Фарс и трагедии в керченском проливе

               
       25 ноября 2018 года в Керченском проливе пограничными кораблями ВМФ России были задержаны 3 корабля ВМС Украины. В настоящее время эти корабли
под охраной ошвартованы к причалу в порту Керчь. Экипажи  по приговору суда
находятся в СИЗО,  против них проводятся следственные действия.
        История этого события такова. 23 сентября с.г. два украинских военных корабля «Донбасс» и «Корец», соблюдая все нормы законодательства России и
Международного морского права, запросили  у Службы Росморпорта разрешение на проход Керчь-Еникальского канала. Получили разрешение на проход, дождались своей очереди и с российским лоцманом спокойно прошли этот Канал и далее благополучно прибыли в порт Бердянск.
        В ноябре Украинские власти решили перегнать в Бердянск еще три корабля, но этот перегон хотели сделать по своим правилам, не подчиняясь законам РФ и
Международным правилам судоходства. Вечером 24 ноября два корабля ВСУ Украины:  «Горловка» и буксир «Яны Капу» подошли к морской границе России,но не пересекали ее. На запрос российских пограничников ответили, что пересекать границу и входить в российские воды они не намерены. Российские пограничники их также информировали, что район в российских территориальных водах на подходе к Керчь-Еникальскому каналу закрыт до особого распоряжения. Рано утром 25 ноября к этим украинским кораблям подошли еще два украинских военных корабля: «Никополь» и «Бердянск» и сообщили, что с рассветом планируют проследовать по Керчь-Еникальскому каналу. Их также информировали, что канал временно закрыт для прохода и, что они должны были, согласно правилам прохода этого канала,  подать предварительно за 48 часов заявку на проход и подтвердить ее за 24 часа до подхода к каналу и встать в общую очередь за гражданскими судами, которые стоят на рейде в ожидании своей очереди на прохождение.
         25 ноября около 07.00 три корабля ВМС Украины пересекли государственную границу РФ и взяли курс на Керчь-Еникальский канал. Корабли береговой
охраны России пытались не допустить противоправных действий украинских
военных кораблей, принимали все возможные действия, старались не применять боевые средства. До позднего вечера украинские корабли в российских территориальных водах, пытались убежать от российских кораблей, меняя курсы,скорость. Так продолжалось до позднего вечера. На связь с российскими пограничниками они не выходили. И только после  предупредительной стрельбы российского корабля «Изумруд» и навала этого корабля на борт буксира «Яну Капу» украинские корабли перестали маневрировать, остановились и были захвачены. Только ранним утром 26 ноября их смогли доставить к причалу порта Керчь.
   Вспоминаю ноябрь 2007 года. Теплоход «Берсут» закончил погрузку металлома  в порту Азов, назначение груза – порт Немрут (Турция). В Азове получили часть снабжения для этого рейса, а топливо для судна Пароходство договорилось получить в порту Кавказ. Вечером 10 ноября стали на якорь на рейде порта Кавказ. Ближе к концу суток начали бункеровку. После бункеровки ночью планировался переход по Керченскому каналу, и затем переход Черным морем.
    Я решил до съемки с якорей и перехода каналом отдохнуть, велел помощникам меня разбудить перед окончанием бункеровки. Закончили прием топлива уже в
пятом часу утра на вахте старпома. Бункеровщик отошел от борта. Просмотрел я метеосводку: штормовое предупреждение, сильный южный ветер, высокая волна
и ожидается дальнейшее усиление этого ветра. Спрашиваю старпома:
  - Что слышно от судов, стоящих на южном рейде в Черном море перед Керченским проливом, какая там погода?
  - Да, что слышно – шторм, высокая волна, просят разрешение на проход канала.
  - А, что говорит Служба движения?
  - Говорят, что канал закрыт для прохода судов в связи со штормовой погодой.
Лоцмана на судно не доставить, катера не могут в такую погоду выйти в море с
лоцманом, и движение по каналу в такую погоду опасно. Капитаны судов река-море просят их пропустить без лоцмана, они фарватер хорошо знают, стоять на рейде уже сейчас опасно, а ожидается усиление ветра. Сейчас волна более трех метров, того и гляди, корпус разломится. А усилится ветер, волна будет еще больше. Ветер южный и пока волна проходит через Черное море, она, конечно же, увеличивается. А им пройти то надо только за полуостров Тузла, там и волна будет меньше – остров ее сдержит, да и глубины там гораздо меньше, волне не разгуляться. А, мы то, что будем делать? Будем запрашивать разрешение на проход или подождем?
   - Подождем до утра, а там видно будет.
     Доложили диспетчеру порта Кавказ и получили разрешение на стоянку судна на рейде в ожидании улучшения погоды. Штормовой ветер уже достиг скорости
более 30м/сек, волна в южной части Керченского пролива достигала 4-5 метров.
Первым из судов пострадал т/х «Волгонефть-139». Теплоход стоял на рейде на
якорях. На очередной волне раздался сильный треск и теплоход развалился на
две части. Носовая часть осталась на якорях и вскоре затонула, а кормовая часть
с жилой надстройкой и экипажем осталась на плаву и к вечеру ее течением при-
било к полуострову Тузла. Экипаж сняли спасатели. Около 11 часов также южнее
Керченского пролива получил значительное повреждение корпуса и затонул т/х
«Вольногорск». Экипаж сумел покинуть судно на спасательном плоту и его тоже
течением прибило к полуострову «Тузла». Экипаж сумел выбраться на берег, где
ему была оказана соответствующая помощь. Т/х «Ковель» решил сниматься с
якорей и следовать самостоятельно в Керченский пролив, но во время маневров
днищем навалился на затонувший т/х «Вольногорск», получил значительное
повреждение корпуса и затонул. Экипаж успели спасти спасатели на спасатель-ном судне. Следом за ним штормовыми волнами был поврежден корпус т/х
«Нахичевань» и теплоход затонул. Спасти успели только  часть экипажа, несколь-ко моряков погибли. Кроме этих аварий еще несколько несамоходных барж были
сорваны с якорей и выброшены на береговую отмель.
    Разбором этой трагедии занималась транспортная прокуратура, которая сделала вывод, что в основном вина лежит на капитанах затонувших судов, т.к.они получили информацию о шторме, но не приняли должных мер для обеспечения безопасности судов. Также было признано, что суда класса река-море не могут выдерживать такие шторма. Помимо того, что они изначально были предназначены для работы на внутренних водоемах, где не бывает такой высокой волны, они хотя и были переоборудованы для работы на море, но все они были построены более двадцати лет назад и металл корпусов уже был сильно коррозирован.
     Все это, конечно, правильно. Но нигде не упоминалось о том, что Крым и Керчь-Еникальский канал в то время был Украинским и регулировали движение
по этому каналу украинские специалисты. Если бы вышеупомянутые суда, кстати
российские, прошли во время шторма этот канал, то трагедии можно было бы избежать. Но все капитаны этих судов, невзирая на грозящую опасность, не могли нарушить распоряжения украинских  чиновников. А тех тоже можно понять: во
первых Администрация сначала должна получить от судовладельца оплату за проход этого канала, во- вторых потеряли бы деньги за оплату лоцманов и катеров для доставки на судно, а случись на фарватере канала какая-нибудь авария с проходя-
щим судном, то отвечать будет Служба движения, которая дала разрешение на
проход по Каналу.   
     При разборе этих аварий украинскую Службы Движения по каналу российские власти не обвиняли. Штормовая погода и проход запрещен. Все.То, что российские суда выполняли распоряжение украинских властей  о запрете плавания через канал, не смотря на опасность аварии, тоже нигде не обсуждалось, даже в средствах массовой информации. 
   
 
      
            


Рецензии