Ошибки фортификации

ОШИБКИ ФОРТИФИКАЦИИ в Русско-японской войне на примере Порт-Артура

Выбрать близкую по духу тему помогла воинская специальность военного инженера.
 Если брать всю японскую компанию, то она состояла сплошь из череды ошибочно принятых решений и нерешительности командования. Не последнее место в значимости этих ошибок, а я бы сказал и роковое, сыграли и неверные решения по фортификации.

Но начнём с самого начала.  В середине 1890-х годов, экономически и промышленно усиливающаяся  Япония, проявив военную экспансию, разгромила Китай и отобрала у него часть территорий, в том числе Ляодунский полуостров и Маньчжурию. Обеспокоенные резким усилением Японии, Германия, Россия и Франция проявили свою политическую волю вылившуюся в так называемую «Тройственную интервенцию». В результате этого шага, Япония вынуждена была отказаться от аннексии Ляодунского полуострова и вывела  оттуда свои войска.  Этим тут же воспользовалась Россия. Уже в декабре 1897 года на рейде Порт-Артура стояли русские военные корабли. А в марте 1898 года , между Китаем и Россией была подписана соответствующая конвенция по которой  Россия фактически отобрала у Японии Ляодунский полуостров. Все понимали, что с этим  Япония не смирится, и действительно, там началась новая волна милитаризации.

Новоявленные приобретения надо было защищать, поэтому в Порт-Артур в 1899 году был направлен уже известный и авторитетный фортификатор, профессор Николаевской военной академии, генерал-майор Константин Иванович Величко. В ту пору профессор состоял ещё и членом Инженерного и Крепостного комитетов российского военного ведомства.  По его проектам возводились оборонительные сооружения в крепостях Ковно и Новогеоргиевске.
Но ... при всём своём непререкаемом авторитете, имел некоторые укоренившиеся атавизмы  инженерного дела, которые уже не соответствовали требованиям современной позиционной войны. Эта война предусматривает сплошной фронт без слабых мест, а не отдельные опорные пункты в виде фортов, долговременных укреплений и отдельных батарей.
По второму атавизму фортификатора, военное ведомство сделало ему даже замечание в виде напутствия: «... надо не бояться командующих высот, ...  недостатки местности можно исправить усилением возводимых укреплений". Третий недостаток Величко был в неприятии им такого нововведения в фортификации, как бронебашенные установки.  Хотя, буквально за два года до получения назначения в Порт-Артур, он присутствовал на испытаниях бронированных артиллерийских колпаков под Бухарестом. Там, полностью защищённые бронированные башни, по типу корабельных, доказали свою эффективность и неуязвимость.

Тем не менее проект фортификационных сооружений был составлен, определена очерёдность исполнения, и тут же начались работы по его реализации. Все оборонно-строительные работы планировалось закончить в 1909 году.
Вот тут надо обозначить ещё два отрицательных момента, уже не зависящих от Величко. Первое – проектирование порт-артурских укреплений базировались на официальной справке, данной азиатской частью тогдашнего Главного штаба, по которой у японцев предполагалось отсутствие артиллерии калибра свыше 6 дюймов. Поэтому, на важнейших укреплениях, подвергнувшихся сильнейшей бомбардировке, толщина бетонных сводов в жилых казармах и других важных органах обороны оказалась всего в 0,91 м, это вместо полутора метров и более!
Но у японцев оказались не только 10-дюймовые(254 мм), а даже и 11-дюймовые(280 мм) орудия.
И второй момент, пожалуй основной – весма слабое финансирование строительства.

Сейчас об очерёдности строительства. Согласно проекта организации работ,  в первую очередь начала возводиться линия внутренних сооружений в составе фортов, укреплений и литерных батарей. Эта линия отстояла от города и акватории порта в среднем всего на расстоянии 2,5 км. То есть при отсутствии наружной линии обороны весь город, порт и даже наружный рейд простреливался бы японской армейской и осадной артиллерией насквозь. Тут напрашивается логичный вывод, что внутренняя линия обороны вообще не нужна! Она не может защитить ни порт, ни эскадру. Но даже эта линия к началу войны не была готова.

