Любовь Мариночка случается -5

Егор – неужели она мне нравится?

Внимание! Без цензуры, слэш, мжм, разница в возрасте.

Весь день маялся с Маринкой. Шмотки выбирал ей, истории рассказывал, а самого тянуло встретиться с ребятами, поделиться впечатлениями от поездки. А тут ей опять стало плохо. Хилая она, какая-то и чего в ней Борис нашёл? Хотя начинаю понимать, чем она его зацепила.

Искренна, скромна, не играет ни чьи роли. Говорит, осторожно выбирая слова, присматривается к обстановке. Не глупа и наблюдательна. Я развлекался, исподтишка, наблюдая за её лицом, когда предлагал белье куртизанок. Розовые щёки и воинственный взгляд, в общем я не пожалел что с ней остался. А с бандой встречусь позже. И что она делает со мной? Никогда я не ставил баб выше своих интересов. А что сейчас? Неужели Борис прав на счёт неё и стоит к ней присмотреться? С ней я становлюсь настоящим, не нужно строить из себя крутого мена. Сорить деньгами, кидать пыль в глаза, да и с ней весело. Все же посмеяться она любит.

Увидев Бориса все же обрадовался. Потому, как у меня был стояк, и с этим нужно было, что-то делать. Его напрягать с этим не собирался, он Маринку не видел целый день, пусть пообщаются. Рванул вниз да вспомнил, что забыл шлемы, мимоходом подколол Маринку, на счёт киски, блин, а ведь хочу попробовать её киску на вкус. Но не время и не место, с ней нужно быть более осторожным. Приехал на базу, мужики пивко попивали, я за рулём никогда не пью от слова вообще, все знали и мне не предлагали. Катрин обрадовалась мне, я для неё привёз маленький подарок тонкий золотой браслет с Эльфелевой башней. Девчонка радостно завизжала и запрыгала. Она радовалась как дитя, тут же потащила в комнату наверху. К тому времени стояк уже просто раздражал. Чего эта сучка так долго возится с замком, расстегнув замок, поставил Катрин раком, без прелюдий тут же отымел. Девчонка была сухой, терла рукой свой клитор, что бы повлажнеть. Катрин наиграно стонала и просила ещё. Стукнул ладонью по ее круглому заду, хороша была бы девка, коли не спала со всеми. Стало как то не по себе. Презик я одевал всегда, когда трахался. Да мало ли кто был пару минут до меня. Кончил я быстро, представляя на ее месте совершенно другие округлости.

- Егор ещё хочешь? – девчонка с надеждой на меня посмотрела. Лишняя то копейка никогда не помешает. Я всегда прилично платил за такие перепихоны.

- Нет, спасибо, ещё с дороги не отдохнул, - шлёпнув деваху напоследок по голому заду, отправился в низ.

Мысли все время возвращались к Маринке. Надеюсь, Борис вспомнит, что ее нужно покормить, а то с него сбудется забыть ей дать лекарство. Хотя, там же есть медсестра. Вернулся домой и сразу поднялся наверх. Открыв дверь, замер на пороге. Молодец ,Борис, времени даром не терял. Оказывается, процесс наблюдения очень даже не хило возбуждает. Наблюдение для меня было в новинку, ели сдерживался, что бы ни присоединиться к ним. Но понимал, что не стоит, она могла наглухо закрыть свой не проницаемый панцирь. По отдельности заниматься сексом с ней, куда ещё не шло. Но что бы вместе?! Думаю, не готова она ещё к такому толчку. Рукой поправил вздыбленный член, как увидел обнаженные тела. Меня прошибла дрожь. Ели подавил готовый сорваться стон.

Изголодавшаяся Маринка рычала и требовала ещё, худенькое тельце выгибалось в немыслимой дуге. Бурные оргазмы шли один за другим, все, что накопилось за долгие годы, выплеснулось наружу. Я хотел быть первым, ну Борис ну и прохвост, интересно знать, как он её в постель затащил?

Маринка застукала меня за наблюдением, ничего другого не оставалось, как удалиться в свою комнату. Знал, что Борис придёт меня успокаивать. Похоже, я все же ревную, только не пойму кого к кому. Скинул рубашку и джинсы начал наглаживать член рукой. Хочу Бориса, хочу Маринку, хочу обоих.

