Призрак мятежного Ориона. 31гл

начало: http://www.proza.ru/2018/12/10/1596

*Мемуары друга публикуются с его согласия.
Фамилия ЛГ вымышлена. События реальны.

"Новому поколению подводников России в память о тех, кто погибал без боя и без славы, но честь не потерял и Присяге не изменил."

31 ГЛАВА.

Лодки одна за другой, без суеты, тихо...как хищные акулы, покидали свои нежные и ласковые причалы.
В 09.00, как указано в распоряжении, «сто шестьдесят вторая» бросила свой восьмисоткилограммовый якорь в живописнейшей бухте Ласпи...Началась жизнь по плану сбор-похода. Тревоги, отбои, перерывы с выходом наверх «один с носа, два с кормы». Всё замечательно, всё по-флотски размеренно.
Корпус, однако, раскалялся от палящего солнца, и вот-вот потечёт. Пот заливал и резал глаза.
Духота неимоверная. Вентиляторы понапрасну кушали электролит аккумуляторов.

В 12.00 Виктор заступил вахтенным офицером на ходовой мостик. Более менее, ветерок и чистый воздух.
Занялся тренировками сигнальщика в опознавании целей и прогнозе погоды. Иногда, на перерывах, поднимающиеся на мостик курильщики, веселили анекдотами и трёпом.
В сторону берега старался не смотреть, чтобы, не отвлекаться мыслями о жене.
После «адмиральского часа», то есть - послеобеденного сна до 14.00, на мостик поднялся командир.
Все заулыбались в ожидании любой информации. Мизалис не курил, поэтому при нём никто не дымил.

- Кого ожидаете, Самарин? - неожиданно спросил он опять на «Вы».

На миг Виктор растерялся, осмотрел горизонт и ответил:

- Команд не поступало. Ожидается подход штабного корабля на рейд, - тут же понял, что речь идёт о жене, - Если Вы о родах, то мне, честно говоря, всё равно.

- Если первенец, - командир поднял указательный палец, - То должна быть девочка. У моряков так заведено.

Его медленно-спокойный, с литовским акцентом, голос был убедителен. Особенно с пальцем.

- Прогноз плохой, - улыбнулся он лукаво, а у Самарина ёкнуло внутри, и добавил, -Я о погоде.
Начальник Политотдела был на связи. Требует проявить к тебе человечность...просит изыскать возможность и отправить на берег.

Самарин понял, откуда такая информированность, но молчал, изображая что-то по обязанностям вахтенного офицера. Было откровенно неприятно. «Требует...человечность…изыскать…на берег».

- Могу и отправить. Даже без замены. Если хочешь…берег близко. Доплыть в спасательном жилете можно. Что скажешь, лейтенант? - кэп мягко улыбался.

- Ничего, товарищ командир. В роддоме я не нужен. Хотелось бы знать, кто родился и их состояние,- давя обиду, ответил Виктор.

- Служи пока. Свяжусь сам с Оперативным. В Севастополь отправил? Если узнаю, объявлю и поздравлю по кораблю. А с тебя коньяк, лейтенант. Всё будет хорошо, не волнуйся, - и полез, с лёгким скрипом, в надстройку «изучать» надводный гальюн.

***

На 16.00 при сдаче вахты, радисты действительно дали прогноз на ухудшение погоды.
По кораблю прозвенел сигнал «Аврал». Старпом объявил по трансляции:

«Имущество раскрепить по-штормовому.
Ожидается усиление ветра юго-запад до двадцати четырёх метров в секунду».

Самарину пришлось стоять на вахте, пока тот обойдет отсеки и лично убедится в исполнении команды.
На море пока угрожающий штиль, как обычно перед хорошим штормом. Но давление падает, и с юго-запада горизонт размазывает свою ровную линию. Поднявшийся на мостик старпом заменил Виктора...и, будучи в курсе о возможной его полной замене, медленно с язвой произнёс:

«Данилу с отпуска отзывают. Я бы на его месте всех нахрен послал. Чё ты там, в роддоме делать-то будешь? Раскладушку поставишь? Да-а, балует тебя, Викто'р, наш Политотдел».

