Приют безумных. Глава 50

50. СУДНЫЙ ГОД
7 сентября 2015 год, среда

Андрей Шухов все лето провел в Европе, нежась на пляжах и рассматривая местные достопримечательности. Храмы и соборы были ему до лампочки, но Лиза была без ума от архитектуры.

«Мы как муж с женой, - рассуждал парень, гуляя с девушкой под ручку. – Как будто лет двадцать в браке!»

Андрей обожал отдых за границей, но в этот раз его как магнитом тянуло на Родину. Проклятая Лиза окончательно ему осточертела, а там, в далекой России, осталась свобода и единственная девушка, вызывающая эмоции. Мысли об Элизе не давали парню покоя. Андрей гнал их, но они не отпускали, сводя с ума. Образ длинноволосой дьяволицы с холодными зелеными глазами и вечной ухмылкой на надменном лице преследовал днем и ночью. Пару раз он едва не оговорился, но вовремя прикусил язык. Лиза бы не потерпела лишнюю букву в своем имени. Возможно, будь у него выбор, он бы бросил Лизу и тогда... Думать в этом направлении Шухов себе запрещал.

«Главное сейчас – Москва! – убеждал он себя. – Ни одна телка в мире не стоит того, чтобы из-за нее отказываться от будущего».

И Шухов принял непростое решение – избегать Элизу Уланову. Не отвечать, не реагировать, не провоцировать.

***
- Да здравствует вторая судная неделя! – заорала какая-то малявка, выскочившая из кабинета Ольги Петровны и едва не сбившая с ног Уланову и Соловьеву.

- Твою мать! – смеясь, выругалась Элиза. – Нам предстоит судный год!

Так оно, по сути, и было.

С первых дней учителя пичкали новоиспеченных одиннадцатиклассников разговорами о ЕГЭ и недалеком будущем, которое их ожидало. В очередной раз был составлен индивидуальный учебный план и расписание дополнительных занятий, разжевано, что такое ЕГЭ и какие документы потребуются для регистрации участников, были записаны полезные и бесполезные сайты для подготовки к экзаменам, а также заполнены бумажки, извещающие администрацию школы кто, на какой факультет и в какой вуз собирается поступать...

Вся эта нервотрепка, конечно, не способствовала поднятию настроения. Затравленно озираясь, вчерашние десятиклассники все еще не верили, что этот кошмар происходит с ними.

«Как это так? – спрашивал каждый себя. – Вчера я был ребенком, а сейчас от меня требуют принять взрослое решение. Меня же этому никто не учил».

Обстановка накалялась с каждым днем. Страх перед неизвестностью заставлял будущих выпускников отшучиваться и витать в облаках, но пугающий вопрос: «Что будет дальше?» то и дело возвращал их в реальность.

Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 3-ий этаж, кабинет изобразительного искусства (№ 301)

Когда Шухов с Астапиным вошли в кабинет, свободной оказалась только предпоследняя парта третьего ряда. На последней сидели Уланова и Соловьева.

«Твою мать!» - выругался Андрей, встретившись с плотоядным взглядом Элизы и ее фирменной ухмылочкой.

С демонстративно равнодушным видом Шухов прошел к предпоследней парте и, делая вид, что его совершенно не интересует персона, сидящая позади, уткнулся в айфон.

Элиза слегка опешила, но виду не подала. Деланное безразличие Шухова ее задевало, но не настолько, чтобы она начала его цеплять. По крайне мере, без повода.
«Да что с ним творится такое? – мысленно бесилась она. – В том году проходу не давал, а в этом – ни слова не говорит. Поумнел что ли?»

Взгляд девушки зацепился за новую рубашку Шухова – светло-голубую, в мерзкую белую клеточку. Уланова поморщила лоб, как бы раздумывая, сказать или нет, и, не выдержав, бросила:

- Ты че, Шух, секонд-хенд ограбил? Получше этой ночнушки ничего не нашел?

