Гард. История скрытой силы. Глава 1

ПРОЛОГ

Очередная фотография, мигнув на прощание темным квадратиком, улетела в Инстаграм. Практически тут же ее нагнал сигнал - наверху высветилось окошко сообщения от известного номера: "Где ты". Три вопросительных в конце. Пять обвинительных - в уме.

Оторвав взгляд от экрана телефона, девушка с каким-то особенным, почти злорадным наслаждением вдохнула прохладный, пахнущий листвой воздух.
Все-таки мегаполис, - он для всех разный. Для кого-то мерцающий сотней огней, пятнами пронзающими ночной мрак, с бешеной взрывной музыкой улиц, клубов и дискотек. Яркий, безумный.

Для кого-то наоборот - тихий, спокойный. С розовыми, сотканными из искристой дымки, рассветами, пронзаемыми острыми шпилями высоток и ощетинившимися антеннами крышами...

Еще одна эсэмэска пришла, оборвав поток мечтаний.
Пусть злится. Пусть пишет.

Элис обвела заинтересованным взглядом перила открытого балкона, на который они забрались в поисках места, где можно было уединиться. В семи этажах под ногами, под стенами корпуса заброшенной больницы, сплошным темно-зеленым пятном виднелся ночной парк, прорезанный далекими фонарями. Вот было бы здорово, если новый знакомый сумел сфотографировать ее так, словно она сидит на перилах, свесив ноги наружу, и вот-вот собирается спрыгнуть. Что бы тогда сказал Тим...

Еще один тихий звук прервал ее раздумья. На этот раз - за спиной.
Тихими шагами Икар приблизился к девушке, в одной руке он держа пластиковые стаканы и бутылку недорогого вина, купленного в круглосуточном ларьке. В другой...

Ощущение Силы как нитью притянуло его, не давая сделать шаг назад. Металл жег ладонь, словно одно соприкосновение с ним могло вызывать боль.
- Элис?.. - позвал он.

Девушка вскинула голову, в радостном ожидании поворачиваясь навстречу...
Удар пришелся точно куда надо.
Он отвернулся, прислушиваясь к своим ощущениям.

Он не знал точно, что должно было произойти, будь эта девушка той, кто ему нужен, но понял, что в этот раз опять ничего не получилось.

Ощущение близости Силы ослабевало, медленно растекаясь вязкой темной лужей на полу. Вывалившийся из руки телефон лежал рядом экраном вниз, весь в бетонных крошках незаконченной стройки.

Икар отпихнул его в сторону мыском ботинка, наклонившись, поднял, несколько секунд бессмысленно глядя на экран, зажегшийся фотографией улыбающейся парочки. Девушка с этого фото сейчас неподвижно лежала на спине возле его ног, запрокинув голову к небу. Но Он не обращал на нее уже никакого внимания.

Когда же это все наконец закончится?..

Еще ощущая краем сознания след уходящей жизни, Икар бросил мобильник на пол и с размаху наступил подошвой на экран - послышался хруст бьющегося стекла. Затем подобрал и, выйдя на балкон, бесшумно пустил остатки телефона в свободное падение до густых зарослей, обильно переплетающихся под стенами недостроя.

Все опять не так...
Все не то...


ГЛАВА ПЕРВАЯ.

На дискотеке было шумно.
Разноцветный свет прожекторов бил в глаза, то и дело выхватывая из темноты раскачивающиеся в такт музыке тела. Звук, рвущийся из принесенных кем-то колонок вибрировал в душном воздухе, заставляя все внутри содрогаться и вибрировать в ответ. Разноцветные коктейли в причудливых бокалах, возбужденные крики многоголосой толпы, пестрые наряды, вихри распущенных волос и блестящие капли пота на разгоряченной коже... Все банально и просто. И что-то все-таки не так. Совсем не так...

Кристина снова встревоженно огляделась по сторонам. Около тридцати человек, набитых в тесной квартире, если считать собравшихся здесь одногруппников и чьих-то друзей. В такой толпе разглядеть кого-то одного казалось абсолютно невозможным. Впрочем, того, кто ей действительно был сейчас нужен, искать было и не нужно - девушка наверняка знала, куда идти.

