Счастье, которого не случилось!

И что люблю тебя и ненавижу,
Но я тобой дышу...
гр. Неангелы «Я напишу красивый роман»

Часть первая «Выстраданный покой»

Анна Тимофеевна, как обычно, рано поднялась с постели и занялась привычными делами. Приготовила незатейливый завтрак: для себя одной стоит ли особенно стараться? Анна была не слишком привередливой в еде. Кулинария явно не являлась её излюбленным увлечением.
Пока простая яичница тихонько «шумела» на такой же обычной сковороде, женщина прошла в спальню и достала с полки автоматический тонометр. Настало время приступить к повседневному ритуалу: измерению давления. В этот раз оно оказалось вполне нормальным, даже слишком нормальным для семидесятидевятилетней Анны.

Женщина немного посидела на старом диване, а потом тихо потянулась к телефонной трубке: настало время для общения с дочерьми. Анна не любила тратить слова попусту. Поэтому дежурные телефонные разговоры были слегка суховатыми и недолгими. Да и самую главную для себя тему Анна не слишком любила обсуждать даже с дочерьми. Женщина тяжело переживала уход самих близких людей в своей жизни. В этот день Анна тихо закрыла глаза и попыталась бегло оживить в памяти события прошлого. Женщина сама не заметила, как спасающая от реальности мягкая перина воспоминаний незаметно увлекла её за собой, уменьшив тихую, но настойчивую боль в сердце.

Часть вторая «Погрешность» гадания
Молоденькая Анна, немного уставшая от усердной учёбы, уже собиралась сесть в автобус. Юная девушка ехала домой в деревню на выходные. Анна держала в руках большую сумку, в которой везла нехитрые гостинцы родственникам. Уже возле автобуса она услышала задорный голосок:
- Девушка, куда торопишься? Давай-ка погадаю!
Перед Анной появилась симпатичная цыганка в коротеньком полушубке, нарядном платке и длинной юбке, расшитой старомодными цветами. Смуглая незнакомка приветливо и мило улыбалась девушке. Анна машинально отстранилась от навязчивой цыганки и хотела сесть в автобус. Но неожиданная знакомая внезапно сказала:
- Не бойся, денег не возьму! Добрая я! Или свою судьбу узнать боишься?
Любопытство на секунду взяло верх над здравым смыслом. Анна ответила девушке:
- Не боюсь, гадайте!
Красивая цыганка мягко взяла ладонь Анны в руку и сказала:
- Ох, смелая, значит! Только вот несчастная! Семейная жизнь тебя несладкая, горькая ждёт, но троих детей тебе Господь от доброты своей пошлёт! Вот один из них очень счастливым будет. Тяжёлую болезнь тебе преодолеть придётся, но найдётся добрый человек, силой своей подлую хворь вылечит. После смерти мужа ты только один год проживёшь. Слишком тесно судьбы ваши горькой и долгой семейной жизнью связаны. Вот и всё. Хватит с тебя моей откровенности! Вижу, не веришь ты мне совсем! Ох, зря! Не раз ещё меня вспомнишь, я-то знаю!
Анна, улыбаясь, отошла в сторону от разговорчивой гадалки. Про себя девушка думала: «Неужели находятся люди, которые верят в эти глупые гадания! Наверное, цыганка всем одно и то же говорит! Шарлатанка!»

Анна ещё не знала, что «шарлатанка» практически во всём права оказалась. И этот день она действительно вспоминала не однажды. Только вот после смерти мужа Анна прожила целых два года, а не один. Небольшая «погрешность» гадания!

Часть третья «Семейная жизнь»

В 26 лет Анна вышла замуж. К слову, доучиться она так и не успела. Трудилась с неоконченным высшим образованием. Сначала работа в начальной школе отнимала много сил, потом появилась первая дочь, Галочка. Муж Анны, Николай, был более чем неравнодушен к выпивке и соответствующему кругу женщин, с которыми порой приятно проводил время. Женщина терпела, всё прощая. Но однажды её терпение лопнуло. Анна собрала вещи, взяла дочку и хотела уйти от мужа: «купить билет в новое завтра». Но расставание с женой в планы Николая явно не входило. Он стал слёзно уговаривать Анну:
- Нюрочка, родная, не уходи! Прости меня, дурака! Честно пить брошу... Жизнь у нас с тобой совсем другая пойдёт! Ну, прости...

