Дочка по объявлению

Действующие лица:

Барбара (пожилая женщина, страдающая сильным склерозом);
Мария (соседка);
Симона (её дочь);
Алина
               
СЦЕНА ПЕРВАЯ

(Скромно обставленная квартира одинокой женщины. В комнате - Барбара. Раздаётся
 звонок в дверь)

БАРБАРА: Это ты, Мария?
МАРИЯ (за дверью): Я, я! Открывай!
БАРБАРА: Подожди, я не могу так быстро. (Идёт открывать дверь. Входит Мария).
МАРИЯ: Здравствуй, дорогая! Как ты себя чувствуешь?
БАРБАРА: Спасибо, лучше, чем вчера.
МАРИЯ: А что, вчера ты чувствовала себя плохо?
БАРБАРА: Ой, вчера я совсем умирала.
МАРИЯ: А сегодня?
БАРБАРА: А сегодня пришла медсестра, сделала мне укол, и я как будто
снова родилась. 
МАРИЯ: Это хорошо. Значит, можно поздравить с днём рождения!
БАРБАРА: Ты перепутала. У меня день рождения не сегодня.
МАРИЯ: В нашем возрасте день рождения надо отмечать каждое утро.
БАРБАРА: Это ты правильно заметила. Газеты принесла?
МАРИЯ: Конечно. Читай свои любимые знакомства.   
БАРБАРА: Давай сюда! Посмотрю, что там  новенького.
МАРИЯ: Такое впечатление, что ждёшь, когда тебе подходящий жених попадётся.
БАРБАРА: Куда уж мне. Просто интересно, что другие предлагают.
МАРИЯ: Ничего хорошего. Поверь мне, всё второго сорта, причём, бывшее в употреблении. Сэконд хэнд. Лучше бы новости читала. А то вообще не знаешь, что в мире творится.
БАРБАРА: Новости все плохие. У меня от них только настроение портится.
МАРИЯ: Ну почему же. Есть и хорошие.
БАРБАРА: А в хорошие я давно не верю. Особенно про политику. Мне кажется, что меня просто обманывают.
МАРИЯ: На тебя не угодишь.
БАРБАРА: Почему же! Вот знакомства – это интересно. Кто-то кого-то ищет, одним – одно надо, другим – другое. Интереснее любого сериала.
МАРИЯ:  Лучше бы книги читала, как все нормальные люди.
БАРБАРА: Вот я и читаю. Только здесь интереснее, чем в в книгах. Там всё придумано , а тут настоящие люди со своими характерами, увлечениями, привычками.
МАРИЯ: Да уж, такое разнообразие, только держись. Все объявления, как под копирку. Вот, пожалуйста! «Женщина средних лет, увлечения: кино, театр, музыка, ищет мужчину для серьёзных отношений». Ну, просто роман целый.      
БАРБАРА: А ты не смейся. Я тебе объясню. У такой женщины сейчас самый трудный возраст. Молодые не интересны, старикам нужно, чтобы за ними кто-то ухаживал. а сверстники женаты. Приходится ждать, когда кто-нибудь из них разведётся. Да и те плохенькие. А сама работает в женском коллективе. Где взять  настоящего мужика? В лучшем случае, только начальник. Но там секретарша молоденькая или сам – старый мухомор. А скорее всего - и то, и другое. Вот и ходит по кино и театрам. А там та же история: в основном, женщины, а мужики - только те, кого жёны на аркане привели. Конечно, время от времени кто-то с ней пытается познакомиться, но пару раз обожглась, больше не хочется. Теперь ищет надёжного мужчину. Но у самой требования большие. Лишь бы какой не нужен.
МАРИЯ: А про требования откуда ты знаешь? 
БАРБАРА: Потому что любительница кино. А там все красавцы, страсти, любовь в клочья. А у неё работа однообразная, каждый день одно и то же. Скорее всего бухгалтерша - отчёты, графики, балансы. А душа требует возвышенного.
МАРИЯ: Ну ты и напридумывала. А на самом деле всё гораздо проще. Обыкновенная тётка, хочет мужика, чтоб за ним, как за каменной стеной. Вот и всё.
БАРБАРА: Тогда бы написала о себе: хорошая хозяйка. Мужчины на это быстрее клюнут.
МАРИЯ: Тебе бы самой романы писать, с твоей фантазией.
БАРБАРА: К сожалению, сейчас уже поздно. Память не та. Сегодня придумаю, а завтра всё забываю.
МАРИЯ: Так это же прекрасно! Каждый день новый сюжет и ни один не повторяется.
БАРБАРА: Так и есть.
МАРИЯ: Подожди, тут тебе какое-то письмо.
БАРБАРА: Наверняка, какая-нибудь реклама. Выбрось, мне ничего не нужно. 
МАРИЯ: Но оно на твоё имя.
БАРБАРА: Тогда отнести обратно на почту. Скорее всего, ошибка.
МАРИЯ: Почему ты так уверена? 
БАРБАРА: А не от кого получать. Дочка, если захочет, позвонит. А больше вряд ли кто меня вспомнит. 
МАРИЯ: Послушай, это у тебя проблемы с памятью. Но у других-то всё в порядке. Может, какой-то твой бывший ухажер тоже развёлся со своей женой и хочет с тобой увидеться.
БАРБАРА: Зачем я ему понадобилась?
МАРИЯ: Для серьёзных отношений.
БАРБАРА: Вот ещё! Меня и на несерьёзные уже не тянет.    
МАРИЯ: Тебе даже не интересно узнать, кто тебя домогается? Ответила бы ему. Потом встретитесь.
БАРБАРА: А как я его узнаю, если его не помню?
МАРИЯ: Не обольщайся. Он тебя тоже не узнает. По новой познакомитесь.
БАРБАРА: Зачем?
МАРИЯ: Чтобы вместе объявления в газете читать.
БАРБАРА: Для этого мне компаньон не нужен. Только мешать будет.
МАРИЯ: Так читать письмо или нет?
БАРБАРА: Ладно, читай, если тебе так хочется.
МАРИЯ: «Дорогая Барбара. Пишет вам ваша дочка Алина». Вот это да! У тебя есть дочка Алина?
БАРБАРА: Дочка есть. Но её зовут не Алина. Её зовут Симона.  Это мой покойный муж предложил. Его маму звали Симона. Он её очень любил.
МАРИЯ: При чём здесь Симона? Я спрашиваю про Алину.
БАРБАРА: Алина, это моя тётя. Очень смешная. Однажды она вышла из дома и забыла надеть юбку. Мы тогда так смеялись!
МАРИЯ: Я спрашиваю не про тётю, а про дочку. Улавливаешь разницу?
БАРБАРА: Ты же только что спрашивала про Алину. А это – моя тётя.
МАРИЯ: Про тётю я уже всё поняла. Так у тебя всё-таки есть вторая дочка или нет?
БАРБАРА: Я же тебе уже сказала, у меня с мужем была дочка Симона. Но она живёт далеко, поэтому видимся редко, да и то по телефону.
 МАРИЯ: Погоди со своими воспоминаниями. Насчёт Симоны разговора нет. Хотя, судя по твоей памяти, и тут могут быть неожиданности. Меня интересует другая дочка. Ты о ней что-то знаешь? 
БАРБАРА: Только то, что здесь написано. 
МАРИЯ: Написана полная ерунда.  Какая-то ненормальная нашла твой адрес и решила дурить тебе голову. Ты согласна?
БАРБАРА: Но может, она действительно считает себя моей дочерью.
МАРИЯ:  От кого? Ты тайно родила от любовника?   
БАРБАРА:  Ты что! С тех пор, как вышла замуж за своего мужа, я на других мужчин даже не смотрела.
МАРИЯ: А до него?
БАРБАРА: Что, до него?
МАРИЯ: Другие мужчины до него были?
БАРБАРА: Мужчин не было. Были молодые люди. Но я их уже не  помню.
МАРИЯ: Молодые люди существуют не для того, чтобы их помнили. Я спрашиваю, может, ты от кого-то из них забеременела?
БАРБАРА:  Я была девушкой скромной. Максимум, мы могли целоваться.
МАРИЯ: Ну, надеюсь, от этого ещё никто не родил. Значит, письмо можно дальше не читать. 
БАРБАРА: Но зачем-то она меня, всё-таки, разыскала.
МАРИЯ:  Слушай, не забивай себе голову ерундой. Мало ли кто пишет всякие глупости. Нечего на всё реагировать.
БАРБАРА: На глупость не похоже. Вроде, всё написано очень серьёзно.
МАРИЯ: Ну значит, хотят тебе всучить фальшивую дочку. Некуда пристроить, а тут ты подвернулась. Авось, примешь!
БАРБАРА: Но это же человек, а не старая мебель.
МАРИЯ: Люди тоже бывают никому не нужными. Как мы, например.
БАРБАРА: Почему? Ты нужна мне. А я, надеюсь, тебе.
МАРИЯ: Правильно надеешься. Поэтому я пытаюсь отгородить тебя от всяких авантюристок.
БАРБАРА: А вдруг она пишет правду. Надо же выяснить. 
МАРИЯ: Что ты собираешься выяснять? Что ты случайно родила, и не заметила этого? Я надеюсь до такого маразма ты не дошла?
БАРБАРА: Нет, конечно. Но что-то её заставило написать мне письмо. Что там дальше?
МАРИЯ: Если тебе нравится слушать бред какой-то сумасшедшей, то – пожалуйста! «Я жила в детском доме и никогда не видела свою маму. Моей мамой было государство. Но мне всегда хотелось прижаться к родному плечу».
БАРБАРА: Бедная!
МАРИЯ: Прекрати её жалеть. Ей нужно родное плечо, а не твоё.
БАРБАРА: Но если она считает меня мамой, значит, и плечо родное.
МАРИЯ: Мало ли, что она считает. Если её мамой было государство, то прижиматься надо к его плечу.
БАРБАРА: Оно неудобное.
МАРИЯ: А ты откуда знаешь? Тоже прижималась?
БАРБАРА: Нет. Но думаю, мамино плечо всё-таки будет получше.
МАРИЯ: Это большой вопрос. Смотря, какая мама.
БАРБАРА: Любая. Тебе что, жалко, если она прижмётся к моему плечу?
МАРИЯ: Нет, ты соображаешь что говоришь? Сама еле передвигаешься, а хочешь кого-то еще на себе тащить.   
БАРБАРА: Она прижмётся, я облокочусь. И обеим будет хорошо.

