смелым. Он стоял к старику ближе всех, а председательская двустволка заряженная дробью почти упиралась ему в грудь.
– Если дадите ведро, сможем собрать весь урожай, – заявил Бен с вызовом.
– Ишь ты, смелый какой... – захихикал Игнатий Семенович. – Тут, поди, не одно ведро, а дюжина нужна.
– До вечера управимся, – заявил Бен и свистнул своим дружкам, что притаились за забором и поглядывали, чем дело обернется.
С этого дня и началась их странная дружба. То, что в воспитании Бену недодавал вечно занятый отец, с лихвой восполнил стареющий фронтовой летчик.
По мере приближения к теперь уже заброшенной деревне, Бен понял, что из всех домов сохранился лишь крайний – дом бывшего председателя. Остальные срубы почернели, покосились, и были уже непригодны для жизни.
Бен подкрался к дому Игнатия Семеновича. В окнах темно. Осмотрел территорию и решил зайти через боковую дверь. Если новые хозяева наведываются в деревню, они не должны узнать, что дом посетил непрошеный гость. Игнатий Семенович и его жена давно умерли, дом, скорее всего, перешел по наследству его детям, а может уже и внукам, поэтому он решил действовать крайне осторожно. Открыл замок отмычкой и проник в тесный коридор. Когда глаза привыкли к полутьме, он понял, что ничего внутри не изменилось. Та же планировка, та же мебель. Единственное новшество – огромный плазменный телевизор в гостиной. Все-таки здесь кто-то недавно побывал. Дом убран, а в холодильнике оказались продукты: два апельсина, питьевой йогурт, десяток яиц, хлеб и сыр. По набору продуктов, Бен решил, что приезжает сюда женщина. Может, дочь?
Тихо, без лишнего шума он исследовал два этажа и снова спустился на кухню. Включил духовку, снял ботинки и поставил сушиться. Поджарил яйца на маленькой сковородке и сделал себе бутерброд с сыром.
Бен еще раз прочитал последнее сообщение друга и ответил: «Найди риэлтора, через которого она продала хату. У меня времени в обрез. Черкни, как мою рожу по ящику увидишь».
На кухонном столе Бен нашел телефонный справочник и начал обзванивать все станции технической помощи, но все без толку. Трубку никто не брал. Не мудрено... через два часа полночь. К сожалению, больше он ничего не может сделать. В такую погоду и поздний час добиться приезда эвакуатора нереально. Даже если он дозвонится, куда джип везти без предварительной договоренности? Ладно, он заночует здесь, а на рассвете займется машиной, без нее задуманное не провернуть. Надо быть предельно осторожным. О его побеге уже объявила местная радиостанция, а значит, телевизионщики вот-вот поднимут шумиху.
В полной темноте он домывал посуду, когда послышался лай собаки и потрескивание автомобильных покрышек по обледенелой дороге. Бен резко пригнулся и подкрался к окну. По телу пробежал холодок. Черт! Такси!

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470


Рецензии
Рада появлению Ваших новых произведений. С уважением к автору.

Нина Лесина   05.02.2019 15:58     Заявить о нарушении
Рада Вас видеть)))
Найдите меня в социальных сетях...

Инесса Давыдова   07.02.2019 19:53   Заявить о нарушении