Девяностые или как я покупал автомобиль

(глава из книги «Ходи по путям сердца твоего...» или невыдуманные истории нашей юности)

«Хорошие люди не сразу заметны обычно…
Не лезут в глаза, как отросшая чёлка девчат.
Но в сложный момент не бывают они безразличны…
У них обязательно добрый с грустинкою взгляд…»
(Ирина Самарина)

Я не мечтал об автомобиле. Даже не думал об этом никогда, поэтому и водительских прав не оформлял.  Но автомобилями, как бесспорно интересными механизмами, интересовался, не без этого.
На покупку первой машины подбил кореш Паша. Мы работали в одной фирме и в то время даже дружили. У Паши постоянно возникали пламенные идеи. Он был прямо-таки генератором идей. Вот и в тот раз, горя глазами как фарами, он подсел ко мне и стал делиться своим очередным «великолепным» планом. Он заключался в следующем - мы покупаем один автомобиль на двоих за мой счет, и катаемся на нём по очереди. А уже потом, когда у Паши наберется необходимая сумма, для выкупа его доли, он мне её компенсирует. На его взгляд идея была просто гениальной! Оставалось только уговорить меня. Само собой я был нужен только в роли копилки, которую придётся разбить для того, чтобы купить новую игрушку. А чтобы это произошло безболезненно, мне клятвенно было обещано, что именно так всё и произойдёт, как запланировано, плюс меня научат вождению. Собственно для этого и надо было покупать эту недорогую развалюху. Паше требовалось укрепить свои навыки, а попутно можно было транслировать этот опыт мне, как начинающему автолюбителю. Цена вопроса – 800 долларов. Столько стоила видавшая виды бежевая «копейка», которую нам готов был продать сотрудник нашей же конторы.
Меня за это можно не осуждать, у Паши так горели глаза, ему так хотелось иметь свой автомобиль, пусть даже и за мой счет, что я никак не мог отказать. Мы отсчитали деньги, нам с готовностью отдали ключи и документы, оформили справку-счет, сделка состоялась.
Конечно же нас обманули… Несмотря на то, что продавец с нами «сидел в одной лодке», он никак не смог удержаться, чтобы нас не «напарить». Надо отдать должное – мотор у «копейки» работал, может не очень хорошо, но охотно заводился и, дымя всеми своими отверстиями, шлангами и в меньшей мере выхлопной трубой демонстрировал, что готов хоть сейчас в путь! Очень напоминало известную песенку – «поспорил старенький автомобиль, что пробежит он четыреста миль…».
Никаких четыреста миль пробежать не удалось. Мы с Пашей смогли доехать на нём только лишь до авторемонтной мастерской. У меня было ощущение, что все прохожие смотрят на нас и показывают пальцем. Сидя в автомобиле, я не понимал, почему мы вызываем такой интерес у населения, но после диагноза автомеханика я догадался - причиной была характерная всем женщинам манера этого автомобиля «вилять хвостом». У этой машины во время её поступательного движения кузов ходил ходуном. Она извивалась как змея или скорее как ящерица, колеса были, вместо лапок, но, к сожалению, не сохранилось ни одного целого лонжерона, не говоря уже о других недостатках. Эта особенность девиантного поведения автомобиля и привлекала внимание прохожих.
- Паша, разруливай это всё сам! – В отчаянии сказал я товарищу, ведь был лицом, ответственным за финансовое урегулирование этой Пашиной идеи, а выйти из неё хотелось с минимальными потерями.
Надо отдать ему должное – так или иначе, но с «копейкой» мы распрощались. Покататься на ней больше никогда не пришлось. Но после этого случая у меня самого появилась навязчивая идея покупки своего «механического коня». Теперь уже я сам стал искать автомобильные приключения на пятую точку. И очень скоро, конечно же, нашёл.
С покупки очередного автомобиля у меня началось влечение к зелёному цвету. Даже в нашей конторе появилась игривая шутка – если в город завезли зелёную машину, то Рощин её обязательно купит.
Это была «шестёрка» из старого времени. Времени, когда ВАЗ ещё делал свою продукцию честно и добросовестно. Для первого автомобиля ничего лучшего не придумать. В меру битая, после небольшой аварии, значит никто не позарится на неё с целью угона. Продавец был «знакомым через знакомых», в общем, почти свой. А до него она постояла в дедушкином гараже где-то в Эстонии и почти не ездила. В ней реально ощущался запах завода, хоть лет ей было уже достаточно много.