Самарин был готов провалиться сквозь восемьдесят метров глубины под килем и лежать рядом с якорем. Рванул было к командиру с просьбой дать отбой его замене, но Сергей сильной рукой остановил:

«Да не кипишуй, лейтенант. Машина закрутилась, и от тебя это не зависит. Шторм идёт. Никто из-за тебя катер в кашу не выгонит».

После ужина, успокоившись, Виктор вышел на мостик на подмену вахтенного офицера.
Народ травил баланду. Боцман, кряжистый и чёрный от загара, увидев его, рассказал всем анекдот:

- Жена перед родами каждый день мужу по локаторам бьёт:
«Ваня, Ванюшенька, сон снится один и тот же. Мол, родился у нас негритёнок с двумя головами».
Каждый день бедного Ваньку донимала. Пришло время рожать. Ходит Ванька по приёмной, ждё-ёт, нервничает. Вдруг, врач идёт. Ванька спрашивает:
«Ну что, родила?» - «Родила» - «Негритёнка?» - «Да, негритёнка» - «С двумя головами?» - «Не-ет, с одной» - «Фу-у, ты. Слава те, Господи!».

Все смеялись, глядя на Самарина. Дальше, другие соревновались в солёном флотском юморе, посвящённом темам родов. Будущий отец тоже смеялся, снимая волнение.

                -«»-

Ветер постепенно крепчал. Информации для Самарина с берега не было. Лодку уже покачивало.
На этом корабле начальником РТС был ленивый капитан-лейтенант Мотин Петя.
Он окончил питерское ВММУРЭ имени Попкова. Маленький, пухленький и совсем бездарный, как его изгнанный с позором из армии отец - генерал бронетанковых войск. «Заячьей болезнью» страдал Петя...
Он был старше Виктора на четыре года, а в развитии застыл в десятом классе.
Командир пытался от него избавиться, да и Петя сам грезил берегом. Но отец считал, что он будет адмиралом. Напрасно считал - сына списали вскоре, не прошёл медкомиссию.

В ремонте нач.РТС умудрился сделать себе выгородку, которую нельзя было назвать каютой.
Если сложить себя пополам и скрутить винтом градусов, эдак, на шестьдесят, то вместиться и уснуть, при нехватке кислорода, можно.

После вечернего чая офицеры, обычно, долго засиживаются в кают-компании, а там самаринская штатная койка. Ему на вахту в 04.00, так что пришлось сложиться и скрутиться в «мотиной» норке. Но не удалось получить кайфа от Петиного лежбища, постучался в дверь боец и передал:

«Товарищ лейтенант. Вам срочно прибыть к командиру».

Раскрутился, разложился и прибыл к Мизалису.

- О родах Вашей жены, лейтенант, эти балбесы ничего не знают. Не переживайте. Катер на подходе, замена Вам идёт. Данилку с отпуска выдернули. Так что цените внимание, действуйте быстро и осторожно. Море уже на три балла переходит, - сказал командир, постучал по барометру-анероиду, продолжил,- И какой дебейбел выгнал ради тебя эту шаланду на рейд? - и матюгнулся.

Командир, конечно же, знал этого дебейбела. Оперативным дежурным стоял вечно слегка подпитый флагманский «мускул», то есть физкультурник.  А «эти балбесы», то есть политотдельцы, потом отрапортуют о проявленной чуткости.

- Есть. Благодарю, товарищ командир,- Самарин кивнул, извинился и ушёл.

***

Виктор сдал комбинезон баталеру со словами: «Муха ещё не поимела».
Сунул в карман кремовой рубашки зубную щётку, в штаны трусы с носками, и в фуражке - под шею шнурком, поднялся на мостик. Море, действительно, уже шалило.