Медленно покачиваясь и иногда кидая взгляд поверх ничего не замечающих людей, Кристина начала осторожно пробираться в кухню.

Крохотное помещение с заваленным грязными столом и приютившимися в углу полуразвалившимися шкафчиками унылого серого света выглядело неуютно. Тусклый луч светильника над столом выхватывал из полумрака горы использованной одноразовой посуды, раскрытые коробки из-под пиццы и пустые бутылки.

Тимофей был здесь. Сидел подоконнике в компании с чудом уцелевшей геранью и равнодушно тыкал пальцем в светящий экран мобильника. И, кажется, чувствовал себя здесь не в своей тарелке. Даже не в своем сервизе.

Заметив, что кто-то вошел, парень вздрогнул, чуть не выронив из рук телефон, и резко обернулся.

На фоне темного квадрата окна его силуэт казался неясной тенью, явившейся в комнату из потустороннего мира. Черные штаны, футболка, кеды - будто и не на праздник собрался. И неотъемлемые круглые очки на тощем носу. И куртка. Только сейчас Кристина заметила, что он был в куртке. Словно в любую минуту собирался уйти.

Парень поймал обеспокоенный взгляд Кристины и произнес с какой-то странной улыбкой:
- Тебе, смотрю, тоже здесь не слишком нравится.

Девушка шумно сглотнула и встревоженно обернулась на полутемный тоннель коридора.
- Проводи меня домой, пожалуйста...

Ночная темнота была похожа на сахарную пастилу: воздушная, мягкая, она казалась почти осязаемой и нежной. После прошедшего дождя в воздухе отчетливо чувствовался запах листвы, пыльцы и мокрой земли, а от подступающего к окраине района лесопарка тянуло сырой прохладой.

По узкой дорожке, усеянной желтыми от света фонаря лужами прошла молодая пара. Кристина держала Тимофея под руку, думая о чем-то своем. Она смотрела вдаль, туда, где за тесно подступившими друг к другу домами пробивалась тонкая изрезанная вершинами деревьев, кромка леса. Пятьсот метров до дома, которые она могла бы преодолеть сама, но в этот раз почему-то побоялась. Сама не зная, почему...

Ночь манила ее, тянула, звала на свои неисхоженные дорожки, в свои мягкие, как теплый плед, объятия. Кристина любила ночь. Ощущение сладостного нетерпеливого восторга от соприкосновения с неизвестным. Она никогда не боялась темноты. Это был лабиринт. Не страхов, но тайн. Волшебных, неизведанных, неоткрытых. И она окуналась в ночь, вновь и вновь чувствуя прилив горячего, тягучего, как мед, счастья, густым теплым сиропом разливающегося по телу. И ждала.

Но сейчас не могла отдаться мечтам полностью. Что-то мешало. Давило, не давая возможности спокойно вздохнуть. Словно какой-то барьер. Невидимая стена. В ее личном туманно-теплом, свежем после дождя сине-фиолетовом туманном мире.

Назойливый червячок тревоги грыз ее изнутри, и, идя вдоль освещенной дорожки и то и дело встревоженно оборачиваясь назад, Кристина старательно пыталась найти рациональную причину ее внезапному и странному беспокойству.

Вечеринка по случаю окончания учебы, в самом разгаре неожиданно застигнутая проливным дождем. Чья-то дурацкая идея продолжить у кого-то на квартире. Вынужденная компания бывшего одноклассника Тимофея Лионтьева - застенчивого тихони и зануды, влюбленного в нее еще со школы...
Нет, еще раньше.
Еще... Но девушка так и не могла понять, что.

- Хороший сегодня был вечер, - несмело произнес вдруг Тим, старательно делая вид, что больше всего на свете интересуется разглядыванием своих мокрых кроссовок.

