Приключенческий рассказ Схватка с медведем

   Было разное в жизни Мирошниковых: и радость и горе, но Никифор всегда был для Полины защитной каменной стеной. Она всё делала, чтобы их семейный очаг горел ярким пламенем, чтобы мужу, детям и внукам было тепло у горячего очага.   Была верной, любящей берегиней своему избраннику. Источник их любви не иссякал... Потому-то супругам так хорошо жилось вдвоем, когда выросшие близнецы покинули семейное гнездо, поступив в институты.
    Муж не раз доказывал ей свою безграничную любовь и заботу. Полине вспомнился тот страшный сентябрьский день в тайге. Было ей тогда тридцать лет, а Никифору тридцать пять. Муж позвал её за кедровыми орехами. Кедры были просто усыпаны перезревшими шишками. Работая лесником, Никифор, как никто знал урожайные места.
    - Полюшка, возьми с собой несколько мешков, чтобы набрать целебных орехов на всю родню,- попросил тогда Никифор любимую жену.
    Каждый  год они высылали часть урожая в село Лебяжье родителям, в Санкт-Петербург семье сына Андрея, в Новосибирск сестре Марине. Делились ими с друзьями Алексеем и Катей, профессии, которых не позволяли брать отпуск в нужное для сбора орехов время. Алексей каждую осень звонил другу леснику из Саяногорска:
    - Ты дружище, не забудь про нас с Катей, орешков пощёлкать побольше привези.
   
    Мирошниковы приехали в кедровник на лошадях и стали готовиться к сбору шишек. Лошадей отпустили пастись, животные спокойно щипали ещё не совсем пожухшую траву. Время от времени давали о себе знать, потрескивая сучьями кустарников. Никифор обратился к жене:
    - Поля, ты пока мешки развяжи, приготовься к сбору урожая, а я надену когти, залезу на наш любимый старичок-кедр и буду тебе их сбрасывать. Не ленись, не жалей спинушку, успевай только собирать дары природы, моя ладушка.
    Мужчина достал когти, которые носят электрики, во время лазания по столбам. Хотел было их уже надеть, как вдруг услышал треск в кустах с правой стороны, где не паслись лошади. Оглянулся и пришел в ужас: прямо на них, встав на дыбы, шёл окровавленный огромный медведь. Вес его был, примерно, 750 килограммов. Высота зверя, вставшего во весь рост, казалась трехметровой. В голове промелькнула мысль: «Что он здесь делает, да ещё раненый?» Сам себе шёпотом ответил:
    - Орехи ел, жир на зиму запасал, но почему он хочет напасть на нас? Кто его ранил?
    Действительно, медведь два часа назад ел кедровые орехи, чтобы запастись жиром на время зимней лёжки в берлоге. Да, хозяину таёжных мест не повезло, вышедшие на него сплавщики, как позднее узнал Никифор, не стали ждать, когда он уйдет из кедровника. Посовещались и решили:
    - Надо косолапого убить - пристрелить, что с ним валандаться, времени  у нас и так мало. 
    Убить не убили, а только ранили. Ещё два часа назад этот медведь был спокойным зверем, а теперь превратился в разъяренного убийцу.
    Никифор любил сильного и умного животного. Часто после неожиданной встречи с ним в Саянской тайге, придя домой,  говорил жене:
   - Знаешь, Полина, удивляюсь топотыге-медведю. Такой могучий зверь, а питается преимущественно ягодами, плодами да орехами. Поедает зеленые растения, реже лакомится свежей рыбой и мясом. Слышал, что только в трудные голодные годы,  поедает падаль. Бывают случаи, когда он, не нагуляв достаточно жиру, не ложится в берлогу. Становился  опасным шатуном, правда, тогда его судьба предрешена.
   