МАРИЯ: Ну, знаешь ли! Я тут вожусь с ней, каждый день навещаю, газеты приношу, а ей вдруг какая-то прощелыга понадобилась!
БАРБАРА: Прости, пожалуйста! Я не хотела тебя обидеть.
МАРИЯ: Ладно, что с тобой делать. Прощаю!
БАРБАРА: Давай дочитаем до конца.
МАРИЯ: Тебе мало того, что тут написано?
БАРБАРА: Но надо же узнать, чего она хочет?
МАРИЯ: Могу сразу сказать. Подайте стакан воды, потому что давно не ела, так как спать негде.
БАРБАРА: Стакан воды мне не жалко. Читай!
МАРИЯ: «Я буду проездом в вашем городе в ближайшие выходные, и если вы не против, то навещу вас». Этого только не хватало!
БАРБАРА: Почему?
МАРИЯ: Потому что тебе чужие дочки не нужны. Своей хватает.
БАРБАРА: Своей-то как раз и не хватает. Когда она еще приедет!
МАРИЯ: Но не менять же шило на мыло. Своей нет, так любая другая подойдёт?
БАРБАРА: Ну, не любая. Эта всё-таки письмо мне написала.
МАРИЯ: Что с того? Сразу готова её принять с распростёртыми объятиями?
БАРБАРА: Не знаю. Ты всё прочитала?
МАРИЯ: Почти. Еще стоит: «Целую, ваша Алина».
БАРБАРА: Вот видишь, очень вежливая, деликатная девушка. Поцеловала на прощанье.
МАРИЯ: Да. Только не написала, в какое место.
БАРБАРА: Какая ты невоспитанная!
МАРИЯ: Зато ты у нас просто служба спасения брошенных детей.
БАРБАРА: Может, человек написал от отчаяния.
МАРИЯ: Но при чём здесь ты, раз она не твоя дочь?
БАРБАРА: Ну сама знаешь, какие в жизни случаются чудеса. Бывает, родственники теряют друг друга на долгие годы, а потом вдруг находятся. 
МАРИЯ: Так это родственники. Какая она тебе родственница? Если человек рожает один раз, то у него один ребёнок. Хотя бы это тебе понятно?
БАРБАРА: А вдруг рождаются близнецы?
МАРИЯ: Хорошенькое дело! Тебе что, не показали, кого ты родила – одного ребёнка   или двух?   
БАРБАРА: А вдруг меня обманули?
МАРИЯ: Прекрати выдумывать! Сейчас тебе кого угодно можно всучить – хоть ребенка, хоть крокодила.
БАРБАРА: Знаешь, мне тогда было так плохо, что почти ничего не соображала.   
МАРИЯ: Всё понятно! Ты и сейчас в таком же состоянии.
БАРБАРА: Неправда! Сейчас я никого не рожаю.
МАРИЯ: Хоть за это спасибо! 
БАРБАРА: Что ты меня мучаешь? Столько лет прошло. Не надо меня ни о чём спрашивать.
МАРИЯ: А кого мне спрашивать? Твою Симону? « Дорогая, скажи пожалуйста, когда ты была в утробе, помнишь ли ты, что рядом находился ещё кто-то?»
БАРБАРА: Не смейся!
МАРИЯ: Да я и не смеюсь. Я плачу!  Ну подумай сама. Откуда эта девица может знать, что является твоей дочерью?
БАРБАРА: Наверное, ей кто-то об этом рассказал.
МАРИЯ: И кто это бы мог быть?
БАРБАРА: К примеру, акушерка. 
МАРИЯ: Как ты себе это представляешь? Она встретила её на улице и сказала: «А вы знаете, мы вас случайно забрали от матери и отдали в детский дом».
БАРБАРА: В конце концов, мало ли кто ей мог это  сказать.
МАРИЯ: Нет, ты что издеваешься или вконец из ума выжила? 
БАРБАРА:    Но ведь человек не может просто так взять и выдумать такую историю. Для этого у неё должны быть какие-то основания.
МАРИЯ: Про её основания я расскажу.  Какая-то мошенница узнала, что где-то живёт старушка, у которой давно проблемы с памятью. А у старушки, наверняка, есть какие-то сбережения, оставленные покойным мужем. И была поставлена задача: эти сбережения изъять. Ну, физически устранить человека сложно,  можно угодить в тюрьму, зато можно это сделать тихо и скрытно. Для этого придумывается любая легенда,  и тогда ты сама добровольно отдашь всё, что у тебя есть. После этого мошенница благополучно скрывается. Как видишь, всё очень просто.
БАРБАРА: Но почему ты о ней всё время думаешь плохо?
МАРИЯ: Потому что совершенно ясно: тебе пишет какая-то самозванка.
БАРБАРА: Почему самозванка? Она же пишет, что её зовут Алина. Кто-то же её так назвал.
МАРИЯ: Причём, в честь твоей тёти, которая бегала по улице без трусов. Огромное совпадение.
БАРБАРА: Не преувеличивай! Только без юбки. Это разные вещи!
МАРИЯ: Разницу ты поймёшь, когда твоя, свалившаяся на голову дочка, прекрасно устроится  в твоей квартире, а ты окажешься на улице. Есть чему позавидовать: вокруг здоровый свежий воздух -  красота,  а не жизнь. 
БАРБАРА: И всё-таки мне кажется, что меня можно было обокрасть не таким сложным способом.
МАРИЯ: Каким же?
БАРБАРА: Не знаю. Я же не специалист в этой области.
МАРИЯ: Вот именно! А жулики придумывают всё новые варианты. То деньги берутся спасать, то пытаются  всучить чудодейственное лекарство. А эта придумала вот такой хитрый способ.
БАРБАРА: В лекарство я бы поверила больше.
МАРИЯ: Ты всему готова поверить.
БАРБАРА: Какая ты подозрительная!
МАРИЯ: Зато ты черезчур доверчивая. Поэтому всякие авантюристки на таких летят, как мухи на мёд.
БАРБАРА: На мёд летят пчёлы.
МАРИЯ: Знаю. Но я не хотела тебя обидеть, сравнив с тем, на что летят мухи. Для меня ты – всё-таки пока еще мёд.
БАРБАРА: Спасибо! Ты настоящая подруга.
МАРИЯ: А что мне ещё остаётся делать. Если тебя выкинут на улицу, мне же придётся обеспечивать тебя теплым одеялом, чтобы ночью не замёрзла.
БАРБАРА: Фу, какие ты вещи нехорошие говоришь. 
МАРИЯ: Лучше ты их услышишь сейчас, чем почувствуешь на своей шкуре потом.    
БАРБАРА: Может, она вообще не приедет.
МАРИЯ: Не надейся! Такие своего не упустят.
БАРБАРА: Но я только хочу посмотреть на неё.
МАРИЯ: Зачем? Тебе твоей Симоны мало? Сама говорила, слова доброго от неё не дождёшься. Хоть бы раз мать навестила. Так нет же. Только мужиков себе меняет.