Но обещание Николай держал недолго. Вскоре маняще-сладкая бутылочка опять весело завертелась в его руках. Семейная «идиллия» потекла дальше. Анна родила ещё двоих детей: дочку и сына. Мальчик рос тихим, скромным, с сестрами мирно возился на кухне с малых лет. Анна радовалась, глядя на сынишку: «Вот вырастет Витенька, человеком станет. Будет у меня радость в жизни! Такой славный мальчик: уже что-то готовить пытается! Совсем на отца не похож...»

Анна пыталась продолжить учиться. Но первая же сессия стала последней. Николай был жутко недоволен, что заботы по хозяйству временно «перекочевали» на его плечи. Страшно недовольный, трезвый, он со старшей Галей попытался вести домашнее хозяйство. С уходом за курами и свиньями муженек с лёгкостью справился. А вот дойка коровы превратилась в настоящее испытание. Корова была явно не в восторге от такой чести. Он вела себя просто безобразно: лягалась и пыталась больно стукнуть новоиспечённого «дояра» длинным хвостом. Собрав все известные ему маты, Николай всё-таки сумел справиться с задачей, но дальнейшей учёбе жены сказал категоричное «ни за что»!

Часть четвёртая «Знахарь»
Семейная жизнь сильно выматывала нервы Анны. Несмотря на это, женщина была очень трудолюбивой, стойкой. Анна по-прежнему занималась хозяйством, учила детей тонкостям чтения и письма в начальной школе. Но однажды её организм сказал решительное «всё, хватит»! В 38 лет у женщины начались сильные головные боли. Бесконечное хождение по кабинетам врачей ничего не давало. Доктора лишь неуверенно разводили руками, при этом ловко выписывая женщине сильные таблетки, от которых ей становилось лучше лишь на время.

Анна начала терять надежду на выздоровление. Но от одной своей знакомой она случайно узнала о сильном знахаре деде Прохоре, вылечившим огромное количество людей.

Тихая Анна решительно села в автобус. Она поехала на встречу с надеждой, с которой уже практически рассталась.

При одном взгляде на знахаря Анна стало немного не по себе. Целитель выглядел слишком пожилым, чересчур слабым, чтобы помочь ей. Но она предпочла отогнать от себя грустные мысли. Дед Прохор же гостеприимно сказал женщине.
- Ну, здравствуй, проходи! В ногах правды нет! Что у тебя приключилось?
Анна рассказала старику о мучивших её головных болях. Спустя непродолжительное время дед Прохор уверенно положил руку ей на плечо. Старик словно сумел небрежно отбросить в сторону пухлый ворох ранее прожитых лет. Лицо деда Прохора как будто озарилось какой-то особой внутренней энергетикой. Старик неторопливо сказал:

- Ты, Анна, во мне не сомневайся! Тебя я на ноги поставлю, вылечу! А вот себя  - уже нет… Рак у меня. Причём в такой стадии, что уже ничего меня не спасёт. Но пока жив, стараюсь людям из последних сил помочь. Ты молодая совсем, тебе жить да жить ещё! Мне-то, старику, помирать уже не страшно. Пожил своё!

Знахарь действительно прожил недолго с момента встречи с Анной. Но, как настоящий мужчина, он сдержал своё слово. Целитель обладал сильным даром гипноза, внушения. Регулярные визиты в скромный дом дела Прохора увенчались успехом. Головные боли, преследовавшие Анну, исчезли, как новогодние узоры с большого окна после шумного праздника. Жизнь потекла дальше!

Часть пятая «Витенька»
Сыну Анны, как и ей самой, выпала сложная судьба. Но автор просит не судить его. Не стоит…
Виктор рано женился, воспитывал двоих сыновей. Анна была не в восторге от его выбора. Жена Виктора была не самой прилежной невесткой, не самой лучшей женой. Инна не слишком ценила мужа, порой предпочитая ему общество своей матери. С ней она с радостью могла общаться часами, что особенно раздражало Анну.

