Вернуться... без приглашения

                Мини - повесть/ рассказы/.

ч.1. Не совсем...криминал.

Прошло тридцать лет... и звонок Тани был неожиданным:
 - сегодня Владимир ушёл из жизни. Если вам что - то нужно, скажи мне сейчас. Но приезжать сюда не надо. " Мальчики" против вашего приезда по имуществу Володи, -  сказала Таня.
 - "Мальчики", Сколько их?" ? Да... я уехала от него только с Олей, - вспомнила Валя и оглядела свою однушечку... "хрущёвскую".
 
... И сейчас Валя уже три часа сидела у проходной в этот, "закрытый" и покинутый ею, город. Пропуска у неё не было на вход. Не было и "Приглашения" от Володиной сестры Тани, теперь жившей в этом городе и позвонившей Вале. 
" Урал - любовь моя!" - вспомнилось...вот здесь, тридцать лет назад,  не далеко от "вышки" с охранником, они отдыхали с друзьями...
 - Давай испугаем Игоря! - сказала тогда Маргарита о друге, уснувшем на солнечной полянке.
 - Как?
 - А вот как! - она разбежалась и прыгнула ему на грудь! Его организм не сумел защититься -  были сломаны два ребра... И было это в воскресенье...
А как они дружно  вселялись все в новые квартиры в один дом, в один подъезд!  Вселились и они с Володей и дочерью Олей.

У проходной женщина продавала газеты. Она шёпотом предложила свои услуги Вале.
 "Хорошо. Надо побыстрее быть в городе." - и отдала свой паспорт женщине. Закончив работу, женщина подсчитала выручку, а "левые" - отдельно.  " Прощупывает, - подумала Валя, - вот мой паспорт у неё - это опасно!"
С паспортом Вали женщина скрылась в городе. Вернулась к проходной когда стало совсем темно. Так Валя прошла в город и оказалась в квартире Тамары - своей новой знакомой.


ч.2. Тамара.

 - Беру тебя только на три дня. Спать будешь вот в этой комнате. Уходить будешь вместе с нами в 7-30 утра. Вечером приходи не раньше 22-00 часов. Чтоб не мешала нам, - сказала Тамара.
 - Хорошо. Постель мне не нужна. Спать буду на полу, на ковре. Сейчас лето. У меня есть простыни. Одну постелю на ковёр, другой укроюсь. Подушка мне тоже не нужна! И Валя достала простыни.
 - О! Какие широкие, новые простыни! Зачем ты их взяла? - и схватила простыни.

Чтобы порадовать новую знакомую Валя сказала:
 - Ещё у меня есть шифоновые шарфики, оформленные росписью " батик". Вы первая можете выбрать себе какой понравится. И достала все шарфики. Все!
- О!!! Шарфик я выберу... Два! И оставишь одну простынь, когда съедешь! А за ночлег надо заплатить вперёд и сейчас... за три ночи!
- Хорошо. Но где же я буду до 22-00?
 - Меня это не касается! А сейчас давай спать! Время 23-00.
Завозилась я с тобой. А это труд. За напряжение моё тоже надо заплатить. Вместо отдыха я бегаю, хлопочу по твоей особе!
 - Хорошо. И Валя снова расплатилась.
...В открытое настежь окно, вливался свежий ночной аромат цветущих акаций, черёмухи. Луна заглядывала в комнату. Деревья вплотную подошли к окну и остановились в ожидании. Их листья перешёптывались между собой, доверяя друг другу тайны, обретённые за день. Большая ветка протянулась в окно, как будто хотела прикоснуться к ней, успокоить.
" Завтра выходные дни. Осмотрюсь. Поищу квартиру. Ведь я здесь когда-то жила", - думала Валя, засыпая тревожным сном.

 - Вставай! Время 7-30 утра. Уходи! Не порти мне выходные. Фу, какой вагонный запах от твоего платья! Марш в ванную! Иди, иди! Купайся и постирай платье в котором ты ехала в поезде!
 - Нет, нет! В поезде я была в костюме!
 - Нечего препираться! Иди, купайся, а я пока помою окно в твоей комнате. А потом уходи. Вещи  можешь оставить здесь.

"Да-а-а...похоже...как у Ю. Лермонтова " Тамань". Какие "смелые" и рискованные люди есть!". Напряжение нарастало.
 - Тамара, скажите мне свой адрес?
 - Ещё чего? Так запомнишь. Иди в ванную. Потом я провожу тебя к автобусной остановке.
" Видимо, у Тамары большие планы на мою персону" - догадывалась Валя, но старалась быть спокойной.
Она разделась совсем в комнате, обернула себя своей большой простынёй. "Хорошо, что я их взяла!" - подумала.
Под простынь спрятала паспорт, деньги и диплом - основные и главные.  Так незаметно пронесла всё с собой в ванную, мгновенно приняла душ, намочила чистое платье, и вышла с ним из ванной.

 - О!-О-О! Что ты делаешь? Зачем мокрое платье несёшь сюда? Неси его на улицу! Вон на то дерево вешай!
 - А на балкон можно?
 - Нельзя!
 - Да ведь балкон свободен!
 - Ну, готова? Выходи быстро! Покажу как доехать до Водогрязелечебницы.
 - Да ведь лечебница закрыта. Сегодня - выходной. " Ну и Тамара!- "восхищалась" ею Валентина...
 - Ну, выходим! - снова торопила Тамара. Вышли. Валя повесила платье на дерево.  Тамара почти побежала по овражкам, крутым тропкам, удлиняя и усложняя путь, как бы удирая от Вали. Урал... горы...
 А Валя запоминала дорогу к её дому и наслаждалась природой. Деревья разной породы. Их кроны, сочные и  раскидистые, заполняли окружающее пространство вокруг. Молодая доверчивая поросль здесь же, рядом, как бы находилась под защитой своих взрослых собратьев.
Валя аккуратно придерживалась за тоненькие веточки чтобы не сломить их и не упасть. Умиротворение...на душе...  не смотря на предстоящие трудности. 
Тамара почти втолкнула Валю в подошедший автобус и они расстались.