БАРБАРА: Не говори так. Просто у девочки не складывается личная жизнь.
МАРИЯ: Ничего себе, девочка! А на самом деле она уже тётка не первой молодости.
БАРБАРА: Для меня она всё равно ребенок.
МАРИЯ: Разумеется. Так все матери говорят. Потому что вы совершенно слепые. Родная дочь тебя знать не хочет, а ты над ней квохчешь.
БАРБАРА: Симона меня не забывает. Недавно с днём рождения поздравляла.
МАРИЯ: Не преувеличивай! Твоё недавно было два года назад. Я помню это поздравление. И при этом попросила у тебя денег.
БАРБАРА: Ну и что? Слава Богу, что она у меня просила денег, а не мне приходится просить у неё.
МАРИЯ: Ну, в этом случае, ты бы о её существовании тоже забыла. 
БАРБАРА: Ты не справедлива.
МАРИЯ: Правда на первый взгляд всегда выглядит несправедливой. На то она и правда.  Одна дочка тебя вспоминает, когда у неё кончаются деньги, другая – когда не нравится плечо.   
БАРБАРА: Были бы у тебя дети, ты бы так не говорила.
МАРИЯ: И слава Богу, что нет. Зато имею спокойную старость.
БАРБАРА: Одинокую.
МАРИЯ: А у тебя она, можно подумать, другая.
БАРБАРА: Ладно, я не хочу спорить. Может быть, ты права.
(Раздаются настойчивые звонки в дверь).
БАРБАРА: Ой, кто это?
МАРИЯ: Какой сегодня день?
БАРБАРА: Воскресенье.
МАРИЯ: Ну вот, пожалуйста! Это она.
БАРБАРА: Я пойду открою.
МАРИЯ: Не смей! Тебя нет дома!
БАРБАРА: А где я?
МАРИЯ: Какая разница! Гуляешь.
БАРБАРА: В такую рань?
МАРИЯ: А что, для этого требуются определённые часы
БАРБАРА: Но в это время я еще не выхожу из дому.
МАРИЯ: А сегодня вышла. У тебя бессоница 
БАРБАРА: А если она спросит соседей, они скажут, что я никуда не выходила.
МАРИЯ: Плевать, что скажут соседи. Может быть, умерла.
БАРБАРА: Тогда вызовут «Скорую». Они приедут, и окажется, я жива. Вот стыд будет!
МАРИЯ: Ничего! Скажешь, крепко заснула, а я не хотела тебя будить.
БАРБАРА: Я сплю чутко. От каждого шороха просыпаюсь.
МАРИЯ: Слушай, никто ничего не будет спрашивать. Ты - старый больной человек. Сегодня так, завтра так. Это нормально.
БАРБАРА: Она с дороги, устала, хоть чаем её напою.
МАРИЯ: Никаких чаёв. Если она войдёт, то потом поганой метлой не выгонишь.
БАРБАРА: Но это невежливо!
МАРИЯ: Ах, какие мы цирлих-манирлих! Какую-то аферистку в дом не пустили. Предупреждают вас, дур, не открывать незнакомым людям, а вам, как горох об стенку.
БАРБАРА: Ну чего ты боишься? Что она нам сделает?
МАРИЯ: А ты не думаешь, что там, вместо милой доченьки, ждёт громила с молотком. С чего бы это какой-то незнакомой девке тебе в дочки набиваться? Только, чтобы ты заинтересовалась и впустила её в дом. А там уже её дружки-бандиты наготове стоят, только того и ждут. Дадут раз по башке, больше не надо, и всю квартиру  обчистят. Ты этого хочешь?
БАРБАРА: Какой ужас! Я об этом как-то не подумала.
МАРИЯ: Потому что, кроме своих дурацких объявлений, ничего не читаешь. А таких случаев пруд пруди.
БАРБАРА: Наверное, ты права! Не надо рисковать.
МАРИЯ: То-то же! Слава Богу, согласилась.
БАРБАРА: А, может быть, вызовем полицию? В их присутствии бандиты вряд ли на нас нападут.
МАРИЯ: И что мы скажем? Нам кто-то звонит в дверь, спасите, помогите! Вот когда от нас останутся только  два симпатичных трупа, тогда и приедут.
БАРБАРА: Тогда тем более не приедут. Как они узнают, что мы уже покойницы? Мы им даже сообщить об этом не сможем.
МАРИЯ: Вот поэтому сиди тихо, если хочешь на тот свет своим ходом дотопать. 
БАРБАРА: Послушай, а  вдруг никаких бандитов там нет?
МАРИЯ: С чего ты решила? 
БАРБАРА: Ну, не будут же они из-за какой-то пенсионерки целый спектакль разыгрывать. Бандиты так себя не ведут.
МАРИЯ: Ты так хорошо их повадки знаешь?
БАРБАРА: Да сразу сломали бы дверь и всё! Чего им с нами церемониться?
МАРИЯ: Потерпи ещё пять минут. Позвонят, позвонят и уйдут.
БАРБАРА: А вдруг они просто проверяют, есть кто дома или нет? А раз никого нет, тогда начнут ломать дверь. А её и ломать не надо. На честном слове держится.
МАРИЯ: Так что ты предлагаешь?
БАРБАРА: Открыть! Они увидят, что нас двое, испугаются и убегут.
МАРИЯ: Мы, по-твоему, такие страшные?
БАРБАРА: В крайнем случае, пока одну будут убивать, другая шум поднимет.
МАРИЯ: Хорошенькая перспектива! И  кого из нас они начнут первой убивать?
БАРБАРА: Конечно,  меня. Я же хозяйка квартиры.
МАРИЯ: Нет, я всё-таки твоя подруга, такое допустить не могу. Сделаем по-другому! Ты распахиваешь дверь, а я их встречаю и сразу бью чем-то тяжёлым по голове. Пусть знают, что нас голыми руками не возьмёшь.
БАРБАРА: Чем ты собираешься их бить?
МАРИЯ: Вон ваза стоит. Давай её сюда.
БАРБАРА: Только учти, она дорога мне, как память.
МАРИЯ: Кто? Ваза или голова?
БАРБАРА: Обе.
МАРИЯ: Ну, ваза понятно! А голову чего жалеть? Она же чужая.
БАРБАРА: Так если ты её разобьёшь, то сядешь в тюрьму. А ты мне тоже дорога, как память. 
МАРИЯ:  Хватит рассуждать! Была, не была! Открывай дверь! (Барбара открывает дверь. На пороге – Симона).