К слову, у Виктора были золотые руки. Любую работу по дому он выполнял с лёгкостью: что проводку новую сделать, что кран починить, что ремонт в квартире устроить. Но мужчина обладал мягким, слишком податливым характером. Жена порой с энтузиазмом пилила его, а Виктор не мог решительно, по-мужски поставить Инну на место. Наверное, в своё время ему не хватило волевой отцовской руки. Виктор вырос, но так и не возмужал. Он не смог стать истинным мужчиной: сильным, непреклонным, несокрушимым.

Время неторопливо раскладывало «пасьянс событий»: сыновья выросли. Но, как и Виктор, не возмужали. Нужны были деньги: старшему – для взятки в институт, младшему – для «отмазывания» от армии. Подлая судьба дала Виктору шанс поправить своё материальное положение. О том, что цена окажется слишком высокой, он не подумал. Побоялся подумать.

Поначалу всё складывалось как нельзя лучше. Виктора назначили начальником отдела на химзаводе. Его фотография гордо светилась на доске почёта. О Викторе даже написали статью в местной газете. Анна просто светилась от счастья! Но оно оказалось недолгим, каким-то небольшим. Как та заметка в местной газете!

Спустя какое-то время на химзаводе началось следствие по поводу кражи кремния в больших размерах. Непосредственно сам Виктор получал жалкие крохи из «общего котла богатства». Другие с ловкостью строили дома, дачи. Но все «липовые» документы украшала именно подпись Виктора. Его сделали послушным, тихим козлом отпущения.

Виктор сумел ещё больше усугубить своё положение. Попался на стандартный «трюк» следователя. Да что там! Человека, находящегося в состоянии полной растерянности, обмануть вовсе не сложно.

Тот допрос сыграл роковую роль в его судьбе. В кабинете, с комфортом расположившись на простом стуле, сидел следователь с нагловатыми, прожженными жизнью расчётливыми глазами. Поначалу Виктор всё отрицал. Но следователь был неплохим психологом, отлично чувствующим собеседника. Он ловко завёл нехитрую пластинку, на которые некоторые даже попадались.
- Ну, и какого лешего ты тут мне сказки рассказываешь? Целка-невидимка! Ты чо, не мужик, что ли? Твои подельнички всё мне уже рассказали! А ты, как баба, мусолишь одно и то же. Расскажи всё честно – меньше срока отмотается! Сколько хапнуть успел? Кто у вас главным был? На зону надолго хочешь? Так я тебе мигом туда лет на 10 к параше отправлю!

Виктору в тот момент не пришла в голову простая мысль. Если подельники уже ВСЁ рассказали, следователь и сам должен был знать, кто был главным. Виктор раскрыл следователю «адреса, пароли, явки». Мужчина рассказал ему всё: и кто был главным, и кто сколько хапнул. С этого дня он стал бояться не только тюрьмы, но и бывших «товарищей»!

Инна решила «помочь» мужу. Она на время поместила его в психушку, чтобы спрятать от суда. Виктору пришлось провести в этом скорбном заведении несколько лет. За это время дело начало тихо разваливаться. Видно, кто из подельников сумел «хапнуть» больше других и смог замять дело. Но у Виктора больше не было сил сидеть в четырёх стенах в окружении сумасшедших. В психушке один день за сто суток тянется. В минуту отчаяния Виктор решился на самоубийство… Благо, самодельную веревочку смастерить оказалось нетрудно!

В ту ночь Анна почти не сомкнула глаз. Отчаянное предчувствие чего-то ужасного, неотвратимого  не давало забыться сном. Утром она, по своему обыкновению, зашла в комнату к мужу. К тому времени Николаю пришлось пережить операцию по удалению недоброкачественной опухоли. Потом «наложились» старческие болячки, которые приковали мужа Анны к постели.