ч.3. Исчезновение.

Проехав одну остановку, Валя вышла из автобуса и проделала обратный путь к дому Тамары. Так узнала её адрес. Ведь там были её вещи. Их нельзя было взять с собой чтобы на улице не привлекать к себе внимание.
К Водогрязелечебнице пошла пешком. Заново знакомилась с городом. Он расстроился и стал богаче. Лечебница закрыта.
Чуть дальше небольшие ступеньки к маленькому прудику, созданному человеком. Возле него можно и присесть на красивые пенёчки. Здесь же миниатюрная двух- местная беседка. Так было и тогда - благолепие для отдыха.

В беседке отдыхала женщина. Валя присела рядом. Приглядевшись, они вспомнили
 друг друга! Радость! Это была Ася Колтыпина - давняя соседка из той, прошлой жизни Валентины. Узнав всё и о Тамаре, Ася взяла Валю к себе на квартиру.
 " Всем руководит божественное провидение. Надо просто доверять ему" - благодарно подумала Валя и пошла за вещами к Тамаре. Но никто не открыл дверь.

Стемнело. Свет в окнах не зажигался. Так на скамеечке, у подъезда Валя просидела до утра. Наконец, Тамару подвезла шумная компания к дому на легковой машине.
 - Как ты меня нашла - удивлённо и зло спросила Тамара.
 - Почему ты не предупредила меня что придёшь домой утром?
 - Я ездила в деревню. Я пытаюсь помочь тебе.
 - Как же?

 - У меня в деревне есть знакомый старик. Если ты будешь у него жить, да ещё и как жена, тебе будет легко с жильём и с финансами. У него много скотины. Есть корова. Научишься доить. А дед много не проживёт - соображай.
 - Ужас, что говорите.
 - Ведь без прописки ты не устроишься на работу. Даже дворником. Или уборщицей. Даже частник не возьмёт. Тамара была возбуждена.
 - Что ты! Зачем он мне!? Я могу и не работать!
 - Тогда уточни, что ты будешь отсуживать по суду?

 - Судов не будет. Всё решится по закону.
 - Но ты говорила, что есть машина и она тебе не нужна.
 - С машиной не буду возиться. Даже если это другая машина. Машину оставлю его не родным сыновьям - двум "мальчикам".
 - Нет! Ты должна подарить машину мне! Ведь это я тебя сюда,
 в город провела!
 - Я подумаю, - осторожно ответила Валя чтобы прекратить этот не нужный ей разговор и забыть о  Тамаре.
Утром Валя рассталась с ней, казалось, навсегда.


ч.4.  В рентген - кабинете.

.....Прошло уже два месяца.
 Валя работала в мед.сан.части в рентгеновском отделении и была за аппаратом когда к ней подошла Тамара для обследования, раздетая до пояса... От неожиданности, увидев Валю, она остановилась и молчала.

У Вали от отрицательных эмоций всё задрожало внутри. И руки. Она сдерживала негатив и  не могла включить "Высокое напряжение" на аппарате. Красная лампочка не загоралась и соответственно не высвечивалась запись: "Готов к съёмке".
Но всё, наконец, у Вали получилось и Тамара молча ушла. Можно вздохнуть облегчённо. " Господь выровнял ситуацию", - подумала Валя и услышала:
 - А Вы красивая...
 - Вы... тоже, - ответила Валя следующей пациентке, раздевшейся для обследования. "Видимо, это была любимая женщина Володи после смерти его жены ", - догадалась она. Валя почувствовала духовную связь с незнакомкой, просто улыбнулась ей и сказала:
 - Жизнь - есть жизнь. У Володи был... хороший "вкус"...

Каждые два - три месяца нужно было брать разрешение на продление временной прописки.
Всякий раз, начальник охраны города сверлил Валю взглядом и тихо, сурово спрашивал:
 - Как Вы попали в город? Валя готова была провалиться, лишь бы не слышать этого вопроса.
 - Как Вы попали в город? - снова жёстко спрашивал он и видел как Валя страдала.
 - Как Вы попали в город?
 - Через забор - опустив голову, шёпотом отвечала Валя, используя эту чушь,подсказанную Асей, как запасной вариант. Каждый раз у него брови вскидывались к потолку. Не мигая, он смотрел на Валю, а она медленно краснела.

" Должен же он понять и оценить моё молчание: значит есть непродажные люди", - с надеждой побыстрее выйти из его кабинета, думала Валя.
Вот и теперь он подписал заявление на продление временной прописки и, не отдавая его, тихо говорил :
 - Через забор, значит... Вот в этом узеньком замшевом костюмчике?
Наконец, подписанное заявление было у неё в руках и она тихо покидала его кабинет.
" Ангелы - Хранители! Это они помогают выстоять" - думала Валя - благодарная и счастливая  на следующие два-три месяца.


ч.5.  Телефонный разговор.

Работа по восстановлению документов на недвижимость Владимира продвигалась. Ежедневное посещение административных корпусов, стояние в очередях, контроль за оформлением, погашение долгов по квартплате, за эл. энергию  - " что это? Он так жил?" - отнимало у Вали всё свободное время от работы.
 