Ходовые огни катера смотрели прямо на лодку, как будто он шёл на таран.
По амплитуде их бортовых колебаний было ясно - «голова-ноги». Лил приличный ливень, море шумно заливало надстройку. За секунды на мостике, струйки воды проникли в сокровенные места.
Старпом предложил не рисковать и остаться на борту. Самарина же в подобных ситуациях всегда азарт распирает, и он прокричал ему в ухо: «Перепрыгну!».
 
Сергей хлопнул его по плечу, приказал отвалить носовые горизонтальные рули и осветить их прожектором.
Боец из швартовой команды подал Виктору спасательный жилет с привязанным страховочным шкертом.
Катер подошёл к рулям со второй попытки. Он прыгнул удачно.
Передал сменщику Саше Данилке жилет и помог ему перевалиться через леера. Он небольшого роста.
Вот ему-то, жилет со страховкой пригодился.
При очередном, но неудачном уколе носом мимо руля лодки, катер сильно ударился форштевнем, и Саша, проскользив по рулю, слетел за борт как княжна на Волге.
Его ловко выдернули из воды на борт корабля бросательным концом. Вынырнув, Саша, испустив струю солёной воды, тщетно искал глазами слетевшую фуражку. Та улетела по ветру и волне - недосягаемо.
Он ещё прокричал с палубы, истекая морской водой:

«Чтобы дочь была! Понял? Видишь, что творится!? Счастливо дойти!».

Есть такая примета. Если моряку грозит вода - дочь родится, а если огонь - то сын.
С мостика донесся крик старпома:

- Записать в вахтенный журнал: «21.28. Лейтенант Самарин перешёл на борт РК-122.
Капитан-лейтенант Данилка прибыл на борт. Рейдовый катер отошёл от борта».

_______________________________________

Мои стихотворения по теме «Призрак».

1.

Без суеты, как хищная акула,
Подлодка покидает свой причал.
Туда, где Са'рыч* горбится сутуло,
И греет спину в солнечных лучах.

У бухты Ласпи будет брошен якорь.
Начнётся жизнь по плану сбор-поход.
В тревогах и отбоях жизнь вояки,
Гораздо круче жизненных невзгод.

В отсеках, едкий пот глаза сжигает.
Ждут перерыва, с выходом наверх,
Курильщики...палящий зной ругая.
На мостике весёлый трёп и смех.

2.

- Кого Вы ожидаете, Самарин?
- Подход штабного корабля на рейд.
Вопрос был о ребёнке, и о маме.
Эх, лейтенант, ты никудышный Грей.

Сейчас ведёт о первенце беседу,
С акцентом прибалтийским, капитан.
- Заведено одерживать Победу,
За девочку поднимем мы стакан!

И, между прочим, сообщил лукаво,
Что «берег близко, можно и доплыть».
А шторм для моряка - одна забава.
...Уже размыта горизонта нить.

3.

Старпом съязвил о будущей замене.
Мол, ты же сам на берег захотел.
Встал в позу, будто он на сцене:
- Да-аа, ба'лует тебя Политотдел.

Готов был от досады провалиться,
Залечь на дно, наш будущий отец!
Трепещет сердце, пойманною птицей.
И катер на подходе...наконец.

У моряков есть верная примета,
Не подводила флотских никогда:
Грозит огонь - к рожденью Сына это.
Родится Дочь, когда грозит вода.

*мыс у бухты Ласпи
*коллаж автора, на фото ПЛ С-37
*продолжение: http://www.proza.ru/2019/01/15/1268


Рецензии
Мне кажется, что политотделу гораздо человечнее было бы этот вопрос решить гораздо раньше, а у нас как всегда: "на охоту идти - и собак кормить". Ладно хоть поздно, это всё же лучше, чем никогда.

Леонид Тиликин   05.05.2019 21:52     Заявить о нарушении
Что из этого вышло - в следующей главе. Цепная реакция проблемы в действии.

Ольга Шельпякова   05.05.2019 21:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.