Встретить Светлый...

      
       Встретить Светлый весенний Праздник всей большой семьёй в этом году нам снова, увы, не удалось. Внуки растут,  но планы их родителей совпадают не всякий раз, и у Дмитрия, у старшего провели мы только Страстную субботу. Жена играла с пятилетней внучкой Вуськой, ссорилась с ней и снова мирилась, я же предпочёл вникать в  проблемы газификации дачи сына. Досадно, но выходило, ему таки придётся кое-что переделать и в доме, и на участке… Подсказывалось, ведь, чтоб всё предусмотрел – так нет же, упёртый упрямец! Это также, как с именем дочери: с чего он, сам некрещёный, решил назвать долгожданного ангелочка-дочку библейским именем Ева?... Ладно, его дело…
       А Пасха застада нас в новой квартире у младшего и были в ней мы впервые. Звал-то Сергей давно, да эти бесконечные его доделки-переделки: чуть соберёшься…

       - Не часто ли балуете нас, посещениями, родители… - в голосе сына слышался упрёк, - Не забыли ещё, как внуков-то зовут?
        - Да, уж, - поддержала Наталья мужа, – совсем забросили нас!... А они, что ни день, пристают «почему да почему баба с дедом не приходят?»… А они, отвечаю, «пи-ишут»!... Один – всё рассказы свои да повестушки, а баба – маслом. Книжка-то новая никак уже на выходе? Аль, пока топчется, где ни на есть?... 
       Конечно, мы совсем измучились в ожидании, пока они завершат свой долгострой, но - правы они, правы! Как побывали у них в Рождество на старой ещё квартире, так только и перезванивались с тех пор… Как летит время!…
       Словом, начав с полудня, ближе к вечеру мы, наконец-то, всёё осмотрели, и любопытство наше  было вполне удовлетворено: хороша хата! Теперь будет в их семействе у каждого своя комната… гостиная весьма необычная, с лоджией… также кухня-столоваял удобная и всё такое тоже на месте… Обстановка… Молодец Сергей! Наконец, едва решили, что пора и направились к столу, как... Глядь, а хозяина-то и нету: исчез! Ну, не может человек, чтобы без проблем для окружающих! Себе-то ладно бы, а соображать-то кто будет? И какой умник ответственные игры назначает на Светлые дни!... Долго маялись все в ожидании несносного болельщика, спорили, разместившись за столом, когда явится с этого (будь он неладен!) матча «Зенит»-ЦСКА?... Наконец, снова все были в сборе!
   
       Стол смотрелся чудесно. В старинной «ешё Бабушкиной» любимой вазе горкой (не выжила в Блокаду Бабушка, а её ваза – вот она! - «жива» до сих пор) высились в центре стола крашенки… слева между пасхой (изюм-то вдавливали в уже освящённую?) и куличом (не иначе, «живакрышу» сын предложит срезать маме!) толстая подарочная свеча освещала кагор «массандра-партенит» и… ёмкости покрепче… В жизни не молился ни Господу я, ни лукавому, не причащался ни разу и не говею (вообще, не соблюдаю постов!), но,  неверующий, числю себя за православного! Нравятся мне церковные праздники и тянет, порою, заглянуть в храм…
 
       Привалясь ко мне, Ванька ползал взглядом по моему лицу - Сергей ласково разворошил волосы сына:
       - А не то, глядишь, и бабушкины картины тоже попадут на какой-нибудь верниджаз? Вот поглядеть бы!...
       - Надо говорить не «верни джаз» и не «вернижас», а «вернисаж»! - поправил Ванька отца и сильнее навалился на меня, - а почему маслом?
        - Потому, что, краска такая - Катюшка, старшая, потёрлась носом о бабушкино плечо, - пора бы знать, уже не маленький!
       Подкрасив кагором тоник в ребячьих рюмочках, сын до краёв наполнил «взрослую тару»:       
        - Ну, ребята и зверята… Хай живе! Христос Воскресе!
        - Воистину воскресе! - громко крикнули Катька с Ванькой, и все засмеялись… 