СЦЕНА ВТОРАЯ

СИМОНА: Вы что, с ума тут посходили? Что всё это значит?
БАРБАРА: Симона, ты?
СИМОНА: Я, а то кто же! Что у вас происходит? Звоню, звоню,  никто не открывает. Чем вы тут занимаетесь?
БАРБАРА: Ой, прости! Мы тебя не ждали. Мы думали, это грабители.
СИМОНА: Какие ещё грабители? 
БАРБАРА: Да это мы просто всё перепутали. Не обращай внимания на двух старых дур.
СИМОНА: Я думала, ты в таком состоянии, что встать не можешь. А тут с кулаками на гостей накидываешься.
БАРБАРА: А что ты даже не предупредила, что приедешь? Ты здесь по делам или просто так?
СИМОНА: Какие дела! Бросила всё к чёртовой матери и принеслась.
БАРБАРА: Чтобы меня проведать? Какая ты умница. Видишь, Мария, какая у меня дочь. 
СИМОНА: Слушай, мне некогда тут рассиживаться. Рассказывай, что произошло?
БАРБАРА: У кого? 
СИМОНА: У тебя, у кого же еще.
БАРБАРА: Да всё, как обычно! Ты представляешь, какие чудодейственные сейчас лекарства. Один укол, и мёртвого из могилы подымают.
СИМОНА: Ты была в могиле?
БАРБАРА: Господи, что ты такое говоришь?
СИМОНА: А если не в могиле, то чего тогда меня сорвали с места?
МАРИЯ: Ей было очень плохо.
СИМОНА: И что?
МАРИЯ: А сейчас всё нормально.
СИМОНА: Как, нормально? Я бросила всё: мужа на любовницу, кота на соседей, а у неё всё нормально!
БАРБАРА: На кого ты бросила мужа?
СИМОНА: А, неважно! Считай, бывшего мужа. Зато кот настоящий, и он без меня скучает.
МАРИЯ: Ну, может ты захотела, наконец, проведать свою маму.
СИМОНА: Проведать я могу и по телефону.
МАРИЯ: Но иногда это надо делать лично.
СИМОНА: Но не тогда, когда тебя бросает муж и пытается оттяпать всё имущество.
БАРБАРА: Расскажи хоть, что у тебя там случилось?
СИМОНА: Да что рассказывать? Самая обычная история. Вкладывала в этого идиота деньги, молодость, здоровье, а он нашёл молоденькую, и я ему больше не нужна.
МАРИЯ: Логично! Зачем ты ему, если у него теперь есть деньги, молодость и здоровье? В мужчин нельзя вкладывать так много. Что-то надо оставить себе.   
БАРБАРА: И он тебе ничего не оставил?
СИМОНА: Почему, ничего? Кота. Он ему не нужен.
МАРИЯ: Ну, хоть что-то!
СИМОНА: Ладно. Выкладывай, что от меня хотела? Сразу предупреждаю, денег у меня сейчас нет.
БАРБАРА: Что ты! Какие деньги! Мне ничего не надо.
СИМОНА: Так зачем меня вызвала?
БАРБАРА: Кто?
СИМОНА: Ну ты, наверное, кто же ещё.
БАРБАРА: Я не вызывала.
СИМОНА: Но кто-то же мне написал письмо, что ты почти при смерти.
БАРБАРА: Я об этом ничего не знаю.
МАРИЯ: Я тоже первый раз слышу.
БАРБАРА: Кто бы это мог быть?
СИМОНА: Что вы тут дурочку разыгрываете? Не само же по себе оно было написано.
МАРИЯ: Может, кто-то из врачей подсуетился?
БАРБАРА: Да, скорей всего! Мне было плохо, вот они и вызвали на всякий случай.
СИМОНА: Ну, я на них накатаю такую жалобу, мало не покажется. Они должны лечить, а не заниматься филантропией.
БАРБАРА: Подожди! Так ты сейчас тоже осталась совсем одна?
СИМОНА: Да, ну и что?
БАРБАРА: Так может, пока переедешь ко мне? Место есть, нам обеим хватит. И коту тоже. Всё будет не так одиноко.
СИМОНА: С чего ты взяла, что мне одиноко?
МАРИЯ: Барбара говорит о себе.
СИМОНА: Ну, знаешь! Еще не хватало мне в вашу глушь ехать. Тут совсем от тоски закиснешь.
БАРБАРА: У нас много мужчин имеется. И некоторые очень достойные.
СИМОНА: Представляю! Из них ещё не весь песок высыпался?
БАРБАРА: Ну зачем ты так? Ты ведь тоже уже не девочка.
СИМОНА: Как тебе не стыдно напоминать про мой возраст.
МАРИЯ: Правильно! Напоминать не надо. О нём надо всегда помнить.
СИМОНА: Ну, пошли меня учить. В общем, ладно. Раз у тебя всё в порядке, я поехала.
БАРБАРА: Подожди, ты куда?
МАРИЯ: Она же сказала, её кот ждёт.
БАРБАРА: Но мы же столько не виделись! Побудь немного. Давай, я тебе чай налью. 
СИМОНА: На фига мне твой чай! У меня бракоразводный процесс, а я припёрлась сюда непонятно зачем. Извини, но у меня действительно мало времени.
БАРБАРА: Как жаль! Мы даже не поговорили.
СИМОНА: Почему же? У тебя всё в порядке, у меня всё в порядке, что еще рассказывать? Пока! Если что, звони. А врачам я всё-таки клизму вставлю!
БАРБАРА: До свиданья! Мне очень жаль, что ты так быстро уезжаешь.
МАРИЯ: Ничего! Зато, не сомневайся, вторая дочка подольше задержится.
СИМОНА: Это вы о чём?
БАРБАРА: Да так, не обращай внимания.
СИМОНА: Ладно финтить. Ты обманывать не умеешь. Что это вы тут заикнулись про вторую дочку?
БАРБАРА: Я вообще ничего не говорила.
МАРИЯ: Зато я сказала. Объявилась твоя родная сестра. Она должна скоро здесь быть.
СИМОНА: Что?! Вы обе белены объелись?
БАРБАРА: Да нет. Это какая-то ошибка. Никого у меня больше нет и быть не могло. Просто какая-то девушка решила, что я её мать. С чего она это взяла, непонятно.
МАРИЯ: Почему же, непонятно? Такие случаи бывают. Рождаются близнецы, матери сообщают, что второй ребёнок не выжил, а на самом деле его передают какой-то бездетной паре за большие  деньги.
СИМОНА: Меньше надо дурацкие  фильмы смотреть. А то потом всякие глупости в голову лезут.
МАРИЯ: Это не глупости! Свято место пусто не бывает. Если у одной дочки нет времени на мать, то найдутся другие. Только не надо потом обижаться, когда наследство делить придётся.
БАРБАРА: Да какое у меня наследство. О чём ты говоришь? Старые тряпки?
МАРИЯ: Неважно! Многие и за старые тряпки готовы поубивать друг друга.
СИМОНА: Хватит морочить мне голову! Что за дочка, откуда взялась?
МАРИЯ: Да вот, сама почитай! (Передаёт Симоне письмо).
СИМОНА: Чушь какая-то! И что вы собираетесь с ней делать?
БАРБАРА: Ничего. Мария считает, что её не надо даже впускать в дом.
МАРИЯ: Это я раньше так считала. А сейчас поменяла своё мнение. Может, с другой дочкой Барбаре повезёт больше.
СИМОНА: Это чем же?
МАРИЯ: А тем, что будет лучше к своей маме относиться. Не  приедет на пять минут - у тебя всё нормально, у меня всё нормально, и уедет. Старикам ведь что от детей нужно – чтоб была родная душа, с которой можно было просто пообщаться. А по телефону душа никак не передаётся, только голос. А этого мало.   
СИМОНА: Ах, вот оно что! Душа моя потребовалась. Так нет у меня души, извините. Была да сплыла. И, между прочим, ещё в юности, когда мне тоже общаться нужно было. А что я имела вместо этого? Деспота отца, который наказывал меня за любую провинность, мать, которая была занята только собой. И теперь меня упрекаете, что я плохая дочь? Хорошие дочери бывают у хороших родителей.
БАРБАРА: Симона, что ты такое говоришь? Мы же тебя так любили!
СИМОНА: Ах, это называется любовь? А ты забыла, как отец меня наказывал за малейшую провинность? То ему показалось, что я не так на него смотрела, то, не так ответила. И тут же меня наказывал ни за что, ни про что. Все девчонки после школы гуляли, а я сидела дома и смотрела в окно. И еще должна была чуть ли не на коленях просить у него прощения.
БАРБАРА: Да, он был строг. Но он же тебя воспитывал.
СИМОНА: Вот и воспитал. А теперь пожинайте плоды воспитания. 
БАРБАРА: Ну может быть наказал пару раз, но нельзя же из-за этого делать целую трагедию.
СИМОНА: Пару раз? Да это было постоянно!
БАРБАРА: Я уверена, ты не права.  Отец хотел для тебя только хорошего.
СИМОНА: А ты всегда была на его стороне. Хоть бы раз меня защитила.
БАРБАРА: Я уважала твоего отца. Он для меня всегда был большим авторитетом.
СИМОНА: Так уважала, что плевать было на собственную дочь.
БАРБАРА: Не говори так!
СИМОНА: Я и так всю жизнь молчала. А зря!
БАРБАРА:  Не выдумывай! У тебя было хорошее детство. И мы о тебе заботились.
СИМОНА: Отличное! Такое хорошее, что тебя однажды даже в школу вызывали. Когда  нам задали сочинение «О чём я мечтаю?», я написала, что мечтаю родиться сиротой. Был большой скандал.
БАРБАРА: Это детский максимализм. Многие дети считают, что родители их не понимают. А когда вырастают, спасибо говорят.
СИМОНА: А за то, что отец пытался ко мне приставать, мне тоже нужно спасибо сказать?
БАРБАРА: Что ты такое говоришь! Как тебе не стыдно такое наговаривать. Это ужасно!
СИМОНА: Я говорю правду! И ты об этом знала.
БАРБАРА: Откуда? Ты мне об этом никогда не говорила.
СИМОНА: Да? Странно, вроде у тебя тогда склероза не было. Я с тобой тогда обо всём  поделилась. Думала , уж на этот раз ты будешь на моей стороне. Так ты сказала те же самые слова: «Как ты можешь такое наговаривать?». Да еще и сообщила о нашем разговоре отцу. И он меня тогда избил.
БАРБАРА: Этого не было!
СИМОНА: А из-за чего, по-твоему, я убежала из дома?
БАРБАРА: Ты не убежала! Ты вышла замуж.
СИМОНА: А что мне оставалось делать? Я и выскочила замуж за первого встречного,  лишь бы из дома исчезнуть. За то и поплатилась. Такой же урод попался. И я тогда оказалась на улице, одна, без средств к существованию. А вы об этом даже знать не хотели. 
БАРБАРА: За что ты меня мучаешь? Я ничего этого не помню.
СИМОНА: Теперь я вижу: хорошая болезнь – склероз, что хочу – помню, что не хочу – забыла. 
МАРИЯ: Как тебе не стыдно попрекать маму болезнью. От этого никто не застрахован.
СИМОНА: Но я, к сожалению, ею пока не страдаю. И всё помню!
МАРИЯ: Что теперь об этом вспоминать. Мало ли, что у кого в жизни было.
СИМОНА: У кого-то мало, у кого-то много. А у кого-то – через край. Да у меня вся жизнь из-за этого кувырком пошла.
МАРИЯ: Тем не менее, это твоя мама, она тебя родила, ты должна быть ей благодарна. 
СИМОНА: Я, между прочим, несмотря ни на что, примчалась по первому зову. Но теперь я вижу, что письмо – чья-то шутка. И моя мнимая сестра – такая же шутка. Я не знаю, кто тут у вас развлекается, но мне от этого юмора совсем не весело. Извини, что всё это рассказала, но так уж получилось. А сейчас я поехала. Появится моя сестра – передавайте привет!
БАРБАРА: Ты больше ко мне никогда не приедешь?
СИМОНА: Почему же! Разберусь со своими делами и приеду. Хоть я и  никудышная дочь, но умею прощать.
БАРБАРА: Я буду тебя ждать!
СИМОНА: Хорошо! (Уходит).
БАРБАРА: Что она такое наговорила?
МАРИЯ: Не обращай внимания. Она осталась одна, очередной муж её бросил, поэтому сейчас всё видит в чёрном свете.
БАРБАРА: Но я вправду её любила.
МАРИЯ: Я в этом не сомневаюсь. Просто, никогда не надо ждать от детей благодарности.
БАРБАРА: А от кого ждать, как не от них?
МАРИЯ: Ни от кого. Я вот не жду и не расстраиваюсь.
БАРБАРА: Но у тебя нет детей.
МАРИЯ: И слава Богу!
БАРБАРА: Но в других семьях всё нормально.
МАРИЯ: Откуда ты знаешь? В каждом шкафу свои скелеты. Только их стараются не вытаскивать наружу.
БАРБАРА: Но это было так несправедливо!
МАРИЯ: А жизнь вообще несправедливая штука. И с этим надо примириться. А Симона, я уверена, со временем изменит своё отношение. Дай только время. Она, в общем-то, неплохая девочка. Только сейчас у неё достаточно трудная жизненная ситуация. Не переживай, всё уладится!   
БАРБАРА: Дай-то Бог. Я только не пойму, кто её сюда вызвал?
МАРИЯ: Какая тебе разница. Приехала, и хорошо.
БАРБАРА: Нет, но кто-то же послал ей письмо.
МАРИЯ: А тебе не всё равно?
БАРБАРА: Просто интересно, кто это мог быть?
МАРИЯ: Ну, я это сделала. А что тут такого? Тебе было плохо. Я и подумала, что не помешает ей тебя проведать. А иначе, вы ещё сто лет не встретились бы. В нашем возрасте с этим тянуть опасно.
БАРБАРА: Зря ты это сделала. Видишь, как она была недовольна.
МАРИЯ: Ничего страшного! Ей это даже полезно. Зато выговорилась, и, как говорится, камень с души свалился. Погоди, немного успокоится, и без всяких напоминаний к тебе приедет. Помяни моё слово. Она это сама обещала.
БАРБАРА: Надеюсь!
(Раздаётся звонок в дверь).
МАРИЯ: Вот видишь! Поняла, что наговорила кучу лишнего и пришла извиняться.

СЦЕНА ТРЕТЬЯ

(Входит Алина). 
АЛИНА: Добрый день!
МАРИЯ: Здравствуйте, вы кто? 
АЛИНА: Меня зовут Алина.
МАРИЯ: Похоже, день сегодня получился не особенно добрый.
АЛИНА: Я посылала письмо. Вы получили его?
МАРИЯ: Получила и даже прочитала. Хотя читать чужие письма – нехорошо.
АЛИНА: Я перепутала адрес?
МАРИЯ: Нет, адрес правильный. Но письмо адресовано вашей маме. А здесь такой нет.
БАРБАРА: Мария, не говори неправду. Письмо адресовано мне, а я еще пока есть. 
МАРИЯ: Барбара есть, я не спорю. Но она не ваша мама.
АЛИНА: Почему вы в этом уверены?
МАРИЯ: Потому что я вышла из того возраста, когда верят, что детей приносит аист. В этом случае можно было бы поверить, что он где-то потерял ребёнка. Но, насколько мне известно, дети рождаются другим способом.
АЛИНА: А я думаю, что меня всё-таки потеряли.
МАРИЯ: Думать можно всё, что угодно. Но Барбара не помнит, чтобы кого-то рожала, кроме своей единственной дочери. Я надеюсь, это веская причина?
АЛИНА: Но мы с ней говорили по телефону.
МАРИЯ: Да? Ну и что? Я тоже время от времени разговариваю по телефону, но дети от этого не появляются. Или техника дошла уже до этого?
АЛИНА: Но она меня приглашала приехать.
МАРИЯ: А вы не понимаете, что это просто долг вежливости. Когда говорят: «приезжайте», это не значит, что надо тут же заявляться в чужой дом. Тем более, к старому человеку, который об этом ничего не помнит.   
БАРБАРА: Мария, прекрати. Людям надо верить.
МАРИЯ: Чтобы во что-то поверить, нужны доказательства. Если они найдутся, возьму свои слова обратно.  Кто вам сказал, что Барбара - ваша мама?
АЛИНА: Сердце подсказало.
МАРИЯ: Увы, сердце не может являться свидетелем в таком важном деле, как установление материнства.
АЛИНА: Но имеется ещё голос крови.
МАРИЯ: О, это очень важный свидетель. Жаль, его показания тоже не принимают в расчёт. Значит, документов, подтверждающих ваше родство, вы не видели?
АЛИНА: У меня там записаны чужие люди.
МАРИЯ: Может,  у вас есть какие-то фотографии  вашей мамы?
АЛИНА: Нет. Мне их никто не показывал.
МАРИЯ: Очень жаль. Выходит, доказательств нет. 
БАРБАРА: Что ты пристала? Откуда у неё могут быть доказательства, если её с матерью разлучили в младенчестве.
МАРИЯ: Кто разлучил, когда, с какой целью?
АЛИНА: Я не знаю. Я была тогда слишком маленькой.
МАРИЯ:  Всё понятно! Никто ничего не помнит, никто ничего не знает, никаких фактов, что вы являетесь даже просто родственниками, нет. Тогда вопрос: зачем вы  приехали?
АЛИНА: Сама не знаю. Просто хотела увидеть Барбару.
МАРИЯ: Она  у нас теперь произведение искусства, чтобы её рассматривать? Дорогая, признайся, когда из тебя сделали памятник?
АЛИНА: Но вы не дали нам возможности поговорить. Я ехала издалека.
МАРИЯ: А, понимаю! Вы претендуете на возмещение убытков?
АЛИНА: Ни на что я не претендую. Я просто хотела встретиться. Что в этом плохого? 
МАРИЯ: Я этого не могу допустить. Может, вы владеете гипнозом или какими-то другими способностями. Охмурите нашу Барбару,  потом судись с вами. Знаю я ваши штучки!
АЛИНА: Мне ничего не нужно!
МАРИЯ: Разумеется. Кроме квартиры, драгоценностей и счёта в банке.
АЛИНА: Ну зачем вы так говорите?
МАРИЯ: Это не я говорю. Это мой жизненный опыт говорит. У него тоже есть право голоса. Лично мне всё ясно. Вынюхали, что живёт одинокая старушка, полностью потеряла память, и решили, почему бы не стать её наследницей? Бабушке можно будет лапшу на уши повесить, она в любую чушь поверит. Почему бы не воспользоваться удобным случаем?
АЛИНА: Вы ошибаетесь!
МАРИЯ: Я выгляжу дурочкой?
АЛИНА: Нет, что вы!
МАРИЯ: Так почему вы считаете, что я поверю в ваши сказки?
БАРБАРА: Подожди, Мария. Может, она говорит правду. 
МАРИЯ: У тебя нет памяти, плохо слышишь, но видишь, вроде,  пока ещё нормально? Какая она, к чёртовой бабушке,  дочь-близнец? Или у тебя близнецы родились с разницей в десять лет. Тогда тебя надо в книгу рекордов Гиннеса помещать.
БАРБАРА: Я о другом. Она на самом деле звонила мне по телефону.   
МАРИЯ: Даже если так, то это ничего не меняет. У тебя уже есть одна дочь. Кстати, только что она навещала свою маму, и они тут мило беседовали. С мужем Барбара жила душа в душу, внебрачных связей и тем более потерянных детей у неё не было. Поэтому, милочка, у вас тут нет никаких шансов!
БАРБАРА:  Подожди! Раз я пригласила человека, значит, обязана принять.
МАРИЯ: Ну, как хочешь. Проходите, только при одном условии: не называйте Барбару своей мамой. Она вам не мама.
АЛИНА: Хорошо, не буду!  (Подходит к Барбаре): Здравствуйте! Вы на меня тоже сердитесь?
БАРБАРА: За что?
АЛИНА: За то, что я приехала. 
БАРБАРА: Нет, что ты! Всё нормально.
АЛИНА: Почему-то именно такой я вас и представляла.
БАРБАРА: Старой и немощной?
АЛИНА: Нет, заботливой и доброй.
БАРБАРА: Ты замёрзла? У тебя холодные руки.
АЛИНА: Это просто я с улицы пришла. Ну и, конечно, немного волнуюсь. 
БАРБАРА: Не надо волноваться. Всё хорошо! Тебя никто не обидит.
АЛИНА: Я знаю!
БАРБАРА: Хотя я тоже волнуюсь. Как-то всё неожиданно получилось.
АЛИНА: Для меня тоже. 
БАРБАРА: Как ты жила? Наверно, у тебя было трудное детство?
АЛИНА: В общем-то, да.
МАРИЯ: Ничего! Зато теперь будет обеспеченная, благополучная старость.   
БАРБАРА: Не слушай её. Хоть она моя подруга, но во всём видит гадости. Ничего не поделаешь, такой характер.  Расскажи о себе, ведь я ничего не знаю.
АЛИНА: Ну что о себе рассказывать. Живу одна, есть работа, друзья, но всё равно чего-то не хватает.
БАРБАРА: Я надеюсь, у тебя всё наладится.
АЛИНА: Спасибо вам!
БАРБАРА: За что?
АЛИНА: Не знаю. Хотя бы за участие. Этого иногда так не хватает.
МАРИЯ: Этого всем не хватает. Но не следует этим злоупотреблять. Барбара, я вижу, у тебя давление подпрыгивает чуть не до потолка. Иди прими таблетки!
БАРБАРА: Не выдумывай! Со мной всё в порядке. Я, как никогда, хорошо себя чувствую.
МАРИЯ: Это меня и пугает. Когда в твоём возрасте хорошо себя чувствуют, это означает, что человек уже покойник. Я не могу этого допустить.
БАРБАРА: Ты просто диктаторша!
МАРИЯ: Дай вам демократию, угробите и себя и остальных.
БАРБАРА: Хорошо! Но я скоро вернусь. (Алине): Никуда, пожалуйста, не уходи. Я скоро вернусь. 
АЛИНА: Обязательно.
МАРИЯ: Не переживай. Никуда она денется. Даже если очень захочешь.
(Барбара уходит). 
МАРИЯ: Итак, милочка, давайте продолжим разговор. С чего вы всё-таки взяли, что Барбара - ваша мать?
АЛИНА: Я провела небольшое расследование.
МАРИЯ: О, это интересно. Наняли частного детектива? Хочу сразу вас предупредить – этой публике доверять нельзя. Чтобы оправдать свой гонорар, они докажут, что вы родственница английской королевы. 
АЛИНА: Нет, я обошлась без детективов. Я выяснила свою настоящую фамилию, уточнила дату рождения. А потом позвонила Барбаре по телефону.
МАРИЯ: И что сказали? «Мама, это говорит твоя дочь» и ждали, что Барбара закричит от радости: «Доченька, где ты пропадала всю жизнь? Мы тут тебя все ждём!»
АЛИНА: Нет, что вы! Я просто рассказала о себе. И слушала: ёкнет сердце у женщины или нет?
МАРИЯ: И у Барбары оно ёкнуло?    
АЛИНА: Не знаю. Но она не бросила трубку и принялась выяснять, кого я ищу. И я рассказала, что ищу свою мать, которую не видела с детства. Барбара проявила такое искреннее участие, что мне ужасно захотелось, чтобы именно она оказалась моей матерью.  И другую маму я себе уже не могла представить. Я понимаю, что себе это внушила, но теперь действительно считаю Барбару своей матерью и ничего не могу поделать. Вот и всё. Я рассказала вам всю правду.
МАРИЯ: Хорошо, в это я могу поверить. Но всё равно вы поступили нечестно. Вы хотели внушить старой больной женщине, что она совершила в жизни ужасный поступок – бросила своего новорожденного ребёнка. И если она в это поверит, представляете, каково ей будет жить с этим дальше?
АЛИНА: Вы правы! Я об этом не подумала. Я очень сожалею.
МАРИЯ: Жалость на хлеб не намажешь. Вы должны рассказать Барбаре правду, что вы никакая не дочь и всё это выдумали.   
АЛИНА: Но я не смогу это сделать. 
МАРИЯ: Послушайте, вы тут закрутили целый детектив, а кто-то должен распутывать. Любое враньё никогда ничем хорошим не кончается. И давайте заканчивать эту историю. Сейчас Барбара  выйдет, и вы ей всё объявите.
АЛИНА: Ну, если вы так настаиваете.
МАРИЯ: Уж будьте любезны. И еще: дайте слово, что больше Барбару тревожить не будете.  А от она, чего доброго, свыкнется с мыслью, что вы её дочь, а, к сожалению, старых людей трудно переубедить. Если что засело в их головах, то вырубить можно только топором.
АЛИНА: Хорошо! Я сделаю, всё, что вы говорите.
МАРИЯ: Только, пожалуйста, без фокусов!
АЛИНА: Я обещаю.
МАРИЯ: Вот и отлично! Надеюсь, Барбара  вскоре забудет о вашем посещении, и всё вернётся на круги своя.

                СЦЕНА ЧЕТВЁРТАЯ

(Раздаётся звонок в дверь)
МАРИЯ: Сегодня прямо день открытых дверей. (Входит Симона.)
СИМОНА: Я опоздала на поезд. Есть пара часов до следующего поезда. Где мама?
МАРИЯ: У неё подскочило давление. Подожди лучше где-нибудь в кафе.
СИМОНА: Зачем? Я побуду здесь.
 МАРИЯ: Не надо. Ты и так ей много чего наговорила.
СИМОНА: Не волнуйтесь, больше ничего говорить не буду. Всё, что хотела, уже сказала.
МАРИЯ: Этого было достаточно.
СИМОНА: Мне тоже. (Алине) А, насколько я понимаю, это ты – моя сестра.
АЛИНА: Я сейчас всё объясню.
СИМОНА: Зачем? Сестра, так сестра. Мне всё равно.
АЛИНА: Понимаете, я только что рассказала, как всё произошло.
СИМОНА: А мне это не интересно. Только хочу понять, зачем тебе понадобилась какая-то мама.
АЛИНА: Мама нужна всем.
СИМОНА: С чего ты это взяла?
АЛИНА: А вы считаете по-другому?
СИМОНА: Конечно!  В детстве, пока мы все беспомощные, без родителей не обойтись. Чего тебе сейчас не хватает?
АЛИНА: Материнского тепла.   
СИМОНА: Купи калорифер, будет тепло. 
АЛИНА: Я говорю о материнском тепле. Его ничто не заменит.
СИМОНА: Есть люди, у которых матери рано умирают. И ничего, вырастают такими же людьми, как и все. Так что мама - совсем необязательное условие.
АЛИНА: Как вы не понимаете? У каждого из таких людей всё равно есть мама. Пусть даже умершая. Они могут прийти на кладбище и пообщаться с нею.
СИМОНА: С кем? С камнем на могиле? 
АЛИНА: На кладбище общаются с душами.
СИМОНА: Не замечала. Я была на кладбище. Со мной там никто не общался.
АЛИНА: Чтобы общаться после смерти, надо много общаться при жизни. По другому не получается.
СИМОНА: Ерунда! Выслушивать жалобы стариков ты называешь общением?
АЛИНА: И это тоже!
СИМОНА: Да брось ты! Пушкина в школе проходили? Я до сих пор помню. «Какое низкое коварство полуживого забавлять, ему подушки поправлять, вздыхать и думать про себя: «Когда же чёрт возьмёт тебя».  Жестоко, но честно! 
АЛИНА: Вы не любите свою маму?
СИМОНА: А я и не обязана никого любить. Меня не для этого рожали.
АЛИНА: А для чего?
СИМОНА: Для собственного удовольствия. Пока дети маленькие, с ними весело и забавно. Это как живые игрушки. Вот пока я была такой игрушкой, то приносила радость. А сейчас радость выросла, веселье закончилось. И больше я ничего дать не могу. 
АЛИНА: Зачем вы так говорите? В старости дети тем более нужны своим родителям. 
 СИМОНА: Глупости! Если у стариков есть покой и хорошее медицинское обслуживание, то больше им ничего не надо.
АЛИНА: Но вы говорите ужасные вещи.
СИМОНА: Да ладно, не строй из себя святошу. От тебя-то они вообще никакой радости не видели. А тебе то тепло подавай, то беседы задушевные. А сама что можешь дать? Ни-че-го!   
АЛИНА: Я могу скрасить одиночество.
СИМОНА: Вон Марии делать нечего, пусть и занимается этим. Из неё отличная краска получилась. А ты должна свою личную жизнь устраивать.
АЛИНА: Родители тоже входят в личную жизнь. 
СИМОНА: Слушай, сестра! Хватит меня поучать! Раньше надо было это делать. Когда я нуждалась в советах. Но тогда тебя не было.
АЛИНА: Я об этом сожалею.
СИМОНА: Я много о чём сожалею! А главное, о том, что вообще родилась на свет.   
АЛИНА: Как вы можете так говорить?
СИМОНА: Я всё могу! Потому что жизнь моя пуста и бесцельна, и я никому не нужна. Ни мне, ни моей матери.
АЛИНА: Вы ошибаетесь!
СИМОНА: Да что ты понимаешь в жизни! Выискалась тут, ходячая добродетель! Если нравится, устраивайся здесь сиделкой, выноси горшки и отрабатывай тот долг, который ты не додала в детстве.    
АЛИНА: Когда-нибудь вы тоже станете старой и пожалеете о своих словах.
СИМОНА: А это уж не твоя забота! Ишь, заявилась учить тут всех. Никто тебя сюда не звал!
МАРИЯ: Симона, прекрати немедленно. Сейчас Барбара вернётся, ей совсем не нужно слушать ваши разборки.
СИМОНА: Вот пусть уходит, откуда пришла!
МАРИЯ: А чего ты раскомандовалась!  Ты здесь – никто!
СИМОНА: Это вы правильно сказали. Она здесь тоже – никто. И нечего ей тут делать.
АЛИНА: Если хотите, я уйду.
СИМОНА: Да, хочу!
МАРИЯ: Алина, подожди!
АЛИНА: Извините, но я совершила ошибку. Не надо было мне приезжать. Из-за меня только неприятности.  Прощайте!  (Забирает письмо, уходит).
СИМОНА: Скатертью дорога!
МАРИЯ: Ты приходишь сюда только скандалы устраивать?
СИМОНА: Господи, как вы мне все надоели со своими нравоучениями!
МАРИЯ: Вот и уходи, если не нравится. А то на следующий поезд опоздаешь.
СИМОНА: Да уж! Лучше бы я здесь вообще не появлялась. (Уходит).

СЦЕНА ПЯТАЯ

(Появляется Барбара).

БАРБАРА: А где Алина?
МАРИЯ: Она попросила извиниться, но ей пришлось уйти. Она очень торопилась.
БАРБАРА: Ты всё-таки её прогнала!
МАРИЯ: Никто её не прогонял. Честное слово. Она сама ушла.
БАРБАРА: Наверно, мы её как-то не так встретили. Не надо было её подозревать в нехороших намерениях. Она не такая.
МАРИЯ: Но откуда мы могли знать, что у неё на уме. Сейчас столько всякого жулья. Приходится быть осторожными.
БАРБАРА: Если всех подозревать, то дружить вообще не с кем будет.
МАРИЯ: Барбара, дорогая моя, успокойся. Это совершенно посторонняя для тебя девушка. У неё никогда не было матери, но с тобой у неё ничего нет общего. Она сама в этом призналась.
БАРБАРА: Какая разница!  Я ей это уже простила.
МАРИЯ: Но ты пойми, она тебе чужой человек.
БАРБАРА: Знаю! Но разве чужой человек не может стать более родным, чем твои самые близкие люди?   
МАРИЯ: Разумеется, может. Но это не тот случай. Ты же её совершенно не знаешь.
БАРБАРА: Ну и что!  Мне кажется, она чистый и добрый человек.
МАРИЯ: Тебе мало меня – чистого и доброго человека? 
БАРБАРА: При чём здесь ты? Ты по возрасту не подходишь мне в дочки.
МАРИЯ: Какая жалость! А я то, дура, надеялась.
БАРБАРА: Ты не должна была позволить ей уйти.
МАРИЯ: А что я должна была сделать? Задержать её силой? Так у меня их уже тоже мало.
БАРБАРА: Я сама не знаю, как нужно было поступить.
МАРИЯ: Тебе нужно побыстрее забыть эту историю. Мне эту девушку жаль, но ты-то тут причём?
БАРБАРА: Ты знаешь, как мы с ней познакомились?
МАРИЯ: Откуда? Ты мне ничего не рассказывала.
БАРБАРА: Я всю жизнь жалела, что у меня всего один ребёнок. Но муж считал, что мы должны пожить для себя, и на второго ребёнка не соглашался. А потом его не стало, я осталась одна, и мне стало так тоскливо, что я подумала, как было бы хорошо, будь у меня ещё одна дочка. Я даже мысленно рисовала её портрет. Конечно, я понимала, что это только мои фантазии, но мне с ними было легче жить. И однажды, когда мне было совсем плохо, я взяла и подала в газету объявление, что ищу свою пропавшую дочку. Я ни на что не рассчитывала, просто это было для меня каким-то утешением. И вдруг раздался телефонный звонок. Звонила девушка, которая тоже искала свою мать. Мы с ней довольно долго говорили,  и, конечно, я знала, что никакой дочкой она быть не может. Но я ей об этом ничего не сказала. И  вдруг сегодня она приехала. Честно говоря, в первый момент я испугалась, но когда её увидела, поняла, что она такая же одинокая, как и я. И мне захотелось заменить ей маму.
МАРИЯ: Это я виновата. Я хотела тебя уберечь, а на самом деле принесла тебе боль.
БАРБАРА: Ты тут не при чём. Мне надо было не колебаться, а сразу принять её, как родную дочь. 
МАРИЯ: Давай, я её догоню. Она не могла далеко уйти. 
БАРБАРА:  Куда бежать? Мы даже не знаем, откуда она приехала.
МАРИЯ: Но ты же говорила с ней по телефону. У тебя должен был сохраниться её номер.
БАРБАРА: Откуда? Это она мне звонила.
МАРИЯ: Эх, надо было тогда спросить. Какая ты недогадливая!
БАРБАРА: Я тогда об этом и не подумала. А если бы и спросила, всё равно бы не запомнила.
МАРИЯ: Ах, ну да! Я забыла.
БАРБАРА: Стоп, подожди! (Ищет что-то на столе).
МАРИЯ: Что ты ищешь?
БАРБАРА: Письмо. Там  должен быть обратный адрес.
МАРИЯ: Не старайся! Она забрала его с собой.
БАРБАРА: Ну тогда всё! Больше я её не увижу.
МАРИЯ: А я думаю, всё что происходит  – к лучшему. Ну подумай, зачем тебе лишняя головная боль о совершенно чужой девушке? Тебе сейчас нужен покой и поменьше волнений.
БАРБАРА: Наверное, ты права.
МАРИЯ: И вообще, взрослые дети должны сами заботиться о себе, а не вешаться на шею родителям.
БАРБАРА: Я с тобой согласна.
МАРИЯ: Вот видишь! Не будем больше думать ни о каких дочерях.
БАРБАРА: Я и не думаю.
МАРИЯ: Дать тебе газету? Ты ещё не ознакомилась со своими объявлениями.
БАРБАРА: Давай!
МАРИЯ: Читай вслух.
БАРБАРА: Да что-то плохо вижу. Буквы прыгают. 
МАРИЯ: Ты держишь газету вверх ногами.
БАРБАРА: Да? Надо же, а я и не заметила.
МАРИЯ: Ладно, не будем себя обманывать. Что греха таить, мы две одинокие старухи, которым требуется любовь своих детей. И может, все наши болезни от того, что мы её лишены.И повышенное давление у нас не внутри, а снаружи.  А мы пьём лекарства и думаем, что они нам помогут.
БАРБАРА: Да, наверное.
МАРИЯ: Давай не будем расстраиваться. В конце концов, я поддерживаю тебя, ты – меня. А это не так уж и мало. У кого-то и этого нет.
БАРБАРА: Ты, как всегда, права. 
МАРИЯ: Жизнь, несмотря ни на что, продолжается!
БАРБАРА: Я согласна!
МАРИЯ: Тебе плохо?
БАРБАРА: Нет, просто надо пойти прилечь. А то день какой-то суматошный.
(Барбара уходит ).

СЦЕНА ШЕСТАЯ

(Звонок в дверь).

МАРИЯ: Кого там ещё несёт? (Открывает дверь, входит Симона, очень расстроенная). Господи! У тебя что-то случилось?
СИМОНА: Только что позвонила соседка. Кот удрал.
МАРИЯ: Куда?
СИМОНА: Он не сказал.
МАРИЯ: Ну, это не страшно. Проголодается, придёт.
СИМОНА: Как вы не понимаете! Он решил, что я его бросила!
МАРИЯ: Откуда ты знаешь? Может, пока тебя нет, в загул ударился. Мужики, они такие. Их нельзя оставлять без присмотра.
СИМОНА: О чём вы говорите? Он кастрированный.
МАРИЯ: А, это другое дело. Тут уж впрямь не до кошек.
СИМОНА: Где его теперь искать?
МАРИЯ: Ну, он не мог убежать далеко. Приедешь, позовешь его «кис-кис-кис», он и прибежит.
СИМОНА: Не прибежит. Он меня отправился искать.
МАРИЯ: Он знает, где ты?
СИМОНА: В том-то и дело, что нет. Я ему это не сказала.
МАРИЯ: Так это же хорошо. А то сел бы не в тот поезд, потом ищи его по всему свету.
СИМОНА: Вы издеваетесь? А у меня горе!
МАРИЯ: Да не убивайся так. Кошки – животные свободные. В любой ситуации не пропадут. Еду всегда себе раздобудут.
СИМОНА: Это вы думаете, что если их кормить, то им больше ничего не надо. А они, как люди. Им любовь нужна.
МАРИЯ: Так может, кто-нибудь его подобрал, и он оказался в хороших руках. И будет счастливо жить дальше. 
СИМОНА: Нет! Мы нужны только друг другу.  Он единственный на этом свете, кто меня любил. Он единственный, кто радовался, когда я приходила домой. Он единственный, кто не мог без меня жить.
МАРИЯ: Но ты же не можешь сидеть всю жизнь, привязанная к коту. Он должен знать, что у людей тоже есть своя жизнь. Как бы ему это ни нравилось.
СИМОНА: Но я его никогда надолго не покидала. Откуда ему знать, что я уехала к маме и скоро вернусь. Раз меня нет, значит уехала навсегда.
МАРИЯ: Ладно убиваться. Ничего страшного не произошло. Это ведь всего лишь кот. Другого заведёшь.
СИМОНА: А если бы у вас ребёнок пропал? Тоже бы сказали: «Ничего страшного. Другого заведу»?
МАРИЯ: Ну ты сравнила. Детей на базаре не покупают.
СИМОНА: Но они хотя бы рассказать могут, как их зовут, назвать свой адрес. А кто будет у кота что-то спрашивать? А если бы и сказал, всё равно не поймут. Только я его понимаю. 
МАРИЯ: Я вижу, кот дороже тебе всех на свете.
СИМОНА: Ай, что вам объяснять! До сих пор все предавали меня. А  теперь я впервые сделала то же самое. И это ужасно!
МАРИЯ: Но к этому надо привыкать. Такова жизнь.
СИМОНА: Вам хорошо говорить. Вы – железный Феликс. Перешагнули и забыли.
МАРИЯ: С чего ты это взяла?
СИМОНА:   А разве не так?
МАРИЯ: И меня предавали. И я предала. это всегда больно. Но, как видишь, можно пережить. Я же пережила.
СИМОНА: Кого же вы предали?
МАРИЯ: Любовь!
СИМОНА: Ну, это ерунда! Придумали на свою голову, а теперь мучаемся. Коровы живут без любви и счастливы. Один самец на всех, и больше не надо.
МАРИЯ: Что ты понимаешь? Просто ты никого не любила. А я тогда не ходила, я летала. Ты не представляешь, какое это прекрасное чувство, когда ты паришь над землёй. И весь мир с высоты кажется таким замечательным. И люди тоже кажутся прекрасными. А он, так вообще не человек, а какое-то божественное создание.
СИМОНА: Ну да! А потом оказываешься на земле, мордой в грязи. Я бы всех мужиков кастрировала. Меньше бы нам страданий приносили.
МАРИЯ:   А у меня любовь была такая, что с ума можно было сойти. Минуту без него не могла прожить. Позвал бы на край света, пошла бы, не раздумывая.
СИМОНА: И чем всё закончилось?
МАРИЯ: А потом он пропал. Как твой кот. Это потом я узнала, его в тюрьму посадили. Не знаю - за дело, не за дело, только я осталась одна. А тут ухажёр подвернулся. Вроде, хороший человек, один только недостаток – я его не любила. Но не оставаться же навек старой девой. Я и дала согласие на свадьбу. Всё уже приготовили, на следующее утро в ЗАГС должны были ехать, и вдруг вечером мой бывший парень является. Подкатил к дому на мотоцикле и говорит, бросай всё, уедем, новую жизнь начнём. А у нас все родственники приглашены, ресторан заказан. Что, думаю, обо мне скажут? Я и отказалась.   
СИМОНА: И правильно сделали. Любовь бы кончилась, а уголовник остался.
МАРИЯ:           А утром сообщили, что он на мотоцикле своём разбился. Насмерть. Мне
    жить тогда не хотелось, думала руки на себя наложу.
СИМОНА: А как же свадьба?
МАРИЯ:   Всё отменила. Ведь из-за меня он погиб. Я его предала.
СИМОНА: Глупости! Это ведь был несчастный случай. Вы не при чём.
СИМОНА: Я себе этого никогда простить не могла. До сих пор думаю, повторить бы всё сначала, умчалась бы с ним, не раздумывая.
СИМОНА: Вам ещё повезло. Согласились бы,  так оба погибли.
МАРИЯ: И пусть! А так жизнь прошла бесцельно. Больше я никого так и не полюбила.
СИМОНА: Простите! Я не знала всего этого.
МАРИЯ: Это ты извини! Распустила тут нюни. Просто вспомнила, и так жалко себя стало. (Плачет.  Следом за ней начинает плакать Симона). 
СИМОНА: Бедная вы!
МАРИЯ: Ничего, сейчас успокоюсь.
СИМОНА: А я никого не любила, чтобы так переживать.
МАРИЯ: Мы обе бедные. Так и не нашли счастья в жизни. Но мне уже поздно, а у тебя всё может быть впереди.
СИМОНА: Ладно, мне пора. А то и следующий поезд пропущу.
МАРИЯ: Езжай. Всё у тебя наладится. И кот найдётся.
СИМОНА: Хорошо бы!
МАРИЯ: Увидишь, передавай от меня привет.
СИМОНА: Обязательно. (Уходит).

СЦЕНА СЕДЬМАЯ

(Появляется Барбара)

БАРБАРА: С кем это ты тут разговаривала?
МАРИЯ: Ни с кем. Тебе показалось.
БАРБАРА: Но я же слышала голоса.
МАРИЯ: Это не я говорила. Это телевизор со мной разговаривал. Объяснял мне международное положение.
 БАРБАРА: И что у них там?
МАРИЯ: Все врут. Ты была права.
БАРБАРА: Вот видишь. А ты смеялась, что я читаю только объявления о знакомствах.
МАРИЯ: Больше не буду смеяться.
БАРБАРА: Ты плакала?
МАРИЯ: С чего ты взяла?
БАРБАРА: У тебя глаза красные.
МАРИЯ: А, ерунда! Песчинка попала. Наверно, натёрла.
БАРБАРА: Врёшь, как телевизор?
МАРИЯ: Ну, что ты! Я так не умею. Для этого долго учиться надо.
БАРБАРА: Это верно. Я вот подумала, если бы не поместила в газете своё дурацкое объявление, сейчас никаких проблем бы  не было. А так, и с той девушкой плохо обошлись, и Симона обиделась. 
МАРИЯ: Не переживай, всё нормально. Девушке ты ничего не обещала, а Симона уладит свои дела и скоро к тебе ещё раз приедет. Я в этом уверена.
БАРБАРА: Хотелось бы верить.
МАРИЯ: Всё! Забудь всё, что сегодня было. Начинаем день с чистого листа.
БАРБАРА: Начинаем!
(Звонок в дверь).
МАРИЯ: Нам сегодня дадут спокойно жить? Кто там ещё?
БАРБАРА: Не знаю.
МАРИЯ (открывает дверь. Входит Алина).
АЛИНА: Извините! Я понимаю, что меня тут не ждали. Но я не могла уехать, не попрощавшись с Барбарой.
МАРИЯ: Ну, слава Богу! Это, действительно, было невежливо.
АЛИНА: Я тоже так подумала.
МАРИЯ: Проходите! А то Барбара уже хотела бежать за вами вдогонку.
АЛИНА: Да что вы! А я думала, мне тут совсем не рады.
МАРИЯ: Рады, рады! Мы всем гостям рады. А то совсем тут закисли бы от скуки. 
АЛИНА: Не знаю, смогу ли я вас чем-то развеселить.
МАРИЯ: А нам это и не надо. Если мы не плачем, то это уже повод для веселья.
АЛИНА: Ну, вы зря так пессимистично.
МАРИЯ: Что вы! Это я сейчас оптимистка. Вы не видели меня в депрессии.
АЛИНА: А я долго сомневалась, стоит мне возвращаться или нет?
МАРИЯ: Запомните: возвращаться  можно часто, а вот не возвращаются – навсегда.
АЛИНА: Для меня это было бы ужасно.
МАРИЯ: Значит, всё правильно решили! Ладно, я вас оставляю, у меня ещё есть и свои дела. (Уходит).
БАРБАРА: Как хорошо, что ты вернулась.
АЛИНА: Я не могла иначе.
БАРБАРА: В следующий раз, когда будешь уходить, обязательно сообщай, когда вернёшься.
АЛИНА: Хорошо!
БАРБАРА: Старики люди мнительные. Нам теперь особенно страшно кого-то потерять.
АЛИНА: Это я понимаю.
БАРБАРА: Я рада тебя видеть, дочка!
АЛИНА: Я тоже, мама!
(Раздаётся звонок в дверь).
БАРБАРА: Пусть звонят. Сегодня ко мне больше некому приходить.
АЛИНА: Может, что-то важное?
БАРБАРА: В другой раз придут.
АЛИНА: Я всё-таки открою.
БАРБАРА: Как хочешь. Но я сейчас ни с кем не хочу разговаривать.
(Алина открывает дверь. Входит Мария).
МАРИЯ: Я на секунду. Забыла тебе сказать. Если по твоему объявлению объявится ещё кто-нибудь, не отфутболивай сразу. Кто знает, может быть, я тоже удочерю!    

КОНЕЦ


Рецензии