Последовательность событий. Без объявления войны, в ночь на 9 февраля 1904 года японский флот нападает на русскую эскадру на внешнем рейде Порт-Артура и выводит из строя несколько сильнейших кораблей. К этому моменту порт-артурская крепость имела 116 готовых к действию артиллерийских орудий, из них на морском направлении 108, а на сухопутном вообще всего лишь 8 (на форту № IV) орудий, вместо 542 по табели. Вот именно с момента нападения японцев и началось интенсивное  строительство долговременных укреплений, но ... опять же внутренней линии обороны. А наружная линия обороны, проходящая по господствующим высотам, оборудовалась самими войсками под руководством  инженер-подполковника С.А.Рашевского. Правда там проводились только земляные работы: контрэскарпы, насыпные валы и открытые позиции артиллерии и стрелков. Но именно наружная линия обороны приняла на себя основной удар японцев, особенно её западная часть, где и решилась судьба порта-крепости, да пожалуй и всей войны.

6 мая 1904 года Порт-Артур был отрезан японцами от сухопутных сообщений с Маньчжурской армией, а 7 августа по восточным позициям крепости был открыт первый огонь сухопутной артиллерии. К этому моменту по линии фортификации уже было много сделано, но к сожалению основные строительные работы проводились согласно проекта и плана - по внутренней линии обороны. Фортификационные сооружения крепости состояли из пяти фортов (№ I—V), трех укреплений (№ 3—5) и четырёх отдельных артиллерийских батарей (литер А, Б, В и Д). Они не были замаскированы на местности, а сложный её рельеф  допускал мёртвые, не простреливаемые пространства. Тем не менее, к моменту первого штурма, на вооружении города-крепости по всем направлениям было более 600 орудий разного калибра и не менее 60 пулемётов. Всего русских войск – до 50000 человек.

С августа по декабрь японцами было предпринято четыре многодневных штурма крепости, причём каждый штурм, именно по потерям, не уступал крупной сухопутной операции. Скажем, при первом же четырёхдневном штурме, с 21 по 24 августа, японцы потеряли 20000 человек, русские – 3000 убитыми и ранеными. Тут нужно отметить ещё один недостаток фортификации – открытые позиции артиллерийских батарей, отдельные орудия которых не защищены барбетами, да даже не ограждены  друг от друга земляными валами. Только с фронтальной части присутствуют брустверы. Поэтому, при попадании крупного снаряда на позицию батареи, сразу могла погибнуть орудийная прислуга нескольких пушек, или несколько орудий оказаться повреждёнными.

В ноябре, командующий японской осадной армией генерал Ноги, получает свежую пехотную дивизию и предпринимает четвёртый общий штурм. Но тут же понимает, что кроме больших потерь, он ничего не добьётся. Поэтому сосредотачивает все свои усилия на штурме горы Высокая, не имеющей долговременных оборонительных сооружений. Девятидневный, отчаянный, бешеный натиск японцев даль результат – гора Высокая, или по японской топографии высота 203 была взята. С неё просматривались все русские укрепления, город, акватория порта и даже внешний рейд. Судьба города-крепости была предрешена. Менее чем через месяц комендант Порт-Артура генерал-лейтенант А.М.Стессель, вопреки мнению Военного совета крепости, подписал капитуляцию. В плен попали 23000 русских солдат, и ещё 14000 больных и раненых. Генерал Ноги, только при взятии горы Высокой потерял 12000 человек, русские войска 4500.

Японцы считали взятие Порт-Артура ключём к победе во всей войне и оказались правы. Через полгода, 5 сентября 1905 года,  был подписан позорный для России Портсмутский мирный договор. Ключём же к взятию крепости послужило падение слабоукреплённой горы Высокой.  Напрашивается вывод, что заблуждения и ошибки одного инженерного генерал-майора предопредилили поражение великой державы в войне? Мало того, привели к революции 1905-7 годов? Отнюдь нет, хотя никто не снимает вины с К.И.Величко за отсталые фортификационные взгляды и их последствия. За пренебрежение к господствующим высотам, за концентрацию фортификационных объектов на местности, вместо их рассредоточения по фронту и т.д.

Нет, всё несколько сложнее. России как никогда нужна была победа именно  в этой войне,  именно сейчас, чтобы избежать революционных потрясений, падения доверия народа к царю и всему монархическому строю. Самое обидное, что Россия была буквально в шаге от победы. Не хватило только воли и решимости у главнокомандующего А.Н.Куропаткина и царя Николая II. К моменту заключения мирного договора Япония была истощена до предела, как экономически, так и демографически. А Россия тогда только раскачивалась, или как говорят «запрягала». В Маньчжюрии, против вымотанных 300 тысяч японцев, стояло в глубоко эшелонированной обороне 500 тысяч русских солдат. По Транссибирской ж.д. магистрали ежедневно поступало пополнение, снаряжение, продовольствие и вооружение. За время ведения боевых действий в армии стало пулемётов больше в 10 раз, появились гаубичные батареи. А главное, не был сломлен боевой дух солдат и офицеров.  Ещё немного усилий, буквально несколько месяцев, и остатки разгромленных японских войск были бы сброшены в Жёлтое море. Но ... получилось, как получилось, опять у нас нерешительные лампасники украли победу. Может быть фамилия у главнокомандующего подвела – Куропаткин -никчёмная пичужка, а ежели был бы Ястребов ... ?

Несколько слов об основных фигурантах статьи.

Костантин Иванович Величко. Наиболее известный и авторитетный фортификатор Российской империи, автор многих научных трудов по фортификации. Один из авторов Энциклопедического словаря Брокгауза и Эфрона. Генерал-лейтенант(1907), инженер-генерал(1916).   Во время Первой мировой войны предложил новую, прогрессивную форму инженерного оборудования местности для наступления – «инженерные плацдармы». Такой плацдарм впервые был создан при подготовке брусиловского прорыва. В феврале 1918 добровольно вступил в Красную армию.  Учитель и друг генерала Д.М.Карбышева, который тоже, будучи в чине подполковника, в декабре 1917 года вступил в Красную гвардию. К.И.Величко до коца своих дней(1927) оставался военным фортификатором – профессором Военно-инженерной академии в Ленинграде.

Генерал Ноги Марэсукэ, барон(1895), граф(1907). Командующий 3-й японской армией осаждавшей Порт-Артур. При взятии крепости-порта японцы потеряли более 100 тысяч солдат. Эту победу Ноги считал пирровой, тем более, что при штурме погиб и его второй сын(первый в Маньчжурии). По этой причине попросил разрешения у императора Мэйдзи совершить ритуальное самоубийство. Тот разрешения не дал, по крайней мере пока жив сам император. Ноги потратил большую часть своего личного состояния на больницы для раненых на войне и памятники павшим солдатам. После смерти Мэйдзи в 1912 году, Ноги всё-таки совершил самоубийство сэппуку, причём вместе с женой. Канонизирован государственной синтоистской церковью и почитается как святой.

Вильнюс, 11 января 2019 года.


Рецензии
Приветствую! Смотрю,Саша.подготовился ты основательно,работая над этой темой.Не буду писать,как остальные твои рецензенты,о дополнениях к ней.Вообще - то тема обороны Порт - Артура,Цусимы,русско - японской войны для меня очень близка: написан целый ряд очерков.Ближе всего к твоему повествованию можно отнести мой очерк "Предвидение адмирала Дубасова",будет время,посмотри.Успехов в творчестве.

Вячеслав Прытков   29.01.2019 10:20     Заявить о нарушении
Мне вообще вся история интересна, особенно военная.
Благодарю за внимание, с расположением,

Александр Волосков   29.01.2019 13:03   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.