Обнаженный Борис вошел в спальню, капельки пота струились по виску. Терпкий запах наполнил комнату, запах его спермы и ее оргазмов. Захотелось попробовать на вкус прикоснуться к частичке того, что он сейчас ощущал. Наши губы сошлись как в море корабли, мощно, жестко. Я слизывал Маринкины частички, застонав, опустился на колени. Заглотнув член начал смаковать, тело накрыла волна удовольствия. Меня начала бить мелкая дрожь, язык облизал ствол. Губы накрыли налившуюся головку, ягодка, такая вкусная и аппетитная. Пытался запомнить вкус Маринки, кончик языка толкался в такое небольшое отверстие. Руки впились в ягодицы Бориса, плотнее притягивая любимого к себе.

Егор, остановись, иначе кончу. А я хочу тебя довести.
Борис не понимал, почему я набросился на него, а все просто, его запах смешанный с Маринкиным сводил с ума.

Я встал с колен. Маринка, зашедшая без стука, застала картину «приплыли». Не знаю, что она прочитала в моих глазах, но теперь уже она, хлопнув дверью сбежала. В тот момент, когда она на меня смотрела, я бурно кончал, смотря ей в глаза.

Борис обернулся на захлопнувшуюся дверь.

- Верни ее Егор обратно. Что хочешь, делай, но не отпускай ее. – Борис вытер тыльной стороной ладони остатки спермы с губ.

Достав спортивные штаны и натянув майку, быстро сбежал по лестнице со второго этажа. Да что же за хилое создание им досталось, ее опять скрутил приступ. А недавно он и не сказал бы, что она чем- то страдает, ну кроме жуткой пожизненной неудовлетворенности.

Теперь он сидит на ее кухне и ждет когда же, нагреется чайник на плите. Кухонька маленькая, словно клетушка. Стены облупленные, жуткая синяя краска наполовину слезла, кое-где потерлась и побелка. Да, дешёвый вариант съемной квартиры. Захотелось закинуть ее на плечо и увезти на дачу. Но нет, приходится сидеть и ждать ее возвращения из комнаты.

Марина успела переодеться в домашний, короткий, голубой шелковый халатик. Кажется, она и не догадывается, что своим видом возбуждает меня. Переполненные яйца болезненно заныли. Приходилось улыбаться сквозь зубы, рассказывая анекдоты. А самому хотелось задрать подол и отодрать так, что бы малая сорвала голос от криков. Но…

- Егор тебе, сколько сахара положить? А ты будешь чай или кофе?

- Да все равно, что нальешь Марин.

Марина поставила передо мной, пустую чашку, кинула пакетик зеленого чая. Только что вскипячённая вода полилась в кружку. Я же уставился на раскрывшийся халатик. Розовые соски съежились и просили ласки. Марина заметила мой взгляд, покраснев, хотела поставить горячий чайник на стол. Одновременно попыталась запахнуть халатик, чайник толкнул кружку. Та опрокинулась на меня, горячий чай ошпарил возбужденный член. Из глаз аж брызнули слезы, подскочив начал поспешно расстёгивать змейку. Нужно было срочно избавляться от горячей прилипшей к телу ткани. Опомнившись, Маринка начала стягивать с меня штаны, кое-как справились оба с этой задачей.

- Егор потерпи немножко, пойдем, ляжешь на кровать, я приложу компресс, – я даже не возражал. – Извини мой хороший, я не хотела.

От ожогов меня спасли джины и как не странно водка. Обожжённое достоинство получило ожог первой степени. Никогда не думал, что девушка будет поливать мой съежившийся член холодной водкой. Когда боль утихла, и был наложен компресс, я у нее спросил.

- Расскажи, как ты оказалась в постели с Борисом?

Марина нервно на меня взглянула. Было видно, что мое полуобнаженное тело ее выводит из равновесия.

- Ну, – замялась она, – в общем, его мужское достоинство тоже пострадало от меня.

Я присвистнул, да она оказывается страшная женщина. За короткое время посягнула на самое дорогое, что есть у холостых мужиков. И эти мужики мы с Борисом.

- Я не хотела, так получилось. – Маринины щеки запылали от смущения.

- Ты его тоже ошпарила, как и меня? – я усмехнулся.

- Нет, я оказалась случайно в ванной вместе с ним и наступила коленкой на.. Ну в обще ты понял на что.

- Неа, не понял, расскажи, – я откровенно потешался над ее смущением.

Маринка не поддалась на провокацию, подскочив с кровати, она проговорила:

- Ты Егор отдыхай, а я пойду, застираю джины, от зеленого чая пятна не должны остаться.