Тёплые дни лета заканчивались, приближались холода. Не было тёплой одежды. И нет родных. Но есть "мальчики" и Таня - в городе. И Валя старалась укрепиться духом и телом.
Ранним утром, когда город ещё спал и молчал, - она уже бежала на работу по завьюженным тропкам. Это закаляло её и прибавляло  хорошего настроения. Не раз  падала в сугроб или скатывалась(Урал, горы!). На  работу приходила бодрой. Ещё до приёма больных, в кабинете "ЛФК" успевала сделать физические упражнения и влажное обтирание.

 У неё была прописка в городе. Она работала в своей системе здравоохранения.
Была востребована. Чувствовала себя относительно защищённой от новых родственников: Егора и Юры да плюс ещё два сына Татьяны. Всех  четверых Таня назвала - "Мальчики". Да и сама Таня была барьером, который надо будет обойти.

Большую невидимую защиту Валентины представляла нотариус Любовь Сергеевна:
- Вам нечего бояться, - сказала она. Закон на Вашей стороне. Оставленную квартиру, Владимир отдал этим " мальчикам", женился на их матери и прописался у них.
Поэтому одну четвёртую  наследуют эти  "мальчики" - его не родные сыны: Егору-пятьдесят лет, Юрию сорок шесть. Пора встретиться с ними и потребовать документы на недвижимость Владимира.

Было уже необходимо познакомиться с ними. И она решилась.
Вера, жена Егора, после стационарного лечения в отделении кардиологии сидела в кресле - качалке, ожидая больничный лист и выписку из истории болезни.

Валя, с коробочкой конфет, в белоснежной медицинской спец. одежде, подошла к ней, представилась и попросила отдать ей документы на недвижимость Владимира. От неожиданности Вера молчала, сдерживала себя и, наконец, ответила:
 - У нас их нет. Они у Тани, его сестры.
 - Почему у Тани, а не у Вас? Ведь наследники  - это Ваш муж Егор и его брат Юрий!
 - Молчание...
 - Ну, до свидания. И Валя ушла. " Теперь, как бы заново, придётся "знакомиться" с Таней - сестрой Владимира" - думала Валя.

Вечером позвонила Тане. Представилась. Поздоровалась и опять попросила документы.
 - Здесь тоже молчание.
 - Алло! Таня, ты что не слышишь?. Звоню тебе потому что нужны документы на недвижимость Владимира.
 - Всё ещё молчание.
 - Алло!
 - У меня их нет - упавшим голосом ответила Таня.
  - Вера сказала, что они у тебя. Почему у тебя? Тебе они зачем?
 - Я их утеряла, - ещё тише сказала Таня.
 - Значит вы договорились не отдавать документы!? Но копии, якобы утерянных, документов уже делаются и скоро будут готовы. Такой вариант предполагался мной и нотариусом.

 - Почему приехала ты, а не Оля!? Она -  моя племянница! - опомнилась Таня
 - Разве ты прислала "Приглашение" Оле на въезд?
 - Молчание.
 - Ты ведь Оле - крёстная!
 - Но мы не хотели вас здесь видеть никого! - зло сказала Таня. По - моему, по телефону я тебе ясно сказала, что " мальчики" против вашего приезда!
 - "Тебе" - резануло Валин слух.
 - Я хорошо запомнила эти твои слова, особенно про "мальчиков". Поэтому приехала я, а не Оля. Ты и "ЭТО" наследство решила присвоить, как и "ТО" - родительское -  чтобы не досталось Оле?
 - Молчание...
 - Таня, мы с тобой знаем, что родительский двух-этажный дом снесли в г. Н-Тагиле. Наследников было двое: Владимир и ты. Была получена денежная компенсация и квартиры! Всё взяла ты. Володя ничего не получил. А у нас росла дочь Оля.
 - Но он не протестовал!
 - Но у вас нет даже простой расписки от него. Вы просто ему ничего не дали. А протестовать он не умел и не мог...
 - Ведь ты бросила моего брата! - злобно сказала Таня.
 - Расскажу, да и напомню кое что...



ч.6.   Володины тайны...

Володе было двадцать четыре года когда он, отслужив армию, женился. Он был  красивым,  спокойным парнем и старше меня почти на пять лет!  Это была семья староверов - " кержаки" - говорили про таких. О своей религиозной принадлежности мне не рассказал. Осторожничал или боялся  родителей! Октябрёнком, пионером, комсомольцем быть - ему  не разрешали! Впрочем, и у тебя, Таня, было также, но на пятнадцать - семнадцать лет позднее... Уже забывать стала...
 
Родственники не ходили в церковь, а посещали свои тайные " молельные" дома. Туда ходил свёкр мой, т. е. ваш отец, Никита Фёдорович на "ночное бдение" и оставался там до утра.  Это была тайная община. У них было всё отдельное. Даже кладбище -  только для своих. Об этом я узнала позднее. Такие люди были на Урале.

 - Никита Фёдорович, - это ведь имя золотопромышленника, известного на Урале -  Демидова!? Не родственники ли вы?- как-то спросила я  свёкра.
 - Может быть. Но очень, очень дальние. В честь его мне дали это имя, - и замолчал. Воздух репрессий всё ещё ощущался в стране. "Да и Валя - комсомолка - надо быть осторожным" - так думал тогда Никита Фёдорович.
 
 - Нам оставили только этот дом... есть где жить...Усадьбы уже нет давно...  Магазин, землю, пасеку  конфисковала советская власть. Построили детсад на нашей земле, рядом с нашим домом   - сказал Никита Фёдорович.