К тому моменту Эстония была уже заграницей, попасть туда было крайне затруднительно. Требовалась виза. А вот получить визу без помощи консульских работников было просто нереально. Помогла Ирочка Иванникова, коллега по Ленфильму. Она в то время уже работала в структуре, близкой к министерству иностранных дел. По своим каналам позвонила в Эстонское консульство, попросила их принять у меня документы на открытие визы.
У меня появилась возможность сделать всё «как надо». А надо было поехать на «шестёрке» через кордон, снять машину с учёта в Эстонии и перегнать обратно в Россию. Хозяин понял, что продать по-быстрому не получится и был готов на выходных всё это осуществить. Заодно проверить свою эстонскую квартиру.
Я же рассчитывал проверить свою покупку на ходу, в дальней поездке. Сразу станет ясно, что она из себя представляет.
И машина не подвела, она стремительно летела в Эстонию, оставляя на своём пути небольшие взятки за скорость нежадным по тому времени гаишникам. А вот на таможне нас тормознули на несколько часов. Ну, ведь странно же, два мужика едут в Эстонию. Зачем, непонятно. Машина без груза, но зад просевший (это из-за того, что она долго в гараже стояла, появился эффект усталости пружин подвески). Нас загнали на подъёмник – искали контрабанду, спрятанную в автомобиле. Размечтался инспектор Кингисеппской таможни, рассчитывал на громкое дело, но ничего не нашел. Вроде всё же сходилось – два хитрых контрабандиста загрузили золото и бриллианты в бензобак, автомобиль просел от груза, а эти гады не признаются. Личный досмотр тоже не выявил ничего запрещенного, под утро нас пришлось отпустить за границу. Там же, в Эстонии, обернулись шустренько, у парня всё было схвачено как у рыбы в воде. Даже бандиты, собиравшие дань с транзитных номеров, остались ни с чем. Мой напарник назвал имена известных главарей местных ОПГ и после этого нас оставили в покое. Со стороны это была милая беседа парней о жизни. Только потом мой рулевой хозяин расшифровал значение этого разговора. За беспроблемный выезд с территории Эстонии с нас хотели состричь по двадцать баксов. Но поняв, что ребята «в теме», эта их хотелка не реализовалась. Мы благополучно вернулись в Санкт-Петербург без всякой дани эстонским бандитам.
Оставалось совсем немного – растаможить автомобиль и поставить его на учет в ГАИ с получением новых номеров. Таможенная очистка прошла без проблем, а получать номера поехали вдвоем с Пашей. Прав-то у меня на тот момент пока что не было. И вот вся очередь заявителей получает номера, а нас берут под белы рученьки и арестовывают за угон моего автомобиля. Захват прошёл буднично, без заламывания рук, криков и прочих эксцессов. Даже наручники не надевали, просто приехал наряд и увёз нас в отделение милиции. Разместили нас с комфортом в КПЗ (камере предварительного заключения).
Конечно же, ребята понимали, что произошла ошибка, что угон был раньше, потом машину нашли, просто с угона её не сняли. И вот, результат налицо. Чтобы подтвердить своё честное имя удалось найти того оперативника, который разыскал машину, дозвониться до него и только после того, как он подтвердил эту версию, нас наконец отпустили.
И с чего это я решил, что если приехать в ГАИ через несколько дней, то проблема уже будет решена? Наивный был, неопытный. Поэтому, когда через несколько дней, в очередной раз мы пытались поставить авто на учёт, приехали опять те же ребята и с ленивым укором: «Ну что, опять?!? Ну прям как дети… Опять в камеру хотите?». Отпустили на этот раз нас с Пашей восвояси уже без заключения в КПЗ.
Вот в таком состоянии нерешенной задачи я и встретил Андрея Сигле на задворках Пулковской таможни.
Знакомы мы были по трудовой деятельности на Ленфильме. Тогда он был композитором и музыкантом. К моменту встречи в таможне стал ещё и предпринимателем. Предпринимали они вместе с Андрюхой Маевским, знакомым мне по 86 цеху ЛОМО, где мы с ним собирали мобильные магнитофоны КЗМП-9 в одной бригаде. Маевский бросил завод, ударился сначала в музыку, а потом в коммерцию. Возили они из-за границы самые разнообразные электромузыкальные инструменты. Как мог поначалу я помогал им с таможней. Со временем они поняли «что к чему» и «кому», освоились, и получение грузов пошло гладко.