Закинув руки за голову, представил себе, что она делает в ванной. Как наклоняется, как оголяется ее попка, как тонкая полоска черных трусиков не мешает рассматривать, женские прелести. Ко мне опять начало приходить возбуждение. Нет, я не выдержу больше этой сладкой муки. Прости Марина, но я иду к тебе. Да фантазия моя была пророческой, за исключением белья. Ну, вот почему она не любит стринги? Обычные белые трусики, ни тебе кружавчиков и рюшечек, ни тебе полосочек. Обычные закрытые труселя, ну непорядок же это.

Ванная была крошечная, только умывальник и собственно ванна. Марина наклонилась над ванной, выставив аккуратную попку. Ну, так как у меня не было белья, пошел в том, что предоставила природа. То есть ни в чем, рубашку оставил на кровати. Дверь была открытой и из-за шума воды она не услышала моего приближения. Подойдя к ней, обнял, руки мои тут же зашарили по груди, пальцы же уже вовсю наглаживали набухшие соски.

- Тебе помочь? – спросил шепотом, с хрипотцой в голосе.

- Спасибо, сама справлюсь.

Марина попыталась встать, видимо все же ей было тяжело и неудобно. Я зарылся губами в ее волосы, вдыхая такой волнительный запах свежести.

- Маринка ты не представляешь, как сильно я тебя хочу. Во мне бушует пожар, который не смог утолить, даже Борис. Со мной такое впервые. Ты знаешь, что это значит? И не говори, что это не правильно, давай ты все скажешь мне потом.

- Егор послушай.

- Шшш, все потом, все потом.

Я нежно прихватил зубами мочку уха. Почувствовал, как тело Марины задрожало. Одной рукой стянул намокшие трусики. Развязав халат, бросил его, в ванной было не развернуться, а я хотел ее видеть всю. Смотреть ей в глаза, чувствовать то, что чувствовала она. Слиться в едином порыве. Мои пальцы гладили взбухшие складочки, найдя клитор начал его тереть. Мой член требовал заполнить ее лоно, но не хотелось спешить. Марина наклонилась вперед и уперлась о дно ванны руками. Бесстыдно расставляя ноги. Присев, на колени, раздвинув складочки, провел языком, пытаясь попасть вглубь. Встав развернул ее лицом к себе, усаживая на край ванны. Взгляд девушки был затуманен, похоже, ей опять будет стыдно, но позже. Узкая, светлая полоска волосиков, все остальное гладко выбрито. Все как я люблю, нежное сочащееся лоно, взбухшие розовые лепестки. Так и манили, так и просились в рот. Не стал долго любоваться, иначе очнется от захватившей ее страсти и стыд опять возьмет вверх.

Марина стояла возле окна, с задумчивостью рассматривая пейзаж. Я же смотрел на девушку, которая стала для меня чуть больше, чем любовницей на одну ночь. На ней была одета короткая белая майка, ничуть не скрывающая округлости попы. Ровные ноги были плотно сжаты, пальцы с силой сжимали подоконник.

Она молчала, не сказав мне ни слова, с тех пор как я заставил ее стонать и биться в агонии. Молчание затягивалось, о чем она думала в этот момент? Что в ее светлой головке сейчас происходило, и какие муки ее терзали? Об этом я мог лишь только догадываться. За короткое время вступить в связь с двумя мужчинами. Да это нужно постараться обидеть провидение что бы, так влипнуть. Хотя у нее не было шансов, против двух мужиков, которые поставили перед собой цель, сделать ее своей любовницей.

- Марин? – я подошел сзади приобняв за плечи. – Иди ко мне. – Мягко развернув ее к себе, прижал голову к груди.

Как только она повернулась ко мне, одним рывком посадил ее на подоконник. Наши глаза встретились. Я впился в ее губы, яростным поцелуем сминая напрочь хлипкое сопротивление. Звон стекла и толчок в плечо, сообщили мне о стрелке. Падая на пол увлек и Марину за собой. Девушка всхлипнула, превозмогая боль, перевернул ее, на майке расползалось кровавое пятно. Плечо было прострелено, не поднимая головы, прополз по полу, уходя из видимости стрелка. Марину пришлось подтягивать за руки, от боли девушка потеряла сознание. Необходимо было перевязать ее рану, позже уже взялся и за себя. Белая простынь очень кстати подошла для этих целей. Из-за потери крови рассудок начал мутнеть, на автопилоте дозвонился до Бориса. Сообщил, что в нас стреляли, Серж и Гоблин вынесли дверь с петель. Теперь можно отпустить ситуацию, мы с Маринкой в надежных руках.


Рецензии