Приключенческая повесть Месть тигра Часть 9

Приключенческая повесть " Месть тигра" Девятая часть " Спасение тигра"


    Телега ехала очень медленно, дребезжала,  подскакивала на каждом ухабе. Раненый Звонарёв громко вскрикивал и постоянно стонал. Его душераздирающие стоны изводили души поисковиков. Родион предложил друзьям:
     - Надо по пути заехать в пещеру, может, там чья-нибудь машина осталась. Пусть на ней его сотрудники полиции в посёлок отвезут, а то от потери крови Макар и умереть может. Он нужен живым, правосудие должно восторжествовать. Мы не изверги, я не могу смотреть на его мучения.
    Проезжая мимо пещеры-тайника, решили зайти и узнать, как там дела? На обочине дороги стоял незнакомый им полицейский уазик  и звонарёвская бортовая машина. Митрошины послали на разведку Родиона, а сами остались охранять арестованного. Войдя в охотничий дом, Звягин увидел кроме ветеринара Аркадия Уколова, братьев Ашпиных, учителя физкультуры Юрия Симкина и пять незнакомых полицейских. Видимо, из числа тех, кого из района вызвал по рации Владимир Гордеев. Родион  представился сотрудникам полиции. Сообщил им о поимке главаря поселковой шайки, участкового Макара Устиновича Звонарева. Предложил взять его под свой контроль, при этом добавил некоторые соображения:
    – До посёлка на телеге долго ехать, дружки Звонарева его отбить могут. Он ранен, от потери крови может в дороге умереть. На уазике бандита можно быстрее доставить в посёлок, а потом в район.
    Сотрудники полиции согласились с его доводами: двое из них и Андрей Ашпин пересадили связанного Макара в уазик и повезли к начальнику районной полиции Гордееву. Родион попросил у оставшихся полицейских в охотничьем доме,  отпустить с ними ветеринара - Аркадия Кузьмича Уколова.
    – Парни, пусть наш ветеринар осмотрит на Тигровой сопке, неподалеку от пещеры, раненого участковым тигра.
    – Хорошо, берите его с собой, мы тут сами справимся, если, что,  – ответил молоденький лейтенант.
    Дежурить в пещере остались три сотрудника полиции, Ашпин Николай и учитель физкультуры Юрий Симкин.
    К Грому Родиона Звягина, Федора и Сергея Митрошиных повёз Уколов Аркадий на оставшейся у пещеры бортововой машине. Ветеринар захватил с собой дротик со снотворным и специальное ружье. Когда подъехали к месту, Аркадий Кузьмич  спросил у Звягина:
    –  Родион, как давно тигр не ел?
    – Почти двое суток.
    – Тогда, прежде чем его усыплять, нужно накормить.
    Присутствующие мужчины, в знак согласия,  дружно кивнули головой. Сразу на плато не пошли, а отправились проверять капканы. Нашли в них два зайца и пять кроликов(надо за кроликов сказать отдельное спасибо Фёдору, каждый год выпускающему в тайгу по четыре кроличьих пары. Благодаря его добрым поступкам, их расплодилось видимо-невидимо). Собрав добычу, понесли её покалеченному тигру. Подойдя к сопке, Родион попросил своих спутников временно остаться у её основания, чтобы не нервировать животное.
    Тигр, как будто ждал Звягина, приподнялся и повернул голову в его сторону. Охотник подошел к нему достаточно близко и заговорил тихим, участливым голосом:
    – Гром, прости меня, что так долго не кормил, ловил твоего врага. Можешь порадоваться, его всё-таки поймали. Этот изверг больше тебя не обидит. На-ка, поешь, эта добыча твоя.
    Целых полчаса изголодавшийся тигр насыщался свежим мясом. Когда наелся, наклонился к ручью и долго лакал живительную воду. Затем спокойно улегся на место. Родион, накормив Грома, вернулся к односельчанам:
    – Ну, братцы, и проголодался же он. Всё съел, а потом ключевой воды досыта напился, сейчас дремлет.
    - Аркадий, я думаю, чтобы лишний раз его тревожить, дай мне ружье со вставленным в него дротиком. Я снайпером в армии был, не хуже тебя стреляю. Ты только скажи, куда выстрелить нужно, чтобы быстрее заснул.
