Легенды дальних миров. Княгиня Руссш 4

В иные дни, после установления законной власти да свидетельства стихий, гуляния народные устраивали с ярмарками и представлениями цирковыми, - помнилось ещё детство раннее, не забылось.

А нынче все иначе.

Еле дышащего самозванца, с ожогом во всю грудь, что в князья метил, да его сподвижников, что последней “искры” дара лишились - Руссш велела выгнать из крепости. Не боялась, коли к Нуарешу подадутся. Один - и вовсе не жилец, остальные - обескуражены да с толку сбиты - потерять последнюю искру дара, никто, даже врагу не пожелает. Хоть и не знала молодая княгиня, какого оно, чувство это, но представить могла.

Далее же… потекли недели, сменялись дни и ночи. С границ южных вести приносили неутешительные - войне быть, близко она, за плечами. Собирает князь Нуареш войско. О нападении же, задолго до появления его самого сразу узнают. Как ночь длинная начнётся, нет, не вечная конечно, просто ночь - тогда, почитай, и начал наступление. Летние долгие ночи не так страшны, как зимние. Ежели зимняя ночь продлится долго, то и дров надо, для каминов множество, свечей да факелов - без счету. Ночи холоднее, поэтому и пищи добротной нужно, чтобы согреться да силы восстановить.

Вот и велела княгиня молодая заготовкой дров заняться, да факелов со свечами изготовить, запасти впрок.

К тому же, каждый день, в крепость-град прибывали обозы с жителями приграничья. А куда горемыкам деваться?  Крепостные стены - каменные, широкие, более надежны, чем плетень. Вот только кормить прибывших нечем, в продовольственном вопросе все та же дыра. Поселение, выстроенное в граде, для подобных случаев и предусмотрено, как впрочем и остальное, да только все навалилось скопом, враз, так, что не разгребешь.

- Эх, в другое время, в поле войну даже вести не стали бы. Схоронились бы в крепости - не один пёс не выкурит, - сокрушался воевода. - А там бы и весна пришла и силы вернулись.

Вздыхала княгиня, слыша подобные речи, да все больше молчала, думая, как же решить насущные вопросы: где взять еду и у кого просить помощи.

Крепость и правда надежна, на скале построена,  а где и сделана прямо из камня - вот только как защитой стать может, так и могилой общей, без еды-то долго не протянешь.

Впрочем, о помощи вопрос решился за один раз: отправить гонцов к старым побратимам. Раньше, стяги Рыжичей, Орлов да Барсов - рядом колыхались на ветру. Авось, помогут. Только не любила княгиня на “авось” полагаться. Да и кого послать, - надёжный гонец надобен на столь серьезное дело, - каждый воин на счету.

Хорошо, что часть казны вернули. Изменники не все растранжирили. К тому же, деньги, что на их подкуп пошли, князем южным выплаченные, отдали на нужное дело - закупку хлеба. Весь металл: золото, серебро да медь, - что у изгнанных обнаружили, кроме каменьев дорогих - молодая княгиня на монетный двор отдала, монеты, по весу, отчеканить. И деньги эти собиралась пустить на продовольствие. Хлеб, да еду всякую - у Орлов выкупить. К тому же, Орлы разведчики лучшие. А воинской подмогой - Барсы обеспечат - эти, прирожденные воины.

Оставалось решить только одно: кто пойдёт.

- А княгиня - в печали, - раздался за спиной негромкий голос.

Руссш же сидела около каминного пламени, спиной к входу, по привычке, протягивая к теплу озябшие пальцы.

- И, поди ж ты, небось, думы серьёзные думает, - слышалась улыбка в мужском баритоне.

Пард появился в крепости седмицу как. Эмоции молодой мужчина вызывал двоякие. Порой, расцеловать хотелось, в обе щеки, а иной раз - в глаз, с размаху, дать. Где мысли дельные выскажет, а где посмеется, аж становится обидно, до слез.

Урс-воевода, как оказалось, знал того с юности. Вместе князю предыдущему служили. Потом же, разошлись пути- дороги.