Женщина сделала свои привычные утренние дела. Вдруг в комнате раздался звонок: неожиданный, но громкий и требовательный. В трубке прозвучал вежливо-официальный, холодно-отстранённый, механически-равнодушный голос.
- Анна Тимофеевна, здравствуйте! Вас беспокоит главврач. Сегодня ночью наш больной, ваш сын Виктор, покончил с собой. Никак не можем дозвониться до его жены…

Анна бросила трубку в сторону, как острую иголку, даже не дослушав врача. Женщина отказывалась верить в происходящее. Ужасная волна отчаяния заполнила всё пространство вокруг молчаливыми каплями безысходности. Жить уже не хотелось совсем. Но через какое-то время раздался громовой, вечно недовольный голос Николая.
-  Нюр, ты там заснула, что ли? Я есть хочу уже…

Анна с трудом пересилила себя. Она смогла сделать безвольными, превратившимися в студень ногами неуверенный шаг и отправилась на кухню готовить обед мужу: такому беспомощному, неблагодарному и ворчливому, но в то же время очень родному и близкому…

Невестка взяла на себя основную часть забот по организации похорон. А Анна старалась не о чём не думать. Она не могла допустить мысли, что бездушная, сухонькая фигурка в гробу – её Витенька. Горечь утраты в полной мере пришла потом, но Анна должна была дальше двигаться в быстром, бестолковом потоке жизни ради Николая.

Через два года муж также решил оставить её навсегда. Когда гроб опустили в старенький грузовик, Анна ненадолго дала волю чувствам.
- Коленька, ты что, ты куда? Зачем ты меня оставил??? Коленька, возьми меня с собой, пожалуйста, возьми!

После короткого взрыва эмоций Анна пришла в себя. Видно, поняла, что Коленька её с собой забрать не сможет. А ей пока ещё нужно потоптать землю старыми, но ещё вполне бодрыми ногами…

Часть шестая «Остеохондроз????»

Там-там никто никогда не спросит,
Как нам живётся сквозь жизни туман.
В хлам, в хлам убитая в доску осень,
Там-там лишь слезы дождя по щекам.

гр. Антиреспект «Там».  (счастье никогда не спросит, как нам живётся…)
Анна, по своему обыкновению, рано легла спать. Она аккуратно поправила скромную, немного выцветшую от старости наволочку на подушке и мягко опустилась на свой диванчик. Сон прятался от неё, как крохотные детальки часового механизма надежно укрываются от людского взора. Но спустя какое-то время Анне всё же удалось заснуть. Женщина увидела странный, совершенно необычный сон.

Около окна, сладко укрытого шёлковым туманом ночи, стояла тоненькая, почти невидимая девушка. Анна, повинуясь какому-то неясному порыву, медленно приблизилась к ней. Незнакомка, легко расстилая кружевной букет тихих слов, ласково произнесла.
- Ну, здравствуй! Я была редкой гостьей в твоём доме, Анна! Уж прости! Но каждый визит сюда остался в моей памяти.
- Извините, но я совершенно не помню вас. Стала немного слаба памятью к старости!
- И свадьбу свою не помнишь, те дни, когда появились на свет твои дети, подзабыла? Что с тобой, Анна?
- Нет, эти дни я помню отчётливо. Даже более чем!
- Так в эти дни я и приходила в твой дом, чтобы ненадолго задержаться в нём. Уж прости, работа у меня ответственная! Я же Счастье! Столько людей меня в гости ждёт... Никак не могла в твоём доме с наслаждением отдохнуть, за простеньким столом с чувством и расстановкой посидеть. Всё куда-то спешить нужно было! Ох, и тяжела моя доля!
- А зачем Счастье ты ко мне сейчас пришло? Запоздало ты, очень сильно запоздало!
- Нет, Анна, ты не права! Я решила подарить тебе немного счастливых мгновений. Отдай мне свои горькие воспоминания, отдай! Я готова принять на себя твою боль, а ты будешь счастлива, пусть и ненадолго! Согласна?
- Нет, Счастье, лучше уходи! Не ко времени твой визит.
- Какая же ты стала негостеприимная! А раньше так ждала меня! Неужто забыла? Ты так надеялась, что Коленька пить бросит, про других женщин забудет, что детей твоих счастливая жизнь ждёт! Не сбылось, извини! Отвлеклась я. На мгновение. Для меня - лишь миг, для тебя - вся жизнь! Прости за те унылые серые вечера, в которые ты напрасно ждала меня, вглядываясь в неприметную ночную темноту. За мою забывчивость, вечную занятость прости!
- Да, выходит, что не рада я тебе теперь, ты совсем чужая гостья в моём доме. И я не отдам тебе ни одного из своих воспоминаний! И вся боль останется со мной. Моя любовь тесно соединилась с болью и отчаянием. Но каждое из горьких воспоминаний для меня ценнее драгоценного камня на миллион карат. Я не готова поделиться с тобой своей болью. Я живу и дышу только воспоминаниями о своей любви, прошлой горькой жизни.