    – Знаешь, Родион Александрович, стреляй в шею, но так, чтобы он лапой не достал дротик и не вырвал его.
    Звягин взял ружье, повесил на плечо ближе к спине, чтобы Гром не заметил. Правда, зверь уже не раз видел своего кормильца с оружием и привык к нему. Родион  грустно подумал: « Вроде безобидный выстрел буду делать, а на душе так тревожно».
    – Надо хорошо прицелиться, чтобы попасть сразу, – приказал сам себе. – Жаль, но после выстрела, Гром, пожалуй, больше доверять мне не будет. Как не хочется терять с ним дружбу. Ничего не поделаешь, стрелять надо: во благо его здоровья...
    Мысленно подбодрил сам себя, снова пошел на плато. Шёл тихо, чтобы не разбудить тигра. Тот всё равно услышал шаги и обернулся. Посмотрел сонными глазами на своего кормильца и опустил голову на здоровые лапы. Стрелок отошёл в сторону, снял ружье, наметил цель и выстрелил. Гром вскочил на передние лапы, повернулся к стрелявшему и зарычал. Родион попытался его успокоить, ласково заговорил с животным:
    – Ничего, Громушка, ничего, выстрел не смертельный. Сейчас ты уснешь, и врач осмотрит твои больные лапы. Мы поможем тебе, увезем с гиблого  болотистого места в лечебницу. А потом, когда станешь на все четыре ноги, снова выпустим на волю.
    Гром слушал успокаивающий голос человека и засыпал. Ветеринар бесстрашно подошел к уснувшему животному и стал внимательно осматривать его задние лапы. После осмотра походил вокруг него и произнес диагноз:
    – Вылечить его можно, но лечить нужно в стационарной городской ветеринарской больнице. Там творят чудеса: больные лапы прооперируют, правильно сложат сломанные кости и подержат в гипсе до полного выздоровления.
    Значит так, около нашей больницы стоит свободная железная клетка, в которой жил когда-то старый медведь. Мишка от старости умер. Надо уже завтра позвонить в городскую больницу и договориться о приёме Грома. Машина бортовая у нас есть, помощников человек восемь найдётся, чтобы его после вторичного усыпления погрузить в клетку. Я думаю: со звонарёвской шайкой пока разберутся и без нас. А мы вплотную займёмся тигром. Уколов ввёл Грому лекарство, стимулирующее быстрое пробуждение. Все отошли к верхней скале, через несколько минут зверь проснулся. Он был спокоен, наклонился к ручью и напился.
    – Я вижу,- сказал Уколов,- с ним сейчас всё в порядке,- можно уезжать домой. Больной сыт, проспит спокойно ночь и день. А послезавтра увезём его в город.
    Услышав добрые вести от опытного специалиста, мужчины облегчённо вздохнули.
    – Спасибо тебе, Аркадий Кузьмич! – со слезами на глазах, произнёс Родион, – ты своим диагнозом пролил бальзам мне на душу.
    – Ну, что мужики,- проговорил Уколов, - пойдёмте к машине, не будем Грому мешать отдыхать. Я с ветерком вас домчу до посёлка.  Уже через час вы сообщите родным радостные вести.
    Уколов Аркадий Кузьмич сдержал слово: позвонил утром следующего дня в городскую ветеринарную больницу насчёт Грома. Врачи дали добро, и через день животное уже прооперировали. Тигр не ходил на задних лапах потому, что при падении они были сломаны на сгибах. Операция прошла удачно, и городской  врач сказал Уколову:
    – Аркадий Кузьмич, могу вас заверить в том, что через месяц Грома в клетке на вертолете доставят в заповедник, а там выпустят на волю. Хозяин тайги найдет себе подругу и продолжит тигриный род.
    Уколов сердечно поблагодарил коллегу, его ассистентов и, безмерно радуясь, поехал в посёлок. Ему не терпелось сообщить об удачной операции Родиону Звягину. Хотелось снять тяжесть вины с его души, за  вред, нечаянно причиненный тигру.  Было видно, что Звягин любит Грома всем сердцем. Также хотелось скорее поделиться  благой радостью с  Андреем и Николаем Ашпиными, с Фёдором и Сергеем Митрошиными, со всеми добрыми людьми, кто принимал участие в его спасении.
 
Продолжение следует...


Рецензии