Пришел же Пард в крепость с тридцаткой воинов, над которыми главным был, да тремя, гружеными до верху, - так что лошади грузовые еле тащили, - телегами с продовольствием.

Одно лишь обстоятельство вызывало множество вопросов. Мужчина, которому едва ли исполнилось тридцать, ходил с посеребренными висками - будто имеем припорошенный. Главный признак того, что последняя искра дара в его крови погасла. Видела таких молодая княгиня, - да хоть тех же подкупленных взять, - только не выглядели люди столь браво. У этого же, остроты с языка сыпятся так, что рот не закрывается, да глаза серые смеются.

- Что за клятву взял с тебя князь-батюшка, что ты добровольно её нарушил, лишившись последней искры? - спросила Руссш, повернувшись к вошедшему и глянула прямо в глаза, чтобы правду увидеть. 
- А княгиня-матушка умеет вопросы правильные задавать, - тут же отозвался Пард, прищуриваясь и расплываясь в улыбке.

_____________________
Продолжение   
http://www.proza.ru/2019/01/01/649


Рецензии
Натали, с художественной точки зрения впечатления самые приятные. Но меня беспокоит военно-практическая сторона.

А жители пограничья куда свои собственные запасы подевали? Обычно их хранят в общественном амбаре в замке своего барона. В случае войны там и укрываются. Во время осады едят свой собственный хлеб. Поселяне, приписанные к городам, хранят свой хлеб в городских амбарах. Там и укрываются в случае нападения врага.

Наиболее опасно нападение в конце лета, когда новый урожай ещё не созрел, а старые запасы уже на исходе. Жители же соседних городов заняты на уборке урожая. Пока свой хлеб не уберут, помощи от них не жди.

Зимой же, когда хлеб собран высушен, обмолочен, засыпан в закрома, проблема питания не так актуальна. До следующей осени должно хватить.

Вражеская армия же находится в гораздо более сложном положении. Начнём с того, что одной лошади нужно 5 кг. овса на день. Везти же в повозке одна лошадь может не более 400 кг. 400:5=80. Даже если всё войско будет питаться святым духом. Провианта за 1 рейс в принципе невозможно привезти более, чем на 80 дней.

Если исходить из стандартной нормы - 1 обозная лошадь на 10 человек, тогда - втрое меньше - 80:3=26.(6) Округлим до 30.

Месяц без подвоза продовольствия. Больше осаждающим не продержаться. Что делать? подвозить продовольствие обозами?

Но какой-нибудь Денис Давыдов с летучим конным отрядом может сорвать эти поставки.

И что тогда? Тогда либо отступать, на обратном пути питаться кожей, содранной со своих щитов, как это делали воины Боголюбского при отступлении после неудачной осады Новгорода. Второй вариант - решительный штурм (либо пасть, либо дорваться до городских амбаров).

Может быть, казнокрады украли хлеб и продали в другие регионы? Или был неурожай? Или был пожар, и городские амбары сгорели? Или мыши съели? Или спорынья сделала хлеб ядовитым?

Словом, нехватку продовольствия в начале зимы надо как-то объяснить.

Михаил Сидорович   16.12.2018 19:30     Заявить о нарушении
Спасибо, Михаил.
Как всегда обстоятельно и по существу. Все приму к сведению. Я так поняла, что одного предложения о о двух годах отсутствия посева и жатвы - не хватает.
К тому же, поняла ещё одно упущение. Баронов тут нет. В общем, надо установленный строй тоже объяснить. Но это, скажем так, первоначальный вариант, который будет дополняется и правиться.
Просто у меня пошла сама история, и пока идёт, я решила этим пользоваться. Есть хоть немного времени - написать пришедшие мысли.

Натали Карэнт   17.12.2018 06:45   Заявить о нарушении
Видимо, я как-то упустил информацию о двух неурожайных годах. Так бывает, когда перечисляются несколько бед. Значит, нужно повторить при описании бедственного положения с продовольствием.
Удачи Вам. Жду продолжения.

Михаил Сидорович   17.12.2018 21:20   Заявить о нарушении