- Да, нормальный, - ответ прозвучал не резко, но чуть более холодно, чем было запланировано. И Тим внезапно и как-то очень резко сник, будто комментарий мог относиться непосредственно к нему.

Внезапно на смену тревоге пришла злость на саму себя.
Конец года. Нервы. Куча сданных экзаменов. Она просто еще не успела прийти в себя, вот и все. Не стоит придумывать себе глупости...

Это был тихий, уединенный в отдалении район, и вездесущие звуки улицы и дорог проникали сюда лишь безотчетным неуловимым эхом, сливающимся и теряющимся среди густой листвы. Ничто не могло случиться здесь, в этой глухомани.

До дома оставалось не больше трети пути, и Кристина остановилась.
- Мы уже пришли. Здесь я живу, - она махнула рукой в сторону железной двери незнакомого подъезда. Главное, чтобы мнительный Лионтьев не почувствовал подвоха в ее словах.
Но тот послушно проглотил приманку.

- Жаль... В смысле, жаль, что так скоро...
Ее спутник топтался рядом, заглядывая девушке в лицо - робко, несмело, словно боялся оскорбить или обидеть подругу своим взглядом.
Парню явно было неудобно и неловко. На вечеринке, теперь, стоя под влажными, роняющими с листьев холодные капли, кустами сирени. В общении с ней, с одноклассниками. Ему было неудобно и неловко по жизни.

Девушка отвернулась к двери и уже было потянула за холодную металлическую ручку, желая поскорее избавиться от навязчивого кавалера, когда ее догнало неожиданное предложение:
- Тогда может увидимся еще?.. потом?... Может...
- Иди домой, Тим! - она обернулась резко - слишком резко, чуть не хлестнув его расплетенными волосами по лицу, но он вовремя отпрянул назад.
- Кристин...
- Иди домой, - девушка устало вздохнула, смягчаясь.

Да, он явно был не в кристинином вкусе: слишком высокий и худой, болтавшийся в своих спортивных штанах и футболке словно одинокая горошина в кульке, с курчавыми темными волосами, встающими на затылке растопыренным вихром, Тимофей был похож на побитого взлохмаченного воробья с наивными круглыми глазами.

Глаза. Это была, пожалуй, единственная его черта, которая еще вполне могла понравиться Кристине. Нет, не так. Его глаза НРАВИЛИСЬ Кристине, хотя она ни за что на свете не смогла бы признаться в этом вслух. Не слишком яркие, но глубокие и выразительные, они обладали непередаваемо насыщенным оттенком дымчато-серого и золотистого, с тонкими, разбежавшимися вокруг зрачка лучиками-прожилками. Даже сейчас, в полутьме, кое-как распугиваемой светом одинокого фонаря на другой стороне улицы, Кристина, казалось, видела их в каждой мельчайшей детали, близко-близко. Этот сверкающий взгляд из-под пушистых ресниц.

Может, и зря она так. Может...

Дверь подъезда оказалась не запертой, и это было сейчас на руку. Подождав несколько минут, Кристина вышла на улицу и, оглянувшись, быстрыми шагами засеменила в направлении, противоположном тому, куда должен был удалиться Тимофей.

Звонкие девичьи каблучки резво отбивали ритм по влажному сырому асфальту. В воздухе стоял влажный вечерний холодок, в котором плавал, точно в душистом сиропе, легкий, невесомый аромат еще молодого лета. И идя по безлюдному тротуару между с распластавшими по нему желтыми пятнами прибитой дождем пыльцы, Кристина почти убедила себя, что никакого странного ощущения не было и в помине...

С одной стороны от нее вместе с длинным рядом разросшихся кустов тянулась дорожка бульвара. По другую руку бесконечной стеной подступал фасад здания, прорезанный, как норами, проемами темных подворотен.

Кристина уже подходила к своему дому, затерявшемуся в глубине окутанного ночным маревом района, когда почувствовала неладное. Снова то далекое, едва уловимое чувство тревоги. Девушка замерла посреди улицы, напряженно прислушиваясь. 

