Надлом. Часть 2. Глава 42

Змея

Узел с бельем ждал Зойку. Мать ушла на работу пораньше, чтобы до приезда доярок с летнего лагеря успеть выполоскать белье. На боне никого не было, и Зойка принялась полоскать белье. На другом берегу к парому подъехала машина с доярками.
- Смотрите бабы, Алена белье полощет, сегодня вроде праздник.
- Тихвинской иконы Божией Матери.
- Это не большой праздник, если их все блюсти, работать когда?
- Откуда видишь, что Алена? То не баба,  а девка, кажется.
- Да я по белью вижу, белоснежное.

Паром пристал к мостику.  Истошный крик у фермы переключил внимание доярок. Из ворот выбежала заведующая молокозаводом Нюра. Зойка  рванула бегом к ферме.
- Тетя, Нюра, что случилось?
А заведующая, забежав за угол, уже никого не видела и не слышала. «Медвежья болезнь» делала свое дело, окрашивая стену в желто-песочный цвет.

Вбежавшие в молоканку женщины, увидели картину: Алена стояла с топором в руке посередине молоканки, застывшая как мумия, а у ее ног лежала извивающаяся гадюка. Отрубленная голова валялась поодаль. Женщины, рабочие молокозавода, сбившись в кучу, стояли на топчане. Они перестали кричать, со страхом спускаясь с топчана на пол, только тогда, когда тело змеи перестало извиваться.

Гадюка была больше метра. Скрутившись кольцами, грелась у чана с горячей водой. Заметив ее, женщины закричали. Крик услышала Алена в Профилактории. Первое, что пришло ей в голову, это - нужно убить змею, под
чан спрячется, будет жить в молоканке. Змей Алена не боялась и никогда не трогала, зная, что если змее не грозит опасность, она первая не кинется на человека. Эту нельзя было оставлять живой.
- Мам, мам, - тормошила Зойку мать.
- Что? Белье где?
- На боне. Счас принесу и помогу тебе телят напоить.

В любой ситуации Алена никогда не терялась. Впервые ей стало не по себе, задрожали ноги и руки. Она собрала всю внутреннюю волю в комок и стояла, отключившись от реальности, пока сердце не перестало бешено колотиться в груди, входя в нормальный ритм.  Даже после случая, когда ей пришлось топором перерубить вену на шее годовалого бычка, она сделала это хладнокровно. Напившегося навозной жижи теленка, спасти было невозможно, нужно было спустить кровь, чтобы мясо было пригодным в пищу. Если бы она не сделала этого во время, то телятница бы потеряла привес, а вместе с ним и заработок за месяц. Никто бы не стал разбираться, сделав вывод - не доглядела. А как тут доглядишь, если спасаясь от овода и слепцов, телята, подняв хвост трубой, срывались галопом с пастбища. Попробуй угнаться! Вокруг здания фермы скопились кучи навоза, между которых после дождя образовывались лужи из навозной жижи, опасные для жизни  животных.



Продолжение: http://www.proza.ru/2019/01/10/563


Рецензии
Я бы на месте мужа Аленыного боялась такой женщины, а он бьется)))

Ксения Демиденко   16.01.2020 22:07     Заявить о нарушении
Добрый день, Ксения! Спасибо, дорогая. Да, женщины раньше были другими, даже никудышного мужичонку хозяином считали.
С теплом,

Любовь Голосуева   17.01.2020 05:40   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.