    Увидев приближающегося зверя, Никифор лихорадочно рассуждал про себя:
    - Бежать нельзя, догонит... Зачем же эти бездушные нелюди напали на хозяина тайги в сытый период? Просто ушли бы с данного места и всё. Теперь полный ненависти к человеку, он будет мстить нам, ни в чем перед ним невиноватым.
    Если бы медведь не был ранен, Никифор сумел применить гипнотический талант, остановил бы его взглядом и заклинанием. Сейчас ему предстояло немедленно выбрать правильное решение:
    - Что делать? Чтобы спасти свою жизнь и жизнь любимой, надо забрать жизнь у безвинного животного?  Как поступить? Надо, чтобы Полина, не увидела его раньше, пусть думает, что это треск совершают лошади. Испугается и побежит, тогда медведь погонится только за ней, а это смерти подобно.
    Он стал стальными когтями, которые были в его руках, как можно громче, стучать друг о друга. Надеялся, что медведя остановит металлический звон. А Полина подумает, что он с когтей стряхивает засохшую глину, а, главное, не услышит сильного треска сучьев.
    Но обстоятельства сложились не в пользу людей. Медведь не остановился и был уже в двух метрах от них. Стоявшее перед Никифором дикое животное обезумело от боли, его правая передняя лапа висела, как плеть. Из прострелянного плеча по шкуре текла кровь.  Один прыжок: и дыхание медведя почти коснулось лица Никифора. Муж крикнул:
    - Поля, скорее спрячься за моей спиной!
    Она, не подозревая опасности,  даже не оглянулась, Никифор попытался сам заслонить её от нападения животного, но не успел. Рассвирепевший зверь ударом здоровой лапы отбросил Полину, стоявшую к нему спиной,  на поваленное дерево. Падая, женщина сильно ударилась головой о ствол и потеряла сознание. Никифор остался один на один с  гигантом, жаждущим мести. В ту же секунду зверь сграбастал его в железные объятья.
    Огромные когти здоровой лапы вонзились в плечи, потом зачиркали, слово лезвия ножей, по спине. Медведь, не смотря на ранение, так сжал его туловище, что у него затрещали и сломались рёбра. Всё тело пронизала невыносимая, острая боль. Никифор, как в тумане, подумал: "Эх, было бы сейчас в руках ружьё, я, может, успел бы им выстрелить в напавшего зверюгу!" Но о стрельбе из ружья не было даже речи, мужчина не взял его с собой, взял только охотничий нож. Лесник машинально всё-таки сумел засунуть в пасть медведя руку, обмотанную рюкзаком, из которого только что достал и надел рукавицы. Нападавший, задыхаясь от кляпа, на мгновение ослабил хватку. Воспользовавшись данным моментом, Никифор вывернулся из смертельных тисков. Высвободив голову и плечи, мгновенно выхватил из-за голенища сапога охотничий нож и вонзил его медведю-убийце прямо в сердце. Решил:
    - Пусть  лучше сразу умрет, чем будет мучиться от боли. А, главное, не подвергнет смертельной опасности других людей.
    Зверь, постоявший на ногах ещё несколько минут, рухнул всем туловищем на землю. 
    Забыв про раны, муж кинулся к жене, поднял на руки, стал тормошить её, спрашивая:
    - Полюшка, родная, очнись! Что с тобой, где болит?
    Но Полина не отвечала... Никифор сел на поваленное дерево, осмотрел супругу. Обнаружил большую шишку на голове, полученную во время падения, а так же глубокую рваную рану под правой лопаткой от когтей медведя.
    - Ничего, ладушка, потерпи. - Сейчас найду лошадей и отвезу тебя в больницу.
    Оглянулся вокруг, но лошадей не обнаружил...  Животные  почуяли медведя и в страхе умчались с опасного места.
    Никифор, превозмогая адскую боль, быстрым шагом пошёл пешком, неся на руках любимую. Пронёс её целых шесть километров через таежные буреломы, ручьи и горные каменные завалы. Спустился вниз и только у подножия горы, на лужайке, встретил мирно пасущихся лошадей. Его жеребец Орлик, обученный ложиться по приказу хозяина на землю, опустился на колени, чем помог леснику, почти теряющему сознание, сесть с женой в седло.
  Истекая кровью мужчина крикнул жеребцу:
   - Вперёд, Орлик, скачи быстрее, спаси нашу хозяйку.
    Орлик хорошо знал дорогу домой, понесся стремительно вперёд. Лошадь Полины поскакала за ними без всяких приказов.
    В больнице Никифор коротко рассказал врачу таёжную  историю, произошедшую с ними в кедровнике:
    - Сергей Трофимович, умоляю вас, спасите Полюшку, окажите ей нужную помощь!..
    У жены, кроме глубокой рваной раны на спине, обнаружили сотрясение мозга. От болевого шока Полина потеряла сознание. После применения нашатыря, обезболивающего укола, молодая женщина очнулась и встревожено спросила:
    - Где мой Никиша? Что с ним сделал медведь? Он жив?
    - Полина Ивановна, успокойтесь! – ответил Сергей Трофимович, врач травматолог. - Он в коридоре, сейчас его пригласим и осмотрим.
    Когда Никифор вошел в смотровой кабинет, Полина увидела его лицо, белое, как мел, от потерянной крови. Он попытался ей улыбнуться, но вместо улыбки на лице появилась болевая гримаса.
    Врач с медсестрой Варей стали осторожно снимать с него пропитанную кровью одежду. Когда тело освободили от рубашки, то просто остолбенели: вся спина мужчины была изрезана медвежьими когтями. Насчитали более двенадцати глубоких кровоточащих полос. Тонкая курточка не защитила хозяина от длинных, острых, как бритва, когтей. Сделали рентген и обнаружили в правом боку три сломанных ребра, а в левом два.
    Сергей Трофимович от удивления развел руками и сказал:
    - Ну, знаете, Никифор Ярославович, у вас железная воля! С такими ранами на теле, со сломанными ребрами  вы смогли пронести на руках жену шесть километров. Это непостижимо... Теперь понимаю, какой подвиг может совершить мужчина ради любимой женщины.
    - Я не считаю подвигом спасение любимой женщины, - ответил Никифор. - Спасая её, спас себе жизнь, потому что без Полюшки, она бы была закончена.
Полина, услышав слова мужа, заплакала от радости и тихо проговорила:
    - Спасибо тебе, Никиша! Спасибо, родной! Знай, дороже тебя на свете у меня нет никого. Люблю тебя всем сердцем и душой!
    Весть об этом случае быстро разлетелась по таёжному краю. Женщины завидовали Полине, у которой был такой героический любящий муж. Мужчины задумались над тем, как нужно любить половинку, данную Богом.


Рецензии