...Только в общине ему было спокойно.
Но правительство присекало появление таких общин.  "Дома" общин разрушали. Людей арестовывали и даже, бывало, сажали в тюрьмы. Поэтому членам общины приходилось искать новое пристанище - " Дом". Жениться можно было только на девушке из своей общины!!!
Видимо, поэтому Володя предложил тайно от родителей зарегистрироваться. А мне не надо было ехать в г. Невъянск по распределению отрабатывать? Такой вариант  мне, глупой, понравился: есть причина не уезжать из полюбившегося города. "Но почему тайно?"  Володя не объяснял. Отцу - не сказал, наверное, побоялся.

Ваш уклад жизни  был незнаком мне и резко отличалось от моей прежней жизни.
" Правильно ли я поступила, оставшись с ним, не уехала по распределению. Вдруг что ни будь случиться?... Да всё будет хорошо: мы будем учиться, учиться и уедем, наконец, отсюда!" - гасила я свою тревогу.. 
И жила я у вас в доме и уже устроилась на работу, доверяя всё своему мужчине. Но  Володя чего-то ждал? Жили мы с ним как брат с сестрой, спали в разных комнатах.

Ты была маленькая тогда - училась во втором классе, кажется. Я  спала с тобой, Таня, - сестрой Владимира -  на одной кровати на втором этаже, а Владимир - на первом, на кушетке, один. Надеюсь: ты это помнишь?
Почему я так живу у вас? Почему не уехала? -  Володя так хотел и просил! Ведь он, как бы муж, и когда нибудь будет им по настоящему!.
Я ему доверяла. А пока всё хорошо! Он такой красавец!

И только от меня через три месяца ваш отец, Никита Фёдорович, узнал о регистрации сына. Он решительно сказал мне :
 - Ваша регистрация для нас ничего не значит! Хоть сейчас будешь на улице! Если не примешь нашу веру! И указал на дверь. "Что за вера? Что за люди?"
 - Вы шутите не по доброму.
 - Молчание...
 - "Почему я не уехала г. Невьянск! Ведь дали бы общежитие! И специальность есть и работаю уже" - опять усомнилась я в своих поступках. Вон Тоня, подружка моя, уехала и жила в общежитии по распределению. Я вот не поехала с ней.  А она и замуж вышла там  за Аркадия. Хороший парень."

И я согласилась принять вашу религию. Я была некрещёной девушкой. Но было тревожно: "что же дальше?". Стали ждать церемонию крещения.
 - Это будет осенью, когда уберутся все урожаи, может ближе к зиме. Тайно, при особых условиях, с людьми для этого. Есть старец общины - он "Глава". Но старец сейчас больной - ждём глубокой осени. Решение будет за ним.

" Решение?" - мелькнуло, - ещё не возьмут?! Куда я тогда? И что мне делать?" - Большого страха не было. Но и восторг от закончившейся учёбы, от...замужества -  испарился. Что и как будет я уже не знала.

 - Супругами станете не потому что регистрированы, а только после крещения!
" Возможно, они специально отодвигают свадьбу в надежде что бы я уже сбежала, наконец," - раздумывала я.

За нами был установлен не гласный надзор. Я не догадывалась об этом, а только удивлялась тихому поведению и молчанию Владимира. И он, оказывается, всё знал, слушался, поддерживал их -  как потом стало понятно. А ведь, со стороны Володи, это было предательством по отношению ко мне! Своей маме и родным я решила ничего не рассказывать.

" Старец"..."глава общины" - раздумывала я иногда над словами свёкра, - не он ли и есть "Старец?". Не опасаясь Валентины, свёкр  сказал, что их "Общину" милиция выселила...и разогнала. И теперь им придётся искать другое "Пристанище".  На глаза попалась книга Алексея Черкасова "Хмель". Откуда она взялась, вдруг? Книга была очень потрёпана, переплёт отсутствовал, листки выпадали. Прочла её на одном дыхании - за два дня.

Впечатление от прочитанного было не то что тяжёлое, а - ошеломляющее! -  о жизни целого поселения людей , ведущих не простой - а старообрядческий образ жизни. Я что-то начинала понимать... " Ну и что? - думалось мне, - они хорошие, честные люди!"
... Ну раз всё было оговорено что делать со мной, то Никита Фёдорович решил поехать к моим родителям в другой город - познакомиться.  К тому времени, мой отец умер и недостроенный  небольшой дом стоял одиноко в поле без крыльца и без какого-либо забора.
Но мама сумела выделить какие-то вещи для своей младшей дочери и их доставили в дом моего супруга - Владимира на маленькой грузовой машине.

И вот, со знанием успешно намеченной и осуществлённой "операции", Никита Фёдорович и Анастасия Анкудиновна - мама - как я стала называть её - вышли  посидеть на лавочке, под окном - отдохнуть от дел насущных, как это делалось у всех жителей...улицы.
Володя, обнаружив, что никого нет в доме, подошёл ко мне и сказал:
 - Давай полежим вместе , пока их нет. Вон они сидят за воротами. Про нас, видимо, забыли.
 - Ты что! Увидят - позора не оберусь! Что они подумают! Мне и так хорошо!
 - А ты не раздевайся. Я просто тебя прижму вот так и всё! И показал как он прижмётся.
 - Ты что!? Платье помнётся! И они заметят!
 - Тогда сними только платье! И всё!
 - Хорошо!
Я быстро сняла платье и мы легли в маленькой комнатушке на втором этаже, на бочок, лицом  к лицу и затихли... одетые...

Вдруг зазвенела щеколда на воротах и мы, обезумевшие, соскочили. Я успела надеть платье, но широкий подол платья поправляла когда голова свёкра - Никиты Фёдоровича - показалась в "западне" - так называли встроенную деревянную лестницу с первого этажа на второй. Его лицо выражало: " Понятно...!"
А через несколько дней Володя сказал мне:
 - Наверное, всё. Они больше за нами не следят. Отец подумал, что у нас всё было и отстал.
Крестят только девственниц!!!



