Случается, вспомненные...

                http://www.proza.ru/2019/01/15/925

       Случается, вспомненные вдруг стихи или песня вытаскивают за собой из памяти цепочку сопутствовавших штрихов, а порой и событий, и как бы, сцепившись, они возникают в тебе снова и вместе!… В очаге мы заучивали куплеты песни только первый и третий, а поразивший меня средний я, вытащенный мамой из Блокады чудом в январе сорок второго, увидел на листовке красного цвета, затерявшейся  среди книжек двоюродной сестры и запомнил его сразу и навсегда:
                Мрёт в наши дни с голодухи рабочий,
                станем ли, бра-атья, мы дальше молчать?
                Наших сподвижников юные очи
                может ли вид эшафота пуга-ать!
                В битве великой не сгинут бесследно
                павшие с честью во имя идей:
                их имена в нашей песне победной
                будут священны для мильонов люде-ей!
                На бой кровавый, святой и правый
                марш-марш вперёд, рабочий народ!...

       Дёргавшаяся ритмично рука, мешала петь – я опустил её. Внук серьёзно молча слушал, а во мне, как бы, зашевелились пробуждающиеся сомнения семидесятилетней давности: это ж, как?!...
       Какие-то «мы» сомневаются, «может ли вид эшафота пугать» «юные очи» неизвестных им  «сподвижников»… Тем не менее, уверенные, что те «в битве великой не сгинут бесследно», гонят их «на бой кровавый»: «марш-марш вперёд, рабочий народ!... А сами, между прочим, готовятся… петь «нашу победную песню»? Не-е, ребята, так не пойдёт! Следует разобраться, кто такие эти «мы» и «во имя» каких «идей» гонят они «сподвижников» в «битву великую»... Но, главное-то, глаавное: сами будущие певуны намерены разделить участь «сподвижников»?...  Не-а, не похоже, и «идей» каких-либо тоже не видно…
       «Стоп, катя!» - как бы, сказал себе я, сегодняшний.  Похоже, эта песня смахивает на… провокацию? Или, скорее, эти «мы» хотят заполучить что-то очень важное, захватить или… застолбить какое-то право... не имея на это… никаких оснований, кроме амбиций? Считают, раз они грамотнее, то и умнее, опытнее - по крайней мере, этих «сподвижников»? А «сподвижники», значит, должны… просто верить всему, что им ни скажут эти «мы»?…  Понятно, что «сподвижники», это - рабочие и они, по мнению «мы», «мрут с голодухи»! А сами-то  «мы»… тоже рабочие и… тоже «мрут»?...

       Когда-то давно мама рассказала, песню эту написал не поэт, а инженер, «угодивший в революцию» за компанию со своими приятелями. Приятели ничего не имели и ничего не умели делать, денег не зарабатывали и решили стать «профессиональными революционерами», То есть, «заняться революцией», руководить борьбой рабочих, которых не устраивал их заработок и, вообще, жизнь и их руками, вернее, «с их помощью» свергнуть царя, чтобы сделать Россию другой, а какой-то «общественный строй» в ней установить более справедливым. «Коммунистическим», - сказала мама и ещё что-то про «деньги, нужные на революцию»… Но, как эти «нужные деньги» появились у приятелей того инженер-поэта, осталось непонятным, поскольку мама, улыбнувшись, поцеловала меня, сказала «скоро сам всё узнаешь иди игопй» и я унёсся…
       Оставалось непонятным, откуда «мы» узнали, что нужно «сподвижникам». Если просто сочувствие, оно бы и ладно: «сподвижники» могли бы сказать своим сочувственникам «спасибо» и разобраться сами, что им надо делать. А то с какого, вдруг, переляку «сподвижники» должны доверять тем, кто сами не работают и не не «мрут с голодухи»!… Не-ет, эти «мы» явно решили вертеть ушастыми «сподвижниками», как захотят и… точно, надуют! Ничего себе «идея» ! Ах, ты ж, лукавая песня-обманка!…   

       «Не-ет, подожди - сказал себе я, сегодняшний. С чего ты взял, будто ты, дитя въедливое и, возможно (после Блокады-то!), поглядывавшее на мир с недоверием, мог возвести такую напраслину на автора революционной песни и друга самого «Вождя мирового пролетариата»? Оба мне неприятны – и тот восьмилетний сопляк (в то время ты сам!), и такой, вот, «себе на уме» автор революционной песни! Давай-ка, закройся и канай отсюда куда-нибудь!»

       «Милль пардон»! – ответил я обоим сразу - и себе скептику и послеблокадному тому сопляку… Вспомним-ка вместе, ребята, известную песню Гражданской войны – ту, что была у «бойцов обоих станов» - у «красных» и у «белых»… Слова в них не сильно различались: одни пели «смело мы в бой пойдём за власть советов…», а другие…
       Так ли, уж, важно, что в «красном» варианте решившие пойти «в бой за власть советов» «мы» (и, вед, шлит!), готовы были умереть «в борьбе за непонятное «это», а в «белом» - шли «за Русь святую, обещая «как один прольём кровь молодую»? Главное, и те и другие были готовы биться до конца за свои убеждения и ни тех, ни этих не интересовало, будет ли кто-либо в итоге голосить «победные песни» ни «священность» их имён в чьей-то памяти»!

