Это только слова

Вспомним начало у Иоанна и заменим Слово на то значение, которое ему придают теперь. Слово ставят ни во что, это просто бла-бла. Теперь посмотрим, что получится.
В начале было бла-бла, и бла-бла было у Бога, и бла-бла было Бог.
Так происходит не только с Писанием но и со всяким словом. И такое обесценивание слова, выдвигает на передний план бессловесное сердце, молчаливое чувство Бога, оргазмичнское переживание единства с Ним. Мы можем видеть только через слово. Оно как свет выхватывает из фона предметы очерчивает их для видения. Видимый глазом мир, только тогда приобретает многообразие вида, когда Адам начинает давать всему имя и через имя все это появляется для сознания.
Но для плотского христианина вначале было вовсе не Слово а сердечное переживание, слово же не материально и потому не интересно, не чувственно.
Слово конкретизирует абстрактность ощущаемого и если вместо слова старательно промычать Благую Весть, с большим чувством проблеять Песню Песней, внимательно пролаять послания апостолов и с надрывом провыть Псалмы Давида, то Бог и вся религиозная культура растворится в бессловесной неопределенности сердечного переживания, ведь для того, чтобы понять, что мы чувствуем (не почувствовать, а именно понять это) надо переживанию дать имя. Слово есть Бог и Бог есть Слово как факт осязаемого бытия Его Самого, а не просто бессловесного чувства. Как сказал  бы украинский брат Фома, вложив свои пальцы в раны Христа - “Визьмешь в руки, маешь вещь”. Или иначе, Господь-Слово есть объективная реальность данная нам в ощущении.
Всякое слово есть имя, а имя имеет значение. Многие могут сказать “Господи, Господи” но не войдут в Царство, потому что значение имени понимают по человечески, не совершенно, не так как это в Духе и Истине. А если не по Богу или просто как попугайчик, то неизбежно имя становится пустым или несёт в себе значение от блуждающего человеческого ума. Тогда христианин уже не собирает с Богом, а в блудилище плотского разума рождает чудовищь согласно духу заблуждения дьяволу, короче, славит Бога не по Истине, не правильно, не православно, а наоборот ославляет и наводит на Него хулу. И так, если как попугайчик или по человечески - то плохо, а если по Истине, как Бог о Себе знает в Духе, то хорошо. Но ни один полотский христианин даже а страшном сне не скажет о себе, что знает Бога по Духу. Более того, это закреплено догматически - СУЩНОСТЬ БОГА НЕПОЗНАВАЕМА человеком и никого не заботит, что в основании выбит краеугольный камень Духа, ум Христов и заповедь совершенства в котором христианин должен поступать в мире сем как Он и не прочитать хищением быть ровным Богу. Так что дальше делать будем господа христиане? Если соль потеряла свою силу, то Писание советует выбросить ее вон, ведь в ней нет Духа, чтобы слить духовную пищу. Если христианин в причастии получает Дух Божий как невыразимое в слове переживание, то остаётся только выразительно стонать утирая слезу. Где знание глубин Божьих в слове, которые открываются христианину в Духе? Или может Бог не накажет за незнание путей Своих? И что вообще это за христианство такое, христианство по сути не знающее Бога? Такое христианство можно принять только в качестве начального знакомства: как молочное, наивно-детское по уму, не совершенное, плотское, Духа неимущее, почитающие Дух безумием.
Материализм, проникший в христианство в лице такого умонастроения, не может судить Духовно. Питаемый молочной пищей, ещё не имеет совершенства которое даёт Дух и опирается не на обрезанное Словом сердце, а на ветхое, на котором Дух не написал ещё Своего письма. Из этого сердца исходят злые помыслы и опора на него ведёт к недомыслию и греху. Пока это сердце есть горький источник в глубине которого открыт ящик Пандоры и полотский христианин пытается сесть на крышку этого сундука, сделав при этом приличное лицо, озаренное верой и святостью. Но за этой маской, при внимательном взгляде, проглядывает нечто противоположное.


Рецензии