ч.7.   Чужая.

Так я стала у вас жить...
Присутствие в доме "еретички", каковой теперь я оказалась , стало не желательным. Зарплату мы отдавали родителям.
 "Что же делать? Скоро роды, а завернуть ребёнка из роддома не во что. Получается так же как... с картошкой: для еды мне, беременной, коллеги приносили её  прямо на работу. " Такую ситуацию Володя как бы не замечал...

 - Хорошо, а то не хватит картошки до нового урожая." - хмуро сказала свекровь и отвернулась. А о том чтобы поесть чего хочется мне, беременной - я и не помышляла. Володя тоже был не обременён заботой о моём питании. Однажды, не справившись с голодом и длительным ожиданием общего обеда,  прячась в темных зимних сенях, я решила "перекусить" замёрзшим борщем прямо из кастрюли. Рисковала получить молчаливый гнев и презрение... а также получить простуду...
         
Как жить без денег?  Да и сама я - после студенческих голодных и холодных лет.
И я первый раз свою зарплату оставила себе -  смелый шаг к самостоятельной жизни! А Володя так сделать и не решился.
Видимо, управлять своей семьёй надо научиться мне.
 
Но вот трёх - месячную Олю надо крестить.
И окрестили.
Дома, при закрытых ставнях, без шума, тихо, в полумраке. Мне не разрешили присутствовать при крещении своей дочери. И я смирилась -  пока, ради ребёнка. Но была поблизости - на "западне" и могла подглядывать. Крёстной для Оли стала ты, Таня.
Всё это не добавляло мне оптимизма. В их общине стало больше ещё на одного человека. Радость! А меня они едва терпели.

Как-то не выдержав, Анастасия Анкудиновна - свекровь, сказала мне :
 - Ты...такая...как будто... из под мужика, -  поморщилась и укоризненно посмотрела на своего красавца сына, а на меня она и не взглянула. Володя промолчал, не защитил жену!!!
 
Впрочем, за годы общения - мама, Анастасия Анкудиновна - всегда смотрела куда-то в сторону. Если вообще видела меня. Частенько подходила к нашей постели и просила Володю застегнуть ей бюстгалтер.  Меня она и здесь не видела. Не ко мне, женщине, обращалась, а к сыну.
Да и как звать меня - она, наверное, тоже не знала... Мне так и не удалось встретиться с ней взглядом... А хотелось: вдруг бы я увидела в них доброту...или ещё - что ни будь хорошее... Не пришлось узнать ничего такого...
 
Выбрал момент и свёкр - Никита Фёдорович. Он , как бы между прочим, сказал:
 - Ты живи как знаешь, делай что хочешь, но Володю не бросай. Без тебя он пропадёт. К чему бы это? Неужели подсказывают ей...отталкивают из своей семьи, как инородное тело? А ведь так и было!...Не верилось.
И я всё же старалась как-то приобщиться к их религиозному укладу. Не раз гладила им одежды, пропахшие ладаном, для "ночного бдения" в "Молельный дом".
 
 Олю тоже захотели приучить к этому. И однажды пятилетняя Оля сказала:
 - Деда, это ты съел все пирожки с мясом ?
 - Нет, не я! Просто остались пирожки только с капустой.
 - Мне нужен пирожок с мясом! Дай мне, а то я расскажу маме, что ты  мне отрубишь правую руку если я не пойду с тобой молиться!..
Услышав, я мгновенно покрылась холодным потом, представив эту жуткую картину с моей дочерью и взглянула на свёкра:
 - Это правда?
 - Молчание... Оправдываться не стал...
Всё всплыло, не состоявшись. Я была возмущена, но открыто конфликтовать не стала. У меня уже был опыт общения с людьми -  я работала заведующей детскими яслями,  а это - медперсонал плюс родители детей.

"Надо скорее уехать" Тревога и беспокойство не покидали. Свёкр, Никита Фёдорович, на прощание сказал :
 - Увозишь его? Потом ничего не получите.
 - Я молча кивнула. Не до этого было... Наверное, рады и они - не видеть меня.
"Люди они достойные, трудолюбивые, - думала я. У них подрастала красавица дочь Таня, теперь единственная и любимая. Для неё всё копилось и складывалось. Даже какие-то подарки - свадебные - нам  предназначенные, тоже были где-то, неизвестно. О них мы с Володей и не знали, да и были ли они?"
Меня  волновало другое...


ч.8.  Учёба.

 .....Я заставила и отправила Володю учиться очно в индустриально- педагогический техникум, для начала... Учился он очно, поэтому работала я одна!
Перед поступлением  водила его за руку на подготовительные курсы и сидела с ним рядом, чтоб не сбежал. Надо было наверстать упущенное. Учиться ему очень не хотелось. Только под угрозой развода согласился.   
А я училась:
Закончила  "Университет марксизма - ленинизма". Поэтому проводила полит.занятия на работе "добровольно" -  готовилась поступать на юридический факультет - нужны будут хорошие рекомендации. Два года подряд сдавала, но не проходила по конкурсу. В первый раз первый же экзамен - сочинение о Сталине - провалила, хотя в школе были пятёрки.
" Ничего, на следующий год приеду снова" - думала и стала подрабатывать  помощником прокурора на общественном режиме: нужен был стаж - два года, чтобы иметь преимущество при зачислении.
Нач. РУВД, подписывая  льготное ходатайство, сказал:
 - Ну зачем Вам такая работа?
 - Я буду работать в судебной медицине. Это мечта.

