Праздник первых шагов...

   
                Тогда бабушка Ривка ещё была жива, здорова и оптимистична. Правда, довольно стара... Было ей уже, где-то, лет сорок шесть с хвостиком...

                В тени дикого винограда, разросшегося по всей длиннющей веранде нашего дома, она расстелила коврик и бережно усадила меня в компании ярко желтых цыплят...

                Ходить самостоятельно я не умел, но вполне сносно сидел, прислонившись спиной к тёплой стене, нагретой ярким солнышком...

                С любопытством и некоторой опаской я заглядывал в каждый из картонных ящиков, подпиравших меня с двух сторон. В них наперебой пищали десятки малюсеньких существ, пытавшихся изо всех сил вырваться из тесного пространства...

                Некоторые из этих забавных желтых пушистиков были совсем слабыми и почти не шевелились. Других, было не остановить...

                Они толкались, взбирались и носились прямо по головам своих менее энергичных товарищей...

                С визгом я погрузил руки прямо в пищаще-пушистую массу... Затем, быстренько  извлёк оттуда два маленьких ярких комочка...

                Всей ладошкой, каждым пальчиком ощущалось теплое, панически пульсирующее тельце. Только  я ослабил хватку , как оба сорванца тут же попытались вырваться...

                Сжав ладошки снова, я сблизил обе руки так, чтобы цыплята посмотрели друг на друга, познакомились и успокоились. Однако недалекие малые никак не хотели касаться друг друга клювиками и общаться..

                Попытался, было, напоить, на мгновенье погрузив с головкой в ароматный холодный компотик, оставшийся в моей чашечке, но они затрепыхались ещё сильнее,- Никакой благодарности...

                - Ты, что ?!,- возмутилась бабушка,- Отдай... Немедленно отпусти бедненьких  цыплят..!,- Ривка поочерёдно разжала оба моих кулачка, - Ты же можешь их задушить..!

                Выпустив испуганных цыплят обратно, она подуспокоила меня несколькими звонкими поцелуями... Ведь я  совсем было приготовился  пустить горькую  слезу из-за изъятия  мягких ярких живых игрушек...

                Не теряя ни минуты, бабушка тут же сунула мне взамен пару крупных блестящих ложек... Я стал бойко колотить ими друг о друга, посматривая, как же  цыплятки реагируют на громкие звуки...

                Казалось, что они были очень довольны и танцевали в такт. Правда, некоторые испуганно вздрагивали при особо звонких ударах. К тому же , цыплят предусмотрительно отодвинули от меня на безопасное расстояние...

                Вдруг, я заметил опасность..! Из  темноты        " калидора" - длиннющего пространства, разделявшего дом на две половины, засверкали глаза и появилась крадущаяся фигура одной из кошек... С важным видом они слонялись по двору, гоняя птиц и зазевавшихся кур...

                Самое опасное и , конечно, обидное, что чудовище подкрадывалось к ящикам с цыплятами, не обращая на меня  никакого внимания..!

                Этого я стерпеть не мог..! Как только роскошный хвост оказался в зоне досягаемости, я схватил его что было сил. Затем, опираясь на стенку, встал, сделал пару шагов и широко крутанул взвывшую котяру... Сильно испугавшись отчаянного визга, я отпустил хвост и дал наглой бестии улететь в палисадник....

                - Ой - Вэй !, - вскричала бабушка,- драматические события пронеслись прямо перед ее испуганным взором.- Она же могла тебя расцарапать...

                Вдруг, бабушка поняла, что-же произошло...

                - Как? Как ты встал? Ведь ходить не умеешь..?

                - Ой! Вэй! Он начал ходить ? - , осознала Ривка важное событие,- Надо срочно обрадовать  маму. Она должна скоро с работы прибежать...

                Пустив  на всякий случай слезу, бабушка кинулась ко мне  и ,обняв,  стала радостно кружить. Это, конечно,  очень понравилось...

                - Роза - Роза!,- кричала  сестре взволнованная бабушка. Сообразив, что произошло, та немедленно вырвала  меня в свои объятия и, целуя, тут же пустилась в пляс...

                Наконец, появилась и мама... Ощущая себя главным героем, я важно наблюдал и ее счастливое радостное выражение...

                Бабушка, снова и снова, в лицах и жестах подробно пересказывала и показывала  все недавние события...

                Затем, меня подбрасывал в воздух отец, потом - Янкель , его жена Ита. Пришла очередь и Абрама Зицера - брата моего деда Менделя, погибшего в гетто...

                Правда, рука у Абрама, пробитая  пулей на войне, была вечно затянута чёрной кожаной перчаткой. Она не позволяла подбрасывать... Смеясь, он только обнимал и прижимал меня здоровой рукой...

                Многократно наслушавшись бабушкиных перессказов этой истории, я понемногу стал испытывать определённое недовольство и дискомфорт...

                Ривка  отображала действительность не так точно, как это происходило на самом деле. То упускала важнейшие подробности, то, наоборот, добавляла то , чего не было и в помине...

                Еще не умея к тому времени говорить, но многое понимая, я пребывал тогда в какой-то особой зоне молчания... Поэтому и не мог ещё ни исправить, ни дополнить тот бабушкин рассказ, насыщенный ласковым солнцем, радостью и любовью близких...

                Наконец-то... Наконец, сейчас это стало возможным...

                Жаль, конечно, что из участников того радостного события, остался только я один...


Рецензии