При встрече с Андреем Сигле, по старой памяти, мы обменивались последними событиями. Я хорошо знал его супругу, Свету Никольскую, она работала в звукоцехе на озвучании, нам было что вспомнить и обсудить судьбу коллег по Ленфильму. В тот раз после удачного ввоза очередной партии инструментов Сигле был в боевом расположении духа. Когда же я рассказал о своих проблемах с автомобилем, Андрюха возмутился не на шутку.
- Сейчас же поедем в городское ГАИ и решим все вопросы! – Андрей горел желанием поучаствовать и как группа поддержки и как драйвер с готовностью повозить меня по инстанциям. Я с благодарностью принял его бескорыстную помощь. И мы отправились в гнездовье гаишников.
ГорГАИ пришлось брать штурмом. Нас отказался пускать вахтенный милиционер со складным «калашниковым». На проходной Андрюха распалился не на шутку, и тут я заметил, как у него оттопыривается ручка пистолета из кобуры. Этого не мог не заметить и вахтёр с автоматом.
- Ну всё, - подумал я, - загребут теперь за вооружённый налёт на милицейские органы…
Но под яростным Андрюхиным напором вахтёр сдался, и всё же пропустил нас вовнутрь.
- А это вот что? – Поднимаясь по лестнице, спросил я, показывая на рукоятку пистолета.
- Газовый, у меня есть охотничий билет. – Невозмутимо ответил Сигле, разглядывая таблички на дверях.
- Не знал, что охотничий билет даёт право на ношения газового пистолета, - удивляясь бесшабашной смелости Андрюхи, бурчал я. Тогда многие таскали газовое оружие, но не так открыто. Если это для того, чтобы попугать, так ответить то могут уже из настоящего. А толку от газового пугача не было никакого. Но вот арестовать за неправомерное ношение могли точно так, как и за настоящую «пушку».
Нам пришлось ломиться во все двери наугад. Кто там за что отвечает, понять было невозможно. И тут вдруг в одном из кабинетов мы встретили – ПОРЯДОЧНОГО МИЛИЦЕЙСКОГО НАЧАЛЬНИКА! Он культурно выслушал мою историю о приключениях с регистрацией угнанной машины. Объяснил, что он отвечает за совершенно другие дела, но ОБЕЩАЕТ, ЧТО ЛИЧНО УЛАДИТ ЭТУ ПРОБЛЕМУ. А вообще снятием с угона занимается некто Пупкин (фамилия вымышленная). В итоге он взял мои контакты, номер телефона и обещал позвонить, когда вопрос будет решен. На наши красноречивые мнемонические знаки «сколько мы должны» в виде характерного шуршания пальцами был ответ «ни в коем случае!».
- Ну, вот видишь, как всё просто решается – выходя из кабинета и крайне довольный результатом, сделал выводы Андрей, приглаживая выпирающую кобуру. И тут мы увидели кабинет Пупкина.
- А давай зайдем и к нему?
- Давай, «больше выстрелов - больше попаданий». – Согласился я.
В кабинете мы нашли злого как собачка полковника, который встретил посетителей буквально «лаем».
- Всё, всё… Мы уходим. – Надеясь всё же на обещания предыдущего ПОРЯДОЧНОГО милицейского начальника, отступили мы. Как хорошо, что в любой среде иногда можно найти хорошего человека. И он сдержал слово – действительно позвонил через несколько дней, сказал, что вопрос решен, и можно ехать на регистрацию.
Ну а с Андреем Сигле мы ещё не раз делали общие дела, но это уже совсем другая история.


Рецензии
Добрый вечер, Андрей!

У меня всего два вопроса.
Первый. Куда делся первый «Жигуль»?
Второй. Какова судьба второго авто?
А то, что есть и порядочные менты, то, действительно, мир не без добрых милиционеров…

С добрым приветом,
Слава М.

Мореас Фрост   16.01.2020 23:17     Заявить о нарушении
Здравствуй, Слава!
Отвечаю - первый выкупил механик, который его чинил. Сказал, что будет учить вождению свою женщину на ней. Ну а второй послужил верой и правдой несколько лет и был продан своему сотруднику для "трамплинного" авто его детей. Я же умудрился после этого купить "самосборку" от которой только с большим трудом смог избавиться. Но это отдельная история)).

Андрей Николаевич Рощин   17.01.2020 02:51   Заявить о нарушении