... Из сорока трёх абитуриентов до конца дошло нас только трое. 
 - Уважаемая, у Вас уже имеется за плечами десять лет медицинской службы. А сюда ещё нужен один год работы у нас, - сказали в деканате.
" Придётся ещё приехать, не буду расстраиваться. Вон Ирина, соседка по комнате, уже забрала свои документы. Сказала, что не сумела списать незаметно  со шпаргалки сочинение..."
 - Что же ты наделала, Ира?
 - Я списала только половину сочинения, когда ко мне подошёл наблюдающий - студент с последнего курса... И не отходил... И я написала ему на бумажке: " Уходи  лучше по-хорошему!" - рассказывает Ира о  своём "провале".
 - ???
 - А он, что?
 - Да ничего! Просто усмехнулся и не ушёл! Не дал списать! Время закончилось, я пошла и забрала документы. На следующий год подготовлюсь и снова приеду! Встретимся!

По диплому " Акушерское дело"  охотно и много работала в роддоме, в родильном блоке и даже получила корочки " Ударник коммунистического труда ".
 - Да ведь "ударниками" бывают только механизаторы - шутили коллеги, - а у тебя  тоже перевыполнение?
Ещё проучилась по " Психопрофилактической подготовке беременных к родам" и  работала по этой теме.
Прошла учёбу: " Массаж и лфк" - подрабатывала.
Проучилась и работала: "Рентген - лабораторное дело". Знала и планировала, что по рентгеновскому стажу буду получать пенсию в сорок пять лет и работать!
Работала по основной специальности плюс - непрекращающиеся подработки.

Освоила " Диетическое питание". Вела этот блок в общепите " УРСА" при заводских столовых. На каждое блюдо выставляла количество белков, жиров и углеводов. " Корректируйте свой вес"! - призывала.
На курсах " Ф.З.О." и в старших классах школы вела уроки по "НВП" - начальная военная подготовка.
 
Когда Володя закончил учёбу, отрабатывать по распределению выбрал этот " закрытый" город. Стал работать мастером в профтехучилище  по "холодной обработке металла". Получил квартиру и мы вселились все трое...
По моему настоянию , в противовес его родителям, стал членом КПСС!!! Как и я.
Увлекался машинами, охотой, рыбалкой. На охоте бывал по три дня в дремучей уральской тайге. Приносил дичь, не нужную... прибавляя страдания о погубленных жизнях... рябчиков. Но так делали его деды и ему нравилось...так отдыхать...



ч.9.    В поисках счастья.

"Надо укреплять семью", - думала я. Но не получалось.
Очарование жизнью, радости -  всё реже наведывались. Что - то потерялось, что - то переоценилось, что - то прояснилось. Прояснилось непонятное...
Хотелось многого...
И усталость.
Неизбежные  подработки и только мои - не приносившие большого дохода в семью,  раздражали, выматывали и забирали хорошее настроение.

Всё чаще стала задумываться о какой-то другой жизни.
Мысли о расставании приходили всё чаще и чаще.
" Уехать? Но куда? В другую  страну выехать -  нужны деньги, а у меня их не было!  Хорошо что дочь почти взрослая, тринадцать лет. Ведь мне только тридцать три года!"
Что такое  счастье? Бывает ли оно?  Так...  жить тяжело и бессмысленно. Собрав кое какие вещи в два чемодана, я с Олей выехала из этого "закрытого" города и от Володи. Моя страна - большая, привольная - везде будет хорошо! Оптимизм и мечты наполняли меня.   

 - За предательство твоё - расстрел! - сказал Володя мне по телефну после   отъезда.  "Но трудно  жить просто с красивым мужчиной", а ему расстрелять любимую жену.
Нужно было ждать шесть месяцев, потом ещё шесть месяцев. Только на третий срок развод состоялся автоматом.
А Володя всё присылал и присылал денежные переводы, просил вернуться, пока Валя  не отправила его добровольный денежный перевод назад.
Злость и горе овладели Володей и он написал :" твой любовник Олег давно умер от рака". Валя вспомнила как однажды Олег в его присутствии сказал ей комплимент. И всё!


ч.10.   И вот я вернулась.

 Пришло время сходить на кладбище, к Владимиру. Я была не одна, а с Асей Колтыпиной. От прежних друзей  узнала, что Володя покоится рядом с Олегом.
 - Как это может быть? - засомневалась. Ведь Олег умер уже давно, мне писал Володя.
 - Да нет. Они умерли в один день, почти в одно время. Их и похоронили рядом.

На  машине подъехали к воротам кладбища. Выходя из машины, Валя споткнулась и упала. Подумала и сказала:
 - Наверное, не хочет меня видеть,  принять моё присутствие? На фотографии угрюмый и злой.
 - Не бери в голову, - успокоила  подругу Ася.
 - "А ведь я тебя, Володя, звала к детям. У тебя двое внуков, а ты их даже и не видел!" - главное что она хотела сказать ему сегодня как самому родному человеку.

Рядом - надгробие Олега -   его коллега и товарищ.
 - Вот она "расплата" за несправедливую клевету! Он может "постарался" и забрал его, Володю с собой? - опять суеверно сказала Валя. Нельзя говорить плохо, незаслуженно ни о ком. Ведь "наговорил" на Олега! Получается работали они , плечо в плечо, до последних дней вместе! Как же Володя смотрел ему в глаза?
 - Что-то я стала  суеверной, как ты думаешь , Ася?
 - Ничего. Сейчас поедем домой, попьём горячего крепкого чая и успокоимся. Ты уже поговорила с Таней по телефону?
 - Да. Мы поговорили. Это было последнее наше общение... "родственников". Теперь, остаётся побыстрее продать  недвижимость: квартиру, гараж,  машину и уехать к дочери Оле и внукам!!!