         - А ты, отец, - снова повернулся ко мне сын, - не забыл, как певал мне песни? Вернее, нам!... Всякие – и смешные, и грустные пел… Даже псалмы. Говорил, «некресть», а нам, пионерам-ленинцам церковные песнопения пел... И где ты их навыискивал столько? Помню, однажды спел…
        И, обозначив на лице нежность, Сергей протяжно вывел:
                - «   Был у Христаа-мла-аде-енца са-ад»…
       Все опять засмеялись, а  он продолжил прозой:
       - А какие-то дети возьми да и наломай, архаровцы, много-много роз в Христовом Саду. Без разрешения! А потом, возьми да и спроси у хозяина сада… Эдак, ехидненько… Впрочем, отец, лучше спой внукам  сам, как когда-то нам с Митькой.
       - Во-о, память!... – поразился я и повернулся к ребятам, – а те дети, словом… возьми и спроси у Христа…
       И старательнее сына вывел на разные голоса:      
                «Как Ты сплетёшь себе венок:
                в Твоём саду нет больше роз…»
                - Вы позабыли, что  шипы
                достались Мне!.. – сказа-ал Христо-ос…
              - Что и называется… - Сергей, прищурясь, смотрел на потомство, - «христи-анским… сми-ире-ением»! Всем понятно?  Но, нам-то, – он снова обернулся ко мне, - нравились другие песни. Например, твой «Ёжик» или шутошные разные… Та же «в деревне то было Ольхо-овке…»… И ещё ты р-революцьёнными пичкал нас песнями, а они нам… Мне они казадись, вообще,  мурой, а Митька, он - помнит! Всё настырность твоя… Вон, Иван просит «спой, папа да спой»! А я, сам знаешь, на пение на революцьённое… Да и времени у меня сейчас, - он пожал плечами, - ну, совсем нету времени у меня в последнее время!…
        - Да, уж! – неожиданно вместе и громко поддакнули жёны моя и Серёжкина, и всем снова стало смешно.
       А Иван уже тянул меня за руку:
       Пойдём, деда, я тебе своих солдат покажу… Ты слыхал, Шава сегодня снова гол забил? Ему Кержаков накинул…

       В углу Ванькиной комнаты разыгрывалось целое сражение! Стены сложенной из кубиков крепости осаждали пластиковые солдаты и рыцари-крестоносцы - их успешно отражали её защитники - ниндзя и помогавшие им викинги. Подержав в руке камуфлированного и уверенного в себе солдата, я осторожно вернул его на место. Славное, однако, воинство подобралось у внука! Когда-то и мои солдатики…
      
        Отлитые из алюминия, они носили гимнастёрки защитного цвета навыпуск и синие бриджи и… все, как один – винтовка на плече! – шагали вногу. А перед ними в развевающейся чёрной бурке скакал на коне их командир Чапаев!  Это были «красные», идущие с революционной песней в атаку: они наступали! От них отбивались «белые» - четыре старинных оловянных солдатика… Почти вся краска с моих «белых солдат» давно облезла, но винтовки держали они наперевес, и было понятно, что биться будут до последнего!. Честное слово, моё воинство было не хуже Ванькиного!   А однажды… 

       Вот так же, передвинув солдатика по полю сражения, мой папа сказал, что у Алексея Николаевича – у «цесаревича»! – солдатики были точь-в-точь такими же, как эти мои «белые»… Мне бы спросить, откуда папа знает об этом, но само понятие «цесаревич» в то время было от меня таким далёким… Да ну его: по мне так, что «цесаревич», что «царевич»!,.. Аа-а, какая разница!...
       А в сорок четвёртом… Любовь Александровна рассказала нам на уроке истории про то, что цесаревич Алексей в возрасте четырнадцати лет был расстрелян большевиками в июле 1918-го месте со всей своей семьёй…