- Эй, красавица, сколько времени, не подскажешь? - заплетающийся пьяный голос, прозвучавший откуда-то со стороны сонного бульвара, заставил Кристину вздрогнуть. - Или у тебя нет часов? Если нет, ты изви-и-ни...
Дернувшись в такт резво застучавшему сердцу, девушка мгновенно ускорила шаг.
Черт бы их подрал всех!

Противный комок паники шевельнулся и застыл в горле, сразу стало нечем дышать.
- Да-а-леко собралась? - она испуганно вскрикнула, когда второй не пойми откуда взявшийся бугай схватил девушку за руку, пытаясь развернуть к себе. - Может, соста-а-вишь нам компанию?..
Из приоткрытого рта разило прокислым спиртом, мужик пошатывался, неуверенно стоя на ногах и вот-вот норовя завалиться, но хватка оказалась неожиданно сильной.

Примерившись каблуком, Кристина с размаху пнула его по ноге и, воспользовавшись секундным замешательством, вырвалась и бросилась бежать, насколько позволяли скользкие босоножки. Сзади послышалась сдавленная ругань, но преследователи, кажется, отстали...

Тяжело дыша, девушка влетела в подворотню и только здесь чуть сбавила темп, оглядываясь назад.
...Впереди, на стоянке перед домом, внезапно ослепив, вспыхнул свет фар одной из машин, водительская дверь приоткрылась, и оттуда высунулся человек.

Высокий, темноволосый мужчина, лет двадцати пяти, в ничем не примечательных потертых синих джинсах и черной куртке с множеством карманов. Он казался абсолютно простым, почти заурядным - такие десятками ходят по городу, без труда сливаясь с толпой, так же, как она спешат по утрам куда-то, шатаясь в давке общественного транспорта, пьют кофе и смотрят фильмы по вечерам.
- Девушка, у вас все в порядке? Могу вам чем-то помочь?

Оставив машину, незнакомец осторожно приблизился, попеременно глядя то на Кристину, то ей за спину, словно предчувствовал что-то нехорошее.

Кристина растерянно кивнула, оборачиваясь. Позади никого не было. Возможно, увидели свет фар и побоялись сунуться. Она переоценила опасность. Но лучше уж так, чем впутаться в неприятности, не имея за собой возможности выбраться...
- Простите. Все в порядке, спасибо, - раздельно проговорила она, пытаясь отдышаться. Сердце все еще усиленно бухало в груди, не желая приходить в нормальный темп.
Все хорошо...

Незнакомец приятно улыбнулся одними губами, но взгляд по-прежнему оставался серьезным и тревожным, с какой-то лихой сумасшедшинкой, талантливо скрываемой за занавесом дружелюбия.
Черные волосы, широкие дуги бровей, с глубоко посаженными глазами. Остро очерченные скулы и бледные тонкие губы.

Возможно, встретившись с ним когда-нибудь при других обстоятельствах, Кристина и не обратила бы на это внимания. Взгляд, в котором словно были собраны тлеющие искры темного огня, готового вот-вот - в каждое мгновение - разгореться с полной силой. Внимательный, пронзительный, пульсирующий и будто втягивающий в себя, в бездонную клубящуюся темноту своих зрачков.

Внезапно Кристина почувствовала, как ее окружает свет. Тусклый, бледный, он словно исходил прямо от нее, изнутри, зарождаясь мельчайшей солнечной искрой, и с каждой секундой делался все ярче, искрясь и плавно перетекая из одной формы в другую, точно живой. Податливый и теплый. Осязаемый.

Он тянул к себе, словно магнит, каким-то странным необъяснимым зовом заставляя покорно следовать за собой. Звал все дальше и дальше, маня окунуться глубже в облако светящихся мерцающих искр.
Девушка внезапно почувствовала себя бабочкой, мотыльком в ночи, безудержно стремящемуся к далеким манящим огням, к их горячему обжигающему существу. Что-то треснуло в ней, надорвалось, срываясь с привязи привычных стереотипов, что-то зыбкое, невидимое, почти не существующее в реальности. То, что так безумно, безраздумно, рвалось к этому свету... Только бы коснуться его. Дотронуться... Хоть на мгновение...