ч.11.  А теперь... - продажа!

Наконец, документы на Володину квартиру готовы. Можно продавать её. Валя приглашает Егора и Юрия  в кабинет нотариуса Любовь Сергеевны.

 - О какой продаже и о каких документах Вы говорите, если они - настоящие -  вот они , у меня на руках! - торжественно говорит Егор и кладёт на стол действительные пожелтевшие бумаги на недвижимость Владимира.
 - Что же Вы, Егор Петрович, не отдали их во время? - это ведь запрещено законом и наказуемо, - говорит нотариус, Любовь Сергеевна.
 - Молчание.

Валя протягивает руку к документам и говорит:
 - Это можно теперь взять мне как память!
 - Ну уж нет! Это Вам не удастся! И Егор резко хватает бумаги со стола.
 - Ну, хорошо. Пусть они будут Вам на память. У меня есть свежие документы на квартиру. Вот они!
И квартира была продана.

Следующее -  продать гараж! Документы тоже уже готовы. Опять по телефону приглашаю Егора и Юрия в кабинет нотариуса Любовь Сергеевны.
 -В документах на гараж ошибка: имя " Володя" заменено на "Виктор".
Нужен суд, который докажет, что это его гараж а не чужой, - говорит Егор. Это Вам быстро не сделать, поэтому уезжайте поскорее домой! Уезжайте!
У нас есть адвокат, которая Вам всё объяснит при встрече!

 - Давайте встретимся с Вашим адвокатом, - предложила Валя.

Встречаются на квартире умершего Владимира. Присесть - только диван, оставленный Валей при отъезде и большой подвесной торшер для подсвечивания при чтении документов... Кстати, сказать, любимый, но оставленный ею...
Егор и Юрий с жёнами и с адвокатом. Валя одна.
Их красивая женщина - адвокат -  разделась и интеллигентно представилась:
 - Я адвокат. Представляю интересы этой семьи, -  и широким жестом указала в сторону семейства.
 - Валентина Михайловна, - представилась и Валя.

-  Так вот я Вам официально заявляю, что в связи с ошибкой в свидетельстве на гараж... - начала речь свою адвокат.
 - Вот оно это свидетельство, - перебивает Валя это ненужное повествование. Здесь нет никакой ошибки. И приглашает её присесть на диван, рядом, чтобы прочесть.
Читает. Молчание. Удивлённо смотрит на опекаемое ею семейство и говорит:
 - Да. Здесь всё в прядке.
 - Ну вот, значит завтра на сделку, - решительно говорит им Валя.
 - А ведь подлинник у нас! - говорит обескураженный Егор.
 - Он уже не нужен. У меня свежий и правильный подлинник.
 Так состоялась продажа гаража.

Оставалась машина.
Задолго до встреч, Валя сходила в ГАИ - удостовериться: начали они её прятать или ещё нет. Да. Начали. По компьютеру "Нива" уже не числилась за Владимиром.
Любовь Сергеевна сказала:
 - Эту ситуацию выведем на свет. Это не проблема. Но если Вы уедете и будет совершено преступление на этой машине "мальчиками", то отвечать придётся Вам, Валентина Михайловна.

 - Любовь Сергеевна, я так хочу домой, что готова уехать хоть сейчас. А машину они распродадут по частям, я думаю. Сейчас она целая и невредимая стоит у Юры во дворе.
 - Как? Вы её видели?
 - Да. Когда приглашала их на сделку к Вам в кабинет. Я зашла к Юре во двор. У него частный дом.

"Божественное провидение и ангелы  - хранители помогли мне в этом не простом деле с не простыми людьми, - так думала Валя. - Спасибо "Высоким или "Высшим друзьям". Особенное сердечное спасибо нотариусу Любовь Сергеевне за высокий  статус в профессии".

Деньги, вырученные от продажи недвижимости - будто бы поместила в сбербанк - так говорила всем: "пусть крутятся на процентах". Через два месяца приедет и купит здесь квартиру. Накопленные проценты помогут ей это сделать. Такая информация обезопасила и её и, может быть, другие горячие головы.

Так нежданно - негаданно, Валя снова поработала в своей любимой медсанчасти в течении восьми месяцев пока делала документы на недвижимость Владимира. А потом  всё продала... 1/4 часть( на двоих) от проданного - получили Володины "мальчики": Егор и Юрий. И автомобиль " Нива" - "пусть будет им" - оставила без суда!


ч.12.   Родительский дом Демидовых. Начало...

Так Валя  окунулась в то далёкое, не всегда понятное  прошлое, в молодые годы, как будто посмотрела фильм о Демидовых.
...Вот мама, Анастасия Анкудиновна, рассказывает о детстве любимого сына - Володи.
Он любил заходить по "западне" - на второй этаж. А спустится - не умел: ступеньки были крутые. Тогда перед его носом клали грелку с водой, она шевелилась - угрожала и он останавливался надолго. Это "чудовище" его пугало.

Маленький, он всегда ездил на велосипеде: двор был просторный, ухоженный, крытый со всех сторон. Везде было дерево, крыша большая высокая, а пол не крашеный, чисто выскобленный.
Если он угощал кого-нибудь пирожком, то обязательно его надкусывал и только потом отдавал. Чтобы сгладить неловкость, родители говорили: "это чтобы Вы не отравились. Проверяет."

Кроме "западни" - деревянной , встроенной лестницы на второй этаж внутри дома, был вход и  со двора  - " Парадный " - для гостей. Это была просторная, деревянная лестница с перилами внутри дома.
Через него можно было попасть в летнюю половину дома - крытую веранду, а потом  из неё - и в жилую половину.