       Вот тут, дедушка, остановись! Внук позвал тебя взглянуть на своих «солдат», а ты вместо этого пустил вскачь свою несносную память - потопчись,успеешь ещё... Честно, твои солдатики - по крайней мере, «белые» – были, значительно интереснее этих… Информативнее, по крайней мере! Однако…
      Следовало показать внуку, как оценил ты его футбольную информацию, и ещё раз поправив комуфляжного солдата, я блеснул футбольной эрудицией: 
       - Хорошо, что Аршавин снова забил. После тех четырёх голов – ты же помнишь! - за лондонский «Арсенал» твой Шава  ничего никому так и не забивал - вот разговелся! Что такое «говеть» слыхал? Ну-у, брат... спросил бы у папы! А чем твои солдаты занимаются, когда не воюют крепости? Может, песни поют?...
        - Ага! - рассмеялся Ванька, - революционные!
        - В своё время, – я осторожно поменял местами рыцаря и крестоносца, - много было песен спето твоим батьке с дядькой… И революционных и таких…
        - А ты, деда, спой и мне, – взгляд внука просто излучал желание, - прямо сейчас, вот, и спой! Давно обещал…

        Как возникают ассоциации, и суждено ли кому постичь их молниеносные сполохи и зигзаги? Мелькнула фантомная тень Аршавина, спрыгнувшая с чьих-то не так давно произнесённых слов и я вздохнул:
        - Тогда… слушай, Иван, старую- престарую р-революционную песню. Называется «варшавянка».
        - Она про Аршавина, да?
        Ему послышалось «аршавянка» - я с трудом я не впустил в голос улыбку:
        - Про твоего Аршавина песни петь рановато…
        - Может, она про его дедушку-революционера?
        Ну, с о-очень большим трудом гостья-улыбка, рвущаяся на лицо и в голос была, всё-таки, приглушена:
       - Это, Вань, старая-престарая песня «революционного подполья», а Варшава – просто город, столица Польши...

       В самом деле, что уж, такое «варшавское» есть в этой песне? Нам, довоенным детям, когда разучивали её в очаге (в ту пору я был чуть постарше Ваньки) название тоже было непонятным. Легко - словно солдата в камуфляже! – переставив себя сегодняшнего из века двадцать первого в «конец тридцатых» годов прошлого столетия и подчёркивая такт рукой, я приступил:
                Ви-хри враждеб-ные ве-ют над на-ми,
                тём-ные си-илы нас зло-обно гнетут!
                В бой роковой мы…
       Дойдёт ли до внука патетика столетней давности?... Раскрывая ему перспективу, я удвоил напор:
                …но, мы подни-мем гор-до и сме-ло
                зна-мя борьбы-ы за рабо-чее де-ло…

               
                http://www.proza.ru/2019/01/15/1101      


Рецензии
Соглашусь с Владимиром...
На одном дыхании Роберт Алексеевич прочла!
Словно рядом была.
Замечательно изложено! Если так же Ваша супруга
кистью пишет, как
Вы прозу, дуэт чудесный!
Здоровья Вам, новых произведений- воспоминаний,
и читателей искренних, а не "бегунков" коих тут
пруд - пруди!
С глубоким уважением,

Надежда Лисовская   21.02.2019 15:30     Заявить о нарушении
Добрый день, уважаемая Надежда!Очень рад, что Вы уловили, как мне хотелось передать именно чувство, а не само событие! Но... снова перечитал и увидел - искренне! - и чувство и само событие. Ис кренне рад! Это - только начало, так называемой "маленькой" повести - далее по ссылкам идет полностью. Я совершил ошибку: мучаю ей почти уже год. Разбил на части и всё никак все не могу доделать-переделать, чтобы опять всё склеить.. Слава Богу уже всё на выходе...
Беру на себя не свою вину: Ваш отзыв обнаружил только полчаса назад - где он болтался полтора месяца, Бог весть - сайту Проза.ру виднее...
С глубоким уважением.

Гордеев Роберт Алексеевич   21.02.2019 18:08   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.