      - А как думаешь, мог ли автор «варшавянки» рассчитывать, что каждый, кому в уши нацелена его песня, поймёт её обязательно так, как нужно ему лично? 
      - Да и Бог бы с ними! Основная-то масса слушателей…
      - Э-э, погоди!… Масса - едина, и её нужно долго раскачивать, убеждать… А просто «слушатели», это – толпа! Но, если толпе – вернее, каждой паре ушей в толпе подкинуть повод для возмущения, поднести, как человечье дерьмо на лопате к носу… Ой, да найдётся ль другое, что приведёт толпу в ярость, в неистовство! Мало тому примеров? Да хотя бы, та внезапная вспышка и обвал той  же Февральской революции с её бесчеловечными расправами над защитниками полрядка! А Венликая Французская революция?...
       Этот, с головой влезший в политику инженер, видимо, разбирался в психологии) и понимал: если - в каких угодно целях - замутить толпу, довести её до потери сознания, до неистовства… такому не сможет помещать и сам Создатель! Мысленно почти вижу письмецо, которое член «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» Глеб Максимилианович Кржижановский мог направить своему самому уважаемому другу и соратнику:

       «…ну, и Бог бы с ними – не на них рассчёт! Россия людьми простыми - слава Господу! -  не обижена, народу хватает… Конечно, сытых и мало-мальски грамотных в ней  не густо - почитай, не высвистишь и с голубятни. Но, ты прав, Володя: Россия, это – гудящий на огне котёл, в котором копится взрывная энергия! И не обезсудь мои дальнейшие словеса - даром, что ли, я получал (хе-хе!) техническое образование! - этой энергией необходимо управлять - впрочем, ты сам знаешь это даже лучше меня!,
       Тот, кто лучше понимает это, может (и должен!) управлять процессом: во-время подбросить очередную порцию топлива под котёл, следить за давлением, за стрелкой манометра, использовать вентиль, дренаж… Словом, сопровождать роцесс доведения до кипения. Очень неплохо было бы распоряжаться и самим котлом! Помнишь, задолго до того, как додумались создать наш Союз, много и долго спорили? Признаю, ты первым выдвинул эту идею, этот образ - я лишь изложил понятнее техническим языком, чтоб было легче добираться до сознания пока малограмотных…
       Сегодня, считаю, следует увеличить количество правды, направляемой на подогрев содержимого нашего котла, на довеление каждой отдельной души в нём до критической точки, до ипения. И шевелить надо, шевелить каждую душу! Пора, Володя, пора! Хватило бы только кочерёг… кочерг… (запамятовал, как родительный, извини, падеж от «кочерга»), якими треба шуроваты истопникам пид тим котлом! Вин вже готов взорваться, бо гудыть!
       Не время тянуть, Володя! Созревшие к взрыву души соплеменников слиты почти воедино: чуть их подтолкни и – непременно сольются во всё сметающую массу! Так хай же живе! Нельзя снижать давление в уже почти рычащем котле и – пора! Пора уже, Володя, вести дело к завершению…
       В предвидении скорого и всё сметающего взрыва я написал (как и обещал тебе) песню, которую с товарищеским приветом прилагаю. Твой Глеб»…

       Представив это письмо, я почти забылся и с удивлением обнаружил, что  просто стою! Молча… А внук  как-то странно поглядывает на меня… По его лицу, показалось, скользнула тень скуки… Зачем же я пел? Может, что-либо посовременнее ему, а эту, что пою, рано или, вообще, не нужно?...
       - Слушай, Вань… – как бы, в раздумьи, обрптился я к слушателю, - а папа тебе пел что-нибудь  из революционных песен? Например, «вы жертвою пали» или «змучен тяжёлой неволей»?... «под тяжким разрывом гремучих гранат» пел?
       - Деда, а зачем… – на меня смотрели чистые глаза, - песни бывают революционными?.
       Я почти оторопел!
       - Ну, парень… Это… ну, принято так… Воспоминания, уважение к пямяти… Одним они нравятся, кой-кому не очень, но – память, всё-таки!… Я ещё детёнышем был, пешком под стол топал, а моя мама - твоя прабабушка -_мне их столько напела!... До сих пор все помню… А папа рассказывал тебе, кто такие были революционеры?... 

                http://www.proza.ru/2019/01/16/658


Рецензии
Эргэдэ сердечно поздравляю Вас с Днем Красной Армии! Всех благ, отдачи от творчества, тепла и любви близких.

Николай Палубнев   22.02.2019 10:48     Заявить о нарушении
Николай, добрый вечер! Да, именно Красной Армии, несмотря на все мои изыски, и Вы - верю - чувствуете меня лучше других. Вас поздравляю тоже с нашим Днём Красной Армии

Гордеев Роберт Алексеевич   22.02.2019 21:40   Заявить о нарушении