Андрей сразу догадался, что речь о рубашке, и усилием воли заставил себя не заржать. Этот безвкусный кусок ткани его заставила купить Лиза в одном из бутиков Милана, но Улановой это знать было совершенно необязательно.

- Между прочим, это унисекс, - спокойно ответил он, не оборачиваясь.

Элиза звонко рассмеялась, а потом добавила:

- Она как будто из паласа сшита.

Шухов, психанув, воскликнул:

- Да пошла ты, дура! Всем нравится, только тебе одной нет!

И тут понял, что не сдержался. Просто она как всегда попала в точку. Стуча каблучками, вошла Ольга Петровна.

- Неделя сентября позади, - зачем-то сказала она. – Нужно выбрать командира и актив класса.

Инициативностью в 11-ом «А» не пахло, поэтому без особых споров остался прошлогодний командир, Костя Бронин. С активом было сложнее.

- Начнем с учебного сектора, - заявила Олга. – Кто хочет?

Желающих, как обычно, не было.

- А пусть Элиза будет! – выкрикнул Шухов, которого Уланова со всей силы пнула под партой.

Класс, включая Киру, поддержал идею.

«Ироды. Предатели. Мерзавцы. Подонки. Козлы. Бараны. Дебилы. Придурки. Ублюдки. Гады. Иуды! – обзывала Элиза одноклассников. – Ненавижу!»

- Ты знаешь, что делать? – ради приличия осведомилась Олга. – Собираешь дневники мне на подпись, проверяешь наличие обложек на учебниках, вторую обувь, внешний вид…

- Ольга Петровна, Шухов уже сегодня в неподобающем виде, - отозвалась Уланова, и на губах ее появилась улыбочка.

- Да, да, - согласно закивала классная, что-то отмечая у себя в блокноте. – Шухов! Последний раз я тебя вижу в цветном!

Для вида Андрей насупился. В душе – ликовал. Теперь у него была отмазка, чтобы больше не надевать на люди эту простыню. Он так и скажет сегодня Лизе: «Так, мол, и так. Одна стерва настучала на меня классухе, и та запретила ходить в цветном».
«Да-а, Андрюха! – мысленно сказал сам себе парень. – Низко же ты пал! Позволяешь какой-то бабе из тебя веревки вить!»

За своими размышлениями Шухов не заметил, как стараниями Элизы оказался в спортивном секторе. Что интересно – класс опять проголосовал полным составом за его кандидатуры.

- Вот долбоебы! - нехотя пробубнил он.

 - Остался культмассовый сектор, - сообщила «Олга», обрадованная тем, что так быстро продвигается дело. – Таня, ты как? Вы же с Ларисой всегда праздники организовывали.

Воронина подорвалась со стула, как пружинка, и, сверкнув черными глазами, истерично крикнула:

- А вот хрен вам! – эти слова были адресованы одноклассникам. – Я стараюсь, а вы никуда не приходите! В том году пол класса на Хэллоуин не пришли. Я зря стараюсь! Никаких больше праздников! Заколебали!

- Ты че разоралась, психичка! – ответила ей Вероника, приподнимаясь. – Я на все праздники хожу, не надо тут наезжать!

- Ой, Таня, хватит корчить из себя великого организатора! – поморщилась Наташа. – Праздники ваши так себе. Все это знают. Я сто раз говорила, нужно нанять нормального аниматора.

- Прекрасно! Я ухожу! – Воронина, схватив сумку, быстрым шагом прошла к двери, а затем, развернувшись, бросила: - Сама подними свою задницу со стула и сделай хоть что-нибудь, а уж потом критикуй да жалуйся!

Дверь захлопнулась.

Наташа, положив ногу на ногу, залилась смехом. Помрачневшая «Олга» уговорила Ларису возглавить культмассовый сектор. Для виду поломавшись, Мазорина согласилась.

- На Хэллоуин больше ни ногой, - шепотом сказала Элиза подруге.

- И на базу в Новый Год тоже, - последовал ответ.


Рецензии