Дом был старинный, восемнадцатого века. Добротный. Многие функции его - были упразднены. В веранде было много кладовочек и комнат свободных и заполненных чем-то. Комнаты закрывались. Володя любил спрятаться в какой нибудь из них, что вызывало много волнений.
Иногда в эти комнаты от кота прятали пельмени для заморозки т.к. он надкусывал все - искал только с мясом, хитрец.

Эти комнаты Валя тоже помнит: приходилось мыть к каждому празднику чтобы не копилась пыль. А это огромная территория и , конечно, уже  почти не востребованная. Но чистота соблюдалась как в былые далёкие времена.

Вот Таня учится во втором классе. Пишет сочинение о том как прошло лето:
 -  "Наловили рыбы, наварили ухи! Эх, и хороша была каша!"
 -  Разве каша? - Валя проверяет, видит ошибку и смеётся. Таня плачет... потом и она смеётся.
Мама торопит Таню в школу. Но Таня не может найти ручку.
 - Неряха ты, - говорит ей мама.
 - Ряха я! Ряха! - почти плачет Таня.

Но вот у Вали начались схватки. Отходят воды. Вызывают "Скорую" в этот старинный Демидовский дом.
Мама Владимира, Анастасия Анкудиновна, бежит с тазиком воды к Валентине. Удивительно, но приседает и моет Вале ноги перед отправлением в роддом - осуществляет какой-то ритуал, известный только ей. Валя не верит в её искренность, в добро. Молчит...не до этого...

 А Володе надо встретиться с другом, проездом, у поезда! Поезд не будет ждать! И он кричит Вале:
 - Ты только подожди! Я на одну минуту! - и выбегает. Думает, что и это Валя может...

Прибегает в роддом, вернее к роддому. Лето. Жара. Окна родзала открыты. Володя передаёт шоколад и записку " Спасибо за дочку!"
 И пока она была в роддоме - торопится, регистрирует дочку и даёт ей имя " Ольга". Сам? Один?  Меня не спросил даже! Или они все вместе? Опять заставили его? Лишь бы без моего "голоса"?
 И ведь Володя знал Валину историю о золотых наручных часиках " Звезда". Эти часы взяла безвозмездно у неё, а попросту украла -  однокурсница по имени...Ольга!...Ольга! Валя не хотела слышать это имя!

Тогда... на просьбу вернуть часики она только плакала. У Ольги недавно вернулся брат из "мест не столь отдалённых". И были они с братом детдомовские... О потере Валя старалась забыть. И даже как - то оправдать их - сирот...
Это был подарок отца Валентине в день семнадцатилетия!
В студенческие годы Валя бедствовала, но часы - неприкосновенная, нежная память  об отце.
Что делать? Пусть это имя будет дочери -  "Оберегом", - расстроенная Валя старалась примириться... с напоминанием о потере часиков, именем "Оля" и...раздражением от Володи. " Лишь бы не пропало молоко!" - беспокоилась.


".....Так...о..чём это я? - думает Валя, -  погрузилась в воспоминания. Оказывается, жизнь была и было разное... и тепло, но не для неё. Да ведь тебя  родители и не звали! Да. Но нет! Володя позвал... Но не они!

 Большой свадьбы не было - не обременительно! Вечер был в доме! Свадебное платье Валя сшила себе сама из крепдешина с цветочками! Обручальных колец не было - семья избежала затрат.
Но мы ведь с Володей были всё равно счастливы! В девятнадцать лет и маленькое счастье кажется большим!
Он тогда купил фотоаппарат и появился "семейный" альбом. Фотографировал меня бесконечно, по несколько раз в день, - вспоминает Валя, - и меня это уже утомляло...
 
... Подаренные серебряные монеты на свадьбе - для будущих колец -  переплавились на рыболовные крючки.

Зато у меня есть дочь Оля.
Давно это было.
Сейчас вот у меня уже внуки. У Тани тоже есть, наверное, внуки -  у двух " мальчиков" - дети. Или ещё нет?
Живём. Не общаются наши дети, к сожалению.

Мне надо простить его родителей, что обласкали только дочь Таню, забыв о сыне. Забыв?...Скорее всего это был скрытый, мстительный шаг неразумному сыну за не послушание т. е. за присутствие Валентины в их доме -  всегда чужой и не нужной ...

Простить Таню, что не сказала родителям: " У меня есть брат, Володя!"
Тогда бы часть родительского дома -  была бы чувствительной помощью семье Владимира. Может и жизнь сложилась бы по другому. Возможно, повысился бы авторитет Владимира в глазах Валентины, понявшей и знавшей, что " боец" в их семье - это она сама  с ношей за плечами: дочь и Володя.

Жаль, что жажда лёгкой наживы и  накопительства превалировали  над родственными чувствами: ведь брат и сестра!

А Оля!? Разве она не их кровей? Её они тоже "отшвырнули"... а ведь она - их веры, не только кровей...    

Пусть и меня простят, что уехала от Володи.
Я неумело "барахталась" -  и в непонятных "устоях" этой уважаемой семьи, и в тёмных "перегородках" большого старинного дома - ОЧАГА", и в одиночестве, и в девятнадцать лет!
 И в голове - ни бум-бум тогда. Но это тогда... А теперь: вернулась, без приглашения... и смогла -  хоть чуть-чуть...



 


Рецензии
И такое бывает, к сожалению. Благодарю Вас, Галина, за жизненную историю. Дай Бог счастья нашим детям.

Милена Боженова   19.11.2019 14:20     Заявить о нарушении
Милена, спасибо за неравнодушие и прочтение длинного текста.. Пусть дети наши будут дружны. С уважением. Галина.

Галина Никонорова   23.11.2019 17:56   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.