Кристина протянула руку, желая прикоснуться, ощутить и впитать в себя это прекрасное, светлое, живое.
- Вот как... - незнакомец еле слышно усмехнулся. - Ты тоже... из этих. В таком случае: здравствуй и прощай!..

Что-то блеснуло в его руках, тусклым замогильным бликом отражая свет близких фонарей.

- Кристина!...
Из темноты вынырнула знакомая фигура.
Голос. Неуверенный, звонкий, почти не изломанный возрастом и все такой же наивный и добрый, как тогда, в пятом классе. Тогда Кристина только посмеялась, услышав от него то самое заветное сочетание трех слов, а сейчас сердце забилось горячей дрожью только от звука собственного имени, произнесенного им.
- Кристина?!. - Тим появился из-за угла, из черной дыры подворотни, куда еще пять минут назад зашла она сама. - Что случи...

Что-то резко, пронзительно быстро, молниеносно, резануло воздух. Словно тени за его спиной вдруг встали дыбом, повинуясь необъяснимому яростному порыву, и, сложившись в два рваных, изогнутых полотна-крыла, наотмашь полоснули по застывшей в полушаге фигуре Тимофея.
Он как-то нелепо замер на мгновение, не двигаясь, и начал медленно беззвучно оседать на асфальт.

- Нет!!! - острый, надрывно-пронзительный крик ножом вспорол окружающую ночную темноту, прорываясь сквозь ее холодный мрак к самой кромке пологих узких крыш.
Рванувшись изо всех сил и не оборачиваясь, не глядя назад, на сползшую на землю скорчившуюся знакомую фигуру, Кристина кинулась прочь, с каждым ударом сердца чувствуя, как нарастает и бурлит внутри, норовя накрыть ее с головой, волна горячего
дикого ужаса.

В этот момент реальность словно замерла, расслоилась на отдельные рваные кадры, и в голове стучала лишь одна мысль: "Не может. Невозможно. Не реально!.."

...Что-то резко, призывно кольнуло в шее, отзываясь в голове пронзительной острой болью. Окружающее на мгновение помутнело, оплетаясь сетью черных пятен, пока девушка не сообразила, что темно стало в ее глазах. Спина покрылась холодным потом, вдоль позвоночника прошла нервная дрожь, заставившая колени предательски подогнуться.

Ощущение было пугающим - будто весь ужас, скопившийся за эти мгновения внутри, материализовался волной вибрирующего в воздухе колючего холода и сковал ее изнутри, замедляя, растягивая и замораживая в себе каждое движение. Словно что-то - какая-то неимоверная, не поддающаяся объяснениям сила - удерживала ее на месте. Только сердце все колотилось, как сумасшедшее.

- Я что, умираю?.. - сквозь дымную завесу, залепившую глаза, она чувствовала, что медленно оседает на асфальт, но губы отказывались позвать на помощь.
Необъяснимая эйфория достигла в ней самой крайней точки, и сквозь заволакивающую глаза пелену вдруг с неожиданной резкостью прорезалась склонившаяся над ней фигура.

Бледный, растрепанный, со взлохмаченными волосами, незнакомец был похож на призрак, явившийся к ней сквозь облако невообразимо яркого, ослепительного сияния. Свет плясал по его лицу, расцвечивая кожу причудливой смесью оттенков, отражался в его неподвижных темных глазах, тонкой линии сосредоточенных поджатых губ, терялся отсветами в его волосах.
- Никогда не видел ничего подобного.

Кристина почувствовала, как чьи-то руки подхватили ее с земли. В свете желтого равнодушного фонаря качнулось перед глазами небо. Какое-то слишком ясное, лишенное дымной завесы городских облаков. Небо из ее фиолетово-спокойного ночного мира тайн. Выходит, иногда все же злых тайн. А затем и оно потонуло в неожиданно нахлынувшей темноте...


Рецензии