Посиделки

 Вечерело. Николаевна, энергичная пенсионерка, заводила, прервала домашние дела (закончить их нельзя), вышла во двор, чтобы посидеть с соседками у подъезда, затем, ратуя здоровый образ жизни, совершить вечерний променаж. Пенсионерки Анжела Павловна и Егоровна уже расположились в тени деревьев в цветущем райском уголке. Удобные скамейки со спинками соорудил сосед, человек, повидавший мир, плавая на судах рыболовного флота. Был он и в Сингапуре — городе-сказке. В перерывах между рейсами старается создать сказочный уют там, где живёт.
 
— Добрый вечер! — поприветствовала Николаевна соседок и, присаживаясь, тут же выпалила новость: — Представляете, сегодня днём останавливает меня на улице незнакомый мужчина и просит: «Женщина, подскажите, как сделать «Оливье»?
 
— Ха-ха. До Нового года ещё далеко, а ему «Оливье».

— Душа просит праздника, — вставила Анжела Павловна.

В это время к подъезду подошла с тяжёлой хозяйственной сумкой Ирина, младшая из соседок, пенсионерка, продолжающая работать, поздоровалась и присела на скамейку передохнуть перед подъёмом на свой этаж.
Николаевна продолжила историю:
 
— Рассказала мужику подробно как салат приготовить, что обязательно, что желательно добавить. Надо помогать людям.
   
Ирина подхватила тему:
   
— Ко мне несколько раз обращались на улице незнакомые люди. Как-то иду по  главной многолюдной улице. Навстречу молодой человек (лет тридцати), прилично одетый и вдруг падает передо мной на колени со словами: «Матушка, благословите!». Я аж опешила. В центре города, среди бела дня.
   
— Вид-то ваш, Ирочка, внушает доверие. И осанка величавая, и поступь плавная, и седина благородная.
   
— И что же он хотел? Парень тот.
   
— Решил заняться бизнесом, открыть своё предприятие. Чувствует нутром, что нужно благословение, чтобы кто-то поддержал. Вот и обратился. Пожелала ему успеха. Он поднялся, поклонился, пошёл своей дорогой. Я, глядя ему вслед, подумала: «Надо же!»
   
— А меня как-то, ещё в украинские времена, — продолжила разговор Егоровна, старшая из соседок, — остановил на улице паренёк небольшого роста с листовками. Приглашает на лекцию, сообщает адрес, куда приходить. Посмотрела на листок, а там фотография этого распространителя, крест католический. Ну, думаю: «С западной Украины. Приехал денег заработать, научить нас как жить. Сейчас тебе лекцию прочитаю про дорогу к Богу». Я и ростом выше, и старше его более чем в три раза. Объясняю ему, что наш город хоть и на Украине, но русский. Здесь духовная купель русского мира. Только с Богом и можно и обороны выдерживать, и восставать из пепла. Вера наша правильная — Православная!
   
— У Достоевского, — вставила Николаевна, —  есть такое высказывание, если подойдёт человек и скажет, что он не любит Православие — он не русский! «Русский и православный,  — писал он, — слова-синонимы; русский без православия, дрянь, а не человек».
   
— И всё-то вы знаете, начитанная вы наша. И когда успеваете книжки читать?
   
— У телевизора не сижу часами. Читать надо! Чтение возносит над суетой, даёт пищу для размышлений, даёт ответы на жизненно важные вопросы.
   
— У меня ещё и такой случай был, — вернулась к теме уличных событий Ирина. — Обгоняют меня двое парнишек, лет двадцати. Останавливаются передо мной и просят их выслушать. Вид у парней удручённый, растерянный. В глазах такая грусть, что я расчувствовалась. Спрашиваю: «В чём дело?» «Сократили нас! Уволили! Остались без работы! Как жить дальше? Что делать?» Понимаю их состояние. Надо им выговорить боль, что на душе, а кому? Родителей это известие огорчит. Ровесникам сказать стыдно. Не поймут, посчитают слабаками, недостойными. Вот и остановили меня, незнакомую женщину. Чувствую, надо помочь ребятам. Совет старшего опытного человека им сейчас необходим. Задумываюсь: «Сократили, уволили — что это значит в их судьбе?» Спокойно так говорю: «Ребята, не огорчайтесь, а напротив делайте вывод: не ваше то было призвание. Радуйтесь! Хорошо, что вовремя освободились от ненужного дела. Поверьте. Другая работа вас ждёт. Ищите и найдёте своё дело, работу по своему предназначению. Верьте в лучшее!»  Даже дотронулась до каждого. Лица ребят просветлели.
   
— Ну вы, Ирочка, молодец. Не каждый бы так смог успокоить парней. 
   
— А меня на улице незнакомый мужчина красавицей назвал, — поделилась Анжела Павловна. — Иду вечером у центральной гостиницы. Людей мало. Навстречу женщина тянет выпившего мужика. Вдруг он отталкивает свою напарницу, может даже жену, подходит ко мне. Такой поддатенький, заплетающимся языком молвит: «Какая вы красивая! Целую вашу левую грудь». Чудной. Что он в сумерках рассмотреть мог?
   
— А у пьяных своё видение. Говорят же: нет некрасивых женщин, просто мало водки.
   
— Но мы должны признаться, что наша Анжела Павловна и без водки красавица.Так и не спустилась с каблучков, всегда в модной шляпке, не сменила сумочку на хозяйственную сумку. Молодец!
   
— Да, она пример для нас. «Чем меньше сумочка, тем женственнее женщина». Это и я уяснила, — подытожила Егоровна.
   
— А у меня сегодня чудо свершилось, — сменила тему Николаевна. — Нашлась вещь, которую я искала почти две недели. Вытащила из розетки устройство для зарядки телефона, и  оно исчезло! Помню, что его из комнаты не выносила. В комнату никто не заходил. А оно как сквозь землю провалилось. Пора телефон заряжать, а устройства нет. Перерыла всё. Все полочки, все ящички. Даже шваброй под диваном повозила. Нигде нет! Зарядила телефон через компьютер. А сегодня днём пришла домой, сняла серёжки, вдруг одна из них падает на ковёр, нагибаюсь и … в моей руке и серёжка и устройство. Чудо!

— Вещи исчезают, потом неожиданно появляются, — подтвердила Егоровна. — Нас бабушка в детстве учила обвязать ножку стола и приговаривать: «Шутик, шутик, поиграй, поиграй да отдай». Бабушка была набожная, чёрта упоминать в доме не разрешала. Вещь утерянная вскоре и находилась.
   
— Часто так и происходит,  — продолжила Николаевна. — В 90-е годы я зачитывалась циклом романов американского писателя-фантаста Роджера Желязны «Хроники Амбера»  — величественного бессмертного города. Герои романов (сверх люди) не утруждают себя приобретением вещей. Используя магию, они заимствуют нужные им вещи у людей, потом возвращают их на место. Тут уж ничего не поделаешь. Надо ждать.
   
— Наверное, так оно и есть, — согласилась Анжела Петровна.  —  А сколько обвинений напрасных. У моей знакомой в очередной раз погостила подруга из Москвы. После отъезда гости пропала шёлковая простынка, которая хранилась уже много лет, чтобы внуку на свадьбу подарить. Показала гостье, похвасталась, и нет простынки. Украла москвичка! Точно украла! Она же ездит по гостям,  вот и позарилась на лёгкую шёлковую простынь. Я просила женщину успокоиться, может найдётся потеря. Нет, знакомая стала москвичку обвинять, что и стихи у той украденные. Сборник подарила, а фамилия-то другая. Воровка и все тут! Позвонила в Москву, обвинения свои высказала. Дружба врозь! И на порог больше эту «подругу» не пустит. Посмотрела я подаренную книгу. Оказалось, что другая фамилия — псевдоним автора. Стихи прощены, а исчезновение простынки — нет. А столько лет женщины дружили.
   
— Нас учили не жалеть о потере, —  дополнила Егоровна: — Бог дал, Бог взял. Не нужна тебе эта вещь! Жизнь продолжается! Я когда-то на тему пропаже интересную книгу читала. Давно это было. Сейчас-то уже глаза плохо видят, мало что читаю. Ни автора, ни названия не помню. Содержание такое: дружили два мальчика. Один — из семьи обеспеченной, жил в просторном доме. Другой — из семьи с небольшим достатком. Мама первого мальчика не одобряла эту дружбу. А ребята были не разлей вода. Делились самым сокровенным. Хранил первый мальчик секреты в коробке. Вдруг коробка исчезла. Конечно, забрал «друг». Мама постоянно говорила, что от того мальчишки можно всякое ожидать. Дружба прервалась. «Больше к нам не приходи!» — сказано без всяких объяснений. Потеряв дружбу, оба мальчика страдали, но никто не стал выяснять отношения. Прошло много лет. После похорон матери, уже в зрелом возрасте полез мужчина на чердак наводить порядок. Коробка! Она здесь! Может,  мама убрала? Та самая коробка, из-за которой поменялись судьбы мальчишек. А жизнь-то вся уже в прошлом.
   
— Да, бывают такие истории, — подтвердила Ирина. — Я недавно навещала в больнице знакомую. Её соседка по койке вдруг как закричит: «Серьги пропали! На тумбочке лежали». Я так спокойно говорю ей: «Ищите пока я не ушла». «Ой, я их в карман халата положила, думала, что на тумбочку». Вот так. Не надо сразу плохо о людях думать.
   
— Но мне пора,  — поднялась Анжела Петровна. — Новости скоро начнутся, не узнаю, где очередная неприятность, тайфун, катастрофа.
   
Женщины разошлись: кто домой, кто на вечернюю прогулку.
 


Рецензии
Интересно. А в наше время, сейчас, такие посиделки еще есть?
Я редко бываю в подобных дворах, но все же отметил: нет старушек...

Александр Гринёв   03.06.2019 22:21     Заявить о нарушении
У нашего подъезда - райский уголок. Цветник, удобные скамейки со спинками, сделанные соседом-умельцем. Они не пустуют. Двор проходной. То ватага студентов расположится, то сотрудники близ лежащего предприятия. А по вечерам высаживаются жители подъезда. Дому 50 лет. Все жильцы уже как родные. Хорошая у нас аура.
Галина

Галина Дейнега   04.06.2019 00:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.