Задорная, лукавая улыбка медленно сползла с губ Счастья. Нежданная гостья тихо достала из кармана просторного платья маленький листок бумаги.
- Молодец! Другого ответа не ждала от тебя! Вот, держи!  Напиши на этом кусочке бумаги тёплые слова для другой женщины, которой выпала такая же печальная любовь. Возможно, твое пожелание сбудется. И этой женщине станет легче в её последние минуты жизни: через несколько лет. Я передам ей твоё послание в нужный час! Не забуду, не бойся…
- Извини, Счастье! Но с фантазией у меня туго. Не знаю, что написать. Совсем не знаю!
- Не найдёшь слов для родной дочери? Ведь она твою судьбу несладкую практически полностью повторила. А ты даже не хочешь утешить её в самые тяжёлые мгновенья?
- Я собственными руками выбрала свою судьбу. И она тоже сама виновата в своём несчастье. Нет таких слов, которые всю горькую боль собой заслонить могут. А ты, Счастье, лучше прощай! Не привыкла я тебя видеть, неловко мне в твоём присутствии...

Анна проснулась от резкого телефонного звонка, оживляющего скромную тишину дребезжащими, звонкими нотками. Одна из дочерей, как обычно, поинтересовалась её здоровьем. Анна заверила её, что всё хорошо, и бойко побежала в магазин за курицей. Видно, хотела заранее приготовить вкусный ужин для себя одной. Последний вкусный ужин в её жизни. Но, почувствовав лёгкое недомогание, отложила курицу в морозилку. До поры, до времени. Анна искренне считала, что это время у неё ещё есть: «в достатке». За обыденными домашними делами бодрый день незаметно уступил место хмурому вечеру, а затем и тихой ночи.

Глубокой ночью Анне стало очень плохо. Навязчивая боль в сердце не отступала, а лишь усиливалась. Подлая, неутихающая боль. Слабыми руками Анна потянулась к телефонной трубке и вызвала скорую. Она приехала на удивление быстро. В маленькой прихожей Анны оказались усталый, замотанный врач и молоденькая девушка - фельдшер. Врач медленно опустился на табуретку в прихожей и начал дежурный опрос. Здоровье Анны его мало интересовало. Но работа же у него такая: спрашивать, выяснять, пытаться спасти... Только пытаться...
- Здравствуйте, на что жалуемся?
- На боль в сердце. Вот мой полис, возьмите. Может, это от остеохондроза? Мне врач недавно сказал, что такое бывает.

Медицинские работники ловко померили Анне давление, наскоро сделали кардиограмму. Но никаких особых изменений не обнаружили.
- Всё хорошо у вас для вашего возраста! Давайте вам обезболивающий укольчик сделаем. Видно, действительно остеохондроз у вас обострился.

Работники скорой быстро ушли, оставив Анну одну. Она тихо легла спать...
Наутро зять, который приехал навестить Анну, так и не дождался, пока ему откроют дверь. Практичный и неглупый Вячеслав решил съездить за своей женой, Тамарой. Второй дочерью Анны. Приблизившись к кровати матери, Тамара увидела, что та лежит тихо, спокойно. Как будто спит. Спит тихим, неизбежным сном. Немолодое сердце Анны, измотанное жизненными невзгодами, остановилось навсегда... А обезболивающий укол сыграл свою роль. Анна, наверное, не успела до конца осознать, что до встречи с Витенькой и Коленькой осталось уже совсем чуть-чуть...

Часть седьмая «Тамара»

Дочери Анны не были слишком счастливы в браке. Первый брак Галины быстро распался. Старшая дочь Анны встретила любовь всей своей жизни и второй раз пошла в ЗАГС. Семейная жизнь Галины была и радостной, и трудной одновременно. Радостной, от того, что она души не чаяла в муже. Тяжёлой семейную жизнь женщины делал сложный характер супруга. Тихий, молчаливый и строгий, муж и Галину сделал совершенно другой. Активная, общительная женщина практически перестала ходить в гости к подругам. Муж избегал весёлых сборищ, а Галина слишком любила, чтобы перечить. Она словно заразилась от супруга строгостью, подхватила от него по воздуху неторопливость и практичность.

Семейную жизнь Тамары можно было охарактеризовать только одним словом: никакая. В своё время муж Вячеслав женился на ней из-за беременности: серьёзный разговор с Николаем сыграл свою роль. Муж Анны не был заботливым и нежным отцом, как можно подумать. Но видеть  дочь матерью-одиночкой совершенно не собирался. К слову, та беременность прервалась на 7 месяце. Хорошенькие и такие разные внешне двойняшки не выжили: в то время не было мощной аппаратуры, позволяющей их выходить.

 Спустя 9 лет Тамара всё-таки родила дочку. Она лелеяла её, берегла, как укрывают от безжалостных порывов ветра хрупкий, болезненный цветок. Всё для Валечки! Тамаре и работу библиотекаря пришлось оставить. В садике Валечка постоянно болела, и Тамара нашла «прекрасный» выход. Она устроилась на работу уборщицей рядом с домом. Спустя какое-то время подросшая Валечка стеснялась того, что её мать водит по полу грязной тряпкой. Но что-то менять Тамара не хотела. Видимо, она родилась копией самой Анны. Также терпела пьянство мужа, покорно закрывала глаза на его измены. Любила, до последнего дня любила того, кто совершенно не достоин хорошего отношения к себе. Уже за несколько месяцев до смерти ещё не подозревающая о болезни Тамара робко просила сестру.
- Ты сходи, посмотри! Говорят, он снова к ней ездит! Стоит там машина его или нет? Вдруг всё это просто слухи…

Тамара сделала свой последний вздох на руках дочери. Это произошло через 9 лет после смерти Анны. Тамара узнала о своей болезни слишком поздно. Обратилась к врачу, когда её стали мучить сильные боли. Лечение было недолгим  и бесполезным.

В день смерти Тамары Вячеслав всё-таки испытал искреннее чувство к жене. Не любовь, нет, мимо! Он вряд ли до конца осознавал значение этого слова. Просто тихое, давящее душу тяжёлой ношей досадное чувство утраты! Молчаливый укор, вкрадчивый и уверенный шёпот совести! Чувство утраты ведь появляется независимо от того, любишь ты человека или просто прочно «сросся» с ним за долгую жизнь! Жестокое  оно  это чувство утраты, бескомпромиссное…

Из глаз недавно потерявшего жену мужа помимо воли текли горькие, неумолимые слёзы, которые он украдкой прятал от дочери. А вскоре после похорон Вячеслав снова вспомнил дорогу в дом очередной любовницы. Последней любовницы. Возраст уже не позволял дальше искать острых ощущений. А, может, шустрая Таня сумела найти ключик к тому месту, что у Вячеслава было самым главным?  Конечно же, не к сердцу!

На этой ноте автор решил закончить свой рассказ. Всё  главное уже сказано. Зачем расставлять по углам безжизненную шеренгу бесполезных слов? Жизнь практически без счастья – рассказ почти без окончания! Всё логично, всё честно по отношению к Анне. Автор решил сделать ей подарок ко дню рождения: к 26 декабря… Своеобразный подарок, конечно… Автор его отредактирует когда-нибудь…

26 декабря 2018.


Рецензии
Жалко Анну. Жалко всех женщин с тяжёлой судьбой.
Тяжёлый рассказ, написан правильно и интересно.
Спасибо. Всего Вам доброго.

Майя Стриганова   06.07.2019 00:51     Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.