Нахой. Покидая родные берега

                Белеет парус одинокий, а в трюмах много есть чего.
                Ван Ли-чжун, споря с Катаевым.
                ***

 Несомненно, лично для Екатерины II Любек имел не только экономические и географические преимущества. Переправка эмигрантов в Россию от "отеческих гробов" носила для Императрицы некий сакральный смысл. Частица "родного пепелища", перенесенная на бедные заволжские суглинки, должна была дать благодатные всходы.

 В несколько ином ракурсе воспринимал эти благородные позывы ближний круг маленькой Фике. К примеру, Мусин-Пушкин рассчитывал на пристройку в заволжских степях неведомого здесь "ложа".

 Бывший охранник Орлов, любуясь перстнями, думаю, рассчитывал чуть на иное. На некое реформирование задуманного Екатериной освоение иностранцами русских земель.

 Не зря же, это отмечают все источники, после "приватизации" переселенчества резко возросли государственные расходы. А чему здесь удивляться, когда ныне иные прибыльные отрасли больше об убытках отчитываются и требуют "царского вспоможения".

 Но вернемся к любекской пристани.

 Трудно установить сейчас истинные расходы государственной казны на выполнение "переселенческого" манифеста Екатерины. Но соотношение деталей расходов на "душу населения" и способы использования казенного рубля свидетельствуют о большой затратности.

 Только на доставку одного переселенца до Любека российская казна тратила сорок рублей. Нет смысла калькулировать эту сумму на нынешний курс. Лучше сделать историко-географическую привязку. За целковый в те времена можно было проехать на ямских лошадях 300 верст.

 Естественно, что весьма солидные проездные стимулировали вызывателей и их агентов на подравнивание обозначенный суммы до максимума и набора переселенцев из ближайших земель. Неважно, откуда ты, важно, что уже потрачено на тебя четыре полновесных империала.

 А ежели допущен перерасход "дорожных", то изволь компенсировать его сам. Но не в Любеке, а после благоустройства на месте. Проще говоря, на бедных колонистов вешался дополнительный, часто, как предполагаю, фиктивный долг.

 Представляете? Человек отбывает в неизвестность, а там его уже ждет финансовая зависимость от  вызывателя и его высоких российских покровителей. В документах, регламентирующих отношение, вызывателям давалось право на беспошлинную продажу произведенной колонистами продукции.

 Был и ещё один способ легально "нагреть руку" на эмигрантах. Манифест позволял каждому из них провозить в Россию товара на сумму до 300 рублей, при проживания на новой территории не менее десяти лет.

 Разберем этот пункт государственного документа. Было ли у каждого из выбывающих  имущество на триста полновесных екатерининских рублей? Я как-то сомневаюсь. Могли бы с таким капиталом и у себя прожить. А тут неизвестность и полная зависимость от российского частного предпринимателя.

 А вот нашим бизнесменам явно фартило. Кроме неслабой государственной подпитки, они могли, под видом имущества переселенцев, завезти в Россию кучу дефицита и "санкционного" товара.

 Конечно, российские "Верещагины", не беря мзды, возмущались, но куда они Нахой денутся. Разрешено самой Императрицей? Мне лично  эта ситуация напоминает "поповскую" беспошлинную торговлю алкоголем и куревом. Точно! Возможно, вместе с золочеными каретами для царского двора, вызыватели везли из Любека дорогой кубинский табак. Любила же Екатерина вдохнуть ноздрями это заграничное зелье. Эх, жаль тогда не было нашего заботливого минздрава. Предупредил бы, вдыхание табака вызывает чихание.

 Можно ещё приводить примеры нецелевого, как бы сейчас сказали, использование казенных денег. Но лучше обратиться к финансовым реформам Екатерины II. Видится мне некая связанность переселения десятков тысяч европейце в заволжские степи с империалом.

 Так сложилось, что вместе с манифестом в России стали чеканиться новые империалы. При их изготовлении учитывалась европейское соотношение цены золота к серебру.  Кроме того монетный двор тайно производил нидерландские дукаты. По факту учитывалось недоверие европейцев к российской волюте.

 А вот завершение массовой миграции европейцев к будущему Великому Нахою совпало с появлению первого российского бумажного рубля. Справедливости ради стоит отметить, что попытка "ассигнования" российской казны была предпринята первым супругом Екатерины II. Но внезапная "дисфункция сердца и воспаление кишечника" не позволили Петру III провести финансовую реформу.

 Вот такие исторические совпадения.

 Завтра же хочется коснуться условий существования бедных европейцев на пути к заволжским степям.

 

 


Рецензии
Интересное совпадение с уходом от золотого стандарта и с переходом к ассигнациям.

Сергей Лузан   09.01.2019 23:19     Заявить о нарушении
Не беря мзДы - опечатка. Замечание снесите после исправления.

Сергей Лузан   09.01.2019 23:20   Заявить о нарушении
Оно и понятно. Бумажки-то можно печатать до опупения. Поди проверь, чем они обеспечиваются, кроме болтовни властей...

Роман Огнев   09.01.2019 23:30   Заявить о нарушении
Именно, Сергей, интересное и примечательное.
Нечто подобное произойдет на день до начала Первой мировой войны. Все банки России перестанут обменивать ассигнации на золотой эквивалент. Но надпись на моментально обесцененных бумажках останется.

Спасибо за корректуру.

Евгений Садков   10.01.2019 11:18   Заявить о нарушении
Бумага всё терпит...

Роман Огнев